Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Почему башкирские матери не получают писем из армии;
- Живущие в Подмосковье беженцы из Чечни хотят, чтобы их судили;
- Легко ли быть мусульманином в православной Псковской области;
- Ивановцам надоело сидеть в темноте, и они вышли на дорогу;
- Новгородская крестьянка Галина Исакова готова накормить страну;
- Саранск: зона особого режима "Лисма";
- Сургут: трущобы в богатом городе;
- Кызыл: денег учителям опять не досталось;
- Чебоксары: передел собственности продолжается;
- Самара: кто поможет ребенку в трудную минуту;
- Кострома: наконец-то власти узнали, что закон "О средствах массовой информации" действительно существует.


В эфире Уфа, Артур Асафьев:

На прошлой неделе в Уфе прошел день памяти по погибшим в Чечне военнослужащим. Количество погибших во второй чеченской войне уроженцев Башкирии насчитывает уже 88 человек. Если прибавить к ним погибших на первой чеченской войне и в других горячих точках 90-х годов, получится 235 жизней, которые потеряла республика. Все родители погибших были приглашены в Уфу и доставлены туда на автобусах городских и районных администраций. В одном из Дворцов культуры совместно прошли православные и мусульманские заупокойные молебны. На встречах родителей погибших с военным комиссаром Башкирии Владимиром Трофимовым, представителями республиканских властей вновь всплыл целый ворох проблем, многие из которых ждут своего решения уже несколько лет. Так до сих пор не издана республиканская "Книга памяти" о погибших, хотя соответствующее поручение было дано президентом Башкирии Муртазой Рахимовым правительству республики еще три года назад. Постоянно возникают проблемы с выплатой денежной компенсации и материальной помощи семьям погибших. Многие высказывают недоумение существующей большой разнице в размерах суммы выплат семьям погибших в первой и во второй войне. Тем временем, матери призывников все больше боятся отпускать сыновей в армию и говорят, что не доверяют воинскому командованию уже совершенно. Потому что примеров, когда солдаты просто-напросто пропадают, несколько месяцев не дают родителям о себе знать, а затем их следы обнаруживаются в Чечне, таких примеров более чем достаточно. Сейчас в республиканском комитете защиты военнослужащих занимаются поиском Марата Галимова. С лета 1999-го года он проходил службу под Наро-Фоминском. С сентября прошлого года Марат перестал присылать письма домой. Командование части в течение четырех месяцев не отвечало на запросы родителей. Только в январе нынешнего года родители получили сообщение, что Марат переведен в соседнюю часть - там же, под Наро-Фоминском. Писем от него самого по-прежнему не было. А из других источников родители узнали, что Марат уже несколько месяцев находится в Чечне. Последний раз Марата Галимова видели в Грозном в октябре прошлого года.

А вот другая история. В июне прошлого года из Дуванского района Башкирии призвали Михаила Усова, причем, призвали, несмотря на то, что у парня было очень слабое зрение - минус четыре с половиной. Михаил попал в роту охраны под Моздоком. До октября прошлого года он исправно писал домой. В последнем письме, которое пришло домой в ноябре, попросил, чтобы ему прислали теплые носки и выслали немного денег на празднование дня рождения. Но и посылка, и денежный перевод вернулись обратно, потому что за ними никто так и не пришел. На письма родителей командование части вообще не ответило. А на запрос Дуванского райвоенкомата пришел ответ, что Михаил Усов в списках части не значится, службу здесь по призыву не проходит, хотя все письма от Михаила имели своим обратным адресом именно адрес этой части. И опять-таки - стороной удалось узнать, что Михаил, вероятно, попал в соседнюю часть, из которой очень велика вероятность отправки в Чечню.

Родители Марата Галимова, Михаила Усова и многих других, вот так же пропавших парней, уже не знают, куда обратиться за помощью в поисках своих сыновей. В комитете защиты военнослужащих военному командованию больше не верят и готовятся разыскивать солдат на чеченской территории.

В эфире Московская область, Вера Володина:

23-го января этого года семь семей вынужденных переселенцев из Чечни заняли часть квартир в новом доме, в подмосковном Дедовске. Эти семьи, как и многие другие, пострадавшие от первой и второй войны в Чечне, не первый год объединены "Общим домом" - так называется московская межрегиональная общественная организация помощи вынужденным переселенцам из Чеченской республики. Накануне занятия квартир, не попав 19-го января на очередной прием в Министерство по делам федераций, национальной и миграционной политики Российской Федерации, они заявили нескольким министерским чиновникам, что займут жилье в 117-квартирном доме в Дедовске. 45 квартир из этого числа принадлежат областному отделению федеральной миграционной службы. Дом планировался к сдаче в марте 1999-го года, но до сих пор он официально не сдан, как мне сообщили в администрации города Дедовска, хотя квартиры в нем заселяются, по крайней мере, с лета прошлого года. Из 45-ти упомянутых квартир заселены были 24, а в семь из свободных и опечатанных остальных и заселились эти семьи. Как объясняет одна из участниц этой акции Раиса Нурбиева, не добившаяся, впрочем, за несколько лет мытарств официального статуса вынужденного переселенца, выход из сложившейся ситуации один - это суд.

"Мы хотим, чтобы на нас подали в суд, и суд решил нашу судьбу. Чтобы были присяжные заседатели, чтобы адвокаты были, пусть прокурор будет. Мы хотим свою правоту доказать на это жилье, имеем ли право или нет. Они боятся, избегают этого суда".

Пока до суда дело не дошло, но такой путь действительно дает какие-то результаты. Если бы, например, в свое время Алла Петровна Якунина не обратилась бы в суд с жалобой на областное отделение миграционной службы, то, по ее мнению, до сих пор информация о домах, что построены для вынужденных переселенцев, оставалось бы тайной.

"Вот, мыкаясь и ходя по всем инстанциям, где мы поняли, что вся информация от нас скрывается, сколько стоит в очереди, какие распоряжения, кем заселяются. Я была вынуждена подать на миграционную службу в суд, за сокрытие информации. Конечно, суд я не выиграла, но по моей просьбе судья запросила всю нормативную документацию, и в том числе - дом в Дедовске".

Сейчас Счетная палата проводит проверку работы областной миграционной службы, но итоги проверки появятся только в апреле. А пока - очевидно, что люди, чьи дома были разрушены в ходе боевых действий, остаются и без дома, и зачастую - без статуса вынужденного переселенца, как 70-летняя Анна Семеновна Инхаджиева, лишившаяся и дома, и имущества в один день - 16-го января 1995-го года.

"Началась война, мой дом разрушили в городе Грозном, бомбами разбили полностью. У меня был свой дом, машина, гараж, были деревья фруктовые, у меня частный дом был. Все это разбили в один миг. Я сама - врач по специальности. На сегодняшний день я оказалась в России, где я родилась, изгоем. Я, поскольку замужем за чеченцем, сама я армянка, и есть закон, существующий в России: вынужденным переселенцем является тот, который имеет вероисповедание другое, признаки национальные, язык и так далее, ко всему этому закону, статья номер один, я подхожу. Я подавала трижды, они мне отказали в статусе".

Днем 15-го февраля квартиру, что пыталась занять Анна Семеновна, освободили милиционеры, а 21-го февраля с семи часов вечера не менее сотни сотрудников милиции занимались выселением из оставшихся шести квартир. Меняли обычные двери на железные, с новыми замками. Нехитрые пожитки переселенцев были спущены в подвал дома, и все это сопровождалось слезами выселяемых, преимущественно женщин, и их призывами к милосердию. Суда для гласного разбирательства деятельности миграционной службы люди не дождались.

В эфире Псков, Андрей Щеркин:

За последние два года количество жителей Чечни, проживающих в Псковской области, удвоилось. Конечно, в отличие от непосредственно граничащих с Чечней областей, их число невелико, всего около шестисот человек, однако это только официальные данные. Жители Чечни приехали в Псковскую область, спасаясь от зачисток, бомбежек и повальной безработицы. О том, как складывается жизнь беженцев на новом месте, я попросил рассказать председателя псковского отделения Всероссийского исламского конгресса Саида Дукаева. Сам Дукаев живет в Пскове уже 18 лет, владеет небольшим бизнесом. Несмотря на то, что давно имеет высшее юридическое образование, скоро станет выпускником северо-западной академии государственной службы при президенте России. За последние годы к нему из Чечни перебрались почти все родственники. Дом Дукаевых, расположенный в пригороде Грозного, разрушен бомбами и ракетными ударами федеральных войск. Родители Саида Дукаева, которым уже за семьдесят, ехать в Псков категорически отказались. Это родная земля, родной дом - говорят они, и живут в чудом сохранившейся летней пристройке. Саиду Дукаеву только из-за того, что он по национальности чеченец, пришлось не раз объясняться с офицерами псковского управления федеральной службы безопасности. Следственные органы тогда обратили внимание на сходство Дукаева с одним из распространенных по всей стране фотороботом предполагаемого преступника. Второй случай. В псковское управление ФСБ Дукаев пришел сам, он тогда собирался ехать в Москву на своем грузовике за товаром, а о крутых мерах московской милиции в отношении чеченцев знал не понаслышке. У псковских чекистов просил дать справку о том, что на его руках нет следов гексогена. Поездка тогда обошлась благополучно. По словам Саида Дукаева, ни обысков, ни арестов среди чеченцев, проживающих в Псковской области, не проводилось, а вот проверки паспортного режима проводятся регулярно. Но, к сожалению, не всегда гладко. Так осенью прошлого года Эми Дукаев, один из братьев Саида, решил переехать из заводского общежития к нему на квартиру. С выпиской из общежития никаких проблем не возникло, но для того, якобы прописаться по новому месту жительства, Эми Дукаеву пришлось пройти унизительную процедуру дактилоскопии. "Я по образованию юрист и точно знаю - обязать человека пройти дактилоскопию можно только в случае, если он обвиняется или подозревается в совершении преступления", - говорит Саид Дукаев. После выяснилось, что районный отдел милиции пошел на такое нарушение закона - по устному указанию своего вышестоящего начальства. Другой чеченец, уроженец Шали, просивший не называть своего имени, долгое время жил в Стругах Красных, одном из районных центров Псковской области. Жил в собственном доме. Затем вернулся на родину в Шали, уладив дела, вернулся, но районный отдел милиции в прописке ему отказал. А начальник этот отказ мотивировал так: я патриот своего района. Об этом случае рассказала журналист местного приложения газеты "Аргументы и факты" Ольга Волкова. А вот частые проявления бытового национализма не особенно тревожат Саида Дукаева, куда больше его волнует отношение властей к нуждам мусульман, проживающих в Псковской области. Отделение Всероссийского исламского конгресса в области до сих пор не зарегистрировано. На предложение же Саида Дукаева рассмотреть вопрос об открытие мечети, один из высокопоставленных чиновников Псковской области ответил буквально следующее: "Как вы себе представляете открытие мечети в православном субъекте федерации?" Пока же среди основных задач псковского отделения Всероссийского исламского конгресса - не допускать напряжения отношений между чеченцами и дагестанцами, проживающими в области. А если в конце концов в Чечне будут объявлены выборы президента республики, поддержать кандидатуру Асланбека Аслаханова.

В эфире Иваново, Елена Смагина:

"За что?" - этот немой вопрос лежал печатью на лицах чиновников ивановской городской администрации, по крайней мере, первую половину недели. Опять - энергетики. Вечером в понедельник акционерное общество "Ивэнерго" на четыре часа отключило электроэнергию. Отключенными оказались только спальные районы, в общей сложности - треть всего областного центра. Момент был выбран как нельзя лучше: усталые, голодные люди пришли с работы домой, попытались включить свет, электроплиты, обогреватели, батареи в домах - чуть теплые, и оказалось, что сделать этого невозможно. Администрацию Иваново энергетики предупредили об отключении всего за сорок минут до начала процедуры. Население оказалось не предупреждено, поэтому большинство людей восприняли обесточивание как аварию, тем более что веерные отключения шли и до этого - и совершенно по-другому графику. Несколько человек застряло в лифтах, и их долго не могли освободить. Во вторник ситуация повторилась, но закончилось все уже не так мирно. В семь часов вечера жители одного из микрорайонов Иваново перекрыли дорогу на Москву и, несмотря на увещевания пяти десятков милицейских чинов, не пропустили ни одной машины до тех пор, пока в домах не дали свет. В среду был объявлен мораторий, в четверг электроэнергию стали отключать по, хотя и согласованному с администрацией города Иваново, но весьма суровому графику: одна половина города с восьми часов утра до трех часов дня, другая - с трех дня до десяти вечера. Заместитель главы города Иваново Сергей Бразер обратился к жителям с просьбой потерпеть и обещанием изменить ситуацию после 26-го февраля. Сергей Бразер сказал, что считает позицию руководства "Ивэнерго" неадекватной сложившейся ситуацией. В течение февраля город должен перечислить энергетикам 38 миллионов рублей. К началу отключений перечислено было 9 миллионов. Когда речь зашла о том, чтобы позволить городу заплатить в феврале меньшую сумму, энергетики просто выключили рубильник. Мэр города Иваново Александр Грошев считает: "Долги энергетикам создавались по вине федеральных и областных властей, они этого не замечали. Сейчас же правительство поддерживает политику энергетиков. Федералы не платят за тепло и свет, не компенсируют льготы и никому до этого нет дела". Основные федеральные должники - министерства образования, внутренних дел, обороны, федеральная служба безопасности. Между тем, именно эти организации не попадают под веерное отключение. Зато по семь часов в день оказываются обесточены кардио- и туберкулезный диспансеры, больницы, поликлиники, школы, детские сады. Попадает в список и железнодорожный вокзал, администрация города Иваново, областное законодательное собрание, телерадиокомпания, хлебокомбинат, банки. Кстати, в областной администрации, где прочно засели коммунисты, электроэнергию не отключают. Заместитель мэра города Иванова Сергей Бразер считает, что энергетики поступают в полном соответствии с решением губернатора Владимира Тихонова. Они по его просьбе согласились списать долги селянам до 15-го апреля 2000-го года. Город же мучается сейчас именно с теми долгами, которые накопились в 96-98-м годах. Все это очень похоже на то, что красный губернатор Владимир Тихонов пытается приструнить мэра областного центра. Александр Грошев на выборы шел как человек из команды основного противника Тихонова, а с теми, кто не с ними, после выборов коммунисты не церемонились. Косвенно подтверждают ситуацию и сами энергетики: "Нас интересуют только долги, а кто их заплатит - совершенно неважно".

В эфире Великий Новгород, Аэлита Тошкина:

На сегодняшний день в Новгородской области 74% всей производимой сельскохозяйственной продукции приходится на долю личных подсобных хозяйств. Причем, частники полностью обеспечивают не только себя и свою семью молоком, яйцами, мясом, картофелем, овощами, но и потребности бюджетных организаций области, как то: садики, школы, больницы и крупных перерабатывающих предприятий. Живет в деревне Соболево Старорусского района 65-летняя Галина Исакова. Только в прошлом году она одна сдала на местный молокозавод десять тонн молока.

"Деревенька небольшая, хотя под самой Старой Руссой, молодежи там абсолютно нет, дворов 21. Фермерское хозяйство у меня организовано в 90-м году. Было движение - образование крестьянских хозяйств. Были взяты ранее в аренду из колхоза коровы, эти коровы потом были выкуплены, и занимались производством молока. Я выросла на хуторе, и я с детства этим занималась. И деды мои они были все землевладельцы. Какое-то время я жила здесь в Новгороде. Возьмем вопрос о питании. Вот вы встали утром, вы побежали в магазин. А я - на свой, естественно, двор, что у меня сегодня? У меня прекрасный, поставленный в печку борщ со свининой, рыба нажарена, пельмени вчера делала. В холодильнике у меня копченая свинина, такая, сякая, яйцо, творог, сметана, молоко".

Не каждый горожанин похвастается таким обилием.

"Вот именно. А зачем мне идти в город? Что я там потеряла?"

Но все ведь это очень дорого дается, это дается силами, трудом, каждодневными нервами, наверное?

"Правильно. Это дается очень тяжелым трудом. В общем-то, я ни на кого не надеюсь, я надеюсь только на себя. Вот вчера была в банке. Дали кредит под 30%. Буду крутиться как-нибудь, ведь лето на носу".

Страшно?

"Не знаю, если здоровье Бог даст, не страшно. Я не считаю, что я с надрывом живу, я тихо, спокойно встану в пять часов, все сделаю. Что вы сегодня сделали утром? А я печь истопила, завтрак сготовила, обед сготовила. Всю скотину, что у меня есть, шесть голов крупного рогатого скота, накормила, напоила, навоз убрала, свиней накормила, кур накормила, да еще и сама потом покушала. Справилась".

После трудовой жизни - отдохнуть, а у вас так не получается?

"Есть, почему. Вот я сейчас все сделала, в доме прибрала, как в той сказке о семи богатырях, и легла отдохнуть. Я хорошо отдохнула, и давление у меня 200. Ничего, поживем еще".

Недавно местная администрация решила за ударный труд наградить пенсионерку Галину Исакову денежной премией в размере тысячи рублей. Особой радости труженица села не выразила - лучше бы корову подарили. Нынче корова стоит от десяти до пятнадцати тысяч рублей. 65-летняя Галина Исакова награды не ждет и в громкой славе не нуждается. Хочет, чтобы помощь была конкретной: льготными, а не коммерческими кредитами в банке, побольше бы внимания местных ветеринарных специалистов, которые не помогли той же Исаковой два года назад, когда в районе была обнаружена эпидемия лейкоза, и всех коров (а их было пять в хозяйстве Исаковой) пришлось пустить под нож. Да много что хочется, да только приходится мечтать об этом и терпеть.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

"Тагир был очень способным мальчиком, учился на пятерки, отличался примерным поведением. Его нелепая смерть стала для нас настоящим шоком", - такими словами вспоминали 24-го февраля восьмиклассника одной из самарских школ, номер по понятным причинам не называю, его учителя. А сорока днями ранее, 16-го января, мальчик, вернувшись после школьных занятий домой, в очередной раз посмотрел по домашнему видео свой любимый фильм "Няньки". Что заставило ребенка повторить показанную в фильме сцену повешенья, теперь можно только гадать. Как объясняют школьные педагоги, школьник, скорее всего, хотел только напугать родителей, имитировав самоубийство. К несчастью, розыгрыш окончился трагически. Петля, которую мальчик использовал для страховки, оборвалась под его весом, и он погиб. В школе, где учился подросток, происшедшее считают несчастным случаем. Школьный психолог Ольга Троицкая рассказала, что стремление подражать героям любимого видеофильма вряд ли можно назвать мотивом для самоубийства.

О случаях детского суицида педагоги самарских школ предпочитают не распространяться. Когда я обратился в департамент по образованию и науке администрации Самарской области с просьбой предоставить мне данные о статистике самоубийств среди школьников губернии, то получил вежливый отказ. Научный сотрудник лаборатории социопсихологических исследований Ирина Логинова смогла сообщить лишь, что психологи в самарских школах работают с повышенной нагрузкой. По нормам Министерства образования России, оптимальным считается вариант, когда на одного психолога приходится не более трехсот детей. В самарских школах этот показатель завышен в два, а то и в три раза. По словам Ирины Логиновой, в ситуации, когда школьный психолог вынужден работать с группой, в которой 700 и более детей, у него просто не хватает времени, чтобы досконально изучить особенности каждого ребенка. Престиж профессии психолога падает из-за низкой заработной платы. Перспектива получать за работу в школе, с учетом всех компенсаций, 476 рублей в месяц - молодых специалистов не устраивает. Как рассказал заведующий кризисным стационаром самарского областного центра психологической помощи "Семья" Алексей Зотов, недостаток психологов в школах Самарской области приводит к трагическим последствиям. По его информации, в прошлом году покончили жизнь самоубийством 103 самарских школьника. Практика показывает, что медиками регистрируется лишь одно из трех детских самоубийств, два оставшихся чаще всего значатся в данных статистики как несчастные случаи. По словам Алексея Зотова, подобное умолчание создает в обществе иллюзию благополучия, платой за которую становится очередная детская жизнь.

В эфире Кызыл, Александр Филатенко:

На всех денег не хватит. Как сообщила министр финансов Тувы Мария Нурсат, в республику поступили первые в этом году трансферты, чуть боле 140 миллионов рублей. 87 миллионов решено направить на выплату заработной платы работникам бюджетной сферы за январь. Ничего не достанется от поступивших трансфертов учителям Кызыла. Это повергло педагогов столицы республики в шок, ведь 24-го февраля в Туве государственный праздник - встреча Нового года по лунному календарю, и учителя тоже рассчитывали кое-что получить к празднику. С ноября они перебиваются случайными приработками, как, например, репетиторством, и уже практически израсходовали последние деньги, которые они получили через суд за методическую литературу. Причина - в том, что до сих пор не утвержден республиканский бюджет на нынешний год, и по существующему законодательству правительство финансирует бюджетников лишь в размере одной двенадцатой от прошлогоднего бюджета. Затянулось же обсуждение бюджета - в тувинском парламенте. Во втором чтении он был принят с такими грубыми нарушениями, что президент Тувы вынужден был его вернуть на доработку. Конфликт возник из-за поправки, которую внесли в проект бюджета парламентарии. Они увеличили расходы на содержание своего аппарата на 1753 тысячи рублей. Одновременно депутаты потребовали увеличить аппарат парламента еще на 16 человек. Доводы президентской стороны о том, что федеральный центр запретил регионам, особенно дотационным, увеличивать численность госслужащих и работников бюджетной сферы, на депутатов не подействовали. Самое интересное, что острой необходимости в увеличении расходов по содержанию аппарата - а, тем более, на увеличение его численности - у парламента Тувы нет. На постоянной основе в нем работают всего десять депутатов. В нынешнем году объем их работы по сравнению с прошлым годом не увеличился, у каждого депутата, к тому же, есть помощники. Пресс-служба правительства Тувы распространила заявление, в котором утверждает, что забота парламентариев о своем благополучии, отсрочка с принятием бюджета может дестабилизировать обстановку в республике, спровоцировать новые забастовки и прочие антиправительственные акции. И - как в воду глядела. Председатель городского комитета профсоюза работников образования Олег Фортуна заявил, что учителя школ Кызыла решили присоединиться к объявленной на 27-е февраля акции протеста работников образования России.

В эфире Сургут, Николай Свенцицкий:

В Сургуте живут люди в доме, который, по документам, снесен вот уже более двух лет назад. Как вы можете там проживать, дом ведь снесен? - такими словами обычно встречают чиновники жильцов дома № 43 по улице Энтузиастов, когда рассматривают их очередное заявление. А потом начинаются разбирательства. Оказывается, что дом еще стоит, даются очередные обещания, и круговорот повторяется вот уже третий год. Действительно, распоряжение о сносе этого дома и выдаче ордеров семьям, которые здесь проживают и поныне, было подписано мэром Сургута более двух лет назад. А люди - как жили, так и живут в аварийном доме, который за это время еще более обветшал и грозит в каждый момент развалиться, рассыпаться. Я зашел в квартиру № 5.

"У нас сплошные щели, штукатурка вся обваливается. Боимся, может упасть запросто потолок. Если зайдете в 10-ю квартиру, у них вообще пол отошел от стены. Ремонтировать бесполезно, постоянно канализация лопается, потому что дом постоянно "ходит". У меня один ребенок. В этих условиях разве можно еще детей заводить?"

На второй этаж я залез - в полном смысле этого слова - с большим трудом. Здесь, в 17-й квартире, проживает семья Алигаевых. Мне удалось переговорить с хозяйкой Ириной Сергеевной.

"Даже страшно смотреть на щели. И квартира, и коридор, в частности, и крыша течет, и чердак у нас валится. А лестница - и падаем, и дети падают, и сами спотыкаемся. Электричество у нас тоже на честном слове, дерни кто любой и сгорим, и проводка точно такая же. Все у нас валится, все у нас сыпется. Полы шатаются, мы боимся, что рухнем все на первый этаж".

Так как в Сургуте работает комиссия по определению домов, непригодных для постоянного проживания, я позвонил ее председателю Василию Грешкову.

"У нас таких домов, куда граждане могут вызвать радио, телевидение, газету и так далее, - очень много. Чтобы мне с этими людьми ознакомиться, я готов их завтра принять, послужить им посредником".

С жильцами 43-го дома мы явились в точно назначенное время на прием к Василию Грешкову. Более чем двухгодичная переписка чиновников с жильцами все-таки произвела впечатление.

"Вы совершенно официально и правильно апеллируете к документам. Распоряжение мэра было, мои письма были. Надо долги реализовывать. Вы в этом году будете переселены".

Все было бы хорошо, если бы проблема на этом исчерпывалась. К сожалению, в Сургуте такого переселения ждут около четырехсот семей, а это - где-то около 50-ти домов, которые дышат на ладан и содержат в стенах вредные вещества. В свое время это жилье передали городу предприятия - говорит Василий Грешков.

"Все жилье, которое мы принимали, было в технически неисправном состоянии. Постановлением правительства мы должны были принимать жилье после приведения его в соответствующее состояние. По существу, мы остались один на один с населением. Потом - нельзя забывать, что у нас все предприятия оставили 3\4 поселка. Там просто отреклись от людей".

Градообразующие предприятия исправно платят налоги, и на сегодняшний день в Сургуте профицит составляет шесть миллиардов рублей. Да вот беда - деньги есть, некому строить. Строительный комплекс только-только начинает возрождаться.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

В зону особого режима превратила администрация крупнейшего в России производителя светотехнической продукции открытого акционерного общества "Лисма" территорию своего предприятия. Этот особый режим - для работающих здесь инженеров и рабочих. К началу трудового дня с половины седьмого до семи часов у проходной выстаивается огромная очередь. Рабочие боятся опоздать на завод и приезжают на работу чуть ли не за полчаса до начала смены. Но пройти в свой цех не очень просто. Сначала их подвергают унизительной процедуре обыска охранники на проходной, проверяют сумки, пакеты, даже - косметички у женщин. Дело в том, что на предприятии введен строгий запрет на употребление спиртного, и охранники следят, чтобы кто-нибудь не пронес с собой в пакете или сумке бутылку водки. Что же касается косметичек, так это еще один запрет - на курение на территории предприятия. Пачки сигарет изымаются беспрекословно, невзирая на заверения обыскиваемых о том, что курить они, зная о запрете, не собираются. Своеобразным поводом для усиления режима на предприятии стала его успешная работа в прошлом году. И администрация, уверенная в своей исключительности, решила, что называется, "завернуть гайки" по отношению именно к тем, кто и обеспечил высокие показатели.

"Ничего, сейчас зарабатывать начали, только зажимают. Может быть без этого, конечно, нельзя, но я же, в конце концов, не простой советский человек, за которым - контроль да контроль. Я все понимаю, мне вот эти повседневные придирки и повседневный контроль сверху, - по крайней мере, такая тенденция идет".

Алексей проработал на предприятии почти двадцать лет. Начинал рабочим, получив высшее образование, стал инженером. Его коробит такое отношение к людям. По территории завода свободно передвигаться можно с тремя документами. На работу утром и в конце смены домой - по пропуску, в течение - только с двумя бумагами - увольнительной и сопроводительными записками. Если кому-то нужно по делу сходить в соседний цех, начальник пишет увольнительную записку, где отмечает, куда и на сколько минут отпускает рабочего. Кроме того, начальник и табельщица ставят на сопроводительной записке свои подписи. Без этих документов ходить по территории завода строго воспрещается. Текст записки выглядит так: "Иванов с 10.00 до 10.15 направляется в цех такой-то и за тем-то". Сами рабочие называют свой завод "Зоной "Лисма". Действительно, режим здесь строже, чем в иных колониях, колючей проволоки только не хватает, да охранников с собаками.

"Проволока колючая, кстати говоря, есть в определенных местах. Дело не в этом, не это определяет концлагерь. А вот строем мы точно начнем ходить скоро. А какой в этом смысл я, честно говоря, не знаю".

Зачем нужны такие строгости? А чтобы боялись да начальство почитали. В любой момент рабочего на территории завода могут остановить охранники, а если у него нет увольнительной, его выгоняют за пределы завода. На следующий день этого человека увольняют. За что, если он ничего противозаконного не сделал? - ни в каком трудовом кодексе нет такой статьи. Более того, с недавних пор на "Лисме" поощряется доносительство на своих же коллег по работе.

"Если за другим проследишь, то за тобой и контроля будет меньше. Тут же все, в общем-то, понятно".

Инициатор всех этих нововведений - генеральный директор предприятия Владимир Литюшкин. Первым из руководителей мордовских предприятий он додумался создать так называемый резервный фонд, в который рабочие принудительно отчисляют часть зарплаты. С прошлого года 20% от премии у рабочих автоматически отчисляется в этот фонд. В этот же фонд отчисляются и штрафы за курение на территории предприятия. За выкуривание одной сигареты на территории "Лисмы" рабочего лишают 25% премии. Арифметика проста - четыре раза покурил, премии нет вообще. И никто не может объяснить, для чего создан этот фонд, куда идут деньги оштрафованных рабочих и инженеров.

В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев:

Волна второго передела собственности, накрывающая Россию, докатилась до Чувашии. Крупнейшие предприятия не только по масштабам республики, но и России в целом, подвергаются активным атакам со стороны, как это принято сейчас называть, "более эффективных собственников". Открытое акционерное общество "Чебоксарский электроаппаратный завод" фактически является в России монополистом по уровню и номенклатуре производимой продукции. Сократившееся в три раза к 1996-му году производство, удалось к настоящему времени увеличить вдвое. Более того, на российском рынке завод обошел в конкурентной борьбе известные транснациональные электротехнические корпорации "Эй-Би-Би Тромберг" и "Группу Шнейдера". Но успехи крупного налогоплательщика не остановили руководство Чувашской республики. В прошлом году 10% пакет акций, оцененный двумя, в целях объективности, аудиторскими фирмами в 35 или 28 миллионов рублей, был продан по стартовой цене, установленной Министерством имущественных отношений Чувашии в размере 14-ти миллионов. И уже в скором времени акционеры, никому неизвестные в Чувашии общество с ограниченной ответственностью "Амрус-Р" и "Алмекс" заявили о своем желании собрать внеочередное собрание акционеров.

"Ну вот мы, например, исходя из законов, что у нас есть в России, переживаем внеочередные собрания. По закону их можно каждые два дня созывать, если акционер имеет более 10% акций, он имеет право созывать эти собрания сколь угодно, нигде в законе это не оговаривается".

Говорит член совета директоров и правления акционерного общества, директор по продажам Александр Иванов.

"Алмекс" и "Амрус", которые имеют сейчас около 30% акций, мы их вообще не можем найти, у них нет юридических адресов даже. Там, куда мы отправляем корреспондента или приглашение или еще что-то, не значится. Поэтому, кому принадлежат эти акции фактически, мы не знаем. Вот нас на очередное внеочередное собрание они собирают где-то в поселке Львовском Московской области Подольский район. Первое внеочередное собрание было незаконно, суд отменил, приехали приставы, писали, кто там был. Эти люди сказали, что мы сюда приехали просто пообщаться и уехали".

Представители "Амруса" и "Алместа" предупредили нынешний совет директоров, что пользуются услугами небезызвестной межтерриториальной коллегии адвокатов "Клишин и партнеры".

"Они продумывали до мельчайших подробностей".

Рассказывает юрисконсульт завода Нина Денисова - о внеочередном собрании акционеров в поселке Львовский Подольского района Московской области.

"То есть, даже там не были официальные представители "Амруса" и "Алместа". То есть, судебный пристав-исполнитель даже не мог вручить официальным лицам, хотя они кричали - я председатель собрания, кто-то там - товарищ. Как может быть председатель, когда еще собрание не началось?"

Одним из партнеров в адвокатской конторе господина Клишина до прошлого года был и Георгий Матюшкин. Сейчас же на вопрос, как можно встретиться с адвокатом Матюшкиным, в офисе коллеги отвечают, что Георгий Олегович находится в длительной командировке и когда вернется - неизвестно. Наверное, это действительно никому неизвестно, может быть и даже президенту Чувашии Николаю Федорову, назначившего в начале прошлого года Георгия Матюшкина министром имущественных отношений Чувашской республики. Новый министр оправдал надежды президента. С его приходом оживился рынок ценных бумаг, наряду с акциями электроаппаратного завода были распроданы пакеты акцией многих предприятий Чувашии.

"Почему такая политика? - задают вопрос многие. Но ответа от государства не получено".

На днях городское собрание Новочебоксарска одобрило ходатайство коллектива акционерного общества "Химпром", гиганта химической промышленности, заполнявшего в прошлом военные склады химическим оружием, а ныне перешедшего на мирную продукцию, о награждении генерального директора Виктора Кисина орденом "За заслуги перед Отечеством". В той же газете, где была помещена заметка об этом событии, акционеры "Химпрома" опубликовали объявление о проведении внеочередного собрания. На повестку дня был вынесен вопрос о досрочном прекращении полномочий генерального директора.

В эфире Кострома, Михаил Токмачев:

Костромские газетчики судятся с героями своих публикаций. Муниципальный еженедельник "Костромские ведомости" доказал свою правоту в судебном споре с председателем областной Думы. Кроме того, победой редакции закончилось дело "костромской губернатор Виктор Шишунов против газеты "Хронометр". Губернатор требовал от тверского регистрационного управления Министерства печати закрыть газету якобы за то, что ее содержание не соответствует условиям регистрации, публикации носят эротический характер, а, значит, независимый еженедельник должен продаваться в упаковке и только в установленных местах. С него нужно снять все налоговые льготы, а лучше вообще отозвать свидетельство о регистрации. Чиновники тверского управления даже обратились в суд с иском о закрытии издания, но на заседание не явились, и дело было оставлено без рассмотрения. О том, почему на самом деле костромской губернатор хочет закрыть газету, рассказывает редактор "Хронометра" Ольга Мартынюк:

"Хронометр" из всех выходящих в регионе СМИ наиболее активно критиковал власти и в том числе областные. Причем критика, как правило, содержала под собой фактическую базу. В частности, все эти подковерные интриги, всевозможное использование служебного положения в личных целях, как то - получение квартир. Когда это все предавалось огласке, естественно, было недовольство определенное. И поначалу жалобы не преследовали целью возможное закрытие газеты, они преследовали цель просто давления. А поскольку не было никаких официальных способов для давления, поскольку факты все были достоверные, не было возможности через суд каким-то образом воздействовать на газету, была избрана такая тактика, что единственная интим-страница, которая присутствовала в газете, она была преподнесена как развращение населения".

И еще одно газетное дело: "Костромские ведомости" в самый разгар избирательной кампании 2000-го года, когда костромичи выбирали губернатора и депутатов областной Думы, опубликовали договор между сыном председателя Законодательного Собрания и лидером местных коммунистов Валерия Ежицкого и губернатором Виктором Шишуновым. По этому договору губернатор обязуется отправить Петра Ежицкого на учебу в Соединенные Штаты Америки, оплатить ее и, по окончанию университета, устроить его на работу. "Костромские ведомости" тогда посчитали это соглашение документально подтвержденной взяткой за поддержку на выборах. И действительно, местное отделение КПРФ активно агитировало за Виктора Шишунова. Ставший спикером Думы Валерий Ежицкий, по окончании выборов подал в суд иск о защите чести и достоинства. Городской суд определил: в статье не было недействительных фактов. Единственное опровержение потребовалось для утверждения автора заметки о том, что "у коммунистов на выборах другой альтернативы кроме губернатора нет". "Ведомости" обязали опубликовать поправку. Журналист Елена Осипова, автор скандального материала, говорит, что довольна результатом процесса, но считает, что свою статью она написала слишком даже мягко.

"Когда два первых человека в губернии оказывают друг другу услуги, это называется - "коррупция". Мы опубликовали документ, который имеет место быть. Я не знаю, о чем думал Валерий Петрович Ежицкий, когда он подавал этот иск. Если он представлял себе современный суд как партхозактив, то - конечно. Действительно, есть закон, закон о средствах массовой информации. Валерий Петрович просто ознакомился с этим законом, вот и все. Я его знала давно".

Показательно то, что все подконтрольные областной власти средства массовой информации заявили, что "Костромские ведомости" дело проиграли.

  • 16x9 Image

    Артур Асафьев

    Внештатный корреспондент в Республике Башкортостан. Сотрудничает с Радио Свобода с 1998 года. 

    Родился в 1966 году в Уфе. В 1991 году закончил исторический факультет Башкирского государственного университета. Журналистикой занимается с 1990 года. Работал в независимых печатных изданиях Башкирии, сотрудничал с "Новой газетой" и изданием "Новое время"/"The New Times". Лауреат журналистского конкурса "Вопреки" имени Ларисы Юдиной 1999 года.

    Артур Асафьев ВКонтактеFacebook

XS
SM
MD
LG