Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час

  • Владимир Тимков

В этом выпуске:

- Астраханскому военкомату решение суда не указ;
- Заменят ли рабочие отряды магнитогорскую милицию;
- Женщины Алтая начинаю борьбу против насилия в семье;
- Наркоманов в Нижнем Новгороде становится все больше;
- Кому во Пскове выгоден миф о бесплатном школьном образовании;
- Самара: монумент на фоне нищеты;
- Кызыл: амнистированные хотят вернуться в тюрьму;
- Минеральные Воды: на чем держится музыкальная школа;
- Владимир: страсти вокруг платформы "Автоприбор";
- Сургут: матерная ругань как норма речи;
- Орел: за чей счет учатся чиновники;
- Сыктывкар: жители деревни Ласта победили всесильных нефтяников.


В эфире Астрахань, Владимир Тимков:

Астраханские военкоматы, вопреки законам, считают, что студенты негосударственных вузов должны идти в армию. Начиная с ноября прошлого года, около сотни студентов Южно-Российского гуманитарного института получили повестки с требованием явиться в районные военкоматы. Там им сообщили, что у них, оказывается, нет отсрочки от службы, и в ближайший призыв они отправятся проходить воинскую обязанность. В Кировском военкомате у студентов при входе отобрали паспорта, и они вынуждены были написать обязательство прибыть в военкомат 27-го апреля уже с вещами.

Астраханский филиал Южно-Российского гуманитарного института существует не первый год, и такая проблема у студентов этого негосударственного вуза возникла впервые. Свои действия работники военкоматов объясняют тем, что у астраханского филиала нет государственной аккредитации. Однако, согласно закону о высшем образовании, филиалы проходят аккредитацию в составе головного института. Головной институт, находящийся в Ростове, аккредитацию получил. Астраханский филиал прошел аттестацию и имеет все права на отсрочку студентов от армии, что и подтвердил суд, сначала районный, а затем и областной.

Студент ЮРГИ Николай Свириденко подал в суд Советского района города Астрахани на действия военкомата, и суд признал эти действия незаконными. Областная коллегия подтвердила решения районного суда и отклонила жалобу военкомата. Казалось бы, все понятно, суд указал, что студенты имеют отсрочку. Но нет, военкомат просто не обращает внимания на решение суда и продолжает настаивать на том, что студенты Южно-Российского гуманитарного института должны идти в армию. Заместитель областного военного комиссара полковник Калюжный продолжает требовать от института свидетельств об аккредитации. В противном случае - предлагает сократить учебную программу, чтобы уже в апреле студенты закончили учебу - и пошли в армию. Из-за этих действий военкомата, признанных незаконными, в институте фактически была сорвана зимняя сессия. Южно-Российскому гуманитарному институту нанесен моральный ущерб. Некоторые работники военкоматов прямо заявили студентам, что лучше бы они пошли учиться в государственные институты, и тогда бы их не трогали.

В эфире Магнитогорск, Ксения Харламова:

С первого января этого года вступило в действие постановление правительства, отменяющее льготы работникам МВД. И если в конце минувшего года общественность активно обсуждала возможные последствия такого шага, то теперь, когда эти последствия стали очевидны, интерес к проблеме поутих. Правда, правительство все-таки решилось компенсировать потери и отложило окончательное решение вопроса на апрель. Значит ли это, что все вернулось на круги своя? На первый взгляд, как говорит начальник городского управления внутренних дел полковник Федор Булатов, милиционеры:

"...ничего, ни копейки не потеряли. Но вот этот слух, мы же все на слухах живем, слух - с прошлого года: снимут льготы, отберут это, ликвидируют это.... Ну, это все искусственное нагнетание ситуации продолжило существенное разрушение нашей системы. Если по нам судить, мы потеряли триста с лишним человек".

Но не это вызывает особую тревогу руководства УВД. Гораздо сильнее их заботит отсутствие желающих поступить на работу в милицию.

"Знаете, сейчас самое страшное - нет точки отсчета, точки опоры, которая позволила сказать: вы приходите, ребята. В апреле - 20, в мае - еще хуже зарплаты, а в октябре - вот это. Нам нечем удерживать тех, кто собрался уходить. Люди считают, что будет хуже".

Старший участковый инспектор Вадим Замолов в милиции уже десять лет. Об отмене льгот с начала года он ничего конкретного не слышал.

"Льгот пока, как таковых, - какие они были, такие и остались. Пока ничего не изменилось. Квартплата осталась 50%, проезд пока бесплатный, ну и все, а больше льгот у нас и не было".

И все-таки их потеря может больно ударить по его собственному бюджету.

"Меня за проезд больше всего волнует, конечно. Потому что у меня был случай, я вез задержанного на трамвае, пристегнул наручниками. Кондуктор заставляет меня за него платить. Я говорю: я не буду за него платить, я имею право использовать. Бабулька старая, чего с ней спорить? Стоит этот человек задержанный, смеется, полтрамвая - смеется. Она мне: плати за него деньги. Обнаглели милиционеры уже. Я говорю: бабуль, видишь, пристегнут у меня к поручням, сейчас и вас пристегну. Федеральный закон все-таки нарушается. Кое-как доехал три остановки".

Если учесть, что с марта стоимость проезда в общественном транспорте города вырастет в два раза, то участковому придется тратить на проездной билет для себя и для "того парня" почти пятую часть своей зарплаты. Неопределенность в этом вопросе заставляет его подумывать о другом месте работы.

"Я бы остался работать, но у меня жена, у меня ребенок. Жена у меня только вышла сейчас из декрета. Три года жили, я удивляюсь, как дожили. Сейчас она будет деньги получать, может, поменьше будет ворчать".

Сегодня некомплект штатной численности городского УВД составляет 330 человек. Это в два раза больше, чем в прошлом году, и в три раза, чем в добрые старые времена, коими в милиции считают 95-й год. Говорит начальник УВД полковник Булатов:

"Наш рабочий некомплект на конец года составлял процент - ну, максимум, 1,3. Если представить 2,5 - это скандал целый. Сегодня 13% - скандала нет. Даже в самом Министерстве в прошлом году никто не мог точно сказать, что будет в итоге, если останешься. Посмотрим до апреля месяца. Мы - как заложники".

Но в заложниках государственной политики в отношении милиции, скорее, оказываются обычные граждане. В январе этого года в Магнитогорске рост количества зарегистрированных преступлений составил 35% по сравнению с январем прошлого года, в два с половиной раза увеличилось количество убийств, и в полтора раза - количество краж. А раскрываемость преступлений составила всего 52%. Как сложится ситуация после апреля, милиционеры предсказывать не берутся. Чтобы защитить жителей, в городе всерьез рассматривается вопрос об организации рабочих отрядов по охране правопорядка.

В эфире Барнаул, Олег Купчинский:

"Домашнему насилию нет оправданий!" - наклейки с таким текстом появились на автобусах Барнаула. Инициатором стала общественная организация "Женский альянс". Она считает очень важным, наконец, приступить к решению острых проблем насилия в семьях и привлечь к ним внимание общества. По самым скромным оценкам, ежегодно до 15-ти тысяч россиянок погибают от рук мужчин. На Алтае, за прошедший год, произошло около четырехсот подобных убийств, а число травм и избиений не поддается учету. Правда, женщины все чаще идут в милицию и требуют завести на своих супругов уголовные дела. И чаще, и чаще суды приговаривают насильников к лишению свободы. Недавно была оправдана женщина, которая в состоянии аффекта зарезала мужа. Суд решил, что ситуация женщину оправдывает.

"Наша сверхзадача - безопасная семья", - так считает исполнительный директор "Женского альянса" Елена Шитова. Активисты этой организации оказывают многообразную помощь пострадавшим. Работает женский кризисный центр с телефон доверия, ведут консультации юристы, психологи и социальные работники. Представители "Женского альянса" участвуют в судебных процессах в качестве общественных защитников. Большую популярность в Барнауле получили тренинги по феминистской обороне, а также образовательная программа для школьников и педагогов. Несколько дней назад "Женский альянс" провел краевую конференцию на тему семейного насилия. Впервые в подобном мероприятии приняли участие представители властей. Председатель комитета по социальной политике краевого совета Нина Данилова рассказала, что в поселках Алтая положение с правами женщин и детей куда печальней, чем в городах. "Фактически, это семейное рабство, - сказала Нина Петровна. - Дети голодают, не ходят в школу, их избивают родители. Многие детские сады перепрофилированы в детские дома". Участники конференции смоделировали судебное заседание. Они на время стали присяжными заседателями и решали - осудить или оправдать женщину, которая в целях самообороны убила своего мужа? "Это был реальный случай - рассказывает директор "Женского альянса" Наталья Середа. - Та обвиняемая получила шесть лет, но мы же ее оправдали, потому что у женщины часто нет другого выхода". По словам Натальи Середы, уже хорошо то, что власти Алтая признали эту проблему, а не называют ее "западными феминистскими фокусами", как раньше. Но пока до реальной помощи еще дело не доходит. Где женщине искать спасения от побоев мужа? Есть в Барнауле специальный приют, но там - всего четыре места. А в кризисный центр ежедневно обращается до трех десятков женщин. В городе должно быть, по меньшей мере, пять кризисных центров, и создать их - дело местных властей. А для этого нужен единый краевой закон. "Женский альянс" вносил в городскую Думу проект программы по предотвращению семейного насилия, но проект не встретил поддержки депутатов Барнаула. На создание безопасной семьи, как и на многое другое, у нас не находится денег.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

С начала года оперативниками правоохранительных органов в Нижегородской области у наркокурьеров конфисковано уже несколько десятков килограммов героина. Сколько еще перехватить не удалось - неизвестно. Однако масштабы транзита наркотиков в регион за последние три-четыре года возросли, чуть ли не в тысячу раз. Если несколько лет назад чрезвычайным происшествием был перехват нескольких граммов героина, то теперь его везут килограммами. Об этом недавно рассказал нижегородским журналистам Иван Корнев, начальник отдела экономической безопасности областного управления ФСБ. По его сведениям, 40% наркотиков везут из Средней Азии, еще 20 из Индии и Турции, 15% поставляет Закавказье, а остальное идет из Украины, Молдавии и прочих мест.

"По обстановке, складывающейся в Таджикистане, мы знаем, что 80% там находится за чертой бедности и то, что таджики за сто долларов килограмм героина готовы перевезти через афганскую границу. Представляете, какая цена? Поэтому здесь возрастает эта цена значительно, в тысячи раз".

Такой барыш соблазнителен. Недавно был задержан, в роли наркокурьера, курсант военно-инженерной академии, направленный учиться в Нижегородскую область из Таджикистана. Его взяли с поличным на железнодорожном вокзале, где при личном досмотре обнаружили в трусах курсанта пластиковый мешок с четвертью килограммами героина. В качестве одного из распространителей наркотиков недавно задержан студент юридического факультета университета. По данным ФСБ, треть потребляющих наркотики - молодежь, школьники и студенты.

"Около 12% составляют школьники, учащиеся ПТУ, студенты высших и средних учебных заведений это составляет где-то 23-24%".

По официальным данным, наркотики употребляют 5% населения области. По оценкам специалистов, реально - вдвое больше, то есть - треть миллиона человек. Достать наркотики проблемы нет, всем известны, например, цыганские поселения в деревнях Ольгино и Луч, откуда в город зелье доставляют специальные машины. Вот что рассказал один из задержанных наркоманов:

"Сюда приходишь, здесь - толпа народу. Вот подобралась, грамм всего 600 рублей. Собрались на 600 рублей, одного-другого берут, допустим, там стояли машины, которые за 50 рублей туда-обратно возили. А все остальные ждут где-нибудь по дворам".

Обыски и облавы почему-то не эффективны - то ли хорошо прячут, то ли плохо смотрят. А недавно была пресечена попытка вымогательства взятки следователем Приокского района за отказ от ареста подозреваемой в распространении наркотиков. Прокуратура Сормовского района отказалась арестовывать еще одного любителя наркотиков, находящегося к тому же в международном розыске. Специалисты прогнозируют, что еще через пару лет в Нижегородской области наркоманом может стать каждый пятый, а это семьсот тысяч человек.

В эфире Псков, Андрей Щеркин:

Родительские комитеты в десятках псковских школ ведут оживленные дискуссии о необходимости введения охраны. Задуматься об этом их заставил не только распространенный управлением городского народного образования циркуляр, но и реалии современной жизни городских школ. Хулиганство, драки, вымогательство денег у младших школьников и кражи в гардеробах - это еще цветочки. Сегодня уже никого не удивляют использованные шприцы, брошенные в подъездах ближайших к школам домов, и слоняющиеся у входа в школы наркодилеры. До последнего времени дежурства велись в основном учащимися старших классов. Записать опоздавших на уроки учеников, проверить наличие сменной обуви, вовремя подавать звонки, да проследить за порядком в гардеробе - вот, пожалуй, и все функции, которые по плечу школьникам. Из множества городских школ на введение частной охраны пошли пока только три. Отношение к нововведению среди родителей двойственное. С одной стороны, теперь есть дополнительная гарантия, что посторонний человек в школу не попадет. Это я испытал на себе, отправившись за интервью в ближайшую школу. На входе меня встретил вежливый, но весьма бдительный молодой человек в камуфляже. Эмблема на рукаве гласила: "Охранное агентство. Северо-западная казачья стража". Из оружия, правда, охранник имел при себе только газовый баллончик. Без объяснений цели своего визита и проверки документов дальше я бы не смог сделать ни шагу. Директор псковской школы № 21 Сергей Петров рассказал мне, что инициатива управления образованием родительским комитетом была поддержана. Раньше в школе происходили безобразные случаи, когда посторонние хулиганы врывались в классы, а однажды ими даже был избит преподаватель. Теперь же старшеклассники этой школы с удовольствием носят беджики с фотографиями, которые попутно служат и пропуском. Теперь порядок обеспечен. Но есть и другая сторона медали. Для частных охранных фирм Пскова циркуляр чиновников от образования открывает новый и немалый рынок сбыта. И если сегодня средняя цена услуг охраны невелика - 8-10 рублей в час, то гарантий, что она не вырастит, в дальнейшем - нет никаких. Следует также учесть, что многочисленные родительские комитеты и их руководители, ежемесячно собирающие с родителей деньги на все, от лампочек и тряпок до мела, а теперь уже и на охрану, фактически являются распорядителями немалых сумм элементарного "черного нала". На этом фоне странно выглядит явное нежелание директоров псковских школ принять концепцию школьной реформы, предлагаемой правительством. Ведь изменение статуса школы позволит родителям не номинально, как сейчас, а реально участвовать в управлении школой. А то, что декларируемая бесплатность образования не более чем миф, я убедился, проделав простой расчет: за обучение дочери в первом классе мне придется выложить до трех тысяч рублей в год. Пока - без охраны.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

Разговоры на тему, нужен ли Самаре памятник ракете, за последние две недели можно услышать повсюду. В общественном транспорте, в университетских аудиториях, везде, где атмосфера располагает к беседе, самарцы при каждом удобном случае сводят разговор на эту тему. Впрочем, "памятник ракете" - народное название, в официальном варианте звучащий как "монумент ракетоносителя "Союз". 9-го февраля, посещая Самарский научно-производственный ракетно-космический центр ЦСКБ "Прогресс", мэр Самары Георгий Лиманский сообщил журналистам, что к 40-летию первого полета человека в космос, которое будет отмечаться 12-го апреля этого года, в Самаре откроется монумент ракетоносителя "Союз". Согласно проекту, монумент будет представлять собой устремленный в небо макет ракетоносителя "Союз" в натуральную величину, рядом с которым разместится трехэтажный выставочный комплекс, экспонаты которого будут рассказывать о вкладе самарцев в дело освоения космоса. Ракетоноситель "Союз", высотой более 60-ти метров, обещает стать самым высоким памятником Самары. На постройку монумента самарской мэрией уже выделено 33 миллиона рублей. Эти деньги для предприятия ЦСКБ "Прогресс", в цехах которого сейчас изготавливаются детали будущего макета ракетоносителя для монумента, пришлись как нельзя кстати, поскольку предприятие ЦСКБ "Прогресс" после недавнего решения правительства России о затоплении орбитальной станции "Мир" фактически может остаться без заказов. Ведь производство ракетоносителей серии "Союз" в Самаре было организовано специально с расчетом на программу исследования космоса с помощью орбитальной станции "Мир". По мнению самарских независимых средств массовой информации, то, что заказ мэрии на строительство монумента улучшил финансовое положение рабочих предприятия ЦСКБ "Прогресс", безусловно радует. Однако, пресса, к примеру, газета "Самарский курьер", задалась вопросом: а нужно ли мэрии города - при дефиците бюджета в сто миллионов рублей - тратить треть этой суммы на постройку супермонумента? Узнать мнение простых самарцев о том, нужен ли городу памятник ракете, я решил для объективности у проходной предприятия ЦСКБ "Прогресс".

"Мое мнение - отрицательное. Почему эти деньги, которые хотят вложить в постройку этого памятника, допустим, хотя бы в ту же медицину не вложить?"

"Подобный памятник? Нет, это нереально. Смешно деньги тратить".

"По-моему, достаточно построить несколько квартир для нуждающихся".

"На фоне нищеты, как люди живут без копейки денег, строить такие памятники, я считаю, просто деньги выбросить. Лучше пенсии прибавить пенсионерам".

И самая последняя информация: пока самарцы обсуждают, нужен ли городу новый памятник, власти объявили, что открытие монумента ракетоносителя "Союз" состоится не в апреле, а в октябре, в очередную годовщину запуска первого искусственного спутника Земли.

В эфире Кызыл, Александр Филатенко:

В течение всей зимы жизнь в пригородных дачных массивах Кызыла била ключом. Из каждой второй избушки валил дым, по улочкам, обычно заснеженным и безлюдным, слонялись группы небрежно одетых, небритых людей. Прежде, чем открывать очередной дачный сезон, хозяевам пришлось выселять из домиков незваных постояльцев, большинство из которых - недавно амнистированные заключенные. В Туве по амнистии в связи с 55-летием Великой победы вышло на волю 468 заключенных. В колониях (а их в Туве три) вздохнули свободнее. Официальная норма содержания - 4 квадратных метра на одного заключенного - в тувинских колониях не соблюдается. Жизненное пространство для узника ограничивается его койкой и узким проходом к туалету. Кое-кому милость государства впрок не пошла. Показательна судьба Рафика Асланова. 19-го июня прошлого он был приговорен к девяти годам лишения свободы за разбой, попал под амнистию, и его освободили. Спустя пять дней задержали за подозрение в совершении грабежа. Немного погодя - выпустили по подписке о невыезде, а через месяц вновь поместили в следственный изолятор, на этот раз по подозрению в краже. У Асланова есть свое объяснение случившемуся. "Почему я снова оказался на нарах? - переспрашивает он. - Потому что деньги были нужны. Проходил курс лечения в тубдиспансере, а лекарства кончились. Всех, кого мог, обошел, но никто не смог меня выручить. В итоге - я встал перед выбором: или осложнение тяжелой болезни с непредсказуемым, возможно, со смертельным исходом, или тюремные нары. Из двух зол я решил выбрать меньшее".

Ольга Сарапай "мотала" срок за убийство мужа. Все семь лет работала в столовой, кормила административный персонал СИЗО. Так хорошо готовила, что руководство кутузки даже не хотело ее освобождать досрочно. Когда до окончания срока оставалось всего ничего, ей несколько раз давали возможность съездить в краткосрочный отпуск. Я видел, как выглядел эта женщина по возвращению: багряный румянец в полщеки. Сейчас же, несколько месяцев спустя, у Ольги - изможденное морщинами бледное лицо. "Иногда кажется, - призналась она, - что в тюрьме мне было лучше. Там я, по крайней мере, не голодала". С большим трудом взяли ее в одну кызылскую столовую, но платили всего 500 рублей в месяц. "В столовой за мной все следили, не дай Бог съем лишний кусок хлеба, - рассказывает она. - Тюрьме надзиратели относились ко мне с большим доверием. Надоели мне эти унижения, и я уволилась. Всю зиму еле-еле сводила концы с концами". Не только Ольге, всем амнистированным найти работу нелегко, хотя большинство из них имеют профессию и неплохую квалификацию. Вместе с участковым инспектором Игорем Гелевым заходим с плановой проверкой к двум братьям - Николаю и Виктору Кондрашевым. Николай - из недавно амнистированных, а Виктор - ранее судимый. Несмотря на криминальное прошлое, оба - на хорошем счету в милиции. Николай жалуется, что не успел переступить порог зоны, как у него украли документы. Виктор сетует, что оба сидят без работы. "Куда ни придешь - везде от ворот поворот, - говорит Николай. - Даже простым мусорщиком на полставки не взяли".

С работой и деньгами сложно не только на воле, но и за колючей проволокой. В отличие от героя "Калины красной" сегодня ни одному бывшему заключенному "деньги ляжки не жгут". В лучшем случае при выходе за ворота освободившийся получает несколько купюр, которых едва хватает на несколько дней. В структуре управления исправления наказаний давно собираются предусмотреть нечто вроде реабилитационного пункта или приюта для такой категории людей. Там можно было бы помочь амнистированным адаптироваться к новым условиям, сгладить негативные последствия отсидки и, насколько это возможно, уберечь от рецидива. Но пока в Туве этого нет - и, выходя за ворота тюрьмы, бывшие заключенные остаются со своими проблемами один на один. И в подвалы, гаражи, чужие дачные домики они вселяются - не потому что потеряли советь, просто больше деваться некуда.

В эфире Минеральные Воды, Лада Леденева:

Марина Ткаченко работает преподавателем дирижерского отделения минераловодского музыкального училища уже более десяти лет. Одна воспитывает двоих детей - первоклассников Женю и Юру. Живет с пожилой матерью и нетрудоспособным братом.

"Работаю на две ставки. Двое детей, оба учатся в первом классе, но, к сожалению, нет возможности им уделять больше времени. В училище мне платят тысячу сто, хотя, я знаю, у людей бывает и меньше зарплата. Но, тем не менее, этих денег недостаточно на жизнь. Около четырехсот рублей у меня уходит только на коммунальные услуги, около ста рублей на школьные. И поэтому я дополнительно в выходные езжу в церковь, там за выход мне платят двадцать рублей. Питание у нас оставляет желать лучшего, практически у нас хлеб, картошка, чай, в основном, даже без заварки, а в основном, это варенье, что самое доступное".

Признается, что особенно тяжело выстоять всенощную службу, а потом добираться домой в Минеральные Воды. Церковь, в которой Марина работает, находится в Железноводске, а это около часа езды в пригородной электричке. Правда, всего с одной пересадкой.

Случай Марины - вполне типичный. Около 80% преподавателей минераловодского музыкального училища живут в разных городах Кавмин-группы - Пятигорске, Ессентуках, Железноводске, Лермонтове, Кисловодске. Добираться, скажем, из Кисловодска преподавателям приходится ровно полтора часа, столько же и обратно и так каждый день, с учетом воскресных спевок и репетиций. Месячный проездной билет из Кисловодска в Минеральные Воды стоит 475 рублей, а размеры зарплат педагогов училища колеблются от 364-х до 972-х рублей в месяц, в зависимости от педагогической категории. Понятно, оплачивать проезд до места работы никто из них не в состоянии. Приходится избегать встречи с контролерами или пытаться с ними договориться. Некоторые педагоги имеют уже 30-летний опыт таких поездок. По словам директора училища Ларисы Шевченко, представители профсоюзного комитета обращались в минераловодское отделение Ростовской железной дороги с просьбой о предоставлении педагогам льгот на проезд на пригородных электричках. Однако железнодорожники ответили отказом, ссылаясь на нехватку средств. С первого февраля текущего года всем работникам бюджетной сферы на 20% повысили зарплату, однако, музыканты называют эту сторублевую прибавку "насмешкой" над собой. В этом году училищу исполняется 32 года, столько же лет и практически всему музыкальному инструментарию. Средств не хватает не только на приобретение роялей, но даже запчастей к ним. Импортные очень дорогие, а в России, увы, их уже не выпускают. Чтобы поддерживать в рабочем состоянии инструменты, на которых обучается уже не одно поколение студентов, приходится разбирать на запчасти старые списанные пианино и рояли. По словам настройщиков, их профессия ночная, так как работать приходится либо рано утром, либо поздно вечером, когда занятия уже закончились, все посторонние звуки мешают "отслушивать" инструменты. Платят за такую работу около трехсот рублей в месяц. За три летних месяца прошлого года педагоги училища до сих пор не получили апрельскую прибавку к заработной плате. Причитающиеся пособия на приобретение книгоиздательской продукции, нот, методической литературы, государство не выплачивает педагогам уже четыре месяца. Размер такого ежемесячного пособия 83 рубля. Однако никто из педагогов музыкального училища изменять своему любимому делу не собирается, несмотря на скудные зарплаты, полунегодные рояли и нотные сборники, стоимостью более ста рублей каждый.

В эфире Владимир, Константин Колесов:

Владимирские железнодорожники собрались закрыть расположенную в черте города пассажирскую платформу "Автоприбор". Известие это мгновенно вызвало у горожан бурю негодования, что вполне понятно, ведь именно с этой платформы в пригородные электропоезда садится наибольшее число садоводов и огородников из спальных районов города. Если платформу закроют, всем им, прежде чем сесть в поезд, придется добираться до железнодорожного вокзала в переполненных троллейбусах с двумя-тремя пересадками. Объявлено, что закрытие платформы есть следствие убыточности пассажирских перевозок. Каким образом в рентабельной железной дороге связано существование пассажирской платформы, мне рассказал начальник дирекции по обслуживанию пассажиров владимирского участка Горьковской железной дороги Владимир Трофимов. По его словам, к весне на владимирском железнодорожном вокзале должна быть установлена система автоматического контроля за посадкой пассажиров в поезда. Пройти на посадочную платформу можно будет только через систему турникетов, при наличии билета с кодовой магнитной полосой. Примерно так, как это происходит сейчас в московском метрополитене. Начальство надеется, что нововведение позволит не только надежно проконтролировать безбилетников, но и подсчитать количество пассажиров, пользующихся правом бесплатного проезда. Владимир Трофимов показал мне список льготников, полный их перечень занимает больше трех машинописных страниц. Оказывается, помимо ветеранов, инвалидов и других социально незащищенных групп населения, правом бесплатного проезда наделены милиционеры, работники налоговых органов и прокуратуры. Железнодорожники с трудом представляют себе, скажем, налогового инспектора, добирающегося по служебным делам на электричке. Но в то же время известно, что тот же самый инспектор охотно едет без билета по личным делам - в лес, на дачу, на рыбалку. Запретить бесплатный проезд железнодорожники не вправе, поэтому они намерены хотя бы подсчитать количество льготников - с тем, чтобы потом предъявить счет соответствующим ведомствам. Планируется, что после закрытия свободного доступа на платформы железнодорожного вокзала, льготники будут получать в кассах такие же, как у всех, но только бесплатные билеты и наравне со всеми пассажирами предъявлять их электронному контролеру. Все бы хорошо, однако. оказалось, что существование в черте города второй посадочной платформы полностью перечеркивает грандиозные планы железнодорожников. Планов оказалось больше, чем денег, которых хватает только на переоборудование вокзала. Нетрудно предположить, куда направятся не прошедшие через вокзальные турникеты безбилетники - конечно на платформу "Автоприбор". Не ломая особенно голову, железнодорожники устранили этот недочет по-крестьянски просто - если платформа мешает, ее надо закрыть. "Рассердились на блох, да всю шубу в печь", - тут же прокомментировала это радикальное решение городская газета. Гораздо резче отозвались о замыслах железнодорожного начальства рядовые горожане. "Неужели уделом нашего обнищавшего народа становятся турникеты, за которые чиновники из ведомства господина Аксененко загоняют людей, как скот", - недоумевает в открытом письме от имени нескольких сотен горожан председатель Союза садоводческих товариществ Николай Токарев. И продолжает: "Неправда, что садоводы ездят без билетов. Многие семьи приобретают не только разовые, но и сезонные проездные билеты". "Думаю, что будь билеты не такие дорогие, "зайцев" не было бы", - поддерживает коллег по несчастью пенсионерка Валентина Васильева. "Многие мои знакомые, - говорит пенсионерка, - из-за высоких железнодорожных тарифов даже вынуждены отказываться от садовых участков. Железнодорожники постоянно что-то требуют от пассажиров, но сами не спешат о них позаботиться. Электрички постоянно опаздывают, платформа не оборудована, лавочек нет, зато на вокзале сооружается тюремное заграждение, на что, видимо, деньги есть", - заключает пенсионерка.

Людей можно понять: приняв решение закрыть платформу, железнодорожное начальство тем самым приравняло добросовестных пассажиров к безбилетникам. И дело не только в моральных оценках. Закрытие платформы не только усложнит жизнь пассажирам, оно еще на порядок увеличит нагрузку на городской транспорт. Компанию садоводам составят проживающие в пригороде рабочие трех крупных заводов и городской ТЭЦ, расположенных в трех минутах ходьбы от закрываемой платформы. Горожане продолжают заваливать инстанции письмами. Трудно представить, что будет, когда придет время им браться за лопаты и ехать за город на садовые участки.

В эфире Сургут, Николай Свенцицкий:

Никогда не забуду своего первого впечатления от Сургута. Навстречу мне шли модно одетые стройные парень и девушка, приятные лица, стильные прически, она - с букетом роз. По ходу они живо общались, девушка время от времени смеялась, улыбался и ее кавалер. Словом, я наблюдал ту идиллическую картину, от которой на душе становится легче и светлее. Когда же стала слышна их речь, я пожалел, что имею нормальный слух, - каждую фразу парень начинал и заканчивал матом. Его спутница, как ни в чем ни бывало, поддерживала разговор в той же манере. Я даже остановился от удивления. И с тех пор уши как-то само собой стало резать сквернословие. В Сургуте матерятся от мала до велика, не испытывая при этом особого стыда или угрызения совести. Вот что говорят младшие школьники.

- Скажи, тебе приходилось, честно говоря?

"Материться? Да. Если услышу, то тоже буду материться".

"Меня зовут Даша. Бывает, что тоже матерюсь. У нас такой класс со всеми, у нас вся школа матерится".

А вот говорят уже без пяти минут выпускники:

"Да, ругаемся".

"От мальчишек это уже привыкли слышать. Неприятно, но их уже без толку исправлять. Да я не знаю, это же не наше поколение придумало, поэтому это не от нас, от старших пришла".

А вот мнение моего знакомого звукорежиссера массовых зрелищ Анатолия:

"Удобно использовать именно слово из ненормативной лексики, нежели вспоминать, как называется тот или иной предмет, особенно, когда на высоте находишься, под потолком монтируешь свет. Было такое, сами потом смеялись над этим, внизу помощнику кричишь: брось мне вон ту... и он, самое интересное, понимает, о чем речь. Каждый раз просишь что-то другое, а он понимает и дает именно то, что надо. Не знаю, у нас уже, наверное, "понималка" работает больше на такие слова".

Приписывать этот порок одному Сургуту будет, конечно же, ошибкой. На Руси матерились всегда. По данным отечественных социологов, 52% мужчин матерятся постоянно и 13% иногда. В Сургуте таких исследований не проводили, но доля любителей крепкого словца здесь очень велика. Самое страшное, что мат, который раньше был средством выражения агрессии, злости, возбужденного состояния, сейчас входит в обыденную речь как способ нормального общения во всех возрастных группах. Более того, часто можно услышать, как на этом языке говорят старшие и младшие, юноши и девушки, женщины и мужчины, отцы и дети. Я попросил прокомментировать ситуацию заведующего кафедрой русского языка Сургутского педагогического института Аркадия Гильбрута:

"Процент людей, которые работают в тяжелых условиях, на нефте-, газодобыче, очень высок здесь, и способ общения с этими людьми тоже специфичный. Отсюда и в устах чиновников, в устах руководителей все это. Стараясь быть как можно более понятным тем, с кем они общаются, они используют, в том числе, и лексику более понятную и более привычную с тем, с кем они говорят, с которыми они работают".

- Молодежь уже впитала и приняла как эстафетную палочку?

"Совершенно верно. Они ориентируются на действия, на речь старшего поколения. Хотят этого или не хотят, сознательно или бессознательно, но они воспроизводят то, что им передано в наследство. Вот это то, что называется свободой нравов, раскрепощение. С одной стороны, может быть, оно и хорошо. А с другой стороны, видите, всякого рода революция, в том числе и революция в этой сфере, она всегда больше ощущается со стороны своих негативных черт".

Сургут отличается тем, что здесь не встретишь настенных нецензурных надписей в подъездах, лифтах, на заборах. Нет надобности прибегать к подобному творчеству, есть возможность свободно выплеснуть свои эмоции в любом месте и в любой форме. За это никто не осудит.

В эфире Орел, Елена Годлевская:

В сотни тысяч долларов обошлась налогоплательщикам реализация в Орловской области пилотного проекта по обучению чиновников законотворчеству под названием "Правовая реформа: подготовка местных специалистов, участвующих в процессе разработки местного законодательства в Орловской области". Презентация его итогов состоялась в Орле на прошлой неделе. Шесть месяцев зарубежные специалисты обучали группу чиновников, состоящую из тридцати человек, разрабатывать законы местного уровня. Главным итогом работы объявлены проекты двух законов - "О земельном пользовании" и "О местном самоуправлении в Орловской области". Об их достоинствах говорить пока рано, а вот целесообразность невиданных расходов на учебу чиновников уже стала предметом обсуждения. По информации газеты "Орловский меридиан", за полгода на каждого из тридцати обучающихся было затрачено около двадцати тысяч долларов. Деньги, за которые можно получить полноценное образование в престижном университете Европы. А в целом потрачены восемьсот тысяч долларов, которые теперь предстоит возвращать кредитору проекта - Всемирному банку реконструкции и развития. Это большая сумма для Орла. Достаточно сказать, что примерно такая же сумма денег тратится на все народное образование Орловщины за год. Помимо областной администрации и областного совета народных депутатов в реализации разорительного проекта были задействованы российский фонд "Правовых реформ" и эксперты консорциума Всемирного банка реконструкции и развития. А в целом работа шла под патронажем Совета федерации, который возглавляет орловский губернатор Егор Строев. Так как проект называют "пилотным", есть основания полагать, что дорогостоящее обучение местных чиновников законотворчеству получит широкое распространение и в других регионах России. Из каких средств будет погашаться кредит - не афишируется. Как и не объясняется, почему забота об интеллекте чиновников стала важней, чем социальные проблемы остальных граждан, многие из которых сегодня живут за чертой бедности.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

Жители деревни Ласта Ижемского района отстояли в суде свои интересы, добившись отмены указа главы республики Коми. Конфликт начался примерно год тому назад, когда нефтяные компании приступили к бурению поисковых скважин на территории заказника "Сэбысь", что положением о самом заказнике категорически запрещено. Оказалось, что разрешение на бурение нефтяники получили благодаря указу, подписанному главой республики Юрием Спиридоновым. Содержание указа сводилось к тому, что отдельные участки заказника отводились под геологические работы. При этом, со ссылкой на мнение экспертной группы, оговаривалось, что якобы это никак не повредит остальной части территории. Сельчане же хорошо знают на горьком опыте соседних районов, что нефтеразработки означают фактическое разрушение местной природы, а, следовательно, и всех ее даров. Для коми, испокон века добывавших пропитание охотой, рыбалкой, сбором грибов и ягод, и поныне лес и река непременное условие выживания вообще, и сейчас в частности, когда деревня здесь фактически брошена на произвол судьбы. Жители Ласты создали свою общественную организацию, которую возглавил их односельчанин Алексей Канев, и перешли к самому сложному - борьбе на юридическом фоне. В Верховном суде республики Коми решающим оказалось мнение ученых, которые провели независимую экспертизу поправок в положении о заказнике "Сэбысь". Говорит доктор сельскохозяйственных наук Иван Хмелинин:

"В природе такого не бывает, чтобы затрагивали одно звено и не нарушалось другое. Там будут нарушения и загрязнения гидрологической сети, там обязательно будут сбросы в речку Сэбысь, очень чистую речку. Там обязательно будут шумы, там будут проложены коммуникации в связи с добычей. Ну и весь предыдущий опыт показывает, что, когда такого рода работы производятся, то вся территория превращается в техногенный ландшафт. То бишь, те природные связи, которые обеспечивали устойчивость ландшафта на протяжении многих лет, обеспечивали жизнь населению, которое на этой территории проживало, и есть даже родовые избушки у охотников, конечно же, они будут нарушены и источник жизни для этих людей он исчезает. Собственно потому население так резко, категорично выступило в защиту своих земель, а, в конце концов, в защиту земель государства. К сожалению, государственные чиновники не мыслят этими категориями, они, видимо, живут иной жизнью".

Судья Владимир Кретов постановил, что положение о разрешении геолого-разведывательных работ и добыче полезных ископаемых на территории заказника Сэбысь недействительно, а, значит, бурение там должно быть запрещено. Но, принимая во внимание, какие доходы приносит нефть, сейчас все в ожидании, какой ответный шаг предпримут власти республики Коми и нефтяные компании, чтобы найти-таки доступ к месторождениям. Между тем, в заказнике уже зафиксированы первые разливы нефти - около восьми тонн.

XS
SM
MD
LG