Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


- Призыв в армию - главная забота нижегородского Комитета солдатских матерей;
- Кому достались квартиры тюменских участников войны;
- Сыктывкарские общежития: семьдесят тысяч человек без надежды на нормальную жизнь;
- Блеск и нищета родниковского машиностроительного завода;
- Почему владимирские чиновники так не любят журналистов;
- Омск: сколько земли хотят получить борцы с частной собственностью на землю;
- Самара: замедленная "Скорая помощь";
- Магнитогорск: сколько стоит бесплатная медицина;
- Мурманск: нуждаешься в госпитализации - жди;
- Липецк: почему умерла больная Н.;
- Минеральные Воды: курортный сезон под угрозой срыва;
- Архангельск: на берегу Белого моря мечтают отдохнуть в Париже.


В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

Весенний призыв в армию в этом году проходит обычным порядком. Вначале отобраны самые рослые, крепкие и здоровые парни для президентского полка. Они уже отправлены в строй 26-го апреля. А кто не вышел ростом и здоровьем, те пойдут служить в обычные непривилегированные войска. Около пяти тысяч нижегородских юношей должны пополнить к лету ряды вооруженных сил России. И для выполнения спущенного сверху плана призыва некоторые военкоматы торопятся отправить в армию призывников, даже не прошедших медицинскую комиссию. Один из таких случаев недавно произошел в Борском районе с 18-летним Алексеем Осокиным. Об этом рассказала Наталья Жукова, председатель нижегородского Комитета солдатских матерей.

"Военком сказал ему, что "ты считаешься годным и будешь призван в армию", - несмотря на то, что вместе с повесткой на отправку ему выдали кучу направлений на обследование. Анализы крови, анализы мочи и так далее, и так далее, психиатр, невропатолог. Куча тех необходимых обследований, которые именно дают возможность заключить врачам, годен он или не годен к военной службе. Но военком единолично решил, что он годен к военной службе, что он обязательно пойдет в армию, и выдал ему повестку".

В этом документе четко указано: явиться 7-го мая в 14.00 во второе отделение за повесткой на отправку. Печать, подпись, военный комиссар. И, как сказал сам призывник Алексей Осокин, ему военком заявил:

"Что я годен, и к службе - готовься".

При этом призывник еще не прошел медицинскую комиссию, а на рентгеновском снимке отчетливо видно, что в его организме имеется инородное тело, которое, возможно, придется удалять при помощи хирургической операции, поскольку Алексею бегать и ходить затруднительно.

Случай с призывником Осокиным не единичен. Как заявила Наталья Жукова:

"Просто толпами идут граждане, в отношении которых нарушены их права. Что же будет к концу призыва?"

Много жалоб от призывников на то, что врачи медкомиссии при военкоматах игнорируют справки, выданные другими врачами. Говорит Галина Лебедева, сопредседатель нижегородского Комитета солдатских матерей:

"Врачи, проводящие освидетельствование в военкомате, почему-то однозначно всех своих коллег, не работающих в призывных комиссиях, обвиняют в нечистоплотности. Если принесли справку, и эта справка не совсем устраивает врача военкомата, то он говорит - "ты ее купил". То есть - получается, что все остальные врачи, помимо их, у нас могут какие-то справки фальсифицировать, какие-то результаты подделывать и что-то такое там делать за деньги".

Нередко отправляют в армию больных ребят. Что же из этого получается?

"Когда мальчик больной оказывается в армии, независимо, с плоскостопием, с язвой, с гипертонической болезнью, с психиатрическими различными отклонениями, - он же ведь является той благодатной почвой, на которой, как махровые цветы, растет дедовщина".

Ну, а на здоровые отношения в армии можно надеяться в президентском полку, если удастся туда попасть.

В эфире Тюмень, Алекс Немиров:

В преддверии празднования Дня Победы в Тюменской области возник скандал, связанный со строительством жилья для ветеранов. На очередном заседании областной Думы депутатам был представлен отчет, из которого стало ясно, что целевая программа строительства жилых домов для участников Великой Отечественной войны на 1997-2000-е годы с треском провалена. Несмотря на ее особую общественную значимость, финансирование велось по остаточному принципу. За четыре года было выделено 66% от зарезервированных в областном бюджете средств. Но возмущение тюменцев вызвал не только этот факт. Выборочная проверка счетной палаты Тюменской области, проведенная, в частности, в администрации Тобольска и Тобольского района, документально установила потерю более чем двух с половиной миллиона бюджетных рублей. Что же касается построенного по программе за четыре года жилья, то, как сказал председатель счетной палаты Сергей Шеригов, ветеранам досталась только половина.

"За счет бюджетных средств законченное строительство преданно к распределению для участников Великой Отечественной войны, 30 домов, которые состоят из 645 квартир общей площадью 29125,7 квадратных метра. Фактически в указанных домах участникам Великой Отечественной войны предоставлено только 337 квартир, или 52% - от общего количества квартир. Замечания практически во всех районах, где были выделены денежные средства на строительство этих объектов".

Например, в Арнизонском районе 6 из 32-х квартир в ветеранских домах незаконно выделены людям, не являющимися участниками войны. Заместитель главы районной администрации Николай Бесараб объяснил, что ключи от пяти квартир передали ветеранам труда и в одной из квартир поселили женщину из числа жертв политических репрессий. С вольным подходом к распределению квартир, предназначенных вдовам и участникам войны, не согласен 80-летний тюменский ветеран Владимир Бородзич.

"Дом - 16-квартирный, две квартиры дают ветеранам, а 12 уходят на сторону. Председатели и главы администраций районов злоупотребляют своим служебным положением, нарушают такие вещи. Особенно отличились Нижнетагинский и Ишимский районы. Прокуратура возбудила дела. Я думаю, что если прогремит как следует, что люди получат наказание, то другим будет очень хороший урок для того, чтобы больше такого не делать".

Готовя этот материал, я столкнулся с тем, что сегодня в областном центре в первоочередном улучшении жилищных условий нуждаются 12 ветеранов инвалидов - по данным одного источника, 35 - по сообщениям другого, 54 - третьего. В ряде районов юга Тюменской области ветеранские списки не уточнялись, что позволило выделять квартиры "мертвым душам". Многие фронтовики могут не дождаться, пока бюрократические ошибки будут исправлены. Выясняя, решил ли свою проблему участник войны, работавший на тюменском электромеханическом заводе, Иван Карабышев, я узнал, что его фамилии нет в списках очередников, но только потому, что он так и не дождался своей благоустроенной квартиры.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

В Сыктывкаре образован совет общежитий города. Сейчас в общежитиях живут люди с низким достатком, у которых просто нет средств для покупки квартир. Причем, эта ситуация не меняется со временем. Галина Осюнькина, ставшая председателем совета, описывает такое типичное общежитие:

"Из трехсот жильцов на "Парковой", 34, - семьдесят детей. Это дети - уже как бы второе, третье поколение растет в этом общежитии".

Живут в общежитиях ветераны труда, большое количество инвалидов, разного рода другие льготники. Фактически для них общежитие давно уже - не место временного проживания, а родной дом. Для подавляющего большинства единственный вариант решения жилищной проблемы - это перевод зданий в разряд жилых домов, что позволяет в дальнейшем приватизировать комнату, а затем ее продать и, тем самым, заиметь деньги хотя бы для первичного взноса при покупке квартиры. Однако сама процедура перехода в статус жилого дома требует согласия всех жильцов, и многие возражают, так как при этом резко возрастают тарифы за коммунальные услуги. Сами же общежития находятся фактически в аварийном состоянии. Городские власти уже давно махнули на них рукой, ремонтом не занимаются и повышение тарифов никак не связано с улучшением бытовых условий. Говорит Галина Осюнькина: "680 рублей платит три человека семья за 12 квадратных метров. Это - что? Никак ведь не понять это. Они же ходят к родным, к знакомым, сравнивают, сколько у них. И вот приводят пример: моя сестра живет в такой-то квартире, три человека, улучшенной планировки трехкомнатная квартира, платят 580, а я - 680".

С коллективной просьбой разобраться с тарифами жильцы обратились в правительство республики Коми. Через некоторое время просители узнали, что их ходатайство имело самые неожиданные для них последствия. Оказывается, из Минархстройэнерго поступил запрос в республиканскую прокуратуру на предмет того, а был ли вообще законным перевод общежитий в статус жилых домов? То есть, по сути, людей решили лишить даже этих клочков собственной территории. Говорит депутат сыктывкарского муниципалитета Сергей Шалыгин:

"На мой взгляд, есть попытка такая заставить людей почувствовать, кто они такие есть на самом деле. То есть - вместо того, чтобы помочь им, перед ними ставят преграду. И сегодня люди не могут приватизировать свои комнаты, не имеют такого права. Человек, живущий в квартире, имеет право приватизировать свою квартиру и потом что угодно с ней делать, а человек, живущий намного в худших условиях в общежитии, он такого права не имеет. На мой взгляд, это сплошная дискриминация".

Сейчас в Сыктывкаре несколько десятков общежитий, в них проживают свыше семидесяти тысяч человек.

В эфире Иваново, Елена Смагина:

В Родниках два основных предприятия, обеспечивающих жизнедеятельность города - "Родники-текстиль" и Родниковское управление предприятий, бывший машиностроительный завод. Оба предприятия получают лимит на газ от районной администрации. "Родники-текстиль" расходует 71% выделенного газа на производство, и 29% - на социальную сферу. Родниковское управление предприятий на производство тратит только 4,5% газа - и все остальное, то есть 95,5%, на содержание жилья. И это при том, что все жилье машиностроительный завод передал на баланс районной администрации. Котельную же, которая отапливают это жилье, передать отказался. Если бы не это обстоятельство, объем газа, получаемый Родниковским управлением предприятий был бы значительно меньше, а само предприятие не выставляло бы администрации Родниковского района счета на оплату якобы поставленной тепловой энергии и горячей воды. "Якобы" - потому что в домах, отапливаемых машиностроительным заводом, отопление и горячая вода исчезли еще в конце февраля. На вопрос журналистов, что же все-таки происходит, директор Родниковского управления предприятий Николай Воробьев в телефонном разговоре ответил, что котельная газ получает, но в каком объеме, это его не касается, потому что подобными проблемами должны заниматься соответствующие технические службы. К сожалению, от дальнейших комментариев и встречи с журналистами Николай Воробьев отказался. О том, что происходит на машиностроительном предприятии, рассказала бывший референт завода Надежда Муращенко. Оказывается, беды на заводе начались еще в 91-м году. Тогда, с согласия Министерства атомной энергетики и промышленности Советского Союза, Родниковский машиностроительный завод был передан в структуру узбекского предприятия - Новоисского горно-металлургического комбината, без прав юридического лица. В 92-м году постановлением главы родниковской районной администрации было зарегистрировано общество с ограниченной ответственностью с очень длинным названием - совместное предприятие, основанное на российско-узбекской собственности. Интересно, что в качестве вклада в уставной фонд узбекская сторона внесла уставные и оборотные средства родниковского предприятия, находившееся тогда в федеральной собственности. Операции, которые стали в дальнейшем прокручиваться с помощью родниковского предприятия, вполне можно назвать беспроцентными кредитами коллегам из Узбекистана.

"Долги Новоисского комбината за поставленную продукцию и оказанные услуги составляли 3,8 миллиарда, 5,7 миллиардов, 5,4 было на 98-й год".

Как рассказала Надежда Муращенко, газ, выделяемый машиностроительному предприятию на отопление города, расходуется на содержание коттеджа руководства комбината и бизнес, не имеющий к машиностроению никакого отношения. Кстати, о коттеджах:

"Когда ведется строительство жилья, то там же должен быть разделительный баланс, должен быть определенный счет, а здесь все - в общем котле. Затраты-то какие, там же не только коттеджи, там две АТП построено, газовая ветка туда проведена, дорога. Там вбуханы деньги бешеные".

С 97-го года Надежда Муращенко ведет переписку с различными ведомствами, включая прокуратуру и Министерство госимущества. Единственная ее просьба - исполнить постановление правительства Российской Федерации, предписывающее проводить аудиторские проверки на предприятиях, подобных родниковскому машиностроительному заводу. Один из ответов на ее обращение принадлежит полномочному представителю президента в Ивановской области Евгению Школову, который сообщил, что руководство Новоисского горно-металлургического комбината - против проведения проверок.

"На сегодняшний день уже далеко ходить не надо - зарплата не выплачена людям. Строится спортивно-оздоровительный комплекс, там уже стулья завезены по 900 рублей штука, там столько комнат, там бассейн. Извините меня, при такой нищете они себе позволяют. Я говорю, что не вина Воробьева, я лично хочу за него заступиться, они ему позволяют, а почему ему этого не делать? Но если закон ему разрешает, если прокуратура разрешает, милиция не видит, суд на его стороне!"

Надежда Муращенко оказалась не единственным возмутителем спокойствия руководства Родниковского управления предприятий. Михаил Олянский, председатель профсоюзного комитета предприятия, 9-го апреля потребовал от руководства комбината отчеты о том, куда пошли деньги от реализованной продукции и выплаты задолженностей по заработной плате, которые только за март 2001-го года составила 800 тысяч рублей. Уже на следующий день на профсоюзный комитет начались гонения, закончилось все тем, что на конец мая была назначена отчетно-выборная конференция, единственная цель которой - поставить во главу профсоюзного комитета более удобного человека. На требования же о своевременной выплате заработной платы сказано было следующее: "это может привести к массовым увольнениям".

В эфире Владимир, Константин Колесов:

Владимирские журналисты, желающие рассказывать о деятельности областного Законодательного собрания, отныне обязаны вспомнить историю своих судебных тяжб на протяжении последних пяти лет. На недавнем заседании областного парламента депутаты приняли изменения в положении об аккредитации средств массовой информации, согласно которому, в заявке на аккредитацию, помимо фамилии журналиста, номера его удостоверения и прочего стандартного набора сведений, должно указываться "имеются ли в отношении журналиста или средства массовой информации решения судов о распространении ими сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию депутатов Законодательного собрания или Законодательного собрания области в целом". В документе не сказано, о депутатах какого созыва идет речь. Таким образом, установлено, что журналисты обязаны отчитаться о судебных конфликтах с законодательным органом власти за весь период его существования. Любопытно, что депутаты постеснялись явным образом указать в положении об аккредитации, какие последствия для журналиста будет иметь наличие в его биографии проигранного судебного спора. Полную ясность внес заместитель председателя владимирского Законодательного собрания Александр Синягин: "Я думаю, таким журналистам будет отказано в аккредитации - заявил он в телефонном разговоре со мной. - Некоторые корреспонденты злоупотребляют свободой слова, неправильно освещают деятельность Законодательного собрания, и мы вынуждены принять ответные меры", - добавил вице-спикер. Из дальнейшего пояснения Александра Синягина следовало, что Законодательное собрание едва ли не погрязло в судебных тяжбах с нерадивыми журналистами, и в то же время вице-спикер, как ни старался, смог припомнить лишь один-единственный судебный иск подобного рода. Становится очевидным, что новые правила для парламентских корреспондентов призваны стать инструментом контроля над информацией о деятельности Законодательного собрания, а вовсе не повышения ее достоверности, как это говорится во всех официальных заявлениях. Об этом свидетельствует и такое положение нового документа, как приостановка процедуры аккредитации журналистов в случае, если Законодательное собрание или кто-либо из его депутатов выступит против журналистов с судебным иском о защите чести и достоинства. То есть - в том случае, когда вина журналиста еще не доказана в судебном порядке. Сроки рассмотрения такого рода дел в судах известны. Таким образом, благодаря этой хитрой уловке, любой из неугодных законодательной власти журналистов может остаться без аккредитации на полгода и более. Согласно новому положению, в течение всего этого времени он не сможет бывать на заседании комитетов, получать проекты законов, знакомиться со стенограммами заседаний и протоколами голосований. Большинство владимирских журналистов не сомневаются, что депутаты озабочены вовсе не качеством их репортажей, а собственным, неизменно положительным имиджем в глазах общества. Неслучайно вопрос о принятии новых правил аккредитации возник сразу после серии критических статей о том, как областные парламентарии наделили персональными прибавками к пенсии бывшего управделами обкома КПСС, начальника управления облисполкома, секретаря облсовпрофа и сорок других коммунистических экс-начальников. О том, что с принятием этого документа не все чисто, говорит и тот факт, что даже аккредитованные журналисты последними узнали о включении данного вопроса в повестку дня. Как всегда в таких случаях, щекотливый законопроект размножили в пожарном порядке и раздали депутатам уже в самом разгаре заседания. Несмотря на такую скоропалительность, голосование прошло на редкость единодушно, "против" выступили всего лишь два депутата. Мой коллега из владимирской городской газеты "Молва" припомнил, как один из вдохновителей законопроекта вице-спикер Александр Синягин удовлетворенно заключил: "Надо приструнить журналистов, а то разгуливают тут в майках". Александр Синягин уверен, что принятое его коллегами положение безупречно и вряд ли будет кем-либо опротестовано.

Иначе думает председатель областного Союза журналистов Александр Карпелович. По его мнению, принятый депутатами документ абсолютно безграмотен и должен быть отменен. Помимо названных, он содержит и другие нелепицы. Чего, например, стоит вводимый для журналистов профессиональный ценз. Согласно новым правилам, аккредитацию могут получить только штатные сотрудники редакции со стажем работы не менее трех лет. Между тем - известно, что во многих случаях редакции специально привлекают внештатных авторов для подготовки более профессиональных и взвешенных репортажей. По одной из версий, этот пункт документа принят специально, чтобы лишить аккредитации вечного оппонента Законодательного собрания, депутата его двух созывов, а ныне внештатного политического обозревателя газеты "Призыв" Виталия Елисеева. Председатель областного Союза журналистов Александр Карпелович сообщил мне, что на днях должна завершиться юридическая экспертиза нового положения об аккредитации, после чего Союз журналистов намерен обратиться в прокуратуру Владимирской области с просьбой отменить решение депутатов, как противоречащее российскому законодательству и принципам свободы слова.

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

В Омской области развернулось движение против введения частной собственности на землю. Кампанию против продажи земли около года назад начали коммунисты. Они собирают подписи под обращением к Государственной Думе и регулярно передают их омскому депутату-аграрию Александру Подгорскому. Против купли-продажи земель сельскохозяйственного назначения, по данным обкома партии, высказались более пятидесяти тысяч жителей области. Лозунг коммунистической акции "Не провороним землю, не дадим еще раз себя ограбить" поддержали и развили ученые сельхозакадемии, заявляющие - "продавать землю безнравственно и преступно". Свою обеспокоенность тревожным состоянием землепользования в России ученые выразили в письме к председателю Госдумы Геннадию Селезневу. По их мнению, опыт продажи земли в Татарстане и Саратовской области подтвердил пагубность этого пути. Доктора и кандидаты наук Русаков, Ильин, Малышев, Парфенов и Ермухин заявили, что введение частной собственности на землю превратит крестьян в наемных работников, безземельных батраков и безработных, приведет к фактическому обезземеливанию крестьян. Повторится то, что произошло с приватизацией промышленности. Кроме того, ученые считают нецелесообразным введение частной собственности на несельскохозяйственные земли, к которым рвутся олигархи. Под нажимом избирателей депутатам Законодательного собрания пришлось присоединиться к движению против продажи земли-кормилицы. При этом они заняли настолько своеобразную позицию, что смогли угодить всем. Вначале законодатели поддержали позицию президента России о снятии ограничений в гражданском обороте земель и реализации права частной собственности. А после - заявили о невозможности этого и призвали президента и парламент не допустить купли-продажи земли, рек, озер, лесов и недр. Свою уверенность в том, что земля не попадет в руки крестьян, депутаты подкрепили странным аргументом, что в России земля не может быть объектом сверхприбыльного вложения банковского капитала, а только - объектом спекуляций. Областные власти просто выступают против рыночного оборота сельхозугодий. Губернатор Омской области Леонид Полежаев вообще утверждает, что определенные силы проталкивают такой вариант земельной реформы, от которой будут отстранены и крестьяне, и региональные власти. Омские власти собираются реализовать собственный вариант реформы. Ключевым в ней является отношение все к той же частной собственности на землю. Земля должна принадлежать тем, кто не только живет на ней, но и живет исключительно благодаря ей. Основными распорядителями земли в этом случае станут чиновники, выступающие против приобретения земли частными лицами или предприятиями для несельскохозяйственных целей. По мнению некоторых экспертов, при таком подходе даже дачные участки должны стать основными источниками дохода. А реформа по-омски просто вернет всех назад, к общественной, точнее - к чиновничьей собственности на землю.

Впрочем, чиновничье перераспределение земли уже происходит. Губернатор активно содействует передаче сельских предприятий с земельными угодьями "Сибнефти". По словам депутата Алевтины Кабаковой, в ее родном Калачинском районе земля постепенно переходит в собственность чиновников. По ее мнению, государственные служащие заинтересованы в нынешнем запутанном положении и в отсутствии закона. Поэтому в Омской области только 15% сельских земель учтены и описаны как положено, хотя разговоры об инвентаризации и кадастрах ведутся уже лет десять. Это только кажется, что у земли нет и не может быть хозяина, и омская кампания против введения частной собственности на землю на самом деле демонстрирует заинтересованность различных сил во введение земли в нормальный рыночный оборот, только для себя.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

"То, что кареты "Скорой помощи" из-за постоянных поломок самарским больным после вызова приходится ждать по часу и более, не столь страшно, как хамство врачей, превратившееся в обыденное явление", - убеждена председатель общественной организации "Самаряне" Татьяна Кузнецова. Уже четвертый год Татьяна Кузнецова, в прошлом журналист, а сейчас инвалид первой группы по общему заболеванию, собирает материалы о случаях злоупотреблений со стороны врачей самарской городской службы "Скорой медицинской помощи". По мнению Татьяны Кузнецовой, красноречивее всего о чувстве долга врачей самарской "Скорой помощи" может рассказать история смерти Валентина Макарова. Валентин Макаров почти тридцать лет проработал главным врачом Волжского района Самары и спас за свою врачебную практику не одну человеческую жизнь. Валентин Макаров, который среди ночи выезжал по первому звонку беременной или рожающей женщины, поскольку был акушером-гинекологом, умер от обширного инфаркта спустя два часа после приезда в больницу. Утром 2-го декабря прошлого года Валентин Макаров почувствовал сильную боль в области сердца. Его супруга Нинель Ивановна сразу же вызвала "Скорую помощь". Как положено, сообщила диспетчеру, что у больного плохо с сердцем. Но "скорая" приехала только через сорок минут. Все это время Валентин Макаров мучился сильной болью, успел принять пять или шесть таблеток нитроглицерина. Но даже после того, как на квартиру к заслуженному врачу приехала "Скорая помощь", молодая фельдшер не спешила приступать к своей работе. Сначала она тщательно осмотрела паспорт и амбулаторную карту больного, увидев страховой полис, она обнаружила, что он просрочен. "Мы не будем оказывать помощь, нам за это никто не заплатит", - заявила доктор. Супруга Валентина Макарова умоляла помочь мужу, а потом уж разбираться с бумагами. Но врач ответила - чтобы требовать медицинскую помощь, нужно иметь нормальный страховой полис. Препирательства длились около получаса. Только после того, как в разговор с помощью телефона вступила врач подстанции "Скорой помощи" и дала приказ приехавшей бригаде начать оказывать помощь, больному наконец-то сделали кардиограмму. По ней сразу определили, что у Валентина Макарова обширный инфаркт. Сделали укол и отправили на машине в самарский кардиоцентр. Через два часа после поступления в кардиоцентр Валентин Макаров умер. Его жена - сама опытный врач - считает, что если бы ее супругу вовремя оказали медицинскую помощь, его удалось бы спасти. С января этого года в Самаре открылась частная служба "Скорой медицинской помощи". Несмотря на то, что вызов бригады врачей в ней обходится в полторы тысячи рублей, самарцы предпочитают вверять судьбу своей жизни или смерти врачам не государственной, а частной службы "Скорой медицинской помощи".

В эфире Магнитогорск, Ксения Харламова:

В прошлом году пребывание одного больного в стационаре обходилось казне города Магнитогорска в пятьдесят рублей в день. В этом году, из-за сокращения налоговых поступлений в местный бюджет, эти расходы тоже сократились до десяти рублей в день, причем девять из них направляются на питание больного. Оказать достойную медицинскую помощь на оставшийся рубль, мягко говоря, вряд ли возможно. Изыскать дополнительные резервы тщетно пытались и городская администрация, и городские депутаты. Возможно - потому, что единственным источником их изысканий оставался областной бюджет, откуда город тщетно пытается вернуть средства, собранные с местных предприятий. Между тем, сами медики уверены, что улучшения обслуживания в больницах можно добиться и на городском уровне, и - прежде всего - за счет рационализации расходов. После того, как одна из больниц города, медико-санитарная часть, перешла на компьютерную систему назначения лекарственных препаратов, их расход снизился вдвое. Внедрение в этой же больнице современных малоэнвазивных хирургических методик позволило увеличить оборот так называемого "койко-места" тоже в два раза. Как подсчитали специалисты медсанчасти, экономический эффект от одной малоэнвазивной операции нейрохирургического профиля составил 142 тысячи рублей. Сюда вошло не только уменьшение затрат самого лечебного учреждения, но и сокращение сроков нетрудоспособности, и, как следствие, сокращение социальных выплат, а также получение дополнительной прибыли предприятиями за счет быстрого возвращения на рабочее место квалифицированного работника. Внедрить новые формы лечения медсанчасти удалось за счет получения так называемого социального заказа на крупнейшем предприятии города - металлургическом комбинате. Остальные лечебные учреждения пойти по этому пути не смогли. Возможно - потому, что остальные предприятия не захотели сформировать подобный заказ. Решить эту проблему хотя бы частично город смог бы за счет создания муниципальной системы добровольного медицинского страхования. Ее структура будет обсуждаться в мае на депутатских слушаниях. А пока, отправляясь на лечение в больницу, жители города берут с собой все - от постельного белья до лекарства и одноразовых шприцев. А медики могут предложить больным только свои добрые руки.

В эфире Мурманск, Лев Коньков:

С первого января 2001-го года в Мурманске ввели талоны на лечение в больницах. Иными словами, поликлиникам была выделена некоторая квота, согласно которой участковые врачи могли направлять больных на госпитализацию. Инициатором нововведения выступил областной комитет здравоохранения. Расчет при этом был прост - участковые врачи имеют право отправить на лечение в стационар весьма ограниченное количество больных. Естественно, что при этом в первую очередь на лечение направляются граждане работоспособного возраста. Таким образом, в госпитализации можно отказать пенсионерам, просто-напросто заявив, что в больницах мест нет. Уже за несколько первых месяцев существования талонов новая система себя вполне оправдала в глазах чиновников от здравоохранения. Раньше в больницах лечилось очень много людей преклонного возраста. Эти люди, потерявшие здоровье за годы работы на Севере, только в больнице обретали хоть какой-то уход. Сейчас в стационарах появились свободные койки, более того, в эфире местной государственной телерадиокомпании несколько раз выступали руководители поликлиник, которые бодро рапортовали об экономии при распределении талонов на госпитализацию. Как оказалось, такой экономии можно добиться на удивление легко. 15-летнему Андрею Некрасову год назад в мае 2000-го была сделана операция по поводу опухоли мозга. Операция прошла успешно, но вот беда - ровно через год после нее мальчик должен был лечь в стационар на обследование. Казалось бы, ему достаточно было прийти в поликлинику на прием к врачу и получить талончик на госпитализацию. На самом деле, после визита к участковому терапевту Андрей узнал, что талона для него нет и в ближайшее время не предвидится. После того, как мать Андрея обратилась с жалобой к главврачу поликлиники, участковый посоветовал ей выехать вместе с мальчиком куда-нибудь за пределы области, желательно в Москву, и лечь в больницу там или разместиться на лечение платно. При этом места в больнице найдутся всегда.

Светлана Александровна Солоневич наблюдалась у своего участкового в течение нескольких месяцев, ей был поставлен диагноз - фиброма матки. Около двух месяцев ей пришлось ждать талона на госпитализацию. Все кончилось тем, что прямо из собственного дома женщину забрала "Скорая помощь". Ее доставили в больницу, где хирургам пришлось провести экстренную операцию.

Возможность переложить ответственность за госпитализацию пациента на врачей "скорой" - еще один очень действенный метод экономии больничных мест. Врачей, получающих грошовую зарплату за свой труд, обвинять в бедах пациентов нелепо. Они не виноваты, что живя в 21-м веке, даже в больницу мурманчане могут попасть только после получения талончика - талончика на здоровье или, как его здесь называют - "талончика на жизнь".

В эфире Липецк, Андрей Юдин:

Три месяца в инфекционной клинической больнице города Липецка кипят страсти. На критику заведующего кафедрой инфекционных болезней с клинической иммунологией доктора медицинских наук профессора Михаила Бала главный врач инфекционной больницы Клара Герман ответила неадекватно. В результате договор о сотрудничестве инфекционной больницы и воронежской медицинской академией имени Бурденко расторгнут.

Нездоровая обстановка в больнице повлекла за собой и другие проблемы. И, как это часто бывает, страдают люди. В липецкой клинической инфекционной больнице два месяца лечилась больная Людмила Н., и в результате несвоевременно поставленного диагноза она более десяти суток, после неоднократно проведенных операций, находится в тяжелом состоянии, в сознание не приходит. Об этом происшествии говорит заведующий кафедрой инфекционных болезней филиала Воронежской государственной медицинской академии профессор Михаил Бала:

"Больная Н. 54-х лет находилась в стационаре с 27-го февраля 2001-го года по 1-е мая с диагнозом - сначала "хронический гепатит В, хронический вирусный гепатит Дельта". Был поставлен диагноз - "сепсис, подпеченочный абсцесс под вопросом", - еще 11-го марта. Только первого мая при большом нажиме родственников больная была переведена в хирургическое отделение, где была прооперирована с диагнозом - "терминальный перитонит". В настоящее время больная находится в крайне тяжелом состоянии".

О том, как проходило лечение больной Людмилы Н. говорит лечащий врач, заведующая шестым отделением инфекционной больницы Лариса Володина:

"Сделали УЗИ, 17-го апреля увидели, что там какой-то формирующийся абсцесс, до этого не видели, не было таких показаний, чтобы положить ее на операцию".

Нелепый случай, происшедший в инфекционной больнице, любым способом стараются замалчивать. А дежурный хирург, проводивший операцию, начальник управления здравоохранения Александр Ли поспешил уйти в отпуск. Главный хирург области Виктор Жилин не стал распространяться о подробностях, а лишь заявил:

"Она лежала в одном лечебном заведении, после моего осмотра была переведена в другое лечебное заведение. Состояние было и до операции очень тяжелым. Судить о степени профессионализма врачей можно только после служебного расследования. Когда будет проведено служебное расследование, тогда и можно делать выводы".

Почему в инфекционной больнице сложилась ситуация, при которой страдают больные, поясняет заведующий кафедрой инфекционных болезней, доктор медицинских наук, профессор Михаил Бала:

"Условия пребывания больных за несколько лет значительно ухудшились. Существуют серьезные проблемы ведения лечебно-диагностического процесса. Ряд анализов не может быть осуществлен, причины, как правило, финансовые. В администрации больницы есть определенные серьезные причины опасаться наличия независимого структурного подразделения в своем учреждении, которое может помешать в осуществлении каких-то финансово-экономических действий или чего-то еще, что хотелось бы оставить за занавесом от посторонних глаз".

В эфире Кавказские Минеральные Воды, Лада Леденева:

Ни для кого не секрет, что после недавних взрывов в Минеральных Водах и Ессентуках люди стали бояться ехать сюда на отдых. И новый, открывшийся первого мая этого года, курортный сезон в Кавказских Минеральных Водах находится под угрозой срыва. В минувшем году, впервые за последние десять лет, число отдыхающих здесь составило пятьсот тысяч человек. Этой цифрой не раз бравировали местные чиновники, называя ее рекордной, хотя в доперестроечные времена на Кавказские Минеральные Воды ежегодно приезжали поправить здоровье вдвое больше отдыхающих. По прогнозам специалистов, в этом сезоне даже пятисоттысячной отметки достичь будет сложно. Заполняемость здравниц, в связи с последними терактами, резко снизилась. Люди стали уезжать раньше положенного срока, не пройдя полный курс лечения. Как рассказали мне работники Кисловодской государственной филармонии, отголоском терактов стала отмена в санаториях филармонических концертов, культурные мероприятия нет смысла проводить при полупустых залах. Авторитет курортов подрывают и тысячи различных недочетов в работе по обеспечению потребителей минеральной водой, выявленных контролирующими органами. В начале апреля были обнародованы данные, согласно которым, большинство из 350-ти существующих на Кавказских Минеральных Водах скважин не соответствуют техническим требованиям. На современном рынке Минеральных Вод каждая десятая бутылка воды - поддельная. По словам специалистов, в случае устранения этих недочетов, прибыли, поступившей в государственную казну в результате продажи минеральной воды, могло бы быть больше почти на треть. Курортный бизнес уже несет ощутимые убытки. Санаторные путевки на летние месяцы продаются плохо. И, хотя предотвращением терактов сейчас занимаются все правоохранительные структуры, люди считают, что гарантировать их безопасность не может никто.

На недавней пресс-конференции в Ессентуках министр здравоохранения Российской Федерации Юрий Шевченко сказал, что расценивает террористические акты на Кавказских Минеральных Водах как диверсию, направленную на подрыв авторитета отечественных здравниц с целью направить поток отдыхающих на зарубежные курорты. Такого же мнения придерживается и первый заместитель главы Пятигорска Игорь Калинский:

"Это ведь не просто, знаете, - попытка покушения на чью-то жизнь. Это - более далеко идущая цель, по-видимому, исполняемая руками, так скажем, Чечни, но задуманная, по нашим предположениям, есть по этому поводу информация, - за пределами России для того, чтобы население испугать и обернуть на лечение в ту же Турцию, в те же арабские страны. Нужно обязательно использовать отечественную здравницу Кавказские Минеральные Воды".

Считает Игорь Калинский. На наполненность санаториев повлияли не только теракты. Недоступными для отдыхающих их сделал и ряд постановлений правительства. Согласно закону о бюджете Фонда социального страхования на 2001-й год, получить санаторную путевку человек может только в том случае, если у предприятия, на котором он работает, есть деньги на купленную специально для этих целей и только из расчета 265 рублей в день. В сумме это составляет 5750 рублей за путевку. Однако многие путевки стоят гораздо дороже, а разницу должен оплачивать сам отдыхающий. Если раньше приходилось доплачивать 5%, то теперь 30-40% от стоимости путевки. И это - при том, что в ряде санаториев Кавказских Минеральных Вод отдых и лечение стоит свыше двадцати тысяч рублей. На сегодняшний день заполняемость санаториев обеспечивают, в основном, категории граждан, пользующиеся льготами. Это - дети, инвалиды Великой Отечественной войны, чернобыльцы. По словам Юрия Шевченко, сегодня наверху подумывают о том, не вернуть ли федеральные курорты "под крыло" Минздрава Российской Федерации. Может быть, тогда ситуация на Кавказских Минеральных Водах измениться к лучшему. А сегодня здесь озабочены только одним - как пройдет нынешний курортный сезон.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

Большинство жителей Архангельской области - даже те, у кого есть работа, - обречены провести свой летний отпуск дома, в лучшем случае - на пригородных дачных огородах. Привычный некогда для северян сезонный маршрут к теплым южным морям стал недоступен. О каких массовых туристических поездках и путешествиях можно говорить, если, по официальным данным областного комитета Государственной статистики, примерно треть населения Архангельской области (или порядка четырехсот тысяч человек) имеет ежемесячные доходы ниже величины прожиточного минимума по России, который равен 1285 рублям. Понятно, что при таком уровне достатка отложить хоть что-то на летний отдых нереально. К тому же, работодатели всех форм собственности задолжали своим работникам заработной платы почти на четыреста миллионов рублей, или - за полтора месяца. Особенно жаль, что многим родителям не по карману не только поездки на отдых всей семьей, но и отправка одних детей в оздоровительные лагеря. Из бюджета Архангельской области на летний отдых детей из малообеспеченных, многодетных и неполных семей, сирот и инвалидов - выделено десять миллионов рублей. Всего же из разных источников на организацию детских лагерей набирается 146 миллионов. Деньги вроде немалые, но при существующем уровне цен и тарифов их явно недостаточно. На недавнем совещании в областной администрации представители глубинки честно признались, что основная масса школьников из их сельских районов в это лето отдохнут "на собственных приусадебных участках". Так что большинству людей, повстречавшихся мне на улицах Архангельска, остается только мечтать о том, где бы они хотели побывать грядущим летом.

"Я б в Сочи побывал. Все упирается в финансы".

"В Сиднее, в Австралии. В Австралии отдых интересный, более экстремальные виды отдыха есть".

- А вы можете себе позволить такой вид отдыха?

"Нет. Помечтать можно".

"Только в Париже. Просто мне очень нравится этот город, моя мечта. Во-первых, законодатели моды только там, я как-то слежу за направлениями моды, и мне очень приятно было бы там побывать. И красивый город".

- А возможности есть такие?

- "Не знаю, может быть, лет через пять. По крайней мере, муж обещает. Так что не знаю, надеюсь".

"В Рио-де-Жанейро, короче говоря, за кордоном, где я никогда не была. Хочу посмотреть, как там люди живут, как там красиво, улицы там, говорят, убираются, чуть ли не улицы моются. Хочу посмотреть, неужели это возможно".

- А осуществима мечта у вас такая?

- "Думаю, что нет. Нет, не надеюсь, просто мечта она есть мечта".

XS
SM
MD
LG