Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Милицейский налет на мурманскую школу;
- Больные вооруженные силы - взгляд из Липецка;
- Почему ивановские энергетики - против дизельных электростанций;
- Самарский хлеб подорожал - кто виноват;
- Обещанных детских пособий на Ставрополье три года ждут;
- Село Михайловское - доступ к Пушкину ограничен;
- Права саратовских заключенных будут защищать добровольцы;
- Нижний Новгород: никто не хотел убивать;
- Архангельск: национализация свободных лоцманов;
- Кемерово: дело АО "МММ" живет и побеждает;
- Кострома: погорельцы уже ни на что не надеются;
- Уфа: жертвы служебной жилплощади;
- Сургут: почему Госдума запретила аборигенам торговать;
- Омск: журналистам без конвоя вход запрещен.


В эфире Мурманск, Лев Коньков:

На прошедшей неделе Мурманск был взбудоражен новостью - отныне милиция для раскрытия школьных краж проводит насильственную дактилоскопию. Такой случай произошел в 5-й мурманской школе. У одной из девятиклассниц пропали сапоги, которые она оставила в кабинете. В школе и раньше происходили кражи, но прежде не бывало, чтобы в милиции возбуждали уголовные дела. На этот раз расследование началось в рекордно короткие сроки. К концу шестого урока в школе появилась опергруппа, милиционеры в штатском начали снимать отпечатки пальцев в классе с парт и подоконников. Правда, учителя так и не поняли, зачем это нужно, потому что в школе после занятий уже произвели уборку. А на следующий день после уроков в 11-й класс зашли эти же милиционеры и заявили: мы хотим, чтобы дети пошли с нами. Завуч школы Лариса Сидорова попыталась убедить стражей порядка, что делать этого не нужно. Но что может сделать завуч против милиционеров, они же все-таки - представители власти. Дети под конвоем милиции были доставлены в ближайший отдел внутренних дел. Ни классного руководителя, ни завуча школы в отдел не пустили. Класс разделили - мальчиков отправили на один этаж, девочек на другой, и детей стали по одному заводить в кабинет и допрашивать. Сначала фотографировали в фас и профиль, после снимались отпечатки. Вся процедура была зафиксирована на видеокамеру. У девочек, кроме этого, проводился осмотр вен на руках и ногах - милиционеры искали следы от уколов, подозревая практически всех учениц 11-го класса в наркомании. Только вечером дети были отпущены из отела внутренних дел. Родители детей были настолько возмущены происходящим, что собрались вместе практически на следующий день. Вместе решили требовать от милиции объяснений, писать заявления в прокуратуру, но толку из этого не вышло. Представитель милиции объяснил, что это дело раздуто на пустом месте. Иными словами, если более 30-ти подростков оказались арестованы и унижены без всякого повода с их стороны - это самый заурядный случай, и удивляться здесь нечему. Ну, а теперь главное: почему же произошло именно такое расследование? Папа девочки, у которой пропали туфли, тоже милиционер, и не какой-нибудь постовой, а начальник дежурной смены этого самого отдела внутренних дел. И, скорее всего, все протесты родителей так и останутся без ответа.

В эфире Липецк, Андрей Юдин:

21-го января в больнице города Елец Липецкой области умер 19-летний солдат Артем Макаров, уроженец Карелии, прибывший осенним призывом в учебный полк связи елецкой военной части. Споры вокруг этого происшествия продолжаются и по сей день. С начала этого года в елецкую больницу поступило 23 новобранца с диагнозами остро-респираторная инфекция, воспаление легких, менингококковая инфекция, трахеобронхит. 80 человек уже переболели простудными заболеваниями в военной части без госпитализации. На вопрос, почему такая ситуация сложилась в этой военной части со здоровьем у новобранцев, отвечает подполковник Сергей Севастьянов:

"Инфекцию сюда привезли, плюс у нас своей хватает. Это зависит от нашего общего, будем так говорить, Минздрава, потому что население - больное. 18% - чисто здоровых, остальные все - больные призывного состава. Все здоровые попадут в институт, а в армию - то, что осталось. Вот в чем проблема".

Спасти жизнь рядовому Артему Макарову не удалось. Хотя, как заявляет заведующая пульмонологическим отделением елецкой больницы Нина Лихоносова, все было сделано, как положено:

"Он был астенизирован, при росте 170 у него дефицит веса был, это естественно. По анамнезу он ничем не болел, возможно, такая пневмония, на ранее не болевшего, была таким сильным стрессом, что организм не перенес. Но мы, медработники, для него сделали все".

Аналогичная ситуация могла бы произойти с призывником из Липецка, проходящим военную службу в Свердловской области, если бы родители Алексея вовремя не забили бы тревогу. Говорит мама Алексея:

"Ребенка отправили на обследование - и все, вышел он оттуда с этого обследования, сказали, что ребенок нормальный, никаких отклонений у него нет. Хотя перед этим, за год до этого, он лежал в больнице, ему такие анализы давали, что булку хлеба поднимать ему можно, больше ничего нельзя было. А где-то в январе пришло первое письмо, что он заболел, у него температура и что-то с почкой. После этого - никаких известий. Это было месяц. Мы кому только ни писали, и командиру части писали, везде писали. От него мы получили письмо, он пишет, что три недели он пролежал в госпитале, лечили, пишет, от всех болезней. Мы знаем, что у него хронический пиелонефрит. И вот теперь он написал - ждите еще письма. А что дальше будет, понятия не имеем".

Из-за недобора в армию медицинские комиссии и военкоматы правдой и неправдой стараются снять с себя ответственность и отправить на службу не совсем здоровых призывников, которыми становятся больными новобранцами. Об этой проблеме говорит председатель Комитета солдатских матерей Липецкой области Ирина Мартынова:

"Когда началась вторая чеченская кампания, у нас практически не стало нездоровых призывников. При мне в случае каких-то сомнений по состоянию здоровья не призывали, то сейчас, я скажу условно, их "делают" здоровыми".

В эфире Иваново, Елена Смагина:

"Это издевательство просто", - в адрес энергетиков в ходе парламентских слушаний, прошедших на минувшей неделе в Законодательном Собрании Ивановской области, были высказывания и порезче. К веерным отключениям в городах области почти привыкли, но неделю назад акционерное общество "Ивэнерго" начало отключение предприятий агропромышленного комплекса. Причем, целые поселки, вместе с фермами, школами, детскими садами, стали отключать безо всякого предупреждения. В первый же день отключений электроэнергии в совхозе Пригородный Ивановского района погибло 80 поросят, на фермах резко снизились надои. Все это только ускорило погружение предприятий и районных бюджетов в долговую яму. Складывается такое впечатление, что энергетики делают это умышленно. Большинство хозяйств избавилось от долгов по текущим платежам, каждый месяц они выплачивают определенный процент от долга, сложившегося еще в 96-98-м годах. Но энергетики, в нарушении договора, требуют ускорить выплаты.

О том, что "Ивэнерго" выгодно иметь должников, так как в этом случае есть возможность оправдываться перед своими кредиторами (федеральным оптовым энергетическим рынком, РАО ЕЭС, поставщиками топлива), говорит и тот факт, что сельским хозяйствам запрещено устанавливать дизельные электростанции, содержание которых, кстати, обходится дешевле, чем покупка энергии у местных энергетиков. Был случай, когда у ослушавшегося директора фермы мини-станцию просто увезли, сказав, что это - плата за долги. Со стороны областной администрации никакой реакции тогда не последовало. Возможно - потому, что именно благодаря ее руководству село впало в беспросветные долги. В течение нескольких лет финансирование села велось взаимозачетами через частные фирмы. В результате, только горюче-смазочные материалы доставались селянам по цене, в шесть раз выше рыночной.

Коммунист Владимир Тихонов, вступивший в должность губернатора в декабре прошлого года, отреагировал на действия энергетиков довольно резко, назвав происходящее экономической диверсией и потребовав рассмотрения на заседании антитеррористической комиссии. Однако впечатления, что губернатор всерьез рассердился на руководство "Ивэнерего", не сложилось. Достаточно сказать, что отключения после этого только участились. В сельской местности и в ряде районов областного центра прекратили работу детские сады, школы, больницы. Не остановила монополистов даже смерть человека. 7-го февраля погибла 86-летняя женщина. Когда в доме в очередной раз отключили электроэнергию (а в отдельных районах это происходит с 18-ти до 23-х часов), пожилая женщина решила осветить дом подручными средствами. В местной прессе сообщение об этой трагедии прошло в разделе "Несчастный случай", хотя вернее было бы его поместить в "Уголовную хронику", но этого делать нельзя, так как, по мнению правоохранительных органов, нет состава преступления. Как нет его, когда в тарифы закладываются неоправданно высокие цены на топливо в получение сверхприбыли за счет бедных слоев населения.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

10-го февраля в Самаре подорожал хлеб. По данным исследования продовольственного рынка, проведенных студентами социологического факультета самарского Государственного университета, цены на хлеб в регионе возросли на 15%. Буханка белого хлеба из пшеничной муки, стоившая в первые дни февраля 5 рублей 50 копеек, нынче обходится самарцам в 8 рублей. Подорожание хлеба самарцы восприняли крайне негативно, вполне резонно посчитав повышение цен на "продукт номер один" серьезной угрозой для собственного бюджета. Губернские власти через подконтрольные им средства массовой информации поспешили объяснить подорожание хлеба сезонными колебаниями цен на зерно и муку. Выступая в эфире государственной телерадиокомпании "Самара", начальник областного департамента по сельскому хозяйству и продовольствию Александр Румянцев сообщил: "Небольшая нехватка зерна в элеваторах губернии имеется, но это не проблема. До июня нового повышения цен на хлеб не произойдет".

Это - одна, официальная точка зрения, существует и другая, опровергающая первую. Как рассказала главный экономист самарского булочно-кондитерского комбината номер один Тамара Васильева, зерно на самарских элеваторах действительно есть, однако, из него можно получить только муку второго сорта. По данным торговли, хлеб из такой муки спросом у населения не пользуется. Поэтому самарские производители хлеба сегодня вынуждены закупать качественную муку в Башкирии и Мордовии. Перевозка муки в Самару обходится коммерсантам недешево, отчего мука постоянно дорожает. Саранск и Уфа сейчас являются монополистами по поставкам муки в Самару. Это обстоятельство, по мнению Тамары Васильевой, может спровоцировать предпринимателей повысить цены, поскольку даже в случае подорожания, муку самарским хлебозаводам все равно придется. Пока хлебопеки изыскивают поставщиков качественной и недорогой муки, самарцы пытаются самостоятельно, не надеясь на помощь властей, решить хлебный вопрос. Многие самарские семьи стали выпекать свой, домашний хлеб, что по финансовым затратам выходит гораздо дешевле, чем покупка хлеба государственного, да и гораздо вкуснее.

В эфире Ставропольский край, Лада Леденева:

В этом году исками по выплате долгов по детским пособиям оказались буквально завалены все ставропольские суды. В одном только Октябрьском суде Ставрополя таких дел оказалось больше ста. К примеру, Светлана Овечевая, мать троих детей. Государство задолжало ей за один только 98-й год две тысячи рублей. Если иск Светланы будет удовлетворен судом, то деньги будут взыскивать не с управления социальной защиты, а с Министерства финансов. Однако в Минфине говорят, что даже решение суда не поможет матерям получить свои деньги сразу, выплаты будут производиться в порядке очереди, - да и то, если будут деньги. Уже около двухсот раз краевое Министерство финансов доказывало в арбитражном суде, что иски родителей оно удовлетворять не обязано, поскольку детские пособия - это федеральная программа, и местные финансовые органы здесь не при чем.

Еще одна точка зрения финансовых структур: проблем с выплатой детских пособий на Ставрополье практически нет. Говорит Валерий Гаевский, исполняющий обязанности заместителя министра финансов Ставропольского края:

"На мой взгляд, ситуация резко кардинально поменялась. В текущем году мы выплатим детских 425 миллионов рублей, это практически все затраты по текущему году и процентов 15 долгов за прошлые годы. На мой взгляд, если через год ситуация не изменится, то мы рассчитаемся со всеми долгами. Скажем, на сегодняшний день у нас задолженность по детским не 650 миллионов, как была в прошлом году, а 590. Сократилась на 60 миллионов. Это - при условии, что мы еще выплачиваем полностью текущие детские".

Говорит замминистра финансов Ставропольского края Татьяна Погорелова:

"Действительно, на сегодняшний день долги составляют по этому виду социальных пособий около 600 миллионов рублей. Детские пособия сейчас исчисляются, исходя из минимальной заработной платы. С первого января это - сто рублей, пособие составляет 70 рублей. 70 рублей в месяц на одного ребенка, если этот ребенок в обычной семье растет".

В 97-98-м годах долги по детским пособиям на Ставрополье измерялись миллиардами. Тогда государство выкручивалось, вводило различные взаимозачеты. В счет пособий можно было оплатить коммунальные услуги или купить в магазинах продукты. Тогда все эти попытки властей утихомирить матерей мало помогли, сегодня мало помогают и суды. Когда же будут погашены все долги по детским пособиям - покажет время.

"Я предполагаю, что это не произойдет ранее, чем через 2-3 года".

В эфире Псков, Андрей Щеркин:

"К поэту доступ ограничен", - так теперь грустно шутят сотни российских и зарубежных туристов, приезжающих в Пушкинские горы, в знаменитую родовую усадьбу Пушкина Михайловское, на его могилу в Святогорский монастырь и другие памятные места Пушкиногорья. Все дело в том, что в феврале администрация государственного Пушкиногорского музея-заповедника ввела целый ряд беспрецедентных мер. Во-первых, количество туристов в каждой группе не должно теперь превышать двадцати человек, а в некоторые дни возможно ограничение количества групп до десяти в день. Во-вторых, на весь въезжающий на территорию заповедника автотранспорт введена сложная система специальных пропусков. Пропуска необходимо покупать за деньги - на автобус двести рублей, на легковой автомобиль сто. При этом, вся территория заповедника, а это почти 700 гектаров, тщательно охраняется. И, в-третьих, цена билетов на посещение пушкинских мест теперь превышает цены на билеты в главные музеи Москвы и Петербурга. Сейчас билет для всех без исключения стоит 27 рублей, а в марте грядет очередное подорожание. Единственное объяснение пока прозвучало из уст работника музея, начальника экскурсионного отдела Елены Муковниной. Оказывается, все связано с маленькими размерами комнат в усадьбе Пушкина в Михайловском и необычным наплывом туристов. Объяснение - более чем странное. Судя по нему, или дом поэта придется вновь перестраивать или вообще туристов не пускать. Между тем, в лучшие для музея годы его посещали до 600 тысяч человек в год, и проблем не возникало. Новые меры администрации заповедника предельно осложнили работу десятков псковских и иногородних туристических фирм. Так, руководитель частной турфирмы "Апрель" Валентина Брячак считает, что нововведения по ограничению числа туристов в группе просто абсурдны. "Мы принимаем обычно школьников из Москвы, Петербурга, других крупных городов. В группах 35-37 человек. Как нам делить несовершеннолетних школьников, за которых мы несем особую ответственность, совершенно непонятно". А руководитель государственно-унитарного предприятия "Псковинтур" Елена Кирьякова в своих суждениях более категорична: "На протяжении последних лет государство выделяло и продолжает выделять для реконструкции и развития музея сотни и сотни миллионов рублей, - но, несмотря на все деньги, которые были вложены в заповедник, уровень туристической инфраструктуры в Пушкинских горах не выдерживает никакой критики". Председатель комитета по туризму администрации Псковской области Вадим Лаптев говорит так: "Для того чтобы привлекать туристов в область, надо существенно упростить все эти процедуры. Ведь если цены на посещение заповедника будут меняться каждый квартал, говорить в таких условиях о перспективах развития туризма невозможно". Однако музей имеет федеральный статус, поэтому возможностей областных властей повлиять на его политику может и не хватить. Поэтому поклонники Пушкина, планируя свой отпуск, должны подумать о сложностях, с которыми они могут столкнуться в Пушкинских горах. Проделав на машине не одну сотню километров, в сам заповедник они могут просто не попасть.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

Новая должность - уполномоченный по защите прав заключенных - вскоре появится в саратовских колониях и следственных изоляторах. Положение об этом разработано аппаратом уполномоченного по правам человека Саратовской области Александра Ландо совместно с областным управлением исполнения наказаний. Должность эта - выборная, и выполнять свои обязанности люди с воли будут на общественных началах. Так, в одной из колоний защищать права заключенных согласился учитель средней школы. Правозащитник сможет свободно посещать подшефное учреждение, выслушивать жалобы и просьбы заключенных, а также содействовать подготовке к освобождению и последующей социальной адаптации вышедших на свободу. Уполномоченный по правам человека в области Александр Ландо считает важным не дискредитировать идею и серьезно подойти к отбору кандидатур. Это должны быть ответственные люди, а не связные, приносящие с воли наркотики. По числу спецучреждений в области должно быть подготовлено 14 человек. Начальник саратовского УИН Леонид Шостак уверяет, что новая должность поможет лучше разобраться с тем, что творится в тюрьмах и гарантировать соблюдение прав заключенных. Удастся ли уполномоченным сохранить баланс взаимоотношений и не скатиться до связного зэков или обычного тюремного стукача - покажет время.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

На скамье подсудимых оказались садовод Андрей Сысуев и сторож садоводческого товарищества имени 40-летия Октября Михаил Царев. Им вменяется в вину незаконное задержание человека и причинение ему тяжелых телесных повреждений, которые стали причиной его гибели. Проще сказать, в садоводческом товариществе человека забили насмерть мотыгой. Минувшим летом несколько подобных случаев привлекли внимание прессы: садоводы, защищая свою собственность, шли на убийство грабителей, превышая пределы допустимой обороны, кто - с помощью охотничьего ружья, а кто - используя садовый инвентарь или другие подручные средства. Особенность этого случая - незнакомый садоводам человек ни на кого не нападал и не был взят с поличным на месте преступления, он просто прятался в кустах, будучи в состоянии алкогольного опьянения. Пьяного незнакомца поколотили для профилактики, засунули в погреб и вызвали милицию. Однако прибывшие на место происшествия блюстители правопорядка пьяного не забрали.

"Он, говорят, грязный, весь избитый. Он мертвецки пьяный, пускай проспится, мы его ни в отдел, ни в вытрезвитель не повезем", - сообщил в суде сторож Михаил Царев. Плененного незнакомца продержали в погребе до утра и приводили соседей-садоводов полюбоваться на пойманного, якобы, разбойника. Свидетель Михаил Киселев пояснил:

"Говорят: иди, посмотри какого "красавца" поймали. Я подошел, ничего не видать - ну, шевелится человек. Я им еще говорю: ребята, бросьте, отпустите".

"Ребята" не отпустили задержанного. Наутро владелец садового участка Андрей Сысуев добавил неизвестному несколько ударов мотыгой и бросил его - уже умирающего - безо всякой помощи. Теперь в судебном заседании Андрей говорил, что убивать не хотел.

"Убивать его я вообще не хотел, нанес мотыгой удар".

"Убивать не хотел, только нанес мотыгой удар" - говорит один садовод. "Убивать не хотел, думал просто попугать выстрелом из ружья" - говорил еще один на другом процессе. Никто не хотел убивать.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

Частную службу лоцманов, занимающуюся проводкой судов на акватории Архангельского морского порта, принудили согласиться вновь вернуться на государственную службу. Почти четыре сотни лет существует в Беломорской гавани лоцманская служба, много было в ее истории всяких преобразований, но самые коренные совпали с рождением новой России. В 91-м году 44 архангельских лоцмана выделились из состава порта и обрели статус частной архангельской службы лоцманов. По признанию ее нынешнего директора Александра Сысунова, на счету у отделившейся лоцманской вахты не было ни копейки, но они выжили, научились зарабатывать и крепко встали на ноги. Сегодня у архангельских лоцманов высокая зарплата - на уровне второго помощника капитана морского судна. Они оснащены современными средствами связи, и у них прекрасный послужной список. За десять лет в Архангельском порту, считающимся одним из самых сложных и протяженных в мире, по вине лоцманов не было ни одной аварии. Но прошлой зимой Министерство транспорта поручило морской администрации порта Архангельск создать государственную лоцманскую службу. Все участвующие в конфликте стороны почти год старались не выносить сор из избы. Лоцманы все надеялись, что удастся разубедить не постоянное в своих решениях государство, а морская администрация порта рассчитывала договориться с лоцманами "по-хорошему". Но "по-хорошему" не получилось. Трижды за последний месяц приезжали к лоцманам из портовой администрации с уговорами, но те ответили отказом. Скандал выплеснулся в прессу и на телевидение. И тогда морская администрация начала вербовку собственных кадров. В феврале объявлен набор на государственную лоцманскую службу. Этот шаг оказался решающим - лоцманы сдались. По словам Александра Сысунова, на общем собрании коллектива они единогласно проголосовали за переход на госслужбу. Лоцманы считают, что им просто выкрутили руки и не оставили выбора. На берегу в Архангельске полно безработных опытных судоводителей, и набрать из них 25 лоцманов не составит труда. У руководителя же морской администрации Анатолия Банникова, похоже, спала гора с плеч, теперь он уверен, что становление государственной лоцманской службы в Архангельске пройдет быстро и без ущерба для безопасности судоходства. Отпала главная проблема - подготовка кадров, ведь на обучение лоцмана, в зависимости от квалификации, требуется от года до пяти лет. "Жаль терять самостоятельность, - вздыхает Александр Сысунов, - да и в зарплате лоцманы потеряют, оказавшись на государственных ставках". Но иного не дано: двум лоцманским службам в архангельском порту не выжить, даже несмотря на то, что лоцманский сбор тут - один из самых высоких в России. Собственно, по оценке наблюдателей, из-за него и весь "сыр-бор". Пока в государственный карман в виде налогов идет 70% лоцманского сбора, скоро там окажутся все сто.

В эфире Кемерово, Ирина Сербина:

С открытым письмом к руководству правоохранительных органов Кемеровской области обратились журналисты, руководители ряда общественных организаций и региональных отделений политических партий. Поводом такого обращения послужила деятельность на территории Кузбасса так называемой общественной организации социальных новаций "Авангард". Подобная организация под названием "Ирайз" уже более полутора лет существует в городе Новокузнецке. По мнению авторов письма, "Авангард" и "Ирайз" - это ни что иное, как финансовые пирамиды, деятельность которых угрожает экономической безопасности как рядовых граждан, так и всей Кемеровской области. По оценкам налоговой полиции города Новокузнецка, годовой оборот организации "Ирайз" составляет около одного миллиона долларов. В новокузнецкую прокуратуру уже обратились около 90 пострадавших от деятельности "Ирайза". Вот что говорит по этому поводу Лариса Голубева, начальник следственного управления налоговой полиции города Новокузнецка:

"Те, кто обратились с заявлениями, это люди, которые не имеют лишних денег, многие заняли деньги, заняли деньги под проценты. Отдельно каждого человека очень жалко. Первое время вообще не было заявлений, все были довольны. Я не могу стоять и запрещать ему, держать за руки - не отдавай свои деньги. Это его право распоряжаться деньгами".

Схема деятельности кузбасских пирамид проста и эффективна. Психологическую обработку потенциальных клиентов они начинают с того, что через знакомых, родственников, друзей узнают о тех проблемах, которые мучают человека более всего. Затем через своих партнеров, людей, специально обученных, как заманить человека в эту ловушку, - внушают, что именно здесь им помогут решить все проблемы, а затем приглашают клиента на семинар. На семинарах в Кемерове собираются одновременно 150-200 человек, среди них много жителей Березовского и Кедровки. В Новокузнецк приезжают жители Прокопьевска, Осинников, Киселевска. Работа ведется с большим географическим размахом. Попасть на семинар можно только по специальному приглашению "партнера второй ступени". При входе в помещение, где проводятся мероприятия "Авангарда" и "Ирайза", всех обыскивают, проверяют содержимое сумок. Каждый вновь вступивший член организации подписывает документ о неразглашении той информации, которую он получил об этой организации. Продолжается собрание около трех с половиной - четырех часов подряд. Все это время собравшимся новичкам пытаются внушить, что именно здесь их научат зарабатывать деньги, укрепить свое благосостояние, что в этой организации все построено на доверии. Вот что рассказывает очевидец одного из этих семинаров Сергей Н., он просил не называть его фамилию:

"Мне показалось, что я попал в какую-то непонятную организацию, где слишком много уделяется внимания ритуалам. Начался играть гимн их, и во время этого гимна люди хлопали в ладоши в ритм. Говорилось о том, хотите ли вы заработать денег? И все: конечно, хотим, - выкрикивали из зала. Как я понял, выкрикивали уже завсегдатаи этого клуба, а не те, кто пришли, потому немногие не знали, что тут делают. Ощущаешь какое-то моральное давление постоянно. Потому что и необычность поведения несколько шокирует, дезорганизует, что сам не можешь осмыслить, что здесь происходит".

И только в конце семинара, когда буквально загипнотизированные громкой музыкой и хоровым пением, обещаниями лучшей жизни и дружеской помощи, люди уже почти ничего не соображают, им сообщается, что в этот проект надо инвестировать 1300 долларов. Причем, сделать это нужно немедленно. Для того чтобы человек тут же, вечером выходного дня, нашел необходимую сумму, его сопровождают домой, к знакомым, в банк, пока необходимая сумма не будет собрана. Даже, по сути, бедные люди находят около сорока тысяч рублей и своими руками их инвестируют в новый бизнес. Никаких документов о том, что деньги были внесены, новоиспеченные инвесторы не получают. Только утром следующего дня многие из них осознают, что они сделали. Единственный способ вернуть вклады, это привести в "Авангард" других людей, а те, кому совесть не позволяет заманивать своих знакомых, родственников в ловушку, навсегда расстаются со своими деньгами. Средства массовой информации неоднократно сообщали о деятельности кузбасских пирамид, однако, по сей день "Авангард" и "Ирайз", пользуясь несовершенством российского законодательства, доверчивостью и юридической неграмотностью простых людей, продолжают свою деятельность на территории Кемеровской области.

В эфире Кострома, Михаил Токмачев:

В мае прошлого года в городе Мантурово, что в Костромской области, из-за неосторожного обращения с огнем сгорели четыре жилых дома, 65 семей до сих пор не имеют своего угла. Надежда и Владимир Гавриловы до пожара жили в трехкомнатной квартире, с тех пор супруги Гавриловы и их сын Артем живут в общежитии. От всего имущества осталось только два обгоревших шкафа и телевизор, который подарили родственники. Всех погорельцев тогда расселили по свободным комнатам и пустым квартирам. Однако директор мантуровского фанерного комбината, которому принадлежали сгоревшие дома, и мэр города сразу сказали, что сами с проблемой не справятся. Денег в местном бюджете хватало только на 17 семей. Решили просить помощь в Москве. И в декабре правительство выделило мантуровцам 48 жилищных сертификатов. Глава самоуправления города Мантурово Геннадий Зорин говорит, что бумаги в область уже пришли.

"Жители, пострадавшие от пожара, уже с осени подбирали жилье, зная что они получат сертификаты. Сегодня вот такой банк данных мы имеем. Жилищные сертификаты пока никто не получал. В середине февраля, в конце февраля первая партия жителей, пострадавших от пожара, будут получать жилищный сертификат".

Местные власти уверяют, что осталось только сверить некоторые данные и у погорельцев наконец-то появится свое жилье. Но Надежда Гаврилова им не верит:

"Он врет постоянно, я ему уже не верю, я к нему не могу даже ходить. Его такая полоса еще не перешла. У меня все было в квартире, я по коврам ходила и везде, а теперь в этой общаге. Нам ничего не обещают. Я вот и живу здесь".

Сразу после пожара всем пострадавшим выдали материальную помощь - по восемь с половиной тысяч рублей. С тех пор никаких денег они не получали. Только однажды в райцентр привезли гуманитарную помощь, хорошую одежду разобрали быстро, Гавриловым не хватило. Надежда не расстраивается, говорит, что на одежду и обувь они с мужем всегда заработают, а вот собственного жулья у них, скорее всего, уже никогда не будет.

В эфире Уфа, Артур Асафьев: 380 работников и пенсионеров уфимской швейной фирмы имени 8-го марта могут в ближайшее время лишиться жилья и оказаться выброшенными на улицу. Подавляющее большинство среди них составляют женщины, среди которых немало одиноких матерей и пенсионерок. Общежитие, в котором они живут, намечено перевести в категорию жилого дома, устроить в нем хорошие квартиры и распродать по рыночной цене. Таким образом, дирекция фирмы рассчитывает погасить долги, которые со всех сторон опутали некогда успешное предприятие.

Этот случай - далеко не первый. Вот уже несколько лет как дирекция фирмы видит единственный способ выхода из кризиса в том, чтобы продать как можно больше объектов социальной сферы. Один из прежних руководителей закрыл принадлежавший фирме детский сад и продал его здание. Следующий - сдал в аренду торговым организациям более 60% производственных площадей. Но долги фирмы почему-то только возросли. По некоторым данным, к началу нынешнего года они составляли уже 11 миллионов рублей. В конце прошлого года на фирму пришел новый руководитель Раис Бикмаев и сразу же принялся за реконструкцию общежития. Первоначально жильцам было также предложено в покупке будущих квартир, но тут же выяснилось, что ни у кого из них не хватит средств, чтобы уплатить первоначальный взнос, который должен был составить половину всей суммы. Средняя зарплата на фирме составляет всего четыреста или пятьсот рублей, и выплачивается с существенными задержками. Тогда генеральный директор предложил всем подыскивать себе жилье самостоятельно и уведомил, что до первого апреля все должны выехать из общежития. Для покупки жилья он пообещал выделить каждой семье по сто тысяч рублей, но на такую сумму сейчас в Уфе никакую жилплощадь не купишь. А самое главное, генеральный директор упорно отказывался закрепить свои обещания юридически оформленными гарантиями и требовал, чтобы жильцы сначала выехали из общежития, причем сделали это как можно скорее. В ситуацию вынуждены были вмешаться районные и городские власти. Администрация Ленинского района, на чьей территории находится общежитие, заверила жильцов в том, что она категорически возражает против реконструкции, если будут нарушены права жильцов. Официально предостерегла дирекцию фирмы от нарушений жилищного законодательства и районная прокуратура. Наконец на прошедшей неделе генеральному директору было предложено дать свои объяснения прямо на сессии уфимского городского совета. Директор клятвенно обещал депутатам, что никаких нарушений законодательства не допустит. Но уже через несколько часов в общежитие пришло распоряжение: техническому персоналу приступить к освобождению комнат от жильцов, которые должны теперь подселяться друг к другу. "Со стороны дирекции - полный произвол и всевластие, а с нашей стороны такое же полное бесправие", - такими словами характеризовали свое положение ткачихи из швейной фирмы имени 8-го марта. Редко какая категория городского населения подвергается стольким притеснениям, как рабочие предприятий, живущие в ведомственных общежитиях. Квартирная плата здесь в 6-7 раз выше, а условия жизни несравненно хуже. Причем квартплата повышается совершенно произвольно и высчитывается автоматически прямо из очередной зарплаты. Работники узнают об очередном, как правило, значительном, повышении, уже получая зарплату на руки. В свое время ткачихи пытались бороться с этим произволом, но теперь им уже не до того. Сейчас они озабочены лишь одним - как бы не очутиться с детьми на улице без жилья, а, возможно, и без работы.

В эфире Сургут, Николай Свенцицкий:

Принятый Государственной Думой закон об общих принципах общин малочисленных народов не дает им право заниматься коммерческой деятельностью. Говорит глава родовой общины "Карем" Евгений Вахрушев:

"Такая ситуация возникла, что родовую общину налоговые органы могут закрыть - в виду того, что нет законодательной базы, которая бы позволяла нам заготовленную продукцию реализовывать через сеть магазинов. А если заготовленную продукцию не реализовывать через сеть магазинов, на что жить? Буханку хлеба купить сегодня - ведро ягод продать. Вот тебе натуральная коммерция. Продашь ведро ягод - купишь буханку хлеба. Продашь мешок рыбы - купишь боеприпасы для оружия, будет боеприпасы, будет и охотопромысел. Это все взаимосвязано. А закон принимали - вообще выхолостили все, вообще не работает. 21 человек, из них большая часть рыбаки, охотники, переработчики рыбы. Фактически они пока не остались, но останутся без работы. Мы живем в глухой заброшенной деревне, которую восстановили сами, на свои деньги восстановили, построили дома, обсыпали дороги, вычистили от затонувшей древесины речки, все заработало. А теперь выходит - куда я их дену? Многие работают полностью семьей, муж и жена у меня работает в общине, а куда я их дену? А у них дети, у нас дома построены. Стоит рыбоперерабатывающий завод, а там дизеля работают круглосуточно, которым нужно 150 тонн дизельного топлива в год. Это дурдом вообще! Кто принял этот закон, который никакой не дает свободы действия общинам!"

Представители нефтегазовых компаний часто обвиняют местных ханты и манси в иждивенчестве. Якобы они живут за счет компенсаций, которые получают за использование своих родовых угодий под добычу нефти и газа, да "доят" комитет малочисленных народов Севера. А работать, якобы, ленятся. Ну, наверное, пример общины "Карем" - более чем убедителен. Для людей нужно, прежде всего, создать условия - и они обеспечат себя сами. А то ведь зачастую так бывает, как рассказывает Андрей Хоров из поселка Кишик Ханты-Мансийского района:

"На этих угодьях проживал моей жены отец Ефим Григорьевич. Всей семьей они там жили. Когда я решил зайти на эти угодья, чтобы их оформить на себя и заниматься, и сам я проживал и проживаю на данный момент на этих угодьях. Занимаюсь тем, чем могу - национальным промыслом. С 96-го года я хожу, обиваю пороги администрации для того, чтобы мне сделали документы на родовые угодья. Была комиссия, дала заключение о том, что "Сургутнефтегазгеология" купила эти земли, и они не отдаются под родовые угодья". 23 тысячи человек ханты и манси проживают в Ханты-Мансийском автономном округе. Это всего-навсего небольшой поселок или большая деревня, если собрать их в одном месте. Но как говорит председатель объединенного профкома "Сургутгазпрома" Владимир Ивашкеев, а он знает эти проблемы, потому что сам по национальности манси - разрозненность и есть основная беда аборигенов.

"Они рассеяны, рассыпаны и, по большому счету, информация, большая информация до них не доходит. И я считаю, что сегодня местные администрации, администрации муниципальных управлений, муниципальных различных структур уходят от проблемы решения вопросов коренного национального населения".

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

Омские журналисты готовы в суде защищать свои профессиональные права. Отказ администрации области в предоставлении аккредитации нескольким влиятельным и тиражным изданиям оказался только эпизодом в целенаправленном отлучении прессы от источников информации. Администрация и Законодательное Собрание ввели новый порядок доступа к чиновникам и депутатам только по письменной заявке и в сопровождении должностного лица. Разделение журналистов на "допущенных" и "не допущенных" приобрело статус закона. По мнению президента ассоциации омских журналистов Марата Исангазина, областные власти вынуждают средства массовой информации искать защиты в суде.

"Меньше журналистов ходит - оно спокойнее, меньше информации получают, что там решают по поводу жизни омского народа. Есть попытка закрыться, и тенденция к закрыванию областных властей прослеживается на протяжении последних полутора лет, закукливание такое. Вот в эту как бы куколку есть дырочка только для подконтрольных СМИ, которых жестко держат в кулаке. Испуганы, как 7-й канал, где был ряд обысков. Мы думаем, что, в самом деле, обратиться в суд на это распоряжение, что оно незаконно, что оно нарушает федеральный закон о средствах массовой информации".

Вначале чиновники объясняли нововведение бдительностью - чтобы посторонние не украли чего-нибудь. Теперь появилась новая версия: с помощью ограничения для прессы руководство воспитывает в чиновниках внимание к посетителям, вырабатывает привычку встречать и провожать гостей. Корреспондент "Делового еженедельника" Андрей Коломиец одним из первых столкнулся с новыми правилами, и уверен, что они нужны только для сокрытия информации от глаз и ушей журналистов.

"Идет прямое нарушение прав журналистов для того, чтобы ограничить доступ к информации. Другие тоже будут пытаться это делать".

Председатель профессионального Союза журналистов Виктор Короб считает, что чиновничьи нововведения серьезно ущемляют права прессы на свободный доступ к информации. Отсутствие отлаженных механизмов судебной защиты и процедур реализации прав журналистов сводят к нулю шансы добиться соблюдения закона. По мнению Виктора Короба, существует отработанная система невыполнения существующих правил и регламентов, в которых всегда виноват стрелочник, а не высокопоставленный чиновник, проводящий политику закрытости власти.

"Часто бывает так, что решение принимает мелкий чиновник, клерк, и на него, в случае каких-то проблем, можно легко свалить, сделать из него стрелочника. Чаще всего, в такой неправовой ситуации заинтересованы высшие руководители, которым так гораздо легче управлять ситуацией, делить журналистов на угодных и неугодных, средства массовой информации - на тех, кто имеет доступ "к телу" или не имеет".

Независимые журналисты не теряют надежды добиться защиты своих прав с помощью закона. Но в Омской области законы и право имеют меньший приоритет по сравнению с информационной безопасностью власти.

XS
SM
MD
LG