Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Как погиб нижегородец Михаил Мазуров;
- Уфа: пять лет без права на жилище;
- Взрыв газа в Ставрополе можно было предотвратить;
- Прибавка к пенсии уйдет на финансирование коммунального хозяйства Тольятти;
- Новый ивановский губернатор-коммунист начал с повышения квартплат;
- Самарский областной кукольный театр разваливается на глазах;
- Кандалакша: очередной очаг ВИЧ-инфекции;
- Кострома: газ будет дорожать;
- Казань: чистая вода только за деньги;
- Саранск: тестирование показало, что школы Мордовии к эксперименту над учениками не готовы;
- Пятигорск: аптеки как разменная монета в торговле с энергетиками;
- Липецк: кто спасет утопающих;
- Астрахань: бесприютное детство;
- Архангельск: бедность как источник богатства.


В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

31-го января на сормовском кладбище в заречной части Нижнего Новгорода похоронили очередного погибшего в Чечне нижегородца. Днем раньше гроб с телом Михаила Мазурова был доставлен в Нижний Новгород его родственниками, а не представителями воинской части. Сержант Михаил Мазуров погиб 9-го декабря прошлого года около Ханкалы, но только спустя сорок дней после его гибели об этом узнали его родственники и обратились в военкомат.

"Направил запрос командиру воинской части телеграммой, чтобы он нас известил, когда будет доставлено тело Мазурова Михаила на место захоронения, в какой срок и когда встречать. На сегодняшний день ответа от командира воинской части так и пришло".

Поведал журналистам военный комиссар Алексей Власов, направивший родственников погибшего в ростовскую криминалистическую лабораторию, там его и нашли. Как сказала его сестра Елена, он лежал там, никому не нужный, как брошенный кусок мяса.

"Кусок мяса лежал в Ростове-на-Дону, никому не нужный и неизвестно, когда бы его привезли".

Николай Мазуров, дядя погибшего Михаила, сообщил, что из Ростова трижды запрашивали воинскую часть, но также не получили никакого ответа.

"Когда мы приехали, нам объяснили, три раза делали запросы туда - и ни ответа, ничего. А мы, говорят, сами не знаем".

Родственники произвели опознание погибшего Михаила и повезли гроб с его телом домой сами, поскольку представители воинской части так и не появились.

"Приехали родители, опознали, но сопровождать тело все равно должен представитель воинской части. Потому что он привозит, во-первых, документы на страховку, он привозит единовременное пособие, он привозит денежное довольствие, которое, понятно, к тому времени какая-то задолженность была, по-человечески все это должен привезти".

Пояснила Галина Лебедева из нижегородского Комитета солдатских матерей. Однако в части погибшего Михаила, видимо, давно списали в расход. Обстоятельства его гибели остаются пока невыясненными, непонятна также причина задержки на сорок дней сообщения родственникам о гибели Михаила. Такое мнение и у военкома Алексея Власова:

"На сегодняшний день нет официальных данных командира воинской части о том, что произошло. Я надеюсь, что в ближайшее время по нашему запросу мы все-таки получим какие-то данные. Всякие, возможно, будут ситуации, потому что все-таки погиб девятого, а привезли его в конце января. Здесь, конечно, есть какая-то проблема".

В наличии проблемы уверены и в Комитете солдатских матерей. Говорит Галина Лебедева:

"Командование и Минобороны, и все силовики - заявляют, что порядок там вроде бы они навели. И как вяжется наведенный порядок с такими действиями, мы не знаем. По второй чеченской войне, честно говоря, такого, чтобы родители ездили опознавать своих детей, практически не было".

И - тем загадочнее история гибели нижегородца Михаила Мазурова.

В эфире Уфа, Артур Асафьев:

В январе нынешнего года в Башкирии число лиц, получивших статус вынужденных переселенцев, превысило цифру в шесть тысяч человек. На очереди за получением статуса стоят еще более одиннадцати тысяч переселенцев из стран, входящих в Содружество независимых государств. Рассмотрение их заявлений в местном органе по делам миграции тянется долгие месяцы. Во время этого ожидания они практически бесправны и беззащитны перед любым произволом, и им не оказывается никакой государственной помощи. Но даже люди, наконец, получившие законный статус, далеко не всегда могут реально воспользоваться своими новыми правами. Это наглядно показывает история, случившаяся с башкиркой Сагидой Мусиной, семья которой приехала в республику из Узбекистана из города Карши. На днях администрация предприятия, где работает Мусина, в очередной раз отказалось предоставить ей жилье, право на которое Мусина имеет как вынужденный переселенец. Свой статус вынужденных переселенцев семья Мусиных получила еще в марте 1995-го года, и на этом реальная помощь государственных органов практически закончилась. Очень долго Мусиным не удавалось получить прописку из-за отсутствия постоянного места жительства. По этой причине Сагида Мусина около трех лет не могла устроиться на постоянную работу. Приходилось перебиваться случайными заработками, имея на руках троих детей. Только в 1998-м году Сагида смогла, наконец, получить регистрацию; после этого она устроилась работать горничной в гостинице "Урал", принадлежавшей крупному уфимскому концерну "Бета", монополисту в области телекоммуникаций. Другой работы в концерне для нее не нашлось, хотя Мусина по образованию - техник-строитель и в своем городе Карши до отъезда работала главным специалистом городского управления механизации. Согласно федеральному закону о вынужденных переселенцах, Мусины должны были получить постоянное жилье сразу после получения статуса. Имелись у Сагиды и другие льготы - как у многодетной, одинокой матери и ветерана труда. Но когда Мусина начала работать в гостинице "Урал", то очень скоро ей стало понятно, что ни о какой-то законности в этом учреждении - да и в самом концерне - не может быть и речи. Заводское начальство как раз только что вступило в жесткий конфликт со своими рабочими, которые обвиняли его в многочисленных махинациях при распределении жилья. Масштабы махинации были таковы, что их замолчать не удалось, и на концерн нагрянули проверки. Начальству стало не до проблем с правами вынужденных переселенцев.

Эта гостиница "Урал" была выстроена еще при советской власти и первоначально предназначалась для расселения рабочих семей по типу общежития. Но заводское начальство еще в 80-е годы стало эксплуатировать здание именно как гостиницу, с целью извлечения прибыли, но - не имея на это разрешения местных органов власти. Оплата взималась с очень большими отступлениями от наспех составленного прейскуранта. На случаи проверок составлялись фиктивные счета. А с 1998-го года гостиницу стали этаж за этажом перестраивать, номера стали превращаться в хорошие квартиры, которые распределялись исключительно среди высших чинов заводской администрации. Со всем этим и столкнулась Сагида Мусина, когда начала работать в гостинице "Урал". Когда Мусина попыталась отстоять свои права и обвинила дирекцию гостиницы в злоупотреблениях, ее быстро и незаконно уволили. Но уже через два месяца Кировский районный суд Уфы восстановил Мусину на работе. Тогда начальство перешло к прямым угрозам и насилию. Очередной разговор с директором гостиницы закончился тем, что тот в ярости начал душить женщину!

Еще в августе 1999-го года Государственный контрольный комитет республики пришел к выводу, что все доводы, изложенные в жалобах рабочих, подтвердились, и рекомендовал правительственным органам привлечь к ответственности руководство концерна. Уже больше года в Кировском районном суде Уфы тянется рассмотрение гражданского дела по жалобе пострадавших работников концерна. А Сагида Мусина по-прежнему не имеет жилья и вынуждена ютиться со своими тремя детьми в комнате размером в 12 квадратных метров. Эту комнатку Сагида Мусина сняла еще в 1998-м году сроком на месяц, а остается в ней уже три года.

В эфире Ставрополь, Лада Леденева:

На днях в Ставрополе хоронили двух человек, погибших в результате взрыва в жилом доме по улице Артема, 43. Эти люди, муж и жена Греховодовы, получили серьезные ожоги, как оказалось - несовместимые с жизнью. Тело Сергея Греховодова было обожжено на 70%, тело Людмилы Греховодовой было обожжено на 50%, и врачи надеялись все-таки спасти ей жизнь. Однако старания медиков оказались безуспешными. В минувшие выходные супругов Греховодовых не стало. В Ставрополе прогремел 25-го января в 6 часов 40 минут в центре города напротив здания городской типографии. Еще две женщины были госпитализированы в 4-ю городскую больницу. Старший сын четы Греховодовых также получил травмы, но от госпитализации отказался. У Людмилы и Сергея остались два сына, 20-летний Роман и 19-летний Максим, который сейчас служит в армии в Дагестане. По словам соседей, квартира Греховодовых выгорела буквально дотла, и у ребят не осталось в этой жизни ничего - ни родителей, ни квартиры, ни средств к существованию, ни даже одежды. Кто возьмет на себя заботу о Романе и Максиме - неизвестно. Пока они ожидают своей участи в центре социально-медицинского обслуживания населения. В этом же центре временно размещены и остальные жильцы дома, всего - 50 человек из 16-ти квартир.

Экспертами установлено, что к взрыву привела утечка бытового газа. Сами газовики не скрывают своей вины за происшедшее. По словам главы предприятия "Ставрополь горгаз" Ивана Легких, "сети газоснабжения рассчитаны на равномерное давление газа, а с резким понижением температуры воздуха понижается давление газа в сетях; это и привело к взрыву. Мы, в свою очередь, следим за давлением, но, видно, где-то упустили". Как оказалось, трагедию можно было предотвратить: жители дома накануне взрыва звонили по номеру "04" с жалобой на то, что давление газа резко упало. В доме не зажигались газовые котлы, при минусовой температуре за окнами люди вынуждены были кутаться в теплые вещи. Однако на этот звонок никто не отреагировал.

Летом минувшего года Горгаз ввел для населения новые, возросшие тарифы за профилактику подземных газоподводящих сетей. По документам профилактика газа в Ставрополе проводится 28 раз в год, несмотря на укомплектованные штаты газовиков, на 30%. По словам Ивана Легких, около 28-ми километров ставропольских газовых сетей пролежали в земле больше 47 лет, а их эксплуатационный срок не более 36-37-ми. Инвестиции сверху никакие не поступают, денег не хватает ни на что. А виноваты, как всегда, потребители: "Цены на газ, который мы продаем населению, должны были повыситься еще в прошлом году, а их не повысили. Поэтому денег на починку сетей нам не хватает".

Комиссия по ликвидации последствий чрезвычайных происшествий приняла решение: взорвавшийся в Ставрополе дом по улице Артема будет восстановлен. Между тем, многие жильцы дома этого не хотят, так как дому в этом году исполнилось 130 лет. Люди не желают возвращаться в свои старые квартиры, в которых разрушены стены и треснул фундамент. Однако в администрации города денег на новые квартиры для пострадавших нет. Как заявляют городские власти, в ближайшее время нового свободного жилья в городе не появятся, поскольку в городском бюджете не предусмотрены деньги на капитальные расходы.

В эфире Тольятти, Юрий Инкери:

Не успели огласить указ президента России о повышении с первого февраля пенсий и, соответственно, зарплат работников бюджетной сферы, как местная власть Тольятти решила забрать себе эту небольшую добавку к доходу граждан. Так можно расценивать постановление мэра Николая Уткина "Об оплате жилья и коммунальных услуг в городе Тольятти на 2001-й год", вышедший сразу за указом президента.

Тольяттинцы привыкли к частым повышениям цен на различные виды муниципальных услуг по инициативе местного самоуправления. Последний такой сюрприз мэрия Тольятти преподносила горожанам еще до Нового года, тогда была увеличена на 20% плата за проезд в городском транспорте. Не успели жители привыкнуть к этому нововведению, как уже в конце января текущего года мэр Тольятти Николай Уткин подписал новое постановление. И крайне любопытно отметить тот факт, что вот уже на протяжении нескольких лет местная власть приурочивает увеличение местных тарифов именно к указам президента. Получается - президент страны дает, а местное самоуправление забирает. Опрос на улицах показывает, что очень многие жители крайне недовольны такой тактикой местных властей. Нина Гришина отмечает:

"Это уже признак: как только услышишь в СМИ, что пенсионерам повысили пенсию - значит, жди повышения".

"Ползарплаты уходит на оплату жилья".

Так считает работница АвтоВАЗа Вера Александровна.

Не представившийся служащий пожарной охраны:

"Не такая уж ощутимая сумма, но все равно, так как своего жилья нет, и поэтому приходится как-то выкручиваться".

Еще одна служащая АвтоВАЗа, назвавшаяся Мариной, говорит:

"Платим больше, чем в других городах. Мне кажется, что даже Самара меньше платит".

Первый заместитель мэра Николай Ренц считает, что власти города идут вполне законным и правильным путем. По его словам, уровень оплаты жилья в Тольятти в части соотношения с усредненными доходами населения даже ниже, чем в других регионах России. Соответствующее разъяснение он дал на страницах муниципальной газеты "Городские ведомости", это издание бесплатно распространяется для всех жителей. Вот что там говорится: "В целом по городу бюджет сбалансирован из расчета, что люди будут оплачивать 65% затрат на содержание жилья. В первом полугодии - 60%, во втором - 70". Таким образом, из его слов ясно, что тольяттинцам предстоит в этом году еще, как минимум, одно повышение оплаты содержания квартир и коммунальных услуг.

В эфире Иваново, Елена Смагина:

"Полная потеря чувствительности" - пожалуй, именно так можно охарактеризовать состояние, в котором жители Ивановской области пребывают последние несколько дней. С первого февраля правительство области увеличило плату за электроэнергию и коммунальные услуги на 10% и на 20% стоимость - проезда в муниципальном транспорте. Средний доход ивановцев в 2000-м году составил 66% от прожиточного минимума. Во многих семьях дети после школы идут собирать бутылки из-под пива, чтобы, сдав их, принести домой хлеба. При таком положении вещей люди были не в состоянии оплачивать даже существовавшие до первого февраля тарифы на коммунальные услуги и электроэнергию. Районные суды завалены исками городской администрации к неплательщикам. Однако даже по вынесенным решениям муниципальные предприятия не могут получить деньги. Когда судебные приставы приходят в дома неплательщиков, они не находят ничего, что можно было бы продать за долги. В одном из пунктов постановления о повышении платы за коммунальные услуги говорится, что стоимость этих услуг не должна превышать 17% от доходов семьи. Именно эту информацию коммунальщики не спешат доводить до жителей. Но это, скорее, частность, даже несмотря на то, что 17% льготой могли бы воспользоваться 80% ивановцев. Главный вопрос в другом - зачем вообще увеличивать плату за коммунальные услуги, если заведомо известно, что реальные сборы не увеличатся? Для того, чтобы в конце года сказать, что у бюджета нет долгов перед энергетиками - возможно, тогда они перестанут шантажировать города и веси энергетическим кризисом? Увы, нет - скорее, для того, чтобы "красный" губернатор Владимир Тихонов смог доказать, что умеет решать энергетические проблемы. Достаточно сказать, что по итогам 2000-го года акционерное общество "Ивэнерго" было уличено в сверхприбылях. Энергетики заложили в тарифы дорогие виды топлива, а пользовались - дешевыми. Ребенок, идя домой из школы, просит прохожего купить буханку хлеба, а к его матери приходят судебные приставы описывать имущество за то, что она не смогла оплатить сверхприбыли монополистов. И, зная это, коммунист Тихонов, обещавший защитить бедных и сирых, подписывает постановление об увеличении с первого февраля платы за электроэнергию. Только в январе тратится восемь миллионов рублей на оплату проезда льготников и поднимает цены для тех, кто исправно за этот транспорт платит. А ведь человек, имеющий льготный проезд, пользуется транспортом в четыре раза чаще, чем тот, кто его оплачивает. То есть, те же школьники, которых суровые кондукторы выгоняют из троллейбусов, вынуждены платить за дядей и тетей в погонах, разъезжающих в выходные дни по служебным удостоверениям. Пожалуй, что социальной справедливостью, которую пропагандирует КПРФ, здесь и не пахнет.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

Самарские журналисты, пишущие о культуре, уже давно не называют областной Театр кукол "царством волшебной сказки". О кукольном театре, спектакли которого еще недавно были известны далеко за пределами области, сегодня не пишут самарские газеты, не рассказывает местное телевидение и радио. Не вспомнили о театре кукол и в минувшем декабре, когда на сцене самарского Дома актера губернатор Константин Титов вручал работникам искусств ежегодные театральные премии. "Нас предпочитают не замечать, потому что чиновникам удобнее промолчать о проблеме, чем заниматься ее решением", - убежден директор театра Владимир Воробьев. Проблем у театра действительно немало. Владимир Воробьев рассказывает:

"Здание нашего театра находится в аварийном состоянии. Само здание построено в 17-м году. Тут были и конюшни, тут были и склады. У нас - самый страшный электроцех, стенка одна уже отвалилась, и на сцене многое держится на честном слове, и в зрительном зале, и так далее".

О размере своей зарплаты работники театра предпочли умолчать, наотрез отказавшись от интервью, пояснив в приватной беседе, что им стыдно называть сумму своих окладов. И вновь Владимир Воробьев:

"У нас заслуженный артист поучает 1119 рублей! Это получает заслуженный артист, мастер сцены, у нас всего два мастера, а остальные - обычные артисты. У остальных - 600, 700 и ниже".

Низкая зарплата вынуждает артистов увольняться. Сейчас в штате театра 47 человек. Большинство актеров работает на энтузиазме, в свободное время подрабатывая на так называемых халтурах. Но не все выдерживают, и многие увольняются. В минувшем году от своего учредителя - департамента культуры Самарской области, театр получил 200 тысяч рублей. На эти деньги удалось приобрести компьютер, частично обновить мебель и оборудование сцены. Но о новом здании для своего театра актеры до сих пор не смеют мечтать. Да что там о здании! - в ноябре прошлого года актеры обратились в администрацию Ленинского района Самары с просьбой разрешить им организовать во дворе театра уголок отдыха, где детвора могла бы порезвиться перед представлением. 12-го декабря в театр пришел ответ за подписью главы администрации Игоря Станкевича. Чиновник наложил запрет на строительство детской игровой площадки, пояснив, что на ее месте по плану строительства должен разместиться торговый павильон. Пока же, больше чем областные и городские чиновники, судьбой кукольного театра обеспокоены простые самарцы, приводящие сюда своих детей и внуков.

"Такой кукольный театр для такого города, я считаю, что это просто безобразие. Хочется с ребенком сходить куда-то, к праздничному чему-то, уже заранее радоваться, а тут приходишь непонятно куда. Когда уже входишь внутрь, вроде тут уже создается праздничное настроение".

Так считает Лариса Сидоренко, часто посещающая с внуком театр кукол.

В эфире Мурманск, Лев Коньков:

На самом юге Кольского полуострова находится город Кандалакша, в котором началась эпидемия СПИДа. В начале ноября в местной больнице обнаружили несколько зараженных ВИЧ-инфекцией молодых людей. Сейчас медики почти каждый день выявляют все новых и новых жителей города, в крови которых поселился смертельный вирус. На сегодняшний день в Кандалакше зарегистрировано более 70-ти случаев заражения ВИЧ-инфекцией. Это очень много, если учесть, что до ноября прошлого года во всей Мурманской области насчитывалось всего 150 инфицированных; в основном, это были моряки, заразившиеся за границей.

Нынешняя эпидемия связана с ужасной волной наркомании, нахлынувшей на города Мурманской области в последние три года. Некоторые эксперты считают, что Кандалакша стала первой точкой на Кольском полуострове, в которой вспыхнула эпидемия. В подобных городках с населением от 30-ти до 50-ти тысяч человек и привязанных к одному из крупных металлургических комбинатов, подобные эпидемии могут начаться в любую минуту. Молодежь в этих городах предоставлена сама себе и рано или поздно выбирает героин, как наиболее доступное средство для развлечения. По данным мурманского отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, сегодня одна доза героина в Мурманске и области стоит всего сто рублей, купить его не составляет труда даже для самых молодых - в основном, безработных - жителей региона. Достаточно появиться всего одной партии, зараженной СПИДом, и эпидемии, подобные кандалакшской, произойдут в любом городе области.

И еще одна кандалакшская проблема: на вспыхнувшую эпидемию областная пресса внимания почти не обратила. В результате - по городу поползли непроверенные слухи о тысячи зараженных. Кандалакшская лаборатория, проводящая экспресс-анализ на СПИД, просто не в состоянии справиться со всеми перепуганными людьми, решившими проверить свою кровь. Самое интересное, что в области действует специальная программа "SОS", разработанная для противодействия распространению наркотиков и СПИДу. Вот только эпидемия началась, несмотря на все заверения областных чиновников, решивших, что для устранения этой угрозы достаточно сделать несколько громогласных заявлений.

В эфире Кострома, Михаил Токмачев:

Топливные проблемы возникают в Костроме каждую зиму. В этом году энергетический кризис начался с угрозы веерных отключений электричества. После того, как местные власти договорились с РАО ЕЭС, и свет в городе не отключили, Газпром заявил об ограничении поставки газа должникам. Вновь - сложные переговоры, ограничения отложили до февраля. И вот - новое потрясение для жителей города. Генеральный директор "Костромарегионгаза" Сергей Комиссаров заявил, что федеральная энергетическая комиссия решила поднять цены на газ - для промышленных потребителей с 20-го января на 18%, и на четверть - для населения, но с первого марта. Костромские поставщики топлива для ТЭЦ и котельных считают, что повышение цен обосновано и не скажется на динамике платежей. Вот точка зрения генерального директора "Костромарегионгаза" Сергея Комиссарова:

"Газ, который реализуется в России, убыточен для Газпрома, и цены, я все-таки считаю, будут постоянно повышаться. Хотя я, допустим, плачу за тепло, которого практически дома нет, 17 рублей 50 копеек. Если кто-нибудь скажет, что у кого-то газ когда-то отключался в газовой колонке, в газовой плите - такого никогда не было".

Но рост цен на газ - не самая большая проблема для костромичей. Платить 6 рублей в месяц за газовую плиту или 15 рублей за колонку с горячей водой - не так уж и сложно. Гораздо сильнее ударит по карману повышение стоимости тепла. Костромские ТЭЦ, поставляющие тепло в квартиры горожан, используют в основном газ, и новую цену - 342 рубля за тонну, вынуждены переложить на их плечи. По оценкам костромских коммунальщиков, стоимость услуг по теплоснабжению вырастет процентов на двадцать, горячая вода тоже станет дороже.

За последнее время квартплата в Костроме дорожает каждые полгода, но, несмотря на указания правительства произвести жилищно-коммунальную реформу, до сих пор костромичи оплачивали не более реальной стоимости жилищно-коммунальных услуг. Теперь эта цифра снова вырастет. Это вызывает у людей недовольство, причем, не только ростом цен, но и качеством услуг.

"Ну, а как к этому относиться? Конечно - не положительно".

- А это сильно ударит по карману вам?

"Конечно, нам же пенсии прибавляют, и это прибавляют, куда деваться".

"Отрицательно. Что ж тут хорошего в этом?"

"Вода холодная идет, дома холодно. Если повышают, тогда нужно - как положено и давать все это дело".

В эфире Казань, Ольга Юхновская:

В Казани провели социологический опрос, спрашивая жителей - наливаете ли вы в чайник воду из-под крана? 57% горожан ответили категорично - "я не самоубийца". Еще в апреле 1999-го года была принята государственная программа "Питьевая вода республики Татарстан", но до сих пор санитарным нормам отвечает лишь 30% питьевой воды в республике, вся остальная насыщена сульфатами, хлоридами, железом. Относительно чистая вода в Апастовском, Нурлатском, Спасском и Зеленодольском районах республики. А вот в Казани, как мне сказали в государственном комитете по санитарно-эпидемиологическому надзору, даже трудно выделить благополучный в этом отношении район: вода везде одинаково плоха.

Казанскому водозабору более 50-ти лет, трубы изношены на 70%. По этой причине в Казани случается до тысячи аварий, в Татарстане - до трех тысяч аварий в год. Неудивительно, что здоровье татарстанцев год от года все более ухудшается. Самое распространенное заболевание - болезни желудочно-кишечного тракта, желчно-каменная болезнь, а операции на желчном пузыре поставлены буквально "на поток". Главный врач госсанэпиднадзора республики Виктор Морозов подтвердил: повышенная концентрация железа в воде вызывает цирроз печени и заболевания кровеносной системы. В Казани на водозаборе в пригороде Мирный концентрация железа в водоисточнике превышает сейчас нормативы в пять раз, в Набережных Челнах - более чем в два раза. Рекорд побил Азнакаевский район: железа здесь в десять раз больше чем положено. Сейчас в экстренном порядке только в Казани нужно поменять пятьсот километров старых прогнивших водоводов. Но казанский водоканал не имеет средств ни на проведение этих масштабных работ, ни на покупку в достаточном количестве коагулянтов для очистки воды. Начальник Средневолжского бассейнового водного управления Министерства природных ресурсов Российской Федерации Алексей Колесник вынес заключительное предписание в адрес водоканала, сроки уже истекают. Если результата не будет, дело передадут в природоохранную прокуратуру.

Как же выходят из положения рядовые казанцы? Многие в выходные едут на автомобиле за город, в Раисский Богородицкий монастырь, чтобы набрать воды из святого источника на предстоящую неделю. Остальные, не имеющие личного транспорта, воду покупают. Появились фирмы, которые развозят по частным квартирам и офисам огромные бутыли с водой, прошедшие несколько этапов очистки. Именно бутилированную воду рекомендуют употреблять специалисты центра гигиенической сертификации. Они одобрили 16 видов воды, добываемой в Татарстане, в которых содержание вредных химических веществ не превышает норматива. Самые популярные марки в Казани это "Серебряная живая вода", "Раисский источник" и вода "Княгининская". Стоит вода не дешево - 70 рублей за 20 литров, с залогом в 200 рублей за бутыль.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Власти Мордовии в очередной раз продемонстрировали приоритет своих политических интересов перед интересами общественными. В данном случае речь идет о едином тестировании, которое в ближайшем будущем должно заменить выпускные экзамены в школах, и вступительные - в высшие учебные заведениях. Система тестирования - абсолютно новая, и поэтому решено было ее вводить постепенно, выбрав в качестве своеобразных экспериментальных площадок несколько российских регионов. В число этих регионов попала и Мордовия. Причем, попала - благодаря настойчивости республиканского руководства, рассматривающего участие Мордовии в этом эксперименте как возможность лишний раз, что называется, "засветиться на федеральной сцене". Цель - явно политическая, ибо нормальной базы для экспериментов над мордовскими школьниками нет. Это признают и учителя, и родители, и даже специалисты Министерства образования республики.

"До сих пор не подготовлены положения, нормативно-правовая база проведения данного тестирования. И сами учителя, и сами руководители - в растерянности. Я, честно говоря, считаю, что не стоит Мордовии "бежать впереди паровоза", есть более богатые республики, на которых можно было бы экспериментировать".

Более богатые республики и области и их руководители решают другие проблемы. Светлана Сарычева уверена в чисто политической причине эксперимента с тестированием. Руководство республики преподнесло включение Мордовии в число экспериментальных регионов как свой очередной успех налаживания контактов с Москвой. Дескать, федеральный центр нам доверяет, потому мы и будем участвовать в этом эксперименте. Говорилось об этом много, но ничего, по мнению учителей, не было сделано. Рассказывает преподаватель математики одной из саранских школ Елена Серафимова:

"Вот, сейчас уже февраль, ничего в школах конкретного пока об этом тестировании не было. Ничего мы, учителя, не знаем. Что можно сделать за оставшиеся четыре месяца, тоже не знаем. Как готовиться - тоже не знаем. Просто - несерьезно".

Характерно, что против эксперимента с тестированием в этом году в Мордовии выступили не только учителя, которые к нему не готовы, родители выпускников, которые боятся эксперимента над своими детьми, чиновники системы образования, не имеющие методических разработок по его проведению, но и ректоры мордовских вузов. Правда, причина их неприятия тестирования - совершенно иная. Об этом - Светлана Сарычева:

"У них отбирают "кормушку". Не секрет, что при поступлении люди платят огромные деньги, даже за тех же медалистов. Это уже известно, это на слуху у всех. И идея создания единого тестирования и была, чтобы не дать возможность получать такую прибыль, теневую, скажем так, нашим преподавателям вузов и так далее. И вот почему они к этому отнеслись настороженно и с нежеланием".

С учетом этого, против самой идеи единого государственного экзамена в Мордовии выступают единицы. Речь же идет о спешке и неподготовленности республики к участию в эксперименте.

В эфире Пятигорск, Виктор Гершель:

В Пятигорске работники муниципальных аптек неожиданно в начале года узнали о ликвидации двух из семи государственных аптечных учреждений. Закрываются наиболее рентабельные аптеки, услугами которых пользуется значительное число горожан и, прежде всего, пенсионеров, имеющих льготы на многие виды лекарственных форм. Так что же произошло? У города накопились долги перед жилищно-коммунальным хозяйством, денег на их погашение нет, вот и пришла мысль продать то, на что есть спрос. Аптеки будут выставлены на аукцион. Фармацевты справедливо беспокоятся за свои рабочие места.

"Когда мы еще раз уточнили, какие гарантии по трудоустройству, нам было сказано следующее, - говорит провизор-аналитик одной из аптек Татьяна Киянова, - если мы будем вести себя тихо, и не будем препятствовать ликвидации муниципального предприятия, то кое-кто, может быть, из сотрудников аптеки будет трудоустроен. Но как это будет происходить - гарантий никаких не давал. Не будет рецептурно-производственного отдела, то есть - большинство коллектива уже автоматически не попадает на трудоустройство. Вот, витаминные капли, допустим, которые мы изготавливаем, стоят 99 копеек, для бабушек это очень большое подспорье".

Ситуацию пытается прояснить заместитель главы Пятигорска по муниципальному имуществу Геннадий Дмитриков:

"Межрегионгаз", наш "Горгаз" - они с нас требуют стопроцентную оплату. Образовались долги прошлых лет, и если мы сейчас не оплатим, то возможно отключение газа. Я думаю, что при данной ситуации, конечно, надо чем-то жертвовать".

Однако трудовым коллективам конкретных разъяснений никто в администрации города так и не дал.

"Поражает факт ликвидации самого рентабельного предприятия, которое дает городу в бюджет пополнение денег".

Тему продолжает директор аптеки Иван Санкин и провизор Татьяна Солодовник:

"Без поликлиники, которую разорили, и без аптеки собираются оставить, без рецептурно-производственного отдела, где готовятся стерильные растворы. Этим пользуются почти все граждане нашего города".

Губернатор Ставрополья Александр Черногоров:

"Конечно, мы аптеку сохраним, и нам нужны сегодня государственные аптеки. И самое главное - нам нужны те аптеки, которые сегодня будут реализовывать лекарства по самым низким в крае ценам".

Тем не менее, в городе действует ликвидационная комиссия, которая уже довела факт продажи аптек до фармацевтов. Усугубляет положение тот факт, что Пятигорск является "кузницей" аптечных работников, ведь фармацевтическая академия города ежегодно выпускает около трехсот молодых специалистов - и всем нужна работа.

В эфире Липецк, Андрей Юдин:

По итогам 2000-го года на реках и озерах Липецка и области погибло 119 человек, из них - 11 детей. Только за январь в Липецке и области на водоемах погибло пять человек. О проблемах спасения людей говорит водолаз первого класса из отряда подводников Александр Бородин:

"Везде и всюду - неплатежеспособность, вот как дальше это будет, конечно, отражается на людях? Если раньше спасатели (в ночное время вахтенный дежурил, не только один вахтенный, еще сторож или матрос, как он назывался, они по очереди несли вахту наблюдения) могли оказать какую-то помощь, то сейчас по одному человеку зимой они, естественно, ни к кому, если будет тонуть под носом, он не побежит".

В акватории реки действует пять спасательных станций. Центральная спасательная станция расположена рядом с городским пляжем. Спасательное снаряжение и снаряжение подводников давно устарело. Катерам пятьдесят лет, навигационная система и радиосвязь вообще отсутствуют. Бюджетных средств на приобретение нового оборудования, на сегодняшний день - нет. Зарплата водолаза в среднем составляет от 600 до 800 рублей в месяц, матрос-спасатель зарабатывает 400 рублей. Поэтому основные сотрудники - это пенсионеры и офицеры запаса. Рассказывает водолаз первого класса Александр Бородин:

"На центральной спасательной станции (уж, казалось бы - самая центральная станция) всего два водолаза, третий сейчас в отпуске, когда по штату там должно быть - десять. Зарплата нищенская, 700 рублей всего на всего дают, по нынешним временам - смех. "Спусковые" нам не платят, за единовременное пребывание под водой вознаграждение не выплачивается, спирт на дезинфекцию снаряжения не выдается. Даже нет элементарного тонометра - замерить давление. По нынешним временам без этого очень сложно работать".

В основной группе риска в весенне-зимний период на речном льду оказываются любители подледного лова и дети, спасение которых затруднено, потому что отсутствует система спасения на отдаленных участках реки. Спасти терпящих бедствие людей на льду можно единственным способом - с помощью вертолета службы МЧС. Вертолета у речных спасателей нет, поэтому часто бывает спасение утопающих - "в руках самих утопающих".

В эфире Астрахань, Владимир Тимков:

В Астрахани растет число беспризорных и бездомных детей. Их можно встретить на любой улице города - грязных, голодных, плохо одетых, просящих милостыню или подрабатывающих на рынках и вокзалах. У большинства из них есть родители, но они не обращают на своих детей внимания, не могут их даже покормить, а зачастую и сами посылают на улицу - "зарабатывать" деньги. Иногда государство все же обращает внимание на брошенных детей, и после сбора всех необходимых справок и решения суда некоторые из них попадают в приюты и детские дома. Один из таких приютов - приют для девочек "Улитка", уже пять лет существующий в нескольких комнатах пустующего детского сада. В приюте живут девочки от пяти до 16-ти лет, и хотя они должны здесь жить не более полугода (пока решается вопрос о лишении прав их родителей), на самом деле некоторые живут по два года и даже больше. И девочки не хотят уходить отсюда ни к себе домой - к пьяным, голодным родителям, ни в детские дома, похожие на казармы. Только приют они называют "домом", потому что здесь их ждут домашняя обстановка, вкусная еда, но, главное, что относятся к ним здесь, как к своим детям. Старшие девочки заботятся о младших, они учатся сами стирать, помогать по хозяйству. Младшие играют или рисуют. А все вместе они пытаются забыть о том кошмаре, что им пришлось пережить.

Пьяная мать пятилетней Модины и не заметила, как дочь опустила руки в кипящую мыльную воду, и только через три дня отвела ребенка в больницу. После ожога у девочки перестали шевелиться пальцы. Сейчас Модине делают операции, и четыре пальца стали двигаться, но впереди еще долгое лечение. А шестилетняя Надя никогда не видела своих родителей, в приют она попала из Дома ребенка. У нее вирусный гепатит С, поэтому детские дома ее не принимают. Руководитель приюта Медина Турбина сказала: наконец-то удалось добиться того, чтобы под приют отдали весь детский сад, ведь он не работает уже десять лет. И к лету она рассчитывает открыть постоянный, а не временный приют для девочек. И у Нади есть надежда, что она здесь проживет еще долго.

Другим бездомным детям повезло меньше, и для них нет места ни в приютах, ни в детских домах, которые и без того переполнены. В приюте "Улитка" живет 20 девочек, и еще 17 - с нетерпением ждут своей очереди. Во втором детском доме Астрахани, рассчитанном на 270 детей, живут более 400. Сколько еще беспризорных детей остается на улицах Астрахани, не знает точно никто.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

Более полумиллиона человек в Архангельской области живут за чертой бедности, однако, "бедные" - еще не значит "нищие". Нищенство в Архангельске - скорее, род профессиональной занятости отдельных граждан, эксплуатирующих людскую сердобольность, чем действительно проявление крайней нужды. К такому выводу приходишь, глядя на городских попрошаек. Одни и те же люди годами просят милостыню на церковной паперти, в тамбурах гастрономов, возле деловых и торговых центров. Самый колоритный из них - бородатый дедок неопределенного возраста, зимой и летом одет в фуфаечку, стоптанные сапоги и выдавший виды треух. Скороговоркой просит "на хлебушек", и многословно благодарит подающих, не скупясь на добрые слова и всяческие пожелания. Появился он лет пять назад возле микро-рынка на стадионе "Динамо", затем перебрался в самый центр, к единственной в городе офисной башне-высотке и торгово-гостиничному комплексу на улице Поморской. Давно он стал в городе фигурой, узнаваемой настолько, что его не раз использовали ушлые рекламщики в своих радио- и телевизионных роликах. Словоохотливый дедок рассказывает, что есть у него и пенсия, и два сына, которым он еще и помогает. А в удачный день попрошайничеством зарабатывает больше, чем получает от государства в месяц.

Однако известность не идет на пользу ремеслу - примелькавшимся профессиональным попрошайкам подают реже. Приходится придумывать новые формы. Вот и появился в центре Архангельска, в скверике, на пути к самому большому в городе супермаркету конь Ваня, с прикрепленной ко лбу запиской "Подайте на овес". Ольга, называющая себя хозяйкой лошади, уверяет, что приходят они сюда из пригородной деревни Заостровье. Заработок у нее 500 рублей в месяц, а мешок овса, которого коню хватает лишь на неделю, стоит 300.

У торгового центра "Полярный" промышляет группа малолетних попрошаек, милостыню они, скорее, не просят, а требуют, пристают к одиноким женщинам и откупиться от них невозможно. Приходится либо спасаться бегством, либо звать на помощь.

В тамбуре гастронома "Петровский" тенью с протянутой рукой изо дня в день стоит сухонькая старушка в очках с толстыми линзами. Не раз сам клал ей в ладонь копеечку, пока однажды не увидел, как в конце своего рабочего дня бабуля проворно сосчитала выручку и пошла тут же - отовариваться. Купила пачку хороших сигарет, бутылку пива, мороженое, молока, фруктов, сыра, колбаски. Получился очень даже приличный и увесистый продуктовый набор. Такого, уверен, не может себе позволить ежедневно большинство из ее "благотворителей".

XS
SM
MD
LG