Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Почему младшие братья солдат из Омска не хотят служить в российской армии;
- Группа захвата атакует нижегородскую школу;
- Учителям Костромской области вместо зарплаты предлагают погребальные венки;
- Кто прислушается к мнению жильцов пятигорской многоэтажки;
- Легко ли ростовскому милиционеру доказать, что он - не взяточник;
- Один день визита министра здравоохранения в Саратов стоит миллион рублей;
- Иваново: почему Татьяна Сорокина никому не верит;
- Череповец: тех, кто не может заплатить за квартиру, становится все больше;
- Чебоксары: независимые газеты печатать "не велено";
- Киров: на смену трактору идет лошадь;
- Архангельск: школа жизни на обочине шоссе;
- Орел: сироты ждут папу Бьерна из Дании.


В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

Солдатские родители добиваются возвращения их сыновей из Чечни. Недавно родители солдат из воинской части 6776 внутренних войск узнали, что их детям продлили срок пребывания в Чечне еще на три месяца. После призыва новобранцы попали в Рубцовск в Алтайском крае, а оттуда, через десять месяцев, в Чечню. С сентября 2000-го года солдаты участвуют в этой то ли войне, то ли полицейской операции. В письмах родители читают, что после объявления об окончании боевых действий в службе сыновей мало что изменилось, вот только перестали платить боевые, и срок службы считают как в мирное время, а не как раньше - день за полтора. По словам одной из матерей Валентины Исаченко, призванные вместе с ее сыном друзья уже вернулись со службы из Дагестана, а находящихся в Чечне не только не увольняют в запас, но и не меняют. На свои запросы родители не получают от военных никакого ответа, а до штаба Сибирского округа не могут дозвониться. Омский военкомат заявляет, что формально за солдат ответственности уже не несет. Помогает их семьям только областной Совет солдатских родителей. Председатель Совета Виктор Васильев уверен, что вооруженные силы не имеют права участвовать ни в какой операции по наведению порядка, если нет войны.

Именно отказ государства назвать происходящее войной и равнодушие Госдумы приводит к нарушениям прав и населения Чечни, и военнослужащих. Больше четырех тысяч омичей прошли через Чечню. Многие ранены, стали инвалидами, у них нарушена психика, но они брошены государством. Права солдат нарушаются. Иногда их заставляют подписывать бумаги с отказом от боевых и оплачивают только дорогу. После возвращения домой солдаты не могут получить свое воинское довольствие. По мнению Виктора Васильева, порядок в материальном обеспечении солдат, и срок их замены и демобилизации зависят от командира части. С ним согласны и родители. Матери, которые полгода назад повидались с ехавшими через Омск солдатами, говорят, что не узнали своих прежде здоровых и сильных сыновей. Во время обучения некоторые переболели дизентерией, у многих педикулез и признаки истощения. Родителям приходилось посылать в часть теплую одежду, лекарства, продукты, даже носки и нижнее белье. Они считают, что нужно срочно вмешиваться и наводить в этой части порядок. Сейчас матери собирают подписи родителей солдат из части 6776 под обращением в штаб округа и в Министерство. Представители военкомата советуют не вступать в переписку, а направлять заявления с жалобами на действия командира части, в которой служат их сыновья, в военную прокуратуру. По словам одного из руководителей военкомата, солдат должны менять через три месяца или через полгода, в зависимости от боевой задачи. В горячей точке один день службы считается за три, а значит, солдат должны мобилизовать раньше, но их заставляют подписывать контракт и оставляют в Чечне хоть два года. Некоторые командиры отговариваются, что некем менять находящихся в Чечне, но это еще не причина, чтобы нарушать закон. Сами военные утверждают, что с такими командирами нужно действовать решительно и жестко. Солдатские матери ходят по кругу: омские начальники их сыновей в Чечню не посылали, московские и новосибирские генералы далеко, а сыновья все еще в Чечне. Зато их подрастающие братья уже твердо заявляют, что в эту армию они служить не пойдут.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

Настоящий боевик в лучших традициях жанра был недавно разыгран недалеко от центра Нижнего Новгорода. Группа захвата, вооруженная автоматами, гналась на спецмашине за легковушкой, за рулем которой находилась Лора Антонова, директор школы православной культуры. И едва женщина успела припарковать свою машину около школы, как тут же была задержана вооруженными омоновцами, которые заявили ей, что она арестована по причине проезда на красный свет, почему и должна отправиться на патрульной машине в отделение милиции. Вот что рассказал охранник школы Владимир Бадьянов:

"Вдруг побежали дети во двор школы, там что-то случилось. Я подошел выяснить, стоит "уазик", Лору они запихивают в машину, ничего не объясняя. "Стоять, никому не подходить". С автоматами".

Задержание директора школы, словно особо опасного преступника, происходило во время перемены между уроками на глазах изумленных учителей и недоумевающих школьников. Вот впечатление Евгения Царегородцева, учителя из той же школы:

"Осадок, конечно, ужасный. Нас-то еще ладно, мы люди взрослые, но дети просто ошарашены были. Они по окнам повылезали, не могут понять, в чем дело".

Женщина отказывалась ехать в спецмашине и предлагала обсудить ситуацию на месте. Тогда здоровые ребята, одетые в форму омоновцев, применили к ней меры грубого насилия. Вспоминает Валентина Зимина, учитель той же школы:

"Лора Валериановна не хотела идти в машину, она говорила: "Давайте пройдем в кабинет и поговорим обо всем. Я - директор школы". Ее толкали в машину. Потом один из омоновцев сзади подошел, со спины и сдавил ей грудь рукой очень сильно, она закричала, очень сильно закричала. Я бросилась на человека, - как вы думаете, я на помощь бросилась".

Но что могут две женщины против вооруженных мужиков? Лору Антонову заковали в наручники, впихнули в спецмашину и отвезли в местное отделение милиции, где три часа подряд ее убеждали в том, что она дважды проехала на красный свет. Антонова утверждает, что этого не было, и банк она не грабила, а, стало быть, погоня за ней вооруженных людей с последующим насилием ничем не оправдана. К тому же у директора школы наручниками оказались травмированы руки, а объятия омоновца имели следствием перелом грудинной кости, зафиксированный врачом-травматологом. Ни извинений, ни компенсации причиненного ущерба здоровья женщина не получила. А явившийся в школу майор милиции даже пытался оправдать действия своих подчиненных, о чем поведала Наталья Рябова, педагог школы № 30.

"Майор очень плохо объяснил, почему это произошло в такой грубой форме. Я говорю, что объяснения его звучали как оправдание своих подчиненных".

В эфире Кострома, Михаил Токмачев:

Денег на книги и пособия учителя Костромской области не видели давно. В некоторых муниципалитетах власти еще пытаются решать эту проблему при помощи взаимозачетов по коммунальным платежам, или выдают долги товарами муниципальных предприятий. Но это процедура долгая и не для всех. Моя давняя знакомая, педагог-хореограф Костромского детского центра Оксана Белякова, не имея собственной квартиры и пытаясь обналичить деньги, еще в феврале попросила меня предоставить мой квартирный счет в ЖЭКе для проведения взаимозачета по методлитературе. Я должен был отдать ей наличные сразу после того, как она фактически заплатит мне за квартиру. Оксане Беляковой сказали, что деньги ушли, но на мой счет они не поступили до сих пор. Но это хотя бы попытка, разрешение властей, есть деньги - рано или поздно придут. А в других районах Костромской области бывали и такие случаи, когда сельский учитель вместо подписки на "Учительскую газету" или методички по своему предмету получал телегу или две навоза. В средней школе Островского района Костромской области, которая несколько лет назад выиграла грант фонда Сороса, как одна из лучших школ России, учителя вынуждены наниматься батраками к родителям своих же учеников. Рассказывает председатель профкома Островской школы Людмила Соловьева:

"Вот, допустим - вспахать участок. Я лично заплатила триста рублей за то, чтобы вспахать участок под картофель и нарезать гребни на своем участке. И где-то можно каждому учителю, если он не получал, а у нас есть так, что и муж и жена работают в школе, таким образом, если этот участок вспахать, нужно заплатить триста рублей и где эти деньги взять, хоть самим наниматься в огород".

Зарплата начинающего учителя 470 рублей в месяц, и это - при большой нагрузке. Людмила Соловьева говорит, что последний раз зарплату выдавали за февраль этого года.

"Заработную плату за март еще не заплатили ни одной копейки. А методлитература у многих по-разному. Мне, например, с первого сентября 97-го года не выплачивают. У некоторых по-разному. Тут были возможны взаимозачеты, некоторые получили что-то, но у большинства учителей примерно с 97-98-го года".

Когда спрашиваешь сельских учителей, как же они выходят из положения, когда денег нет совсем, многие говорят, что их спасают родители-пенсионеры. Пенсию им платят регулярно. Людмила Соловьева говорит, что "такое счастье выпадает не всем".

"Со мной живет бабушка, пенсионерка, и часто пенсию она мне свою отдает. Вот и я получаю пенсию по выслуге лет. У некоторых, если есть родители, тоже помогают родители. Некоторые вообще в долгах".

Учителя Островской школы два раза решались не выходить на работу, и оба раза им никто не оплатил дни забастовки. Такой роскоши они себе позволить не могут, да к тому же в других школах, в сельских, ситуация еще хуже. Чаще всего сельским учителям предлагают взять долги делянками в лесу. Или рассказывают, например, что байка о выдаче зарплаты гробами превратилась в реальность. В одной из школ компенсацию за методлитературу выдали продукцией муниципального предприятия - ритуального агентства.

В эфире Пятигорск, Лада Леденева:

27-го мая более ста жителей 16-этажного 160-квартирного дома по улице Калинина 2 в Пятигорске, вооружившись плакатами и выставив в авангарде собственных детей, перекрыли движение на самой оживленной автодороге города - федеральной трассе "Кавказ". Люди, взявшись за руки, в буквальном смысле слова, преградили путь автомашинам собственными телами. Вот уже который раз возмущенные жильцы устраивают подобный пикет. Причина - полугодовая тяжба с одной из частных пятигорских фирм, незаконно, с точки зрения жильцов, начавшей строительство нового дома прямо под их окнами. Сотрудники ГИБДД, вовремя сориентировавшись, организовали движение автомашин в объезд пикета. Работники милиции, по словам пикетчиков, были менее дружелюбны, людям заламывали руки, насильно, как преступников, заталкивали в подоспевшие машины. Не обошлось без ссадин, ушибов, разбитых губ. Как рассказала мне председатель домового комитета Людмила Матюхова, на этот шаг доведенных до отчаяния людей толкнули местные власти, разрешившие противозаконное, с точки зрения жильцов, строительство. Все дело в том, что существуют так называемые "снипы", попросту говоря, строительные нормы, согласны которым, должны быть соблюдены экологические, противопожарные и сейсмологические нормы. Плотность населения по микрорайону не должна превышать трехсот человек на 0,36 гектара. В данном случае их уже 460, а с появлением нового дома прибавится еще порядка 150-ти. На сегодняшний день жильцы верхних этажей 16-этажного дома зачастую сидят без воды, а если новостройка врежется в их коммуникации, ситуация не просто ухудшится. По словам работников гортеплосетей, установка нового мощного насоса непременно приведет к разрыву трубы. По словам Людмилы, обидно так же и то, что жильцов этого дома попросту обманули. По генеральному плану застройки города на месте нового дома должен быть двухэтажный ЗАГС. Новая же пятиэтажная постройка с мансардой полностью закроет жильцам соседнего дома солнечный свет, хотя по правилам солнце должно пробиваться в каждое из окон не менее двух часов в сутки. С появлением нового дома ни у митингующих жителей, ни у новоселов не будет ни спортивной, ни детской площадки, ни двора, ни мусорных баков в нем. При создавшейся тесноте их разместить просто негде. Со слезами на глазах, пикетчики рассказали о том, что на площадке под строительство вырубили все деревья, посаженные их собственными руками двадцать лет назад. Говорит Людмила Матюхова:

"Они ущемляют наши интересы жилищные. Поэтому мы воюем. Мы уже и Черногорову, и Путину, и Казанцеву, и Михайленко, мы уже не знаем, куда писать. И вот это - крик души, поэтому мы вышли на улицу. Мы не просто так вышли".

Заместитель главы Пятигорска Игорь Калинский пытался успокоить возмущенных жильцов, а затем объяснил журналистам, что Кавминводский градостроительный совет собирается объявить конкурс на благоустройство этого участка, а администрация города в ближайшем будущем пригласит представителей обеих сторон для урегулирования конфликта. Сами же жильцы считают, что их проблемы сможет решить только суд.

В эфире Ростов-на-Дону, Сергей Слепцов:

Два с половиной года продолжает неравную схватку со своим собственным ведомством инспектор дорожно-патрульной службы сержант милиции Андрей Быков. В декабре 98-го года отдел собственной безопасности управления внутренних дел Ростовской области провел операцию. На автостраде Москва-Ростов водитель Адаменко вручил взятку инспектору дорожного надзора сержанту Андрею Быкову специально помеченными купюрами, а в кармане водителя был спрятан диктофон. Далее последовало силовое задержание сержанта Быкова, возбуждено уголовное дело, как показатель работы собственной безопасности. Однако сразу же за этим начались странности. И дело даже не в том, что сержант Быков отрицал получение взятки. Предварительное следствие так и не смогло ответить на вопрос, почему водитель Адаменко не вручил деньги милиционеру, а засунул в ворох бумаг на его рабочем столе. В звукозаписи, скрытно сделанной водителем, нет и намека на сам факт получения взятки, а телеоператор, производивший съемку задержания и после долгих поисков якобы внезапно обнаруживший деньги, в дальнейшем бесследно исчез из поля зрения следствия и даже в суде допрошен не был. А суду так и не удалось найти по адресам, указанным в протоколе, понятых, присутствовавших при обыске, причем, один из адресов и вовсе оказался вымышленным. Любого из этих фактов по закону вполне достаточно для того, чтобы усомниться в обоснованности обвинений, предъявленных сержанту. Однако Красносулинский районный народный суд занял достаточно странную позицию - сержант Андрей Быков был признан виновным. Впрочем, судьи, видимо, обратили внимание на странности уголовного дела, и наказание Андрею Быкову было определено условно. Сержант не смирился с клеймом осужденного взяточника и потребовал полного оправдания. Ростовский областной суд направил дело на дополнительное расследование, потому что, как выяснила судебная коллегия, районным судом не были проверены все представленные доказательства, не допрошены все свидетели и в значительной степени было нарушено конституционное право Быкова на защиту. Но дополнительное расследование было поручено все тому же следователю Красносулинской прокуратуры господину Яценко, и он уже через неделю вновь направил дело в суд с теми же выводами о безусловной виновности сержанта. Дело в суде повторно до сих пор не рассмотрено. А тем временем районный суд выносит целых три определения о взятии сержанта под стражу, хотя своим условным приговором тот же суд признал, что Быков никак не представляет общественной опасности. На квартиру Быкова для его ареста явились сотрудники все того же управления собственной безопасности, правда, своих фамилий они не назвали, как и не предъявили ордера на обыск. Об этой истории трижды писала официальная газета администрации Ростовской области "Наши время". Более того, в защиту сержанта выступила ведомственная газета Министерства внутренних дел России "Щит и меч", но ни на одну из этих публикаций ответа так и не последовало.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

В миллион рублей обошелся саратовским налогоплательщикам один день пребывания в Саратове министра здравоохранения России господина Шевченко. Об этом свидетельствует смета расходов на проведение 22-го мая выездного заседания коллегии российского Министерства здравоохранения, подписанная начальником управления делопроизводства областного правительства Малининым. Рядовому саратовцу, читающему этот документ, трудно понять, почему за аренду зала заседаний в собственном здании правительство запросило 66 тысяч рублей, и из чего сделаны десять стендов, два панно и эмблема, оцененные в 180 тысяч. И сколько всего, собственно, было участников, для которых заказано 130 папок, 150 ручек и 200 пригласительных билетов. За день пребывания в Саратове участники коллегии должны были израсходовать 50 тысяч рублей на междугородную и сотовую связь, а 60 тысяч ушло на оплату публикации в "Медицинской газете". Итоговая цифра в 902,5 тысячи рублей, по словам начальника городского комитета здравоохранения Александра Михайлова, составляет в среднем годовой бюджет участковой сельской больницы. А именно проблемам сельского здравоохранения была посвящена выездная коллегия, тема действительно заслуживающая обсуждения. Так, например, в больнице Воскресенского района операционный стол не менялся с 63-го года, хирургические инструменты последний раз закупались в 71-м году, а капитальный ремонт после революции 17-го года не проводился ни разу. Впрочем, министра в Воскресенский район не возили. Перерезав ленточку на открытии нового корпуса для ВИЧ-инфицированных и вручив губернатору Дмитрию Аяцкову значок "Отличник здравоохранения", он отбыл в Москву, но вопросы остались. Во-первых, действительно ли были израсходованы указанные в смете средства, а во-вторых, из какого источника они были выделены? Исчерпывающий ответ на это дает текст распоряжения правительства Саратовской области № 137 от 16-го мая. В нем указано: выделить Министерству здравоохранения области денежные средства в размере 902,5 тысячи рублей за счет областного бюджета, предусмотренного на здравоохранение. В начале года на заседании областной Думы поднимался вопрос о причинах сокращения предусмотренных в бюджете 2000-го года средств на здравоохранение. Сумма, не дошедшая до медиков, составила 137 миллионов. Виновных в этом, как и причину недофинансирования, так и не нашли.

В эфире Иваново, Елена Смагина:

Татьяне Сорокиной 54 года, она воспитала четверых детей. В 86-м году перенесла инсульт, после чего не смогла найти работу. В 97-м году вместо того, чтобы купить квартиру, зять с дочерью Ольгой дали Татьяне в долг 27 миллионов рублей на покупку торгового киоска. Продавая хлеб, Татьяна Сорокина надеялась помочь семье. Но оказалось, что начать свое дело в Иванове может далеко не каждый. Рассказывает Татьяна Сорокина:

"Официально оформила договор купли-продажи, все это - через Ленинскую районную администрацию, потом земельный комитет, архитектурный институт. Это я сделала, отдала, написала заявление на Троеглазова: прошу перевести земельный участок на мое имя. И вот до сих пор, это было в 97-м году, сейчас у нас уже 2001-й год, киоск на меня не был оформлен. Сначала говорили, что всем не оформляется земля, у всех киосков изъяты договора. Но я в это верила, конечно".

Летом 97-го года Татьяна узнала, что администрация города Иваново будет убирать с центральных улиц все киоски и предлагать строить предпринимателям (конечно, за свой счет) торговые павильоны. Пришлось Татьяне Сорокиной искать другой участок. Нашла, заплатила за оформление документов три тысячи рублей, после чего ей сказали, что место уже отдано. Тогда Татьяна договорилась с хлебокомбинатом о совместном строительстве павильона. За проект городской архитектурной мастерской отдала два с половиной миллиона рублей. Закончился договор аренды земли. Восемь месяцев и куча денег ушли на его продление. В 99-м году потребовалась корректировка проекта, которую делал архитектор Сергей Наумов. Рассказывает Татьяна Сорокина:

"Делали эту корректировку проекта, неофициально, конечно, деньги у меня брали частями, в машине. Заинтересовался этим делом ОБЭП. Я, конечно, согласилась - по неопытности своей, нас милиция всегда ведь берегла. Когда взяли с поличным, когда они у меня брали в долларах деньги за корректировку проекта, при мне вызывали главного бухгалтера и начальника архитектурной мастерской. Они давали в этой же комнате показания, что они ничего не знали. А когда следствие два-три месяца шло, под конец все было хорошо, все мои документы, все пропало в милиции. Все журналы задним числом нашлись, все, что я вносила в кассу, все нормально. Я к следователю приходила с адвокатом со своим, они мне стали угрожать. Моему адвокату Потаповой Альбине Алексеевне сказали, что "Сорокина нигде ничего не построит теперь", потому что все у нас связано".

В мае 200-го года Татьяна Сорокина обратилась за помощью к прокурору города Иваново Ивану Крупину с просьбой помочь разобраться в ее ситуации. Прокурор города ответил, что управлением архитектуры гражданке Сорокиной даны разъяснения с учетом действующего законодательства и оснований для применения мер прокурорского реагирования он не усматривает.

"Я не знаю, что делать, я одна, у меня лишних денег нет платить. Дочь - в разводе. Вот ей алименты высылает муж, тем она меня и кормит. Мне приходится содержать сына 19-ти лет, который учится на первом курсе университета. Здоровье у него неважное. И еще у меня сын тоже тяжело болен, ему 23 года, тоже, считай, на моей шее. Что сейчас делать - не знаю. Я, конечно, пойду и дальше, но просто у меня руки опускаются. Мне настолько обидно, я здесь родилась, живу здесь и мне постоянно, то, что я соглашаюсь, мне говорят - подождите, я жду терпеливо. И вот так все получается".

К сожалению, точку зрения на эту историю других действующих лиц узнать не удалось, почти все они покинули свои посты. Позицию новой администрации города Иваново можно проиллюстрировать словами главного архитектора Виктора Алмаева, который сказал, что не знает, кто такая Сорокина, и не собирается лоббировать ее интересы, поэтому пусть она обращается в общем порядке. На днях прошло заседание городской Земельной комиссии по выделению участков. Татьяне Сорокиной было отказано в выделении земли в виду уплотненности застройки.

В эфире Череповец, Иван Жуков:

Всю минувшую неделю, пока в стране обсуждался вопрос о возможности коммунальной реформы, в Череповце бушевали нешуточные страсти. В то время как губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалев, выступая на горсовете, расписывал прелести реформы в Череповце, у стен череповецкой мэрии пенсионеры с плакатами в руках требовали остановить реформу и не допустить роста коммунальных платежей. В руках пикетчики держали плакаты, на которых было написано: "Нет росту цен на коммунальные услуги", "Прекратите опыты по реформе жилищно-коммунального хозяйства, Череповец не экспериментальная площадка". Как говорили пикетчики, дело идет к тому, что неплатежеспособные жильцы окажутся изгоями и будут вынуждены оставлять жилища, перебираться в коммуналки и трущобы. Эти опасения имеют под собой достаточные основания. В интервью местному телевидению мэр города Череповца Михаил Ставровский заявил о том, что в городе создается специальный жилой фонд, куда будут выселять тех, кто не в силах платить за жилье. Протестующие пенсионеры принесли городским властям девять тысяч подписей горожан под обращением "Не допустить роста цен и платежей на коммунальные услуги". Чтобы выяснить отношение жителей города к происходящим изменениям, я обратился к череповчанам с вопросом: как вы относитесь к коммунальной реформе?

"Я, конечно, к этому отношусь отрицательно. По моему бюджету - это будет очень накладно. Мы даже не средне обеспеченная семья, для нас это будет тяжело".

"Ни в какие рамки не идет. Потому что, наверное, придется жилье менять на меньшее. Все очень дорого и не окупает те средства, которые мы платим. Не работает ЖКО так, как нужно".

"Отрицательно, полностью отрицательно, особенно пенсионерам. Нам прожить, эту даже заплатить за эти коммунальные услуги и то тяжело, а если еще прибавят, на еду ничего не останется".

Сегодня череповчане оплачивают лишь 28% коммунальных услуг, остальное доплачивают городские власти. Но даже эта сумма неподъемна для 1200 семей, которые не могут вовремя расплатиться за квартиру. Общая сумма задолженностей составляет 33 миллиона рублей. Поэтому решение властей увеличить долю оплаты населения до 80% вызвало мощный социальный протест. Масла в огонь подлил и губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалев, который в программе Познера "Времена" сказал: "Все население Череповца сегодня платит 100% за текущее содержание жилья и 80% стоимости коммунальных услуг. Это позволяет сегодня городу и жить хорошо, и иметь достаточно комфортное жилье". Специалистов в словах губернатора поразило явное несоответствие озвученных цифр с реальным положением дел. Поэтому мэру Череповца Михаилу Ставровскому не раз пришлось объяснять горожанам, что губернатор просто ошибся. А главный специалист жилищного хозяйства Светлана Баронова назвала истинные цифры коммунальных платежей населения:

"В 2000-м году собственные расходы граждан на оплату жилищных коммунальных услуг составили всего лишь 32%. За апрель этого года доля собственных расходов граждан в оплате жилищно-коммунальных услуг составила уже 28,8%, согласно отчетности, которая у нас в департаменте есть".

Как рассказала мне, стоя в пикете, лидер движения "Пенсионер" Тамара Баулина, она считает, что в угоду московскому руководству Позгалев идет на обман:

"Это все неправда - то, что он там говорит. Для кого он там говорит? Для Москвы говорит. Если бы мы были в состоянии, то, наверное, мы бы не пришли сюда. Мы уже и в данный момент не в состоянии платить то, что необходимо".

Когда готовился этот материал, стало известно, что уже с первого июля стоимость коммунальных услуг повысится в три раза. Чтобы не допустить социального взрыва, череповецкие власти будут выдавать субсидии тем семьям, где коммунальные платежи превысят 10% порог совокупного дохода. Предполагается, что за материальной помощью к городским властям обратится 60% населения города Череповца.

В эфире Чебоксары, Анна Путина:

Третьего мая этого года, когда отмечался Всемирный день свободы печати, еще две оппозиционные газеты республики получили от типографии "Чувашия" предупреждение о прекращении сотрудничества. В черный список после "Народной газеты" и "Чебоксарской правды" попали редакции независимых изданий "Выбор Чувашии" и "Столица Ч". Обе считаются негласными трибунами двух потенциальных кандидатов на пост президента Чувашии. Руководство издательства отказалось дать комментарии, оно лишь упомянуло о подписанном сторонами договоре, который позволяет прекратить сотрудничество в любое время, не утруждая себя объяснением причин. Главный редактор независимого еженедельника "Аргументы и факты Чувашия" Александр Белов считает издательство заложником политического конфликта.

"Всем уже понятно, что близятся президентские выборы, какая-то неуверенность совершенно непонятная. Если верить тем рейтингам: рейтинг заоблачный у действующего президента. Всем уже понятно, что издательство "Чувашия" - заложник в этой ситуации. Это государственное предприятие, им что говорят сверху, то они и делают. И просто явно дано указание".

Оппозиционная пресса обращалась с просьбой обратить внимание на ущемление прав газет к инспекторам Приволжского федерального округа по республике. Реакции не последовало. Поначалу молчал и антимонопольный комитет. Редактор газеты "Выбор Чувашии" Александр Кряжинов подобный исход дела предвидел еще при открытии издания.

"Для меня, как редактора газеты "Выбор Чувашии", решение руководства издательства "Чувашия" об отказе печатать нашу газету не явилось неожиданностью. Мы были как-то психологически готовы к этому, потому что прекрасно знаем, какая обстановка у нас в Чувашии. Она несколько отличается от той, которая представлена в официальных изданиях. У нас считается здесь цитаделью демократии. Тут напрямую никто не говорит - запрещаем печатать, все делается через третьи лица, например, руководство издательства "Чувашии". Прекрасно знаем, кто стоит за этой акцией".

Газета "Выбор Чувашии" подала иск в Арбитражный суд республики и написала заявление в антимонопольный комитет. Издательство "Чувашия" - монополист, поэтому не имеет права отказывать заказчикам. Не стала связываться с бюрократическими проволочками редакция "Столицы Ч", которая позволяла себе публиковать критическую оценку работы правительства республики. Теперь газета выходит в соседней Марий-Эл. Редактор "Столицы Ч" Николай Максимов заявил, что были звонки и к руководству типографии Марийской республики, но сам он надеется, что соседи не захотят терять живые деньги от заказа редакции. Кстати, там же печатаются два других чувашских республиканских издания - "Народная газета", критиковавшая мэрию Чебоксар и коммунистическая газета "Чебоксарская правда". Издательство "Чувашия" теряет на политических конфликтах сотни тысяч рублей. Главный редактор газеты "Столица Ч" Николай Максимов выразил общее мнение коллег о невыгодном положении государственного предприятия в конфликте сторон:

"Издательство на самом деле, на мой взгляд, тут не при чем, директор заставили, видимо, так поступить. Наша газета молодая, мы выходим с 26-го сентября прошлого года только. Меня уже до этого в устных беседах предупреждали, что надо работать несколько в другом плане". 31-го мая решением Арбитражного суда республики заказ на печатание газеты "Выбор Чувашии" открыли. Правда, у главного редактора Алексея Кряжинова нет полной уверенности, что конфликт с типографией не возобновится.

В эфире Киров, Андрей Полозов:

В Кировской области все больше колхозов переходит с механической тяги - на конную. По области насчитывается 7300 лошадей. Численность их уменьшилась по сравнению с прошлым годом на 400 голов, и в то же время спрос на рабочую тяжеловесную лошадку растет непрерывно. Однако, по самым скромных оценкам, около 60% лошадей попросту простаивает в стойлах. Парадокс объясняется просто - в хозяйствах все еще сохранилось поголовье, но нет людей, умеющих обращаться с животными, конюхов на Вятке нигде не готовят. В то же время Кировская область одна из немногих, где существуют сразу две государственные заводские конюшни, при том, что по России их всего 60. В них содержатся самые лучшие жеребцы и кобылы. Цель конюшен - воспроизводство областного стада. Схема проста - председатели совхозов приезжают в конюшни и за три тысячи рублей забирают жеребца на один год, чтобы он покрыл как можно больше кобыл. Например, в одном из небольших колхозов Кировской области "Заветы Ленина" содержится больше тридцати кобыл, председатель хозяйства Василий Стародумов сказал мне, что лошади стали настоящим спасеньем для них. Конная тяга уменьшает себестоимость молока примерно на 20-40%. Пастухи пасут коров только верхом, на лошадях вывозится молоко на центральную усадьбу, подвозятся корма, вспахиваются небольшие участки, куда трактор гнать более чем накладно. На горючем экономия огромная, плюс то, что лошади живут практически на подножном корму. И так происходит во многих хозяйствах. Что касается вообще коневодства, то в его основе стоят на Вятке те же госконюшни. Они - государственная собственность и поэтому влачат жалкое существование. Сейчас конюхи на госконюшне получают по 380 рублей в месяц, без всяких возможностей подработки. Один из них, Юрий Вейман, немецкого происхождения, восемь лет назад эмигрировавший из Казахстана на Вятку, сказал мне, что для него деньги - дело десятое, лишь бы была возможность работать с лошадьми. На конюшне готовятся рысаки для скачек. И тут возникает главный парадокс - хороший породистый конь, испытанный по всем нормам, может стоить сотни тысяч и даже миллионы рублей. Однако испытать его, то есть - вывести на соревнования, крайне сложно из-за финансовых трудностей. И все же на госконюшнях есть дорогостоящие супержеребцы, но продать их невозможно, так как они федеральная собственность. Московское руководство требует сохранения на местах породы и запрещает вольно торговать конями. А ведь один жеребец мог бы поднять всю отрасль. Директор Налинской госконюшни Николай Чугунов сказал, что конная отрасль устроена не по уму. Прямое подчинение Москве абсурдно, потому что деньги оттуда на содержание конюшен сначала приходят в областной бюджет, а там они, по большому счету, теряются. Если бы они получили самостоятельность, то они могли бы самостоятельно решать вопросы подготовки и продажи лошадей. Пока же, чтобы выжить, конюшни создают подсобное подрасчетное хозяйство, где лошади либо списаны из госконюшен, либо где-то куплены. Оттуда они продаются за реальные деньги, пусть и небольшие. В целом, по мнению специалиста из комитета сельского хозяйства Татьяны Ворониной, коневодство в области, скорее всего, умирающая отрасль, и будущее ее неясно, особенно в условиях отсутствия реальных государственных коневодческих программ. Перспективы семи с лишним тысяч лошадок в северном вятском краю зависят исключительно от воли руководителей хозяйств и тракторы пока не в силах заменить живых коней.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

С приходом первого тепла на улицах и в переулках города появились десятки импровизированных точек мойки автомобилей, на которых с раннего утра дотемна ожидают клиентов компании подростков с ведрами и тряпками. Особенно густо ребячьи артели населили обочины улиц Шабалина и Розы Люксембург. Здесь их рабочие места располагаются примерно через полсотни метров друг от друга. Совсем близко (и, главное, нелегальная) - уличная автомойка города, на которой круглый год, в любой мороз, трудятся с десяток помятого вида личностей разного пола и возраста. Помыть машину ребятня берется за пятьдесят рублей, это вдвое дешевле, чем в автосервисе. Спрос на их услуги есть, поскольку в городе работает меньше десятка стационарных автомоек. На помыв одного авто уходит, примерно, десять ведер воды и минут двадцать времени. В каждой бригаде юных мойщиков машин от трех до пяти человек, на вид им всем от 10-ти до 16-ти лет. В апреле и мае они явно прогуливали уроки в школе. В подавляющем большинстве вся эта ребятня из ближайших дворов, застроенных деревянными двухэтажными домами и из неблагополучных семей, где родители - безработные или пьяницы. Вот - типичная компания уличных мойщиков машин и их рабочее место.

"Тряпки сушатся на веревочке на солнце. Костер горит, на костре подогревается вода. Воду берут из колодца канализационного".

- Вы каждый день работаете здесь, все время вчетвером или как?

"Через день".

- А много машин обрабатываете за день?

"Две-три".

Заработанное ребята тратят на кино, мороженое и, чего греха таить - на пиво, сигареты. А эта бригада копит деньги еще и на хороший футбольный мяч. Нравы на улице жесткие, как и конкуренция.

"Кто нормально, те нормально, а кто наглеть начинает, ребята наезжают, разбираются".

- "Крыша" есть у вас?

"Да. Мы им только денег не платим. Сами на себя работаем".

Вот так с малолетства мальчишки уже начинают приобщаться к реальной экономике, замешенной на криминале. Этих ребят по-свойски опекает старший брат одного из них. Другие ватаги мойщиков, я знаю, платят дань местной шпане за защиту от поборов залетных рэкетиров. Услугами несовершеннолетних автомойщиков пользуются люди всякие, могут запросто уехать не заплатив. Вообще, по санитарным нормам, мыть машины в городе вне специальных мест нельзя. Но городская санэпидемстанция, по словам заведующей отделом коммунальной гигиены Елены Дудаладовой, проблемой уличных автомоек не озабочена, мол, есть дела и поважнее. Милиция тоже пока лишь созерцает, присматривается.

"Молодые приходят, спрашивают, что за пикник? Предлагают деньги заплатить, намекали".

В инспекции по делам несовершеннолетних считают, что пусть лучше подростки машины моют и таким образом зарабатывают себе на карманные расходы, чем воруют. По милицейской статистике, Архангельская область одна из самых неблагополучных в России, по уровню преступности малолетних. Каждое восьмое преступление здесь совершают подростки и в основном это кражи.

В эфире Орел, Елена Годлевская:

Десять орловских сирот из школы-интерната, что в поселке Некрасовка Орловской области, получили адресную помощь от пенсионера из Дании Бьерна Фалкенбринка, который обеспечил их всем необходимым. Господин Фалкенбринк помогает школе-интернату почти семь лет. Их знакомство было случайным, по объявлению одной из датских газет, сообщившей в 95-м году о приезде в Данию детей из зоны, пострадавшей от аварии на чернобыльской АЭС. "Я всегда помогаю детям, если есть возможность - говорит Бьерн, уже опекающий один из детских домов в Таиланде. - Потому что это наше будущее". Приезд орловских сирот в Данию один раз в год стал традиционным. И каждый раз к нему готовились не только датские общественные организации, но и Бьерн Фалкенбринк. Покупал вещи, сладости, письменные принадлежности. В конце концов, Бьерн, по его словам, так влюбился в орловских ребят, что четверых из них назвал своими детьми и пообещал, что приедет, наконец, к ним в гости. "Россия никогда не привлекала меня в качестве страны, которую можно посетить из любопытства, - говорит Бьерн, - в мире есть более интересные места. Но я полюбил этих детей, и всегда держу слово, поэтому приехал". В Орле он не стал посещать традиционные для иностранцев места экскурсий - Орловское полесье, музеи, Спасское-Лутовиново. Его интересовали только дети. И все свое время, восемь дней, он посвятил сиротам. Условия, в которых они проживают, потрясли его еще больше, чем длинные очереди в аэропорту Шереметьево-2 и подозрительность таможенников, дотошно досматривающих его чемоданы, набитые гуманитарной помощью, за которую его вынудили заплатить пошлину. Он искренне не понимает, почему состоятельные орловцы и руководители города, области позволяют детям жить в такой бедности. "Вы бы пригласили их к себе в гости - советовал датчанин завучу по воспитательной работе Татьяне Парщиковой, - они бы все увидели и помогли вам". На что завуч стыдливо прятала глаза. Как объяснить нероссиянину, что все давно обо всем знают. Ведь частные дворцы, выстроенные вокруг обветшавшей школы-интерната, это и есть дома состоятельных людей и орловских руководителей всех рангов. Что мэр города Орла господин Уваров только что отказал сиротам в помощи на проведение выпускного вечера на том основании, что школа-интернат находится в полутора километрах от города, а, значит, за чертой его интересов. Тактичный и воспитанный пенсионер из Дании настаивать на своем не стал и просто предложил составить список необходимого для 257-ми сирот, для школы, для ремонта. Бьерн уверен, что найдет в Дании таких людей, которым небезразлична судьба орловских ребятишек, оставшихся без родителей. На прощанье он сказал, что сейчас мечтает только об одном - иметь письмо от президента России, в котором тот разрешил бы Бьерну беспрепятственно перевозить в Орел столько груза, сколько нужно сиротам, чтобы не оправдываться перед российскими таможенниками и не тратить время на очереди за тележками для клади и за оформлением документов в аэропорту Шереметьево-2. Ведь "папу Бьерна" и его помощи так ждут орловские сироты.

XS
SM
MD
LG