Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Башкирские мытарства беженцев из Чечни;
- В Приамурье за дрова и уголь могут убить;
- Отключение газа в Саранске решили испытать на пенсионерах;
- Хочешь попасть в рязанскую реанимацию - плати;
- Кто остановит барнаульских грабителей;
- Дыры в коммунальном хозяйстве Читы затыкают "чепиками";
- Нижегородская опера - пение с риском для жизни;
- Великие Луки: тюрьма в доме престарелых;
- Чебоксары: жизнь на отшибе;
- Архангельск: полутора тысячам детей грозит голод;
- Омск: маленький человек против всесильной "Сибнефти";
- Псков: налог на автотранспорт увеличен в девять раз;
- Сыктывкар: страсти вокруг аптек;
- Владимир: история человека, победившего бюрократию.


В эфире Уфа, Артур Асафьев:

К началу нынешнего года беженцы из Чечни, приехавшие в Башкирию, оказались в тяжелом положении. Местные органы бывшей миграционной службы никак не могут наладить свою работу из-за постоянных реорганизаций в этой федеральной структуре, которая теперь называется "Министерством по делам федераций, национальностей и миграции". Финансирование федеральных программ на этот год до сих пор не начато и, по словам местных чиновников, неизвестно, когда начнется.

Трудности сейчас испытывают многие беженцы и вынужденные переселенцы, но людям, выехавшим из разрушенной войной Чечни, приходится тяжелее всего. Даже законы - в частности, федеральный закон - не на их стороне. Из-за неопределенности их правового статуса люди, бежавшие из Чечни, не подпадают ни под закон о беженцах, ни под закон о вынужденных переселенцах. На лукавом языке бывшей миграционной службы люди, бежавшие из Чечни, называются сейчас "временно перемещенными". Нередко в Башкирии они терпят нужду, испытывают постоянные трудности с регистрацией в органах внутренних дел, не могут получить жилье и устроиться на работу. Вот, например, история семьи Ибрагимовых; она характерна для многих беженцев из Чечни. Первую войну Ибрагимовы пережили в подвалах Грозного, испытали голод, холод и чудом остались живы. Во время второй войны глава семьи Адельхан Ибрагимов получил тяжелое ранение и был прикован к постели на несколько месяцев. Как рассказывают Ибрагимовы, солдаты федеральных войск стреляли в Адельхана в упор в его собственном дворе, а потом извинялись, что, мол, "спутали его с боевиком". После этого семья была вынуждена покинуть Чечню - и оказалась в Башкирии. Уже целый год они скитаются по разным квартирам в Уфе, не имея собственного пристанища. Их дом в Грозном разрушен. Глава семьи нуждается в нейрохирургическом лечении. Старший сын, бывший студент факультета иностранных языков Грозненского университета, нуждается в продолжении обучения, но башкирский педагогический университет не принимает его на свой факультет иностранных языков, мотивируя отказ нехваткой мест. Ибрагимовы обращались уже в десятки инстанций с просьбой предоставить им статус беженцев или вынужденных переселенцев, помочь хотя бы с временным жильем, трудоустройством и пособием на детей. Последнее письмо было отправлено на имя председателя российского правительства Михаила Касьянова. Судьба всех обращений была одинаковой - все они вернулись обратно в Башкирию, в территориальные органы Министерства по делам национальностей и миграции, откуда Ибрагимовы начинали свои мытарства. Оттуда они получили очередную отписку, мол, статус предоставить вам не можем, а за гуманитарной помощью обращайтесь в "Красный Крест".

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:

Всю прошедшую неделю благовещенская ТЭЦ работала на угле городских котельных; своего топлива у станции нет. Разрешение на разбронирование государственного резерва пока не получено. Тем не менее, ТЭЦ работает на заимствованном топливе, не снижая тепловых параметров. В домах, которые к ней подключены, температура в пределах нормы и есть горячая вода. Гораздо хуже - положение на муниципальных котельных. Запаса топлива хватает как раз на то, чтобы не разморозить теплосистемы половины жилого сектора Благовещенска. Температура в квартирах не превышает одиннадцать градусов.

"Потихонечку мы мерзнем, так сказать, замерзаем. Стали бомжами в собственной квартире. Видите, в какой одежде, как мы ходим и спим - в теплой одежде. Постирать невозможно, потому что досушивать надо в квартире, совсем будет холодно и не высохнет, закисает".

В Благовещенске - более одной трети домов с печным отоплением, все они относятся к частному сектору. Казалось бы, по сравнению с замерзающими многоэтажками, комфортная зимовка в них обеспечена, ведь тепло в этих домах не зависит от работы ТЭЦ и котельных. Однако цены на уголь и дрова осенью стали непомерно высокими. Так, один кубометр дров стоит 800 рублей, тонна угля с доставкой - около 500. При таких расценках не все смогли подготовиться к зиме, а в январе достать топливо оказалось сложно даже по завышенным ценам.

"Старые запасы, как можем, используем до последнего. Все идет в ход, и доска, и обрезки, и все, что можно, даже пыль идет. Нечем топить сейчас, что тут говорить".

Акционерное общество "Гортопсбыт", которое обеспечивает топливом население, сегодня предоставляет уголь только в экстренных случаях, поскольку запасы его минимальны. В ночное время на территории предприятия нет отбоя от непрошенных посетителей. Говорит заместитель начальника по производству "Гортопсбыта" Вадим Литовский:

"Ежедневно мы устраиваем рейды по охране угля, дровяного своего склада. Люди готовы уже на все - до воровства даже, я не побоюсь этого слова, могут убить человека. Наших сторожей страшно подпускать не вооруженными, к этим людям. Люди озлоблены до предела".

Часть угля не доезжает до складов предприятия. Еще на подходах состава к Благовещенску предприимчивые горожане договариваются с машинистом сделать 20-минутную остановку, а после сгружают уголь. Здесь работают люди далеко не бедные, приезжают они за углем на собственных грузовиках, а потом продают топливо населению. Совместные рейды "Гортопсбыта" и милиции, конечно, небезрезультатны. Но пока ситуация с топливом в Благовещенске не улучшится, нелегальная добыча угля и дров будет процветать.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Хронические проблемы задолженности мордовской столицы за энергоносители, помноженные на повышение с января месяца цен за коммунальные услуги и квартирную плату, начинают напрямую отражаться на горожанах. По Саранску уже прокатилась волна веерных отключений электроэнергии, а в последнее время участились и случаи отключения от газа целых домов, жители которых вынуждены перейти на сухой паек и питаться консервами. Так, без газа остались жильцы одного из домов на улице Большевистской в центре Саранска. Это жилое здание, как и пять других, расположенных неподалеку, находится на балансе саранского тепловозоремонтного завода, который задолжал предприятию "Горгаз" около 60-ти тысяч рублей. В результате - отключения обитатели дома лишились возможности не только нормально готовить пищу, но и пользоваться горячей водой, так как дом оборудован газовыми водонагревательными колонками. Жильцы фактически оказались "крайними" в данной ситуации, потому что большинство из них вносят в кассу завода квартирную плату регулярно - жилье-то ведомственное. Однако завод, в свою очередь, не торопится перечислять полученные деньги газовым службам. В итоге "Горгаз" перекрыл, что называется, вентиль. Характерно, что жильцы соседних домов, принадлежащих тому же предприятию, не пострадали. Газовые службы ограничились пока лишь расклейкой объявлений с предупреждением о возможном отключении газа. Отключенные же от газа жильцы считают, что их дом выбрали в качестве жертвы, потому что населен он исключительно беззащитными пенсионерами, в то время как в других домах проживают руководители тепловозоремонтного завода. Возмущенные пенсионеры намереваются "живой цепью" перекрыть проезжую часть одной из центральных улиц города - улицу Полежаева. Газовая же служба города тоже настроена непримиримо. По заявлению главного инженера "Горгаза" Николая Горяева, времена, когда за газ можно было не платить, безвозвратно ушли. Сегодня саранский "Горгаз" сам находится под жестким прессом своего поставщика - предприятия "Межрегионгаз", который требует своевременных и ежемесячных выплат. В случае просрочки, он может сократить лимиты, понизить давление газа, и тогда в критическом положении окажется не один дом, а уже весь Саранск. Всего по мордовской столице не желают или не могут платить за газ 373 предприятия и частных дома. Поэтому пример с домом от тепловозоремонтного завода в Саранске уже не единственный. Почти одновременно с ним за долги были отключены от газа жилые здания, принадлежащие республиканской клинической больнице и саранскому инструментальному заводу. Некоторых своих должников, как в этом случае, "Горгаз" просто отрезает от топлива, на других, совсем безнадежных, подает в арбитражный суд. В результате чего - на сегодняшний день уже у нескольких предприятий мордовской столицы по решению суда описано имущество за газовые долги.

В эфире Рязань, Татьяна Борискина:

Бывший заведующий отделением реанимации Рязанской областной клинической больницы Александр Папин был признан виновным и получил три с половиной года лишения свободы за незаконный сбыт сильнодействующих лекарственных препаратов и получение взяток. Александр Папин был задержан сотрудниками рязанского управления по борьбе с организованной преступностью еще год назад, 18-го января при получении взятки в размере одной тысячи рублей. Однако снять Александра Папина с должности заведующего отделением реанимации и начало уголовного процесса не прибавило порядка в рязанской областной клинической больнице. Родственники пациентов заявляют о том, что за одно посещение отделения реанимации нужно заплатить от 200 до 500 рублей, в зависимости от размера семейного бюджета. Дополнительно надо платить за квалифицированный уход и лечение, иначе к пациенту просто никто не подойдет. Кроме того, по мнению родственников, больные не получают и продукты питания, которые передают им семьи. Пакеты еды со специальными пометками, сделанными друзьями и родственниками, неоднократно были замечены на столах у медсестер и врачей во время обеденных перерывов. 30-го декабря в канун Нового года в отделение реанимации Рязанской областной клинической больницы попала 37-летняя Валентина Горячева. После пятидневного пребывания в этом отделении ей стало гораздо хуже. И если бы ее не перевели в обычную палату, то она могла бы просто умереть от голода. Правая сторона тела пациентки полностью парализована, и самостоятельно передвигаться она не может. Валентина Горячева ни разу не теряла сознания и прекрасно помнит, как с ней обращались в реанимации. Она знает всех врачей и медсестер, помнит больных, которые лежали рядом с ней. По словам ее сестер Надежды и Галины, медики не поставили точный диагноз, сказав, что пациентке нужно как можно больше пить. Родственники не скупились на соки, кефиры и бульоны, но пить Валентине Горячевой врачи не давали. Она рассказала, как однажды попросила у медсестры воды, но та лишь рассмеялась и брызнула соком ей в лицо, сказав, что воды нет. Тогда левой здоровой рукой, собрав последние силы, пациентка выхватила у медсестры пакет. С этим смятым, уже пустым пакетом сока, она не расставалась вплоть до перевода в обычную палату, когда вновь стала нормально питаться. На жалобу родственников руководство больницы не отреагировало, посоветовав поменьше слушать бредни пациентки. По словам заместителя главного врача Рязанской областной клинической больницы Олега Карпова, дело обстоит совсем не так. В том состоянии Валентина Горячева не могла принимать обычную пищу, необходимые для жизни организма вещества она получала искусственно. Но если предположить, что дело обстоит именно так, то становится непонятно, зачем врачи брали продукты у родственников и заставляли их носить еще. После неоднократных скандалов с медицинским персоналом сестры забрали Валентину Горячеву из рязанской областной больницы домой.

В эфире Барнаул, Олег Купчинский:

В этот вечер в небольшом барнаульском супермаркете покупателей почти не было. Жена инвалида-колясочника Сергея Ремизова пошла за продуктами, Сергей ждал ее у входа. Внезапно в магазин вбежали двое молодых людей. Они стали угрожать предметом, похожим на пистолет, и потребовали от продавца дневную выручку. Потом один из налетчиков сам запустил руку в кассу и выгреб все деньги. Парни кинулись из магазина. И тут Сергей железной хваткой вцепился в одного из бандитов и стал звать прохожих на помощь. Подоспевшие мужики скрутили одного и сдали в милицию, а другого милиция задержала на следующее утро. "Этот ворюга на меня смотрел ошалело, не мог поверить, что его сгреб какой-то инвалид, - смеется Сергей. - Но у меня только ноги не ходят, а руки работают как надо".

Ремезов, которого автокатастрофа посадила в коляску, делает все, чтобы не "закиснуть": занимается на тренажерах в атлетическом клубе, участвует в гонках на колясках, даже моржевание пробует, так что грабителям явно не повезло. Но вмешался бы на его месте кто-нибудь вполне здоровый - еще вопрос. Недавно барнаульские грабители в подъезде дома у женщины снимали шубу, шапку и отбирали золотые украшения. Она звала на помощь, просила позвонить в милицию, на лестницу выглядывали любопытные и тут же захлопывали двери, не позвонил никто.

Председатель садоводческого товарищества "Рассвет" Юрий Хомутов который год обивает пороги милицейского начальства с одной единственной просьбой - не отпускать подобру-поздорову садовых воришек. На дачный домик железную дверь понятное дело не поставишь, вот и тащат одни и те же ворюги из года в год небогатое имущество садоводов. Те сами наладили охрану и ловят воров, а милиция их отпускает - мол, ущерб не велик. "Ну и что, что у вас велосипед украли? - спрашивают милиционеры. - Не мешайте, граждане, у нас полно работы". А главное, что тревожит жителей Алтая - все еще на свободе серийный убийца-маньяк, на совести которого только в этом году пять похищенных девушек-абитуриенток. Милиция призналась, что проворонила его еще несколько лет назад, хотя он давно орудовал в Барнауле, на его совести около десятка убитых. Пока, к счастью, похищения этой зимой прекратились. Неужели только до следующего лета?

В эфире Чита, Сергей Гелашвили:

Небольшое понижение температуры до минус 42-45-ти градусов для забайкальцев дело привычное. Однако этой зимой не выдержали тепловые и водопроводные коммуникации. Частые аварии теплосетей стали, видимо, привычным делом, и местная пресса теперь лишь информирует телеграфным стилем о случаях замораживания подъездов, домов, жилых районов. Ледяной минус в помещениях Черновской городской больницы, а замер температуры в палатах производится в телогрейке. Из больных остались только самые стойкие, и врачи по-прежнему верны клятве Гиппократа. В валенках ходят по своим благоустроенным квартирам жители восьми домов микрорайона Сосновый Бор, а в пятиэтажке в пригороде Атамановка детишек порадовали новогодние сосульки, выросшие прямо в квартире. Впрочем, забайкальцы всегда отличались не только чувством юмора, но и терпеливостью и нежеланием обременять своими просьбами. Например, о том, что в нескольких сотнях километрах от Читы всерьез замерзают райцентры Борзино, Сретенск и Кокуй, старейшая областная газета "Забайкальский рабочий" узнала только после репортажа на первом телеканале. Осенью прошлого века в разгар предвыборной кампании бывший мэр города Седин, раздавший приближенным коммерсантам миллионные кредиты, уверял: за исключением небольших недочетов, мы готовы встретить зиму. Возможно, что он имел в виду запас спиртного на оптовых базах, аспирина - в аптеке своей супруги. За прошедшие десять лет не было предложено ни одной обеспеченной ресурсами программы восстановления прогнившего коммунального хозяйства города. Вместо этого читинские депутаты прежнего созыва активно разрабатывали законы о различных дополнительных сборах с предпринимателей и повышении своих зарплат. Зато сегодня выходят из строя старые котлы, иногда вместо угля привозят мерзлую угольную пыль с песком. А местное население ободрало и сдало в пункт приема цветных металлов обмотку утеплителя теплотрасс, по недоразумению сделанную из алюминия. Ситуация осложнена серьезнейшими задолженностями бюджетных потребителей. Только по Чите долг городского бюджета тепловикам составляет 1400 тысяч долларов. В подвалах пятиэтажек 70-го года постройки хлещет из ржавых труб вода, трубы не меняют, их затыкают сосновыми палочками, в просторечье - "чепиками". В роли "чепиков" оказались и ответственные лица власти и коммунального хозяйства. Теперь им остается либо ждать министра по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу, либо посменно просидеть с шапкой на вокзале 280 тысяч дней, выпрашивая в день по пять долларов милостыни, - больше забайкальцы вряд ли дадут.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

Забастовки артистов Нижегородского оперного театра приостановлены, зарплату стали выплачивать регулярнее. Но вот новая беда - нынешней зимой в театре так холодно, что на некоторых спектаклях зрителям пришлось щеголять не в вечерних нарядах, а в зимних пальто и шубах. Вот что журналисты услышали от Натальи Столяровой, замдиректора Нижегородского Театра оперы и балета имени Пушкина:

"Ставим обогреватели, как можем, ставим калориферы вниз, но это, конечно, невозможно - обогреть такую огромную площадь. Зрители люди весьма терпеливые. Не далее как 17-го числа мы в своем театре принимали их на спектакле "Чародейка", и вынуждены признать, что безумно было холодно в зале".

При температуре не выше десяти градусов зрители в зале могли надеть шубы и шапки, но оркестранты по форме должны быть во фраках, а на сцене - хорошо, если опера идет из русской истории, где бояре тоже в шубах, а под кафтан можно и шерстяное белье одеть. Но вот как быть артистам балета, ведь они танцуют в самых легких одеяниях? Выход найден - балетная труппа Нижегородского театра отправилась на гастроли в Италию, там - куда теплее. А ей на смену прибыл впервые посетивший Россию балет из тропической страны - Филиппин.

"Все филиппинцы живут на сцене, когда они танцуют, как будто это - последний спектакль".

Рассказала Лиза Элизальде, руководитель гастрольной труппы "Балет Манилы". Но при низкой температуре любой спектакль для артистов может стать последним из-за сильной простуды. Так считает, например, Лариса Зырянова, солистка нижегородской оперы.

"Когда вдыхает воздух, он холодный, он простуживается, сразу идут от этого постоянные простуды, постоянные больничные. Конечно, это у нас проблема. Сколько я работаю в театре, у нас проблема в том, что мы связаны с заводом "Старт", и мы от них зависим. То есть, мы - не хозяева и проблема, которая стоит.... Сколько я лет работаю в театре, начало весны, осень, зима - это постоянный холод. Но мы находим какой-то выход из положения".

Оперный театр отапливается от котельной соседнего завода "Старт", которому газовики выставили ультиматум - либо платите за топливо в полуторном размере, либо отключайте театр. Об этом сообщил директор завода Лев Смирнов:

"Получили ответ - оплачивайте в полуторном размере, или же отключайте оперный театр. Мы по этому вопросу обращались и к районным властям, обращались и в областную администрацию. По всем вопросам мы получили практически отписки. Властные структуры, в конце концов, если они вмешаются в этот вопрос, они решат его мгновенно, он не стоит выведенного яйца".

Но власти предпочитают морозить зрителей и артистов оперного театра, когда балетная труппа имеет счастливую возможность проводить зиму в теплых заморских краях.

В эфире Великие Луки, Андрей Щеркин:

На глухой окраине Великих Лук, второго по величине города Псковской области, есть четырехэтажное здание. Это дом-интернат для престарелых и инвалидов. Под опекой государства в нем постоянно проживают более четырехсот человек. Это пожилые люди, инвалиды, чаще всего - одинокие. Многие из них не в состоянии даже передвигаться. Для общественности стало настоящим шоком известие о том, что в доме-интернате на протяжении нескольких лет действовало помещение камерного типа, то есть - обыкновенная тюрьма. Людей в нее помещали без следствия и суда, просто - по воле директора. Все это вскрылось в результате многочисленных жалоб жильцов интерната и расследования, которые провели журналисты газеты "Новости Пскова" Светлана Андреева и Людмила Николенко. Вот выдержка из материалов проверки дома-интерната прокуратурой города Великие Луки: "В ходе осмотра комнаты № 110 было установлено, что входная дверь изготовлена из металлических прутьев и закрывается на навесной замок. На трех окнах закреплены металлические решетки. На момент осмотра в ней находилось пятеро мужчин". Естественно, против директора интерната Нины Коротич было возбуждено уголовное дело за незаконное лишение свободы. В ходе следствия выяснилось, что через 110-ю комнату прошло как минимум 29 человек. Срок содержания определялся директором произвольно. Многие инвалиды отсиживали до 15-ти суток. А теперь об условиях их содержания. В комнате было всего 6 коек, а в ней запирали по 10-15 человек, в результате люди спали на полу. Об этом пишет проживающая в интернате Вера Кириченко: "Врачи меня предупредили, что жить по соседству со 110-й комнатой невозможно. Так оно и вышло: постоянно раздавались крики, в 110-ю волоком тащили стариков. Ночью приходил сын директора интерната Александр Коротич, открывал комнату и начинались побои. Людей держали сутками, обросшие старики умоляли купить им сигареты, а дверь не открывали даже в обед. Тарелки с едой проталкивали в щель, а посуду с остатками пищи составляли на пол. По нужде заключенные обитатели дома-интерната ходили в банки или на газету. Все это выставлялось за дверь рядом с посудой". За время существования камеры, а это несколько последних лет, были и попытки побегов. Кто-то, сорвавшись из окна, ломал ноги, кто-то устраивал в камере пожар в надежде освободиться. В ходе ведомственных проверок и следствия, проводимых по этим диким фактам, у директора великолукского дома-интерната Нины Коротич нашлось следующее объяснение: поскольку среди жильцов вверенного ей учреждения есть люди, имевшие судимость, и их поведение порой мешает, то она и предприняла такую меру - создала свою внутреннюю тюрьму. Как ни странно, великолукская прокуратура не усмотрела в действиях директора интерната Нины Коротич состава преступления, мол, все ее действия по устройству камеры в государственном социальном учреждении были продиктованы лишь крайней необходимостью. С этим заключением категорически не согласилась прокуратура Псковской области, которая отменила постановление о прекращении уголовного дела и потребовала дополнительного расследования. Казалось бы, справедливость скоро восторжествует, но совершенно неожиданно в защиту директора интерната Нины Коротич выступила главная газета области "Псковская правда". В целом ряде публикаций директора фактически оправдывали, прямо указывая областной прокуратуре, что не стоит далее усердствовать в расследовании событий в интернате. Такая позиция областной прессы объясняется тривиально: в последнее время отношение областной администрации и прокуратуры окончательно испортились. Попросту говоря, со сменой ключевых фигур прокуратура Псковской области перестала быть карманной силовой структурой губернатора. Теперь обстановка в великолукском доме-интернате накалена до предела. Все проживающие в нем расколоты на два лагеря - сторонники директора и противники. А самому директору, которая находится под угрозой суда, явно не до своих подопечных. Вот и получается, что беззащитные старики, которых государство взялось опекать, стали сначала жертвами социальных работников, а затем разменной монетой в политических играх губернаторских и прокурорских чиновников.

В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев:

14-го января в Чувашской республике прошли выборы депутатов и глав органов местного самоуправления. Однако некоторым гражданам Российской Федерации, проживающим в Чувашии, государство не стало обеспечивать реализацию их конституционного права и, разумеется, не стала его защищать. Дело в том, что в глухих, в прямом смысле слова, медвежьих углах Чувашии люди порой узнавали о прошедших выборах, лишь выбравшись из своих заброшенных ("бесперспективных", как их обозвали в прошлом) деревень, в крупные села, расположенные у проезжих домов. Деревушка Первое мая, изначально именуемая Поляны, - один из таких заброшенных населенных пунктов. Одиннадцать домов и четыре ее жителя выбираются зимой до Сурмайданской сельской администрации только на лыжах. Семь километров заснеженной лесной дороги, разрываемой волчьими переходами, давным давно уже никем не расчищаются. С трудом верится, что старые люди еще способны самостоятельно преодолевать это расстояние с котомками за плечами.

"О выборах я узнал, когда в Сурмайдан пришли. У нас тут ни о каких выборах и не слыхали".

Говорит Василий Арефьев в ответ на вопрос, за кого же он голосовал.

"Вот в магазин надо было сходить, собрались с дедом - и пошли по колено в снегу. До Суры дошли, а через нее не перейти - вода на льду. А уж назад шли - страх Божий".

Точно так же обстоят дела и в другой бесперспективной деревне района Березовой поляне. Когда-то на берегу Суры у живописнейшего Княжьего Яра действовал пионерский лагерь, а в самой Березовой поляне - отделение колхоза Присурский. Ныне домики лагеря зияют пустыми оконными проемами, из которых "с корнем" вырваны рамы, а от колхозного отделения остался седой пожилой бригадир Виктор Рябов, да еще семь стариков, постоянных жителей деревни.

"Я не голосовал. Раньше, бывало, к нам с урнами приезжали на выборы, а теперь давно никто не приезжает - дороги нет. Раньше хоть за сеном приезжали, дорога была, а сейчас сено не возят и дороги нет. Живем мы тут, никому не нужны. А там, кому начальство надо, сами выберут, без нас. Хорошо хоть свет есть, слава Богу. А то, говорят, недавно с нашей линии в Долгой поляне под напряжением хотели провода снять. Денег-то нет у людей, вот и воруют".

Недавно в соседнем районе по сигналу местных жителей на место хищения алюминиевых проводов линии электропередач выехал наряд милиции. Один из злоумышленников, завидев подъезжающих к ним машину, открыл огонь из карабина. Только предупредительные автоматные очереди милиционеров заставили похитителей сложить оружие и прекратить сопротивление. Оказалось, что стрельбу открыл районный охотовед, впоследствии он объяснял, что на воровство его заставило пойти сложное материальное положение. Скудная заработная плата, около пятисот рублей, не позволяла содержать большую семью. Действительно, в такой ситуации людям уже не до выборов.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев: Два года в Архангельской области детей из малообеспеченных семей кормят бесплатными горячими обедами за счет благотворительных организаций, церкви и правительства Норвегии. Однако это долго продолжаться не может. Основной объем гуманитарной помощи из скандинавской страны идет через архангельское отделение российского общества "Красного Креста". По словам его руководителя Валентины Баданиной, норвежская сторона гарантирует финансирование программы только до апреля, и есть все основания полагать, что правительство Норвегии на этом посчитает свою миссию выполненной. Сейчас по линии российского и норвежского "Красного Креста" в Архангельской области обедами ежедневно кормят 1200 детей. В их число отобраны самые обездоленные мальчишки и девчонки из многодетных, совсем бедных или неблагополучных семей, где родители - пьяницы. Для них бесплатный обед - это зачастую единственная возможность хоть раз в день нормально поесть. Кто накормит этих голодных детей, если норвежцы прекратят помощь? На родное государство, считает Валентина Баданина, надежды мало. Многочисленные чиновники, пока были деньги, все пытались взять их распределение в свои руки. Теперь, когда средства кончаются - и интерес сразу остыл. Собственных местных благотворителей нет. Точнее, они находятся, когда нужно услужить властям и спонсировать инаугурацию, фестиваль актеров кино или содержание хоккейной команды, но не более того. Пока в Архангельской области от "Красного Креста" детей бесплатно кормят в 11-ти столовых, в городах Архангельске, Северодвинске, Новодвинске и в нескольких районных центрах. В самом Архангельске столы для детишек накрывают в четырех точках общественного питания. Ресторан "Соломбола" в островном окраинном районе - один из них. Здесь ежедневно, кроме субботы и воскресенья, обедают 155 детей.

"Лукьянова Елена Евгеньевна. Питание сейчас идет на 11 рублей, питание здесь очень хорошее. Каждый день здесь либо мясное блюдо, либо рыбное, щи, борщи. Возраст не ограничен, у нас питаются дети от трех лет и до 18-ти. Многие из них кушают первое и украдкой пытаются взять с собой что-то, потому говорят - это мой ужин. Здесь есть такие дети, у которых не то что родители пьющие, они остались - мать-вдова и пятеро детей. Спасибо, конечно, "Красному Кресту" областному нашему архангельскому и норвежскому за помощь для этих семей. Если это прекратится, очень тяжело будет, в первую очередь для детей".

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

Рядовой акционер компании "Сибнефть ОНПЗ" решил в суде защитить свои права. В декабре прошлого года решением о консолидации акций омского нефтезавода из списков акционеров разом были вычеркнуты около 700 человек. Весь завод уместился в 72 акции, находящиеся в руках у хозяев "Сибнефти", а собственность мелких акционеров превратилась в так называемые дробные пакеты, которые они обязаны продать по назначенной новыми хозяевами цене. Только один акционер решил защищать свои права и обратился в суд с иском против компании. Им оказался журналист Андрей Коломиец, который считает, что организаторы консолидации нарушили его конституционное права.

"В нынешней редакции закона об акционерных обществах есть прямое несоответствие конституции в отношении возможности консолидации и потом обязательной продажи дробных акций. То есть - владельцев акций лишают его собственности помимо его воли. Хотя в конституции написано, что лишить собственности вопреки воле никто человека не может. Это является нарушением конституции, и конституция выше закона".

Свои права Андрей Коломиец намерен защищать в любом суде, вплоть до международного. Похоже, никто другой этого сделать не сможет. Едва ли не все мелкие акционеры завода работают на предприятии и зависят от его руководства и от "Сибнефти", они не хотят рисковать своими рабочими местами. Так называемых сторонних акционеров почти не осталось. По мнению Андрея Коломийца именно в этом - причина непротивления.

"Основными акционерами являются работники нефтезавода, то есть их осталось 700, может быть 800. А свободных акционеров, на них вообще не рассчитывали, поскольку они были уверены в том, что действительно остались только работники нефтезавода, а тех, кто на аукционе вложил свои ваучеры в нефтезавод, надеялись, что они все поменяли акции на акции "Сибнефть".

Представители компании считают, что все делают по закону и ничьи права не нарушают. А решение одного из акционеров судиться со всесильной компанией им кажется недоразумением из-за непонимания. Такое мнение высказал генеральный директор другого дочернего предприятия "Сибнефти" Александр Покоев.

"Я считаю, поднялся этот шум из-за того, что акционерам неправильно, недоходчиво все объяснили".

Наблюдатели не очень верят в возможность довести дело до суда. По слова Андрея Коломийцы, исковое заявление против "Сибнефти" он смог подать только со второй попытки, а сейчас юристы ищут предлоги для отклонения его иска. По мнению экспертов, начало суда постараются оттянуть до вступления решения собрания в законную силу. А пока для недовольных акционеров возобновлен обмен их ценных бумаг на акции "Сибнефти" уже по удвоенной цене. Компания даже готова помочь мелким акционерам в объединении их пакетов для получения одной акции.

"Есть возможность - тем, у которых незначительное количество акций - объединиться. Мы им поможем объединиться и сконсолидировать акции, групповые сделать. Сейчас даже у того, кто возмущался, появилась возможность обменять на акции "Сибнефти".

Андрей Коломиец не рассчитывает когда-нибудь получить дивиденды по этим акцям, он надеется передать их своим детям - вместе с уверенностью, что конституция России действительно защищает права любого человека.

В эфире Псков, Анна Липина:

С неприятного сюрприза начался новый год для псковских автоперевозчиков. Буквально накануне праздника они узнали, что областные власти утвердили новую ставку налога с владельцев транспортных средств. Согласно новым нормам, автовладельцу теперь придется платить в местную казну не в два, не в три и даже не в пять, а в девять раз больше прежнего. Этот закон должен вступить в силу с первого марта нынешнего года. В связи с создавшейся ситуацией, руководители автотранспортных предприятий области провели собрание. Его инициатором стало руководство международной ассоциации "Ростек терминал". На собрании высказывалось мнение, что областная исполнительная власть и депутаты, разрабатывая новый закон, неосновательно изучили экономическую ситуацию и проблемы автотранспортных предприятий Псковской области. А для обсуждения и принятия этого закона не были приглашены представители этого бизнеса, которых непосредственно касается важное решение и которые реально работают в данном секторе экономики. На собрании приводились такие цифры: одной из крупнейших псковских фирм автоперевозчиков "Псковинтеравто" только за лошадиные силы автопарка придется заплатить в этом году более полумиллиона рублей. Самой новой машине в автопарке этого предприятия больше восьми лет. В любом автопарке есть транспорт, который отслужил свое. А потому и стоимость его выйдет меньше, чем налог, который необходимо будет за него уплатить. Кроме того, автовладельцам нужно платить за постановку на учет и техосмотр своих транспортных средств. Одним словом, если раньше налоги составляли в среднем чуть больше половины получаемой прибыли, то теперь они выросли до 80%. Естественно, при таком остатке -средств для обновления автопарка у фирм не будет. И как следствие, принятие новой ставки налога может привести не только к безработице, но и к гибели одной из перспективных отраслей развития экономики Псковской области. В качестве выхода из этой непростой ситуации автоперевозчики рассматривали возможность перерегистрации своих фирм и транспорта в соседних с Псковской областях, где налоговое законодательство более благоприятно для развития их бизнеса. Только в соседнем Санкт-Петербурге налог с владельцев транспортных средств - в несколько раз меньше, чем в Пскове, а для международных перевозчиков там даже установлены льготные ставки. Всем понятно, что Псковская область от такой масштабной перерегистрации только проиграет, а местный бюджет потеряет своих налогоплательщиков. Но пока руководители автотранспортных предприятий решили не прибегать к подобным, кардинальным, способам выживания, а попробовать договориться с местной властью. Они создали рабочую группу и подготовили текст обращения к главам псковской областной администрации и Областного Собрания депутатов, в котором содержится экономическое обоснование необходимости отмены новых ставок налога с владельцев транспортных средств. Авторы обращения подчеркнули, что готовы участвовать в разработке и принятии программы поддержки псковских автоперевозчиков, в которой должно быть предусмотрено создание благоприятных условий для их работы.

В эфире Владимир, Константин Колесов:

Шесть лет понадобилось владимирцу Александру Самойлину, чтобы пробить через многочисленные инстанции идею строительства гидропарка на правом берегу реки Клязьма в центре Владимира. Александр - вовсе не городской сумасшедший и не новый русский, ищущий признания. Инженер-гидротехник по образованию, он долгое время работал на Клязьме в речном порту, но когда с началом реформ работы не стало, принялся искать ее самостоятельно. Тогда-то Самойлов и обратил внимание на захламленный и исковерканный землеройной техникой участок речного берега напротив Дмитриевского и Успенского соборов. Возникла идея превратить эту территорию в гидропарк, но не в тот гидропарк, что представляется нам по картинкам из западных фильмов с их многочисленными шумными аттракционами, бесконечными каскадами водных горок и трамплинов, а скорее - в некоторое подобие ландшафтного парка, приспособленного к приему большого количества отдыхающих. Первое, с чем пришлось столкнуться автору идеи, это какое-то инстинктивное отторжение, тупое непонимание со стороны разного рода чиновников. Частенько при одном лишь упоминании слова "гидропарк" собеседники Александра теряли всякий интерес к дальнейшему разговору. Однако чиновники не знали, каким упорным может быть потерявший работу инженер-гидротехник. Методично, одного за другим, он склонял обитателей высоких кабинетов на свою сторону. Кого-то брал логикой доказательств, кого-то с помощью местных журналистов, кого-то просто измором. Самойлин настолько был уверен в реальности своего замысла, что, не дождавшись завершения изнурительной пятилетней процедуры согласований, приступил к проектированию будущего парка. Технико-экономическое обоснование и предварительный эскизный проект были заказаны известной в городе архитектурной мастерской. Чтобы оплатить ее работу, Самойлину пришлось продать свою единственную на тот момент материальную ценность - квартиру. Этот последний, как тогда казалось, рывок чуть не закончился для Александра нервным срывом. Научно-методический совет при областном управлении культуры, заслушав Самойлина на своем специальном заседании, проект гидропарка отклонил. Особую роль в этом сыграл известный реставратор, академик Игорь Столетов, непонятно почему считавший захламленный берег реки в центре города исторически первозданной и особо ценной для городской среды территорией. К счастью, великие тоже ошибаются. Еще несколько месяцев настойчивых усилий и бесконечных объяснений, доказательств - и проект Самойлина вновь обрел реальные перспективы. Идею строительства одобрил градостроительный совет управления по реконструкции исторического ядра города Владимира, а затем и сам академик Столетов сменил гнев на милость. Прошлой осенью перед самым ледоставом инженер Самойлин провел в районе будущего строительства первые гидротехнические промеры. На основе полученных результатов, эскизный проект парка должен быть к весне детально разработан и подготовлен к началу строительства. Процедура эта, по расценкам института "Владимир-Гражданпроект" стоит порядка шестисот тысяч рублей. И здесь Александра ждало первое за шесть лет приятное известие - городские власти поверили все-таки в идею гидропарка и предложили оплатить проектные работы из средств бюджета. Если не возникнет непредвиденных обстоятельств, строительство первой очереди парка начнется этой весной. На месте нынешних мусорных свалок и песчаных отвалов земснаряд нароет пляжи, создаст живописные островки и заливчики. Работы потребуют выемки огромного количества речного песка, который охотно готовы купить дорожные службы. Собственно, продажа песка и будет основным источником финансирования строительства. Жители Владимира, одно из названий которого звучит как Владимир на Клязьме, впервые получат оборудованное всем необходимым место отдыха на реке. А инженер Самойлин сможет взяться за новый гидротехнический проект - создание каскада прудов в центре города на месте заключенной в бетонную трубу речки Лывези.

  • 16x9 Image

    Артур Асафьев

    Внештатный корреспондент в Республике Башкортостан. Сотрудничает с Радио Свобода с 1998 года. 

    Родился в 1966 году в Уфе. В 1991 году закончил исторический факультет Башкирского государственного университета. Журналистикой занимается с 1990 года. Работал в независимых печатных изданиях Башкирии, сотрудничал с "Новой газетой" и изданием "Новое время"/"The New Times". Лауреат журналистского конкурса "Вопреки" имени Ларисы Юдиной 1999 года.

    Артур Асафьев ВКонтактеFacebook

XS
SM
MD
LG