Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час



- В Омске к чеченской войне уже привыкли;
- Михаилу Козлову из города Лермонтова выжить после взрыва помогла музыка;
- Ростовская телекомпания "Пульс" к обороне готова;
- Бывшие чебоксарские станочники мечтают о заводе, но пока остаются за прилавком;
- Нанайский свадебный халат как образ мироздания;
- Нижний Новгород: сельский учитель Николай Крылов, чтобы помочь школе, подрабатывал на лесоповале;
- Иваново: страсти вокруг доходного санатория;
- Благовещенск: почему люди не хотят жить вблизи космодрома;
- Ульяновск: родина Ленина не продается;
- Саранск: мечта директора ночлежки;
- Сыктывкар: Ким Гриценко - человек, который всего добился сам.


В эфире Омск, Татьяна Кондратовская: Война в Чечне стала неизменной и незаметной частью жизни России - так считают многие жители Омска. Говоря об отношении к далекой от Сибири войне, они называют ее неотъемлемой частью повседневной жизни, к ней привыкли и перестали замечать. В местной прессе о ней вспоминают только в дни начала и окончания чеченских командировок омского ОМОНа. И в Чечне, и в Омске выросли дети, не знающие жизни без этой войны. Женщины боятся, но надеются, что их горе не заденет. Мужчины воспринимают новости из горячей точки как боевик или назойливый неприятный фон и выключают телевизор.

"Морально очень давит. Такое чувство, что это длится очень-очень долго, как само собой разумеющееся уже, как какая-то часть неотъемлемая нашей жизни".

"У меня самого - два мальчика, кроме войны, ни во что другое играть не умеют. Постоянно любые новости, где не включишь - Чечня, война, может быть, это тоже влияет. Я, наверное, уже, можно сказать, привык, на эти новости - либо отключаюсь, либо переключаюсь".

"Женщину пугает любая война, а, тем более, война в своем доме. Для меня, для жены военного, матери военного, которая знает, что такое эти тревоги, равнодушной тут быть невозможно. Привыкания к этому состоянию у меня лично нет".

Историк и политолог Михаил Мошкарин считает, что война в Чечне наносит России больший урон, чем когда-то Афганистан. Дело даже не в репутации страны, а в состоянии души народа. Равнодушие и безразличие к происходящему могут принести беду в любой дом, любому народу, и снова никто не обратит внимания на происходящее за стеной или за горами. Михаил Мошкарин говорит о необходимости гласного и публичного обсуждения самой острой проблемы России.

"Думаю, что большей части - идет война или нет - им "по барабану". Они даже забывают, что люди гибнут. Главное, особенно для парней, чтобы туда не попасть. Это очень страшно, что к такой трагедии привыкают люди. Это страшнее, чем Афганистан. У себя в стране, и люди не понимают, что чем дольше эта война будет идти, тем больше шансов у тех, кто сейчас об этом не думает, что это их обязательно коснется".

Рядовые и влиятельные омичи считают, что войну надо остановить, и способы выхода из нее они предлагают разные.

"Я категорически против переговоров с Масхадовым и со всей этой группой. Нужно дать возможность людям спокойно и свободно выразить свое мнение".

"Деньги, которые потрачены на войну, выдать тем русским, которым якобы там будет невозможно, на эти деньги два или три поколения безбедно жили бы, если бы их переселили сюда и деньги бы дали затраченные".

"Корни войны в экономике лежат, а не в политике. Если политики не могут победить бизнесменов, я не знаю, что нужно делать".

Война продолжается, растут дети, все новые солдаты едут в неотъемлемую часть России на ее неотъемлемую войну. Все тихо, спокойно и буднично.

В эфире Лермонтов, Лада Леденева: Веселые зажигательные песни в стиле рок-н-ролл помогли Михаилу Козлову выжить. Он не пел, он горланил их во всю мочь в минуты отчаяния и нестерпимой физической боли. Тяжелое ранение Михаил получил в январе 96-го, когда в составе батальона спецназа участвовал в бою за освобождение дагестанского селения Первомайское от группировки Салмана Радуева.

"Там был коровник, я пробегал рядом, и в этот момент со стороны радуевцев - выстрел из противотанковой гранаты. Взорвалось, стенка рухнула, дальше не знаю. Зато я помню, что было ласковое нежное тепло и прекрасно. Мысли были - все. Потом полежал, слышу - шум разошелся. Я встал, шаг один сделал, дальше не мог пойти, упал".

Армейская "вертушка" доставила Михаила во Владикавказ, оттуда - в военный госпиталь Ростова-на-Дону. Врачи были почти уверены: с такими ранениями солдат не выживет. Однако он выжил, а позднее даже встал с инвалидного кресла, к которому он был прикован после ранения.

"Я могу рассказать секрет, почему я не умер: потому что мне интересно, мне радостно, я вспоминаю хорошие, интересные моменты, мне здорово, я живу. У человека, который улыбается, который оптимист, у него всегда заживает быстрее раны. Я вообще - меломан. Бывает, утром проснешься: классика играет. И такой восторг - весна, капель, солнце светит, на душе тепло, светло. И вдруг тут играет вальс Штрауса, я вообще не люблю, а в этот момент мне понравилось. Здорово!"

Затянулись раны на теле, вот только полностью утраченное зрение восстановить не удалось. Но Михаил не сдавался и, главное, не унывал. По возвращении из госпиталя он продолжил учебу в музыкальной школе, начатую в раннем детстве, и окончил ее с отличием. Несмотря на раздробленные взрывом пястные кости, солдат виртуозно овладел игрой на гитаре, стал писать стихи и песни. Затем были многочисленные конкурсы, фестивали, концерты. Нужно было как-то помогать семье, маме, отцу (инвалиду второй группы) и бабушке (инвалиду первой группы), растить родившуюся уже после армии дочь. Лауреат сочинского конкурса бардовской песни "Паруса свободы", обладатель приза "Хрустальная гитара" краснодарского фестиваля памяти Высоцкого, недавно Михаил Козлов выпустил свой первый студийный альбом "Песни о войне". Самая заветная мечта солдата о той любимой и единственной, которая всегда будет рядом, в радости и в горе.

"У меня есть цель - определенная земная, даже мечта, у меня много мечтаний и стремлений, вообще я хотел бы создать себе семью, добрую, хорошую".

В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев: Около четырех лет длится конфликт вокруг телевизионной вышки, установленной в Ростове на крыше одного из высотных зданий. За это время истец - акционерное общество "Проект-4", и ответчик - общество с ограниченной ответственностью телерадиокомпания "Пульс", прошли более ста судебных заседаний. На днях арбитражный суд Ростовской области в очередной раз вынес решение: телевизионная вышка, принадлежащая "Пульсу", должна быть демонтирована. Можно сколько угодно долго дискутировать по поводу того, кто прав в этом споре хозяйствующих субъектов, но факт остается фактом. После демонтажа телевизионной антенны более миллиона телезрителей Ростовской области лишаться возможности смотреть как передачи канала СТС, которые ретранслирует "Пульс", старейшая на юге России частная телерадиокомпания, так и ее собственные программы. Вот что рассказывает об этой истории генеральный директор ТРК "Пульс" Алексей Cкляров:

"В 99-м году мы пришли в это здание. Мы заключили с учреждением корпуса управляющей организацией договор аренды части крыши, и этот договор был одобрен общим собранием сособственников этого здания. То есть все сособственники на общем собрании подтвердили свое согласие, у нас есть протокол".

Если ты занимаешься политикой, то и она, в конце концов, займется тобой - с этой аксиомой "Пульсу" пришлось столкнуться несколько лет назад. Частные беседы в местном Белом доме ни к чему не привели, не достигли своей цели и многочисленные проверки всевозможных контролирующих организаций, налоговой и пожарной инспекций, санэпидстанцией, управления связи и так далее. Независимая телерадиокомпания, находившаяся тогда на пике своей популярности, продолжала иметь и высказывать свое собственное мнение по поводу происходивших в стране и регионе событий. И тогда впервые о своих претензиях заявил "Проект-4". Как говорит директор акционерного общества Борис Брук, излучаемые электропередатчиком электромагнитное волны вредны для его сотрудников, а сама башня опасна для всего здания. Правда, даже официальные органы санэпидслужбы не подтверждают эту версию. Сегодня здание по адресу "проспект Буденовский, 80" представляет собой некий образец капиталистического общежития, помещения в котором занимают 58 собственников, юридические и физические лица. 57 из них - за передающую башню, и лишь один - против. И этот один, в конце концов, смог добиться того, что ТРК "Пульс" ушла из политики, перестала освещать эту сферу жизнедеятельности общества. Телекомпания заключила договор на ретрансляцию программ СТС, сама стала производить развлекательные и информационно-нейтральные передачи. Конфликт между "Пульсом" и акционерным обществом "Проект-4", казалось, сошел "на нет" и прекратился. Как вдруг оказалось, что если ты не занимаешься политикой, то "она займется тобой". Дело в том, что в марте будущего года состоятся выборы в законодательное собрание Ростовской области, а в декабре пройдут выборы депутатов Государственной Думы Федерального собрания, а там - не за горами и выборы президента страны. И такие средства массовой информации, как популярная телекомпания, имеющая огромную зрительскую аудиторию, у власти - на особом учете. Только этим обстоятельством Алексей Скляров склонен объяснять новое обострение угасшего было конфликта вокруг телебашни. Иначе невозможно понять, почему иск о сносе башни адресован ТРК "Пульс", а не к ее собственнику, также одному из совладельцев здания, с которым телерадиокомпания заключила в свое время договор аренды.

"Конечно, я поддерживаю телеканал СТС, мне очень нравится телеканал. Я думаю, что он очень многим нравится".

"Я думаю, что люди должны бороться за эту передачу. Депутаты же есть, наверное".

"Уважаемые наши депутаты, мы за вас голосовали. Пожалуйста, не закрывайте 49-й канал".

"Я думаю, что ростовские депутаты могут повилять на эту проблему, не сносить антенну и помочь".

Руководство телекомпании обратилось к губернатору и мэру города с просьбой помочь в разрешении этого конфликта. В ответ тишина. А пока:

"Мы выставили охрану, и люди готовы. Мы физически будем защищать".

По словам Алексея Склярова, ТРК "Пульс" уже готова на все, даже вернуться в политику накануне предстоящей череды выборов.

В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев: В Чувашии вот уже почти год с телевизионных экранов во время так называемых рекламных пауз не сходят объявления крупнейших чебоксарских предприятий о приеме на работу. И требуются, в большинстве случаев, вовсе не экономисты, юристы или даже инженеры, - на чебоксарских заводах не хватает рабочих рук. По данным департамента федеральной службы занятости населения по Чувашской республике, количество заявленных вакансий за прошедшие месяцы текущего года возросло по сравнению с аналогичным периодом прошлого на пять процентов. Рост спроса на рабочую силу наблюдается главным образом в городах, больше половины вакансий по рабочим профессиям. В службе занятости полагают, что это связано с развитием промышленного производства в Чувашии. Вот что говорит по этому поводу производственный директор чебоксарского завода "Чувашкабель" Вениамин Демидов:

"Идет некоторый рост объема производства, люди стареют, нашему заводу 41 год, нам нужна молодежь. Раньше такого дефицита не было. Еще сейчас мы обновляем оборудование. Все оборудование приходит к нам с компьютерами, и нам нужна квалифицированная молодежь, которая хоть немножко соображает в компьютерных делах".

Потребности акционерного общества "Промтрактор", крупнейшего завода тяжелых промышленных тракторов, во многом совпадают с изложенным руководителям "Чувашкабеля". Говорит начальник отдела кадров акционерного общества "Промтрактор" Елена Александрова:

"Сейчас не каждый хочет встать к станку. Сейчас есть проще способ - выйти с носками на рынок, прибыльнее. Тем более, у нас специфика предприятия такова, что требуется квалифицированные люди. Станки у нас очень сложные, детали сложные, поэтому просто так человек не может прийти в отдел кадров, пройти в цех, встать к станку, завтра заработал; его готовить надо".

Однако многие рабочие, потерявшие работу и ушедшие от станков во времена кризиса 90-х годов, вынуждены были приспосабливаться и искать иные источники средств к существованию. Многие подались в мелкий бизнес или устроились по сходным специальностям в торговые фирмы и малые предприятия. Ныне, сравнивая предлагаемые на заводах размеры оплаты труда со своими фактическими заработками, фрезеровщики и инструментальщики, сборщицы и шлифовщицы, в большинстве случаев, не видят для себя смысла в том, чтобы вернуться на ставшие когда-то родными заводы.

"После ПТУ я поступил на завод, работал электромонтером. В то время перестройка пошла, роль денег увеличилась. Исходя из того, что роль денег увеличилась, естественно, выбрали бизнес".

Рассказывает Игорь Бородавин, торговец обувью с чебоксарского вещевого рынка.

"Сознание меняется все равно, люди как-то начинают думать, что надо на завод пойти, сложно на рынке стало, продавать трудно. Но если будет достойная зарплата, почему человек не пойдет? В любом случае лучше два выходных иметь: рабочий день - и у тебя время свободное. А здесь летом, бывает, до шести работаешь. Так, по разговорам, мне кажется, люди с удовольствием бы ушли, при хорошей зарплате".

"На заводе работала - сократили, - говорит Елизавета Михайлова, торгующая на том же рынке автозапчастями, - а больше никуда, больше не хочу на завод. Здесь лучше, на себя работаю, свой киоск открыла, деньги заработаю, свои деньги, ни от кого не завишу".

В эфире Хабаровск, Марина Ильющенко: В былые времена считалось, что причудливые нанайские узоры на женской и мужской одежде охраняют своих хозяев от злых духов. На спинах женских и детских халатов всегда вышивалась чешуя дракона, сына Солнца, которое оберегает и приносит здоровье. Сегодня птицы-рыбы, золотые драконы и ленточные спирали стали предметом изучения и восхищения искусствоведов. Женские свадебные халаты-сике, некогда - предмет гордости невест, теперь являются достопримечательностями музеев, как в городах, так и в селах. В музее средней школы Сика-Чааляна есть халат, сшитый в позапрошлом столетии. Хранительница коллекции, жительница села Сика-Чааляна Жанна Октанка рассказала, что, прочитав узор на халате, можно сказать, кем была его хозяйка.

"Внизу на подоле изображено древо жизни. Птички - это души неродившихся детей, чем больше птичек вышила молодая девушка, она мечтает иметь много детей. Внизу, у ствола, тотемный знак рода, откуда происходит невеста. Хозяйка этого халата была из фамилии Самар, поэтому по изображению уже можно знать, откуда эта невеста. Самый низ, где черепаха нарисована, это уже подземный мир".

Экскурсовод краеведческого музея села Троицкое Татьяна Ходжер, любуясь искусно вышитым халатом-сике, которому так же, как и сика-чаалянскому, около ста лет, говорит, что древо жизни является основным мотивом нанайских узоров.

"Обязательно на свадебном халате - на спине, по подолу должно быть присутствие родового дерева, древа жизни, которое символизирует продолжение рода. Чем больше корней у этого дерева, тем устойчивей род. Стволы и ветки - это продолжение рода, а сидячие на ветках птички - это души будущих детей. И, конечно, свадебный халат он богато орнаментирован. Мы видим, что здесь полностью спинка халата покрыта орнаментом".

Сегодня те немногие мастерицы, которые остались, не могут рассказать, что означает тот или иной рисунок. 90-летняя Татьяна Ходжер или бабушка Таня, как ласково ее называют родные, всю жизнь прожила в селе Джари, ее халаты, ковры известны не только на Дальнем Востоке, но и в Японии, Китае. Свой первый халат бабушка Таня сшила еще в 30-х годах прошлого века.

"Сейчас я уже не шью, старая стала, глаза плохо видят, руки не слушаются. Но узоры, которые я вышивала, передались мне от моей матери. Я просто смотрела, как мама шила, узоры разные были, по ним можно было определить - эта женщина с верхнего Амура или она родилась и живет в низовьях Амура".

Художник Елена Киле, жительница села Джари, считает, что узоры на халатах есть древняя азбука нанайцев.

"Есть в книгах намеки на то, что орнамент являлся грамотой нанайской. Но эту грамоту сейчас уже никто не прочитает. Знаками охотники пользовались, вышивальщицы вносили в орнамент определенный язык, определенную мысль. Но это сейчас уже никто прочитать не может, все утеряно".

В Дальневосточном художественном музее есть большая коллекция богато орнаментированных женских халатов и ковров, из сатина, ситца, с помощью ниток-мулине воссозданы мифы, древние представления малочисленных народов о зарождении жизни на Земле. Говорит искусствовед Татьяна Лиментович.

"Плоскость прямоугольная ковра, опять разыгрывается миф, сюжет мифологический рождения жизни, вообще - рождение Земли даже. Четыре изображения птицы-рыбы. Птица-рыба, то есть туловище рыбы и птицы, синкретизм, двойное изображение - это идет с эпохи неолита, когда в одном изображении мужское и женское начало проявляются. И здесь то же самое - в одном изображении образ птицы и рыбы. И в клюве птицы, как мастера трактуют такую форму, форму зародыша, зародыша человека ли, животного, но форма зародыша".

Несмотря на то, что технология создания халатов и узоров осталась прежней, их сначала вырезают по трафарету, вышивают, кроят халат, а после пришивают к нему причудливые завитки, искусствовед Людмила Тарвит уверена, что сегодня древнее народное искусство становится шаблонным.

"Шаблонность - откуда она идет? Меняется духовность - или это живое творчество, которое управлялось ритуалом. Этот халат сначала участвовал в свадебном действии, это рассматривалось как нечто сакральное, священное, другими словами. То есть в нем выражалось очень многое, очень важная часть бытия. Либо выставки, мастерицы стремились себя показать, выразить. Либо теперь коммерческий дух восторжествовал. В принципе и в коммерции, возможно, какие-то шедевры продаются. Для этого нужно иметь окрепшую душу и пережить несколько стадий. Но в принципе его духовная ткань, мне кажется, очень пострадала. То есть шаблон, который усиливался местной промышленностью, в котором нанайского ничего не остается от этого подлинного, традиционного, очень сильно подвержено изменению на сегодняшний день".

Выходить замуж сейчас нанайские девушки предпочитают в белых платьях с фатой, бабушкины халаты-сике убраны в сундуки и не без гордости демонстрируются заезжим журналистам.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: В селе Хохломы - траур, это в том самом селении, откуда пошла на весь мир теперь известная "золотая Хохлома" - яркие расписные сувенирные изделия, от ложек и тарелок - до мебельных гарнитуров. В селе Хохломы недавно похоронили директора средней школы 49-летнего Николая Крылова, который нелепо погиб на лесозаготовках, пытаясь подзаработать хоть немного денег не только для поддержки своей семьи (зарплата у него была всего 1800 рублей), но и для школы, в которой работал долгие годы, стараясь обеспечить своим ученикам сносные условия для образовательного процесса. Денег из бюджетов всех уровней не хватает даже для городских школ, что уж говорить о сельских. Нет средств для методических пособий, для ремонта здания, в том числе и для приемлемой зарплаты учителям, из-за этого и учителей не хватает. Педагоги посылали жалобы и просьбы в разные инстанции вплоть до президента, пробовали бастовать - все бесполезно. А Николай Крылов постепенно вывел свою школу одну из самых лучших в области, в том числе и персональным физическим трудом на соседнем лесоповале. Теперь о нем вспоминают учителя хохломской средней школы.

"Нам для кабинета нужно было покупать магнитофон, вот он обещал, это было его последнее обещание, и он на днях собирался нам купить магнитофон".

"Он ставил цель, чтобы у нас в школе, во-первых, учебный процесс был на более высоком уровне. Он считал, что раз это дети - значит, в школе должно быть уютно и красиво".

"Только то, что не хватало средств. Очень трудно выживать в наше время сейчас".

Средств не хватает во многих школах. В Сокольском районе ждут, когда будет достроено новое здание средней школы, стройка начиналась еще в прошлом столетии. Пока же дети учатся в старом здании, которое невозможно протопить имеющимися печами, а температура в классах подчас опускается всего до двух градусах выше нуля. Естественно, дети болеют, о чем говорят их учителя.

"Легочные заболевания, заболевания дыхательных путей, простуда, девочки очень рано начинают болеть, поскольку сидят на холодных скамейках".

Еще одна проблема для сельской местности - транспорт. От дальних деревень до села, где находится школа, нужно подчас добираться несколько километров. Когда дороги проходимые, детей привозят на автобусах, иногда настолько обветшалых, что они могут развалиться прямо пути. И дети прекрасно понимают, с каким риском связаны поездки в школу.

"Автобус разваливается, и на нем невозможно ездить".

Ну, а на пеших путях, особенно в зимнее время, детей подстерегает тьма кромешная. Родители боятся отпускать детей на занятия, которые заканчиваются в темное время.

"Страшно идти - как яма, глухая яма".

"Если такое безобразие будет продолжаться, после Нового года мы детей своих во вторую смену и к первому уроку - пускать не будем".

У местной власти нет денег, а центральная власть - далеко. Родители говорят: жаловаться бесполезно.

"И Путину, президенту писали, только отписками занимаются - и все".

В сельских школах не хватает примерно трети учителей и дефицит кадров упорно растет.

В эфире Иваново, Елена Смагина: В конце августа этого года в ивановское областное общественное движение "Гражданский контроль" пришло письмо работников известного в Ивановской области и за ее пределами санатория "Оболсуново". После получения этого письма движение обратилось в судебные инстанции и правоохранительные органы. Озвучивает письмо председатель движения "Гражданский контроль" Юрий Лебедев.

"После незаконного увольнения Филина началась неприкрытая травля тех, кто поддерживал. Начались увольнения, гонения со стороны нового руководства санатория. Если сказать проще, пришла беда, санаторий потихоньку начали растаскивать. Зарабатываемые нами деньги сегодня идут на содержание профсоюзов, оплату пьянок близких к профсоюзной верхушке людей, редкий день обходится без них. Просим вас обратиться к законной власти и прекратить эту вакханалию, встать на нашу защиту, так как сами мы не способны этого сделать. Надеемся на вашу поддержку, так никому до нашего санатория дела нет. С уважением, члены трудового коллектива санатория". И - подписи. Вот на основании этого документа мы обратились".

Николай Филин, с чьего увольнения началась эта история, теперь уже бывший директор и бывший главный врач санатория "Оболсуново", был уволен 1 февраля 2002-го года. Рассказывает Николай Филин:

"Сам я считаю, что причины две: вопрос о собственности, то, что здравница профсоюзам не принадлежала и не принадлежит, и второе, не менее важное, то, что я в свое время отказался полностью удовлетворять финансовые потребности областной федерации профсоюзов. Я отказался перечислять деньги. Начинают приезжать проверки, начинают подключаться органы налоговой инспекции, налоговой полиции, естественно, находят где-то что-то, в одночасье меня увольняют".

После ухода Николая Филина в санатории начались массовые увольнения. Из 160-ти работников санаторий покинули 50, на их место тут же взяли людей из Иваново. Санаторий "Оболсуново" работает с 1923-го года, за все это время в близлежащих деревнях Терековского района сложились целые династии работников санатория. После увольнений у этих людей нет иного выхода, кроме переезда в другой населенный пункт, другой работы они в поселке не найдут. Но и переехать многие из них не могут, так как живут в ведомственном жилье, построенном на средства санатория. Приватизировать жилье и продать, чтобы переехать в другое место, им не разрешают, но и в "Оболсунове", бывшем работникам санатория оставаться больше нельзя, в любой момент их могут выселить из их домов. У Николая Филина в санатории работала вся семья - жена, два сына и сноха. Сейчас там работает только старший сын и его жена, оба они лишены премий и других выплат, и им обоим новое руководство санатория запретило под страхом увольнения общаться со своими родителями Галиной и Николаем Филиными. Говорит Галина Филина, бывший оператор ЭВМ, ныне безработная:

"Недели две назад было совещание у нового руководства. Получили они указание - если будут какие-то разговоры или пересуды в сторону нового руководства, говоривший будет уволен без суда и следствия. Люди боятся, потому что выговоры, лишение премиальных оплат, штрафы - это стало обыденной вещью".

Но не только строптивость бывшего директора стала причиной произошедших в санатории перемен. Рассказывает Николай Филин:

"Не последнее дело в моем смещении - те большие суммы, которые мы зарабатывали. Мы имели рентабельность порядка 27%, это - супер-рентабельность".

Говорит председатель совета движения "Гражданский контроль" Юрий Лебедев:

"Ни одна из заинтересованных структур - ни Госкомимущество, ни Министерство имущественных отношений, ни администрация области, ни прокуратура - не обратились в суд за восстановлением справедливости. Поэтому все это хозяйство так и валялось, начиная с 90-х годов и кончая тем временем, когда санатории начали приносить прибыль. Вот как только экономическая составляющая начала расти у всех санаториев, в это время как раз появились профсоюзы".

Вопрос о приватизации Николай Филин поднимал еще в 93-м году. Ему отказали, хотя уже тогда было известно, что санаторий находится в федеральной собственности, а не в собственности профсоюзов. 17-го декабря в Ивановском областном арбитражном суде, по иску общественного движения "Гражданский контроль", прошли предварительные слушания об отмене распоряжения главы Терековского района, который в 99-м году незаконно перевел федеральную собственность санаторий "Оболсуново" - в частную. По словам председателя совета движения Юрия Лебедева, в случае удовлетворения этого иска будет создан прецедент, который позволит вернуть в государственную собственность целый ряд незаконно приватизированных объектов.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин: "Амурчане не хотят жить на космической свалке. Не допустить развертывания ракетного комплекса "Стрела", где в качестве топлива используется сверхтоксичный гептил", под этим обращением к местным и федеральным властям поставили свои подписи более 20-ти тысяч человек. Акции по сбору подписей, митинги в Благовещенске и Свободном были организованы Амурским социально-экологическим союзом. О проблеме заговорили на всех уровнях. В декабре космодром стал темой номер один в амурской прессе. "Через 15 лет здесь не будет здорового населения", "Москву не интересуют проблемы Приамурья, там ракеты не падают" - вот некоторые выдержки из местных газет. Вал подобных публикаций, по мнению областных властей, перешел все разумные пределы. "Это экологический шантаж, страшилки для населения, нагнетание паники", - так прокомментировал ситуацию заместитель губернатора Виктор Марценко. В областной администрации собрали представителей средств массовой информации и посоветовали не подыгрывать тем, кто хочет на теме космодрома сделать себе рекламу. По мнению экологов, позиция областных властей просто не может быть иной. Говорит пресс-офицер амурского социально-экологического союза Юрий Гафаров:

"Наши власти никогда не выступят конкретно и решительно против позиций правительства, потому что в этом случае им просто-напросто перекроют финансирование по всем направлениям. Это - моя личная позиция. У нас есть информация, что космодром запуск ракет отрицательно действует на людей. Есть такая информация, мы ее доносим до населения. Военные до сих пор не предоставили конкретных доказательств безопасности своей деятельности, почему и мы и говорим. Этот тот самый принцип презумпции потенциальной экологической опасности. Мы считаем, что объект опасен, они нам должны доказать, что он безопасен. Пока они нам это не доказали, мы имеем право выступать против него; это изначально так".

Космодром "Свободный" был образован на месте бывшей военной дивизии. За 30 лет военные около 50-ти раз запускали ракеты, в качестве топлива был использован гептил. До сих пор никто не проводил исследования районов, над которыми проходило траектория полета и падали ступени ракет. За время существования космодрома на орбиту было выведено четыре спутника, упавшие ступени не утилизировались. Сегодня в тайге Зейского района можно ознакомиться с образцами космической техники. Рассказывает охотовед Зейского районного Общества охотников и рыболовов Александр Дорофеев:

"Пара ступеней лежит в районе стройки города, Слобода поселок есть, там около речки в метрах 50-ти бросили. Народ приехал, отрезает куски, делает на даче, под компостные кучи приспосабливает".

По словам Александра Дорофеева, жители Зейского района стремятся отправить своих детей на учебу в другие регионы, в надежде, что они в дальнейшем будут жить в более безопасном месте. Если есть возможность уехать, то не надо дожидаться, когда начнется полное развертывание космодрома, так здесь рассуждает большинство. По существу в заложниках космодрома оказались жители поселка Углегорск, где расположен этот объект. Там гражданское население не протестует против планируемых запусков на гептиле. О ситуации у Углегорске рассказывает журналист районной газеты Светлана Куликова:

"Гражданское население, которое там есть, находится в такой ситуации, что оно вообще не имеет права даже что-то говорить против. Потому что квартиры, в которых они живут, работа, которая им принадлежит, - все это не их. Квартиры - ведомственные, которые принадлежат войсковой части. Если они будут слишком много выступать, говорить что-то против, делать какие-то высказывания, проводить митинги, их просто-напросто поувольняют со всех предприятий и выгонят из городка. Квартиру купить в другом месте они не смогут, потому что нужны большие деньги. Вот и все".

На прошлой неделе в Благовещенске прошли общественные слушания по теме "Оценка воздействия комплекса "Стрела" на окружающую среду". На слушаниях помимо экологов и общественных организаций присутствовали представители Министерства обороны и научно-производственного объединения "Машиностроение". Военные убеждали, что развитие космодрома необходимо, рвется в космос Китай, НАТО стоит у границ России, поэтому надо заботиться о национальной безопасности. Экологи на это возразили, что через 10-15 лет защищать в Приамурье будет некого. К компромиссному варианту так и не пришли. Противники космодрома убеждены, что военные захотели сэкономить. Нет денег на новые экологически более чистые ракеты, поэтому вытаскивают старые запасы бывшей ракетной дивизии, топливо и технологии позавчерашнего дня.

В эфире Ульяновск, Марина Ильясова: Владимир Ленин в очередной раз отменил частную собственность на землю в Ульяновске. Пенсионеру Ивану Мидубаеву срочно понадобились деньги на лечение. Ничего кроме полуразрушенного гаража на черный день у старика не было, сам гараж цены не имел, но земля под ним была золотая, так как находилась в центральной части города. Осенью прошлого года вступил в силу новый Земельный кодекс, прочитав который Мидубаев, понял, что получил право бесплатно приобрести в собственность земельный участок под гаражом и распоряжаться им по собственному разумению. Однако в городском земельном комитете в приватизации земли пенсионеру отказали. Земля оказалась в зоне заповедника имени Ленина. Елена Сайганова, юрист городского земельного комитета, комментирует отказ так: "Заповедник "Родина Ленина" - государственный заповедник и, по закону, земельные участки в его границах предоставлены в собственность быть не могут". По словам главного архитектора заповедника Светланы Касаткиной:

"Заповедник "Родина Ленина" был создан еще в советские времена, дабы сохранить облик города тех времен, когда в нем жил Ленин. Для этого было отведено 170 гектаров городской земли".

На карте города, которая висит в Земельном комитете, видно, что почти вся земельная часть города попала под территорию "Родины Ленина". С коммунистических времен границы заповедника никто не пересматривал, но город за это время рос и перестраивался. На месте сгнивших деревянных домов давно стоят современные здания, фабрики и заводы. Однако по новому Земельному кодексу и по вине заповедника собственниками земли теперь не могут стать многие - и фирмы, и граждане. Жители города считают себя заложниками "Родины Ленина".

"Центр города давно не является заповедным, снесены храмы, сгнили здания. Пусть заповедуют точечно теми объектами, которые действительно имеют историческую ценность. Таких на весь Ульяновск наберется не больше несколько десятков, а то они "наложили лапу" на всю землю в центре. Без согласования с дирекцией заповедника никто не может и шагу сделать".

Считает Алексей Калашников. Страдают все - и владельцы частных домов, и мэрия, и фирма, которая вложила по неведению большие деньги в этой зоне. Ведь эту землю теперь нельзя ни продать, ни взять под нее банковский кредит, ни завещать, ни сделать товаром. А землеустроители города и вовсе хватаются за голову: это советское наследство - как бомба под тысячами земельных дел собственников, которые только начали оформлять, считают они.

В эфире Саранск, Игорь Телин: Столица Мордовии готовится к встрече Нового года. На рынках продают елочные игрушки, детские маски, в магазинах на все товары предпраздничные скидки. В детских садах и школах проходят новогодние утренники для детей, в вузах - вечера и дискотеки для студентов. Горожане уже начали закупать продукты к праздничному столу. На днях в Саранске откроются елочные ярмарки. По уверению местных властей, цена новогоднего дерева не превысит двести рублей. Новогодние праздники не обойдут стороной и людей без определенного места жительства. В единственном в городе Доме ночного пребывания идут приготовления к встрече нового года. В помещениях заканчивается ремонт, а директор этого социального учреждения Алексей Самаркин ищет спонсоров, кто бы мог помочь с организацией подарков для городских бездомных.

"В магазинах конфеты нам давали, как-то старались показать свое тепло к людям, чтобы они тоже встретили Новый год".

Дом ночного пребывания справил в этом году новоселье. Ранее он был расположен в самом центре Саранска, однако летом переехал на новое место в северо-западный район города. Находится сейчас он вдалеке от традиционного места дневного обитания бездомных - церквей и рынков. Возможно, именно поэтому в морозные ночи принимают здесь около 20-ти человек - в два раза меньше, чем это возможно. Люди предпочитают ночевать в сырых подвалах, на участках теплотрасс, но в центре, хотя в ночлежке их ждут кровати с чистым бельем и возможность принять душ. Тем не менее, Алексей Самаркин надеется, что в новогоднюю ночь здесь будет многолюдно: праздник есть праздник.

"Нет у них семьи, нет очага, где бы они совместно встречали. А вы знаете, человек без определенного места жительства и рода занятий, где они могут встретить? Где-то в подъездах - выпивка, драки, оргии и так далее. А здесь порядок всегда, поэтому им всегда нравилось, и они шли".

Новогодний ужин в этом году будет явно небогатым - чай, конфеты и сухой паек в виде лапши быстрого приготовления и - никакого алкоголя, он здесь запрещен в любом случае. Не будет у посетителей ночлежки и возможности посмотреть "Новогодний огонек", два телевизора, которые имеются здесь, вышли из строя, а денег, чтобы их починить или купить новые, попросту нет. Но будет Дед Мороз, в этой роли в девятый раз выступит бессменный директор Дома ночного пребывания Алексей Самаркин.

"Продумаем сценарий небольшой, но у меня женщин нет, Снегурочку негде взять".

Впрочем, на роль Снегурочки могут претендовать постоянные посетительницы этого заведения. Одна из них, Валентина, считает себя очень красивой и готова стать в новогоднюю ночь внучкой Деда Мороза.

"Я лучше всех, красивая, это я говорю от души. Я и сейчас неплохая баба".

Накануне Нового года принято загадывать желания. Вот что хочет загадать директор саранского Дома ночного пребывания:

"Это - мечта, чтобы сделать какие-то рабочие места, какой-то цех, может предприятие, что-то выпускать. Людей задействовать, чтобы они трудились, чтобы они знали, что и на сегодня, и на завтра - есть кусок хлеба, что он не будет бегать по улицам, не будет искать по базарам, где украсть ".

Появятся рабочие места, считает Алексей Самаркин, будут и деньги. Ну, а если будут деньги, то и новогодние праздники можно будет организовывать достойно, не выпрашивая по предприятиям города кулечки конфет и пакеты вьетнамской лапши для праздничного стола.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев: Предприниматель из Сыктывкара Ким Гриценко в свободное от дел время играет на саксофоне. Еще он любит философскую литературу; порой и сам берется за перо. На первой своей книге он сделал стартовый капитал, он занимался карате и написал учебник об этом виде единоборств, дал рекламу в прессе, его засыпали заказами.

"Сначала я делал просто фотографии; залезу в ванную, нашлепаю, соберу и отсылаю. А потом, поскольку заказы все время идут, мы думаем - надо "Ротапринт" купить. Все, это уже закон рынка".

Шел 90-й год, Ким уже собирался "разменять полста", пора было подумать о тихой жизни, о пенсии, но друзья давно советовали попробовать себя в бизнесе. У Кима с детства была эта жилка - изобретать, выдумывать авантюрные проекты, а затем их реализовывать. Родился он в республике Коми, учился в Прибалтике, в Калининграде, приобрел там специальность экономиста в университете и окончил музыкальную школу по классу кларнета. Затем были скитания по стране - Мурманск, Петрозаводск - там он, кстати, получил второе высшее образование, филолога. В конце концов, вернулся на родину, в Сыктывкар, но никак не мог усидеть на одной работе.

"У меня пять трудовых книжек, потому что я всегда на двух местах работал. Советский инженер днем сидит в конторе, а ночью он или дежурит где-нибудь или утром двор убирает. 50 лет стажа".

На одном месте сидеть мешала обычная бедность среднего советского гражданина, поэтому летом Ким увольнялся с работы и ехал с друзьями на шабашку зарабатывать. Когда же в 90-м прошел тот проект с первой книгой, он решил попробовать себя в полиграфии. Вошел со своей долей в одно из московских предприятий. Фирма с прибылью реализовала идею по созданию сети филиалов в регионах. Стал вопрос - как делить деньги?

"Тебе сколько? Ты внес 15%, значит тебе еще 15%, ты внес 18%, получай долю - 18%. Я говорю: "Слушайте, ребята, а как быть с идеей? Я ведь внес идею, с которой мы в три раза больше стали получать, идея моя". Ну как делить? Не знаем как".

Тогда Ким Гриценко понял, что у предприятия должен быть только один владелец. Он считает, что вся приватизация в России пошла по порочному принципу - акционированию. Акции делились между разными владельцами, и в итоге никто из них не почувствовал затем собственной ответственности, интереса в деле и не вел себя по-хозяйски.

"Все равно движет собственник, везде движет собственник. Пример: хотят сделать туризм, все там есть, можно раскрутить, но ничего не получается уже третий раз. Потому что берется - АО. Если возьмется Петров, то он знает, что все денежки сюда пойдут, а когда АО берется, то опять собственность размыта, опять никто не получит".

Ким Греценко уверен, что наша экономика, в том числе и в республике Коми, все еще страдает из-за старых советских стереотипов. Например, он давно говорит, что пора отменить северные коэффициенты. Местный производитель вынужден эти 20, 30, 50% вбивать в стоимость товара, конечно, этот товар никто не купит, купят дешевый привозной. Поэтому здесь никто и не производит, все торгуют. Сам Ким уже давно (и, естественно, в одиночку) владеет небольшим полиграфическим предприятием, через него он прошел все стадии собственного экономического образования. Итогом стала его вторая книга "Как делать деньги". Он писал ее для души и был вознагражден вдвойне: кроме морального удовлетворения еще и получил прибыль от 150-тысячного тиража. Только что Ким выпустил третью свою книгу, это - музыковедческое издание, называется "Блюз в джазе". Она уже окупила издательские расходы и сейчас приносит чистый доход. Но писал он ее тоже для души. У него - проверенное жизнью понимание джаза:

"Свобода творчества, свобода выражения. Для меня кусочек мелодии - просто как оттолкнуться, но самый смак и сущность джаза именно в этом. Музыка свободной импровизации - это основное, чтобы достичь свободы, для этого надо экономически себя развить, духовно развить, тогда ты в полете".

В этом году Ким закончил строительство загородного дома под Сыктывкаром. Дом сторожат две лайки, Ким приезжает их покормить.

"Пока мне готовить некогда, я просто им - мясокостную смесь".

"Главным над собаками" является сторож, который живет здесь же, в отдельном домике. Сторожа Киму пришлось искать долго.

"Кого можно? Только взять "бича", у которого нет ни жилья, ни работы. Только он деньги получит - раз, напился и убежал. И вот так у меня сменилось 8 человек, вот это и есть менталитет".

Ким Гриценко - один из тех немногих пока представителей среднего класса в республике Коми, которым деньги нужны, чтобы приезжать сюда, топить баньку, а после, напарившись, в одиночестве на краю леса в темном безмолвии играть импровизации на темы Чарльза Паркера или Дейзи Гелсби.

XS
SM
MD
LG