Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Чиновники отказались хоронить останки неизвестного солдата в Нижегородском кремле;
- Сколько стоит здоровье молодого бойца из Екатеринбурга;
- В Великих Луках после перерыва в 57 лет вновь появились поклонники Гиммлера;
- Кто разжигает межнациональную рознь на Камчатке;
- Жизнь в Астраханской газовой зоне;
- Станет ли Ивановская область хранилищем для радиоактивных отходов;
- Красноярск: коммунальные ловушки в действии;
- Подмосковье: горячую воду включить нельзя, но если очень хочется, то - можно;
- Станица Каменнобродская: хочешь пить - жди дождя;
- Владимир: погорельцы ночуют под звездной крышей;
- Барнаул: гражданин Юрий Мамонтов вновь пригласил энергетиков в суд;
- Кызыл: нет ли у вас газеты без программы радио и телевидения;
- Саратов: странные игры вокруг детского туберкулезного санатория.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

В день 60-летия начала Великой Отечественной войны, в День памяти и скорби 22-го июня в Нижегородском кремле должна была состояться торжественная церемония захоронения праха неизвестного солдата. Останки бойца второго батальона 771-го полка 137-й горьковской стрелковой дивизии, погибшего в полном составе 24-го июля 1941-го года, были доставлены из Могилевской области с места последнего боя известным нижегородским журналистов Валерием Киселевым. Но среди чиновников разгорелся спор - где сооружать мемориал неизвестного солдата - на одном из центральных кладбищ в Марьиной роще, или даже на окраинах Сригино или Сормово. Но все же постановили - захоронить в Кремле у Вечного огня. Однако, менее чем за сутки до 22-го это решение отменили. Рассказывает Валерий Киселев, многократно участвовавший в поисках и захоронениях солдат, погибших в годы Великой Отечественной войны.

"Сошлись на варианте захоронения в Нижегородском кремле. Мы ушли спокойно. Военная ритуальная компания готова была приступить к работе, как вдруг оказалось, когда я сегодня утром пошел посмотреть, как начались ее работы, там вообще ничего не происходило. Навстречу мне идут представители военной ритуальной компании, гарнизона, комендатуры, из комитета по делам военнослужащих и рассказали, что вечером вчерашнего дня председатель правительства области Сергей Обозов принял решение о переносе захоронения солдата на неопределенный срок. Нужна какая-то еще одна комиссия, которая бы определила дату и место захоронения".

Председатель правительства Нижегородской области Сергей Обозов - правая рука Сергея Кириенко в регионе - считает, что захоронение костей солдата в Кремле не соответствует санитарно-эпидемиологическим нормам.

"Это - останки, они поэтому должны быть захоронены по-христиански в том месте, где и СЭС требования, то есть на кладбище".

- А что же у вечного огня в Кремле нельзя?

"Нельзя. Нельзя это требование всех. То есть - нарушены будут все нормы. Это не мемориал, памятник, там нет останков. Это абсолютно два разных формата".

Однако нижегородские ветераны считают по-другому.

"Лучше бы здесь в Кремле. Самое доступное место, самое почетное место, я считаю так". 22-го июня кости неизвестного солдата оставались в коробке у Киселева. Если глумление над памятью погибшего воина будет продолжаться, журналист отвезет их обратно в Белоруссию, где захоронят на месте последнего боя.

"И сейчас, если еще одна комиссия, другая комиссия, будем публично обсуждать, где, как, что, когда, я отвезу солдата обратно и там перезахороню, откуда я его привез".

В эфире Екатеринбург, Сергей Шевалдин:

19-го июня в Чкаловском районном суде Екатеринбурга завершилось рассмотрение иска инвалида первой группы Дмитрия Павленко. Ответчиками были войсковая часть, где он проходил срочную службу, и военный комиссариат Свердловской области. Суд обязал военных выплатить Дмитрию сто тысяч рублей морального ущерба и еще пятьдесят тысяч его матери Галине Павленко. Кроме того, ответчики обязаны ежемесячно возмещать Дмитрию ущерб за утраченную трудоспособность в размере пяти минимальных окладов. Весной 99-го года мотострелковый взвод, в котором служил Дмитрий Павленко, участвовал в полевых учениях на полигоне близ Екатеринбурга. Бойцов обрядили в маскхалаты, вывели на позиции, дали гранаты и приказали их метать. До этого метать боевые гранаты Дмитрию не доводилось. Во время броска граната случайно упала в пристегиваемую рукавицу маскхалата. Дмитрий, как и полагается, сразу после броска присел в укрытии и понял, что граната никуда не улетела, она до сих пор рядом с ним, в смертельной близости - в болтающемся на руке куске материи. Попытался ее достать и отбросить. РПГ-5 могла ждать лишь четыре секунды. Дмитрию времени не хватило. До окружного госпиталя с полигона солдата доставили за 15 минут. К началу операции Дмитрий потерял три литра крови, но продолжал жить. Операция длилась шесть часов. Дмитрию ампутировали руки и ноги. В сознание он пришел лишь через пять суток. Началась совершенно новая жизнь. Мать Дмитрия девять месяцев мыкалась с сыном по госпиталям. Сначала Екатеринбург, потом Москва - госпиталь имени Бурденко. Диму, насколько это в человеческих и врачебных силах, вылечили, удалили массу мелких осколков. Галина Павленко получила ставку патронажной сестры в районной службе социального обеспечения и ухаживает за сыном. Согласно материалам армейского служебного и уголовного расследования, в 99-м году на полигоне произошел всего лишь несчастный случай, поэтому изначально Диме назначили простую минимальную пенсию инвалида первой группы, почти семьсот рублей. Воинская страховка, около пятидесяти тысяч рублей, ушла, естественно, на лечение. Дали льготы - на половину "скостили" оплаты за коммунальные услуги, а также разрешили бесплатный проезд на общественном транспорте, хотя выйти из дома паренек не может. Отец Дмитрия Сергей Павленко, ставший сегодня не просто отцом, а еще и юридическим опекуном сына, год назад, подавая иск в суд, говорил: "В удачу не верю, у военных своих законы. Использовали парня и бросили". Военный юрист Алексей Морозов, представлявший на суде ответчиков, восковую часть и военкомат Свердловской области, упорно пытался доказать, что их вины в трагедии нет, а уже выплаченной два года назад армейской страховки инвалиду первой группы вполне достаточно. Дмитрий Павленко выиграл иск у армейских командиров, виновных в том, что в руках необученного солдата оказалась боевая граната. Хотя денег, отсуженных у армии, Дмитрию Павленко не хватит даже на приобретение современных биопротезов, которые позволят ему хотя бы выйти из дома.

В эфире Псков, Анна Липина:

По городу Великие Луки Псковской области прокатилась волна антисемитских актов. Начало им положил вандализм на кладбище близ деревни Никулино. На нем покоятся родственники великолучан еврейской национальности. Всего за одну ночь неизвестными лицами были осквернены 42 могилы, разбиты постаменты, перевернуты могильные плиты, сломаны ограды. Спустя сутки ночью также неизвестными был сильно поврежден постамент бюста Александра Пушкина, расположенный в центре города. По мнению рабочих, осматривавших памятник, по следам сколов на плитах можно с уверенностью утверждать, что это было сделано намеренно. На этом серия актов вандализма в Великих Луках не закончилась. Спустя еще сутки ночью были выбиты оконные стекла в помещении великолукского еврейского благотворительного центра, который оказывает большую помощь престарелым землякам. О том, что все погромы явились хорошо спланированной акцией националистического толка, говорят и следующие обстоятельства. В эти же дни некоторые достаточно хорошо известные великолучане еврейской национальности обнаружили в своих почтовых ящиках анонимные письма, содержавшие антисемитские цитаты из речей идеолога германского нацизма Гиммлера. По словам заместителя председателя великолукского еврейского благотворительного центра Симы Бурдецкой, "все эти факты свидетельствуют о том, что в городе витает погромный дух начала 20-го века. В те времена великолукские евреи сильно пострадали от черносотенцев и примкнувших к ним масс. Очень не хочется повторения печальных страниц истории". Сима Бурдецкая сообщила, что в городе существуют и действуют группы активистов "Русского национального единства", известного своими крайними шовинистическими взглядами и крайне левой националистической Национал-большевистской партии. Так, активисты РНЕ нередко появляются на улицах города в форме, бравируют символикой, напоминающей нацистскую, беспрепятственно распространяют свои агитационные материалы в отдельных районах города. Великолукский еврейский благотворительный центр направил обращение в администрацию города, правоохранительные органы и региональное управление федеральной службы безопасности с просьбой провести расследование, а также высказаться по поводу последних антисемитских инцидентов и сделать все необходимое для розыска и наказания вандалов и обеспечения спокойствия и безопасности жителей города разных национальностей. По словам Симы Бурдецкой, сразу по факту произошедшего официальной реакции местных властей не последовало. И лишь спустя несколько дней правоохранительные органы возбудили уголовное дело по фактам надругательства на еврейском кладбище.

В эфире Астрахань, Владимир Тимков:

Жители санитарно-защитной зоны вокруг газоперерабатывающего завода продолжают борьбу с "Астраханьгазпромом", который должен их переселить. В сентябре прошлого года, доведенные до отчаяния люди перекрыли на неделю промышленную трассу, по которой возят серу с завода. И тогда Виктор Щугарев, директор "Астраханьгазпрома" и Анатолий Гужвин, губернатор Астраханской области, подписали обязательство предоставить им триста квартир в городе. Конечно, этого было недостаточно для всех, но хоть часть жителей обещали переселить. Однако астраханский губернатор свои обязательства выполняет, а руководство "Газпрома" - нет. В ноябре "Астраханьгазпром" добился выхода постановления Госстроя России об уменьшении санитарно-защитной зоны и просто забыл об обещанных квартирах. Но четвертого июня, под давлением астраханцев, и, прежде всего, астраханского депутата в Госдуме Олега Шеина, постановление Госстроя было отменено, восьмикилометровая промышленная зона восстановлена, и ее жители готовы вновь перекрыть трассу между газоперерабатывающих комплексом и пристанью на реке Бузан. Временные поселки в санитарно-защитной зоне газоперерабатывающего завода были поставлены в конце 80-х годов, когда строился и сам завод. После того, когда завод был построен и стал работать, "Газпром" пообещал переселить всех коренных жителей этих мест. Всех приезжих, которые и построили огромный газовый комплекс, руководство "Астраханьгазпрома" старалось просто не замечать. Но и принятую программу переселения "Астраханьгазпром" проводил очень медленно, и за десять лет из запрещенного для жизни людей района уехала только одна треть жителей. Оставшиеся продолжают жить в очень тяжелых условиях. Тамара Дударева, руководитель народного комитета санитарно-защитной зоны, рассказала, что во временных домах почти постоянно нет воды, канализация уже не работает, и все нечистоты оказываются под полом, отчего и стены, и полы прогнили. Временные постройки горят как спички, за год случается три-четыре пожара, часто - со смертельным исходом. В поселках нет даже больницы, ее закрыли. Сейчас удалось добиться того, чтобы один день в неделю приезжали врачи из "газпромовской" больницы. Впрочем, это выгодно и самому "Газпрому", потому что врачи из подведомственной больницы никогда не ставят диагноз "отравление газом". Все, кто мог уехать из опасной для здоровья зоны, уже давно уехали. Те, кто остались, не имеют работы и, конечно, не могут купить другое жилье. Даже газовые выплаты в размере 73 рубля в квартал им уже не платят более полугода. И единственный способ добиться нормальных человеческих условий жизни для них - заставить "Астраханьгазпром" выполнить собственные обязательства.

В эфире Петропавловск-Камчатский, Гузейль Латыпова:

Пять национальных предприятий Камчатской области решением департамента по рыболовству областной администрации в этом году были лишены своих традиционных рыболовных участков и остались без работы. Около пятидесяти ительменов в течение лет рыбачили на реках Елизовского района, получив в свое распоряжение рыболовные участки и льготные для коренных народов Камчатки лимиты на вылов лосося. На этих предприятиях трудятся семьи камчатских ительменов, подавляющее большинство национальных предприятий исправно платят налоги. С приходом к власти нового губернатора коммуниста Михаила Мошковцева, областная администрация изменила свою политику по отношению к подобным предприятиям. Как говорит сам губернатор: "Там работают одни воры, их лимиты прокручивают темные люди. И вообще, какие они аборигены, если у них русские имена и живут они в городе. Вот если бы жили в тундре, тогда было бы - без вопросов. И вообще, мы лучше отдадим эти участки другим фирмам, которые не будут скрывать от властей своих реальных доходов. А аборигенам в специализированных магазинах будут по льготным ценам продавать рыбу для употребления в пищу. Моя задача - сделать всех камчатцев богатыми, а не отдельно взятые группы", - заявил в эфире местного телевидения Михаил Мошковцев. В разговоре с Иваном Гуровым, руководителем одной из ительменских фирм, которой на путину выделялось лимитов на вывоз не более чем 17-ти тонн лосося, Михаил Мошковцев заявил, что налогов он должен был заплатить не 150 тысяч рублей, а в десять раз больше, - и привел свою калькуляцию. По его мнению, на 17-ти тоннах можно заработать не менее четырехсот тысяч долларов. По этим расчетам выходит, что ительмен должен был продавать свою свежевыловленную рыбу по тридцать долларов за один килограмм, в то время, когда килограмм свежей нерки, например, стоит на сегодняшний день на рынках не больше 80-ти рублей. Сейчас ительменские участки отданы другим компаниям. Протокол заседания рыбохозяйственного совета, на котором ительменов лишили лимитов и участков, пострадавшим на руки не выдают, без этого протокола они не могут обратиться в суд. Обделенные аборигены Камчатки протестуют против такого отношения к их правам, закрепленных в нескольких федеральных и местных законах и требуют вернуть традиционные участки лова рыбы. В противном случае, они намерены не только писать обращения в суды и комитет ООН по правам человека, но и выступать за освобождение своей территории от, как они говорят, "завоевателей", благодаря которым у них русские фамилии и имена. Как заявляют ительменские рыбаки, губернатор своими оскорбляющими выступлениями в средствах массовой информации сам толкает их на пробуждение националистических идей.

Несколько лет назад Камчатка уже переживала пик обострения в отношениях между потомками аборигенов и пришлых народов. Тогда широко отмечалось трехсотлетие присоединения Камчатки к России. Особо активная часть коренных народов полуострова - коряков, ительменов и эвенов, настаивали на том, чтобы эта дата называлась не иначе, как трехсотлетием завоевания Камчатки. Тогда властям удалось утихомирить бушующие националистические страсти. Сейчас же ситуация может выйти из-под контроля, поскольку областные власти не намерены отступать от принятой политики, а ительменским рыбакам, по сути лишенных средств к существованию, теряет уже нечего. На своей земле многие из них остались без своей же рыбы.

В эфире Иваново, Елена Смагина:

Ивановская область расположена всего в трехстах километров от Москвы, но именно ее территория будет использована для захоронения отходов атомной энергетики, которую Россия начнет получать из западных стран в соответствии с законом о ввозе и переработке ядерных отходов. Информацию об этом подтвердили сразу три независимых источника. На территории Кинешемского района Ивановской области расположены семь шахт-саркофагов, предназначенных для подобных целей. В одной из них тридцать лет назад был произведен подземный ядерный взрыв, он оказался неудачным и часть радиации вышла на поверхность земли. Но, несмотря на это, в течение тридцати лет представители Министерства атомной энергетики не проявляли к Ивановской области никакого интереса. 31-го мая в Иваново приехала делегация из Минатома и Минфина, более десяти человек, которые сразу отправились осматривать заброшенные шахты. Ни журналисты, ни даже чиновники областной администрации второго эшелона не были поставлены в известность о пребывании в Иванове представителей министерств. Впервые в Ивановской области атомная тема зазвучала в мае этого года, в ходе кампании по выборам в Государственную Думу по кинешемскому одномандатному избирательному округу. Тогда кандидат Виктор Елизаров, поддерживаемый Минатомом, заявил, что решить энергетические проблемы ивановцев сможет только строительство атомной теплоэнергостанции. Уже тогда было ясно, что основной целью предвыборной кампании атомщиков было отнюдь не избрание своего кандидата, а создание общественного мнения, позволяющего реализовать на территории области программы, связанные с атомной энергетикой. Недавно этому появились новые доказательства. Во-первых, выяснилось, что проблема энергообеспечения области вполне решаема. В Комсомольском районе начали достраивать замороженную гидроэлектростанцию, пуск этого объекта делает абсолютно ненужным строительство атомной станции. Интересно, что об этом факте в местной прессе не появилось никакой информации. Во-вторых, после отбытия из Иваново делегации атомщиков, управление по чрезвычайным ситуациям области, совместно с санитарно-эпидемиологической станцией провело учения по координации действий на случай выброса радиации, это - при том что на территории области нет ни одного ядерного объекта. Сейчас с уверенностью можно сказать, что под созданной маркой строительства атомной станции будет проходить захоронение ядерных отходов. В пользу этого говорят и чисто экономические показатели. С одной стороны, дешевизна транспортировки - вблизи шахт проходит железнодорожная ветка. К тому же вести отходы в центр России гораздо ближе, чем отправлять их куда-нибудь за Урал. С другой стороны, использовать старые шахты выгоднее, чем строить новые, так как стоимость одной шахты доходит до 24-х миллионов долларов. Еще один показатель - политический. Губернатор Ивановской области Владимир Тихонов признался журналистам, что для избрания его на губернаторский пост потребовалось согласие президента Российской Федерации Владимира Путина. Из этого можно сделать предположение, что Путин в свою очередь потребовал от Тихонова выполнения определенных условий, в число которых могло войти и захоронение на территории Ивановской области ядерных отходов. Известно, что сначала в шахтах будет захоронено небольшое количество отработанного атомного топлива, так как шахты старые и неизвестно, насколько они надежны. Если все пройдет нормально, Ивановская область станет могильником ядерных отходов. В том же случае, если утечка радиации все же произойдет, в области воспользуются опытом, полученном в ходе недавних учений управления по чрезвычайным ситуациям.

В эфире Красноярск, Александр Макаров:

Железнодорожный суд города Красноярска приговорил Игоря Загороднего, мастера муниципального предприятия "Водоканал", к четырем годам лишения свободы условно. Он нарушил правила техники безопасности при проведении ремонтных работ, что привело к смерти двух подростков. Суд также постановил, что "Водоканал" должен выплатить родственникам погибших в общей сложности 350 тысяч рублей. Пожалуй, впервые в Красноярске за последние два десятка лет работники коммунальных служб были привлечены за халатность к уголовной ответственности. Однако, как считают многие красноярцы, на скамье подсудимых рядом с Загородним должно было сидеть еще несколько человек. 14-го сентября прошлого года на водопроводе, снабжающем холодной водой дома на улице имени Восьмого марта, произошла авария. Прорыв был настолько силен, что вода затопила подвалы в нескольких зданиях. Аварии на этом участке происходили часто, и поэтому мастер решил на этот раз отремонтировать водопровод как можно лучше. Однако, получилось как всегда: старая техника ломалась, оборудования и людей не хватало, словом, в течение рабочего дня - не управились. Решили закончить работу на следующий день, 15-го сентября. Огромный котлован, шириной пять метров и глубиной три метра, огородить никто не удосужился, хотя вырыли его прямо на проезжей части дороги. По роковому стечению обстоятельств, именно 15-го сентября в Красноярске начинается отопительный сезон, поэтому накануне вечером теплосети подключили для испытаний. Оказалось, что именно в том месте, где был вырыт котлован, труба с горячей водой была очень старой. Говорят, что потом члены комиссии, изучая ее фрагменты, руками отламывали большие куски ржавой стали. Естественно, труба не выдержала давления, и кипяток довольно быстро заполнил огромную яму. Это произошло примерно в восемь часов вечера. Жильцы близлежащих домов сообщили дежурному диспетчеру о происшествии, однако в тот момент все аварийные бригады уже разъехались по вызовам. Следом произошла еще одна случайность - в десять часов вечера во всем микрорайоне погас свет. Огромная яма, до краев заполненная кипятком, превратилась в самую настоящую ловушку. Через 15 минут в нее на полной скорости на только что отремонтированном мотоцикле въехали двое подростков, Максим и Саша. Они были совершенно трезвыми, это потом подтвердила экспертиза, и они ехали домой. 15-летний Саша был полегче, и поэтому его вытащили быстрее. 16-летний Максим пробыл в кипятке дольше. Когда кто-то из соседей наконец-то смог его ухватить за руку, то кожа с кисти мальчика сползла, как перчатка. Он умер в тот же вечер. Саша пережил его всего на несколько часов. В Красноярске дети в коммунальные ловушки попадают уже не первый раз. Чуть больше года тому назад в таком же котловане завалило землей троих мальчишек, спасти их не удалось. Тогда ответственные лица отделались легким испугом.

В эфире Подмосковье, Вера Володина:

В эти выходные дни жители поселка Красково должны быть счастливы - в их многоэтажки по улицам Школьной и Заводской обещали дать горячую воду, без которой живут они с апреля этого года. Причем, бани в поселке нет, да и холодная вода бывает не постоянно. Обслуживаются дома котельной фабрики "Спецодежда". С марта этого года после длительной борьбы котельная перешла в муниципальную собственность. В профкоме фабрики мне показали обращение в администрацию Люберецкого района, подписанную оставшимися без горячей воды жителями. А в одном из цехов рассказали и что такое - "баня по-красковски".

"Греем ведра, да моемся. Одной рукой поливаешь и моешься. И стирать по три ведра греешь".

"Помнишь, учительница, воды горячей не было, ребенка своего сожгла. Воды нагрела, несла, а он споткнулся - и сожгла. Таких случаев полно. Мы сколько писали".

Не только писали, но и организовали два митинга, 20-го апреля и 12-го июня, но ничего не изменилось.

"Никто ничего не сделали".

"Видите, колонку поставили. Это - 21-й век! Нам стыдно, мы живем рядом с Москвой, а нам колонку поставили. Она не работает".

"Обещают - все будет. Гусева выбирали, обещал - и квартплату не будут повышать, а теперь - все".

Отсутствие горячей воды в разных кабинетах мне объяснили по-разному. Глава поселка Красково Искандер Бадаев уже в первом телефонном разговоре убеждал, что эта тема - неинтересная, поскольку без горячей воды, по его мнению, живет немалая часть столичной области, а власть на уровне поселка ничего не может сделать из-за долгов перед энергетиками и бедностью предприятий-налогоплательщиков. В совете ветеранов и в местном отделении КПРФ подсказали, что борьба за горячую воду используется для дискредитации поселкового главы неким местным бизнесменом с властными амбициями. В редакции газеты "Наше Красково" сообщили, что горячую воду не включают, потому что котельная нуждается в дорогостоящем ремонте. А вот простая дежурная той самой неработающей котельной, когда я спросила ее, что же тут неисправно, сказала, что все - в хорошем состоянии, и как только начальство даст команду - будем греть воду. Дежурная и оказалась права. Не прошло и недели после звонка жителей поселка Красково на Радио Свобода, как начальник жилищного предприятия Александр Алешин сообщил о срочном включении котельной. В профкоме фабрики, где я искала подтверждение его словам, так и сказали - администрация всех поставила на уши, так как не хочет шума из-за какой-то горячей воды.

В эфире Ставропольский край, Виктор Гершель:

В станице Каменнобродской Изобильненского района Ставрополья жители всегда рады дождю. Рады из-за того, что у них появляется реальная возможность запастись водой для хозяйственных нужд. Река Ягарлык - единственный источник воды в станице. Здесь утоляет жажду скотина, в нее попадают сточные воды, из нее же приходится пить людям. Из реки воду подают в колодцы и краны, но далеко не всегда - два часа утром и столько же вечером.

"Когда ведро наполняется, то больше чем половина - грязь, отстои".

Воду нельзя не только пить, но и купаться в ней. Жители утверждают, что остается грязь на теле. Но даже такая вода до дворов не доходит. Из-за старости водопроводной системы она просто выливается на улицы станицы, чему рада только водоплавающая птица.

"Собираем по капле, и этим пользуемся".

В местной школе из-за качества воды санэпидемстанция запретила кормить детей; лишь - булочки с чаем, который, впрочем, пить невозможно.

"У 90% станицы - мочекаменная болезнь. Считай, песок пьем".

Вполне понятное возмущение жителей вызывает факт необходимости платить за эту воду в среднем по пятьдесят рублей с каждого двора. Моментально стал процветать бизнес по привозу чистой питьевой воды из соседних районов. Жители станицы Каменнобродской ждут помощи от властей края уже несколько лет, но ее все нет. Учитывая, что летняя жара уже наступила, по мнению местных жителей, вполне можно ожидать эпидемии.

В эфире Барнаул, Олег Купчинский:

Житель Барнаула Юрий Мамонтов подал в суд на энергетиков, протестуя против отключения горячей воды. В эти жаркие дни барнаульцы вспоминают лютые морозы при еле теплых батареях - и боятся, как бы не повторились бедствия прошлой зимы. Они понимают, что стали жертвами большой энергетической войны. По квартирам ходят работники коммунальных служб и вежливо просят должников немедленно рассчитаться за тепловую и электрическую энергию. Дисциплинированных квартиросъемщиков также вежливо извещают, что горячая вода отключается, поскольку по району - огромные долги перед энергетиками. А энергетики перекрывают кран с горячей водой, не разбирая, кто - должник, а кто - нет. Все с этим мирятся, кроме Юрия Мамонтова, который живет на улице Попова. Он понимает, что раз услуга оплачена, она должны быть предоставлена в любом случае, - и идет в суд. Так было в прошлом году, когда энергетики регулярно отключали в районе свет, так случилось и теперь, когда они же ограничили подачу горячей воды. "Вы вредный человек, - сказал ему судья. - Вы же понимаете, что мое решение ничего не изменит, зачем время отнимаете?" Но "вредный человек" Мамонтов уверен, что сможет создать прецедент, когда заставит энергетиков уважать права людей. В прошлом году, кстати, не без его усилий веерные отключения в районе прекратились. Хотя справедливости ради надо сказать, что проблем у энергетиков накопилось куда больше. Хвосты долгов тянутся годами. Периодически энергетики пытаются обесточить целые города, системы очистных сооружений и даже пусковые установки ракет. В конфликты и скандалы втягивается пресса. Она вываливает на головы ничего не понимающих людей тонны цифр и аргументов. Действительно, около миллиона рублей должны энергетикам пятьсот предприятий и организаций. Они полностью или частично остаются без электроэнергии. На днях энергетики чуть было не остановили городские трамваи и троллейбусы, а горожане едва не остались без воды. Но проблема их в том, что "Алтайэнерго" должно своей головной компании РАО ЕЭС больше, чем должны ей самой. Средства массовой информации вдруг заговорили, что нынешнего главу "Алтайэнерго" Владимира Коновалова Чубайс вот-вот снимет, а на его место назначит бывшего губернатора края и лидера алтайской организации "Союза правых сил" Владимира Райшикеста. Приводится и мнение самого Чубайса на этот счет. Он считает, что неэффективность энергетической компании надо оздоравливать, и что в энергетическом кризисе на Алтае виноват не столько Коновалов, сколько сам губернатор края Александр Суриков. По его словам, Суриков занимается популизмом, демагогией и не дает повышать тарифы. Губернатор же выступает против попыток лечения Алтая электрошоком и считает, что Коновалов - человек на своем месте. На самом деле он руководит компанией четыре года, сделал ее более управляемой и прозрачной, ужесточил финансовую и кадровую дисциплину. Другие критикуют Коновалова за то, что инвестиции в алтайскую энергетику не идут, генерирующие мощности не развиваются, а компания остается убыточной. В качестве примера неразумного вложения средств называют яхты, дачи и целые спортивные команды. Но барнаульцев меньше всего волнует, сохранит ли нынешний глава "Алтайэнерго" свой пост. Вот что говорит Юрий Мамонтов, давний оппонент алтайских энергетиков:
"Все последние годы энергетики чуть что - хватаются за рубильник. Они должны, наконец, разобраться с должниками и перестать нам угрожать отключениями света и воды. Если не могут сами истребовать долги, пусть власти помогут. А те люди, которые добросовестно платят, здесь ни при чем".

В эфире Владимир, Константин Колесов:

Вечером 9-го мая на чердаке одного из старых деревянных домов на Комсомольской улице в центре Владимира загорелась электропроводка. До приезда пожарных огонь успел уничтожить практически всю крышу и серьезно испортил стены дома. Вдобавок ко всему, кто-то из местных ловкачей воспользовался отключенным на время тушения электричеством и срезал алюминиевые провода. В общем, когда люди вернулись в свои квартиры, их ждали сырые, пропахшие гарью комнаты, освещенные лишь звездами, мерцающими в прорехах крыши. Сразу после майских праздников погорельцы отправились к городской администрации просить помощи, но не получили там даже сочувствия. Ответ чиновников был абсурден и унизителен одновременно - ремонтировать не будем, так как вашего дома не существует. То есть - дом (точнее, то, что от него осталось) есть, но бумаги на него в городской администрации не оформлены, а нет бумаги - нет проблемы. Надо сказать, что такой же ответ чиновников, случись что, ждет и жильцов семи других расположенных в центре города ветхих домов. Все они построены до революции 17-го года и находятся сейчас весьма в плачевном состоянии. До середины 90-х дома принадлежали крупнейшему владимирскому заводу "Точмаш", хотя ни одного работника завода, по словам заместителя генерального директора Льва Иванова, не проживало в них последние лет двадцать. Возможно, этим последним обстоятельством объясняется равнодушие, с которым "Точмаш" относился к своему жилому фонду. Если верить жильцам, последний ремонт домов завод провел в конце 60-х годов, а в 95-м, после выхода соответствующего постановления правительства, поспешил от них избавиться. Согласно постановлению, ведомственное жилье "Точмаша" должны были передать в муниципальную собственность. Частично так и было сделано. Город на отрез отказался принять лишь восемь наиболее ветхих домов, требуя от завода проведения хоть какого-то ремонта. После долгих препирательств власти города и руководство завода подписали соглашение, смысл которого сводился к тому, что город обязуется принять дома в муниципальную собственность, но завод в свою очередь обещает провести в них ремонт. Подписав соглашение, "Точмаш" тут же снял жилье с баланса и благополучно забыл об обещанном ремонте. Городские чиновники в свою очередь приостановили процедуру передачи домов в муниципальную собственность. Так дома стали ничейными. Жильцы узнали об этом много месяцев спустя, когда в сберкассе у них отказались принять квартплату. Именно от кассира сберкассы они впервые услышали роковую фразу: ваших домов не существует. В отсутствии хозяина жилье стремительно ветшает и разрушается. Минувшей зимой, например, под тяжестью снега в одном из "ничейных" домов рухнула крыша. Опасно жить и в других семи домах. При всем этом попытки жильцов разрешить сложившуюся абсурдную ситуацию остаются безуспешными в течение последних четырех лет. Удивительно, но ничего не может поделать и владимирская городская прокуратура, которая занимается этой историей последние три года. Представитель прокуратуры Ирина Нинина рассказала мне, что после того, как в адрес городской администрации руководству завода было вынесено одно за другим сразу несколько прокурорских представлений, но дело так и не сдвинулось с места, прокуратура обратилась во Фрунзенский районный суд города Владимира с иском о принудительной передаче жилья в собственность города. Суд принять иск отказался, посчитав, что суть конфликта не более чем спор юридических лиц города и завода, а раз так, он должен рассматриваться в арбитражном. Заседание арбитражного суда по этому вопросу завершилось на прошлой неделе. Решение еще не вступило в законную силу и может быть обжаловано любой из сторон, но суть его, по словам Ирины Нининой, такова: завод указано на преждевременное снятие жилья с баланса, но городу, тем не менее, предписано принять дома в муниципальную собственность без всяких условий. Пожелав узнать, как будут теперь действовать владимирские власти, намерены ли они помочь погорельцам с ремонтом, я позвонил в городское управление жилищно-коммунального хозяйства. Увы, реакция чиновников заставляет предполагать, что последним решением арбитражного суда история "ничейных" домов не закончится. Сотрудник управления Ирина Шатрун, отвечающая за данную проблему, наотрез отказалась разговаривать, потребовав санкции руководства. Руководитель управления Вячеслав Грачев, если верить секретарю, находился то в командировке, то на сессии горсовета, то просто отсутствовал. Отказался от комментариев и его заместитель Виктор Троян. Тем временем, разочаровавшиеся во всем жители дома на Комсомольской улице потихоньку латают прогоревшую крышу и жалеют, что их дом не сгорел полностью, ведь тогда власти просто вынуждены были бы найти для них хоть какое-то жилье.

В эфире Кызыл, Александр Филатенко:

Оказавшись в информационном вакууме, чтобы привлечь внимание к своим проблемам общественность и журналистов, жители одного из самых густонаселенных районов Тувы - Борунхимченского, отказались покупать республиканские газеты, распространяемые через сеть киосков "Тыва-печати". Например, одна из самых популярных среди местного населения газета "Эфир", издаваемая гостелерадиокомпанией "Тыва", вынуждена была снизить тираж сразу на одну тысячу экземпляров. Жители района заявляют, что газеты с теле- и радиопрограммами им не нужны, поскольку вот уже почти неделю они не имеют возможности смотреть телевидение, а радио не слушают уже несколько лет подряд. Они прямо заявляют, что нарушается их конституционное право - право на информацию. Как удалось выяснить, в информационном вакууме оказались не только жители этого района. Радио - один из самых доступных источников информации, в животноводческой Туве слушают только жители Кызыла или одна треть населения. Две трети, а это двести тысяч человек, лишены такой возможности. Как пояснили в республиканском радиотелепередающем центре, такая ситуация сложилась уже давно. Единственный средневолновый передатчик ДСВ-150, установленный 44 года назад, еще в советские времена вышел из строя. Чтобы запустить его в работу, нужны запчасти, которые сейчас никто в России не производит. Вещание по коротковолновым и ультракоротковолновым диапазонам в Туве практически невозможно из-за гористой местности. Использовать спутники не позволяют финансовые возможности. По предварительным подсчетам, для установки передатчиков, станций и другого оборудования, необходимо 35 миллионов рублей. Таких денег в республиканской казне нет, к тому же нет подходящих коротковолновых радиоприемников. Пару лет назад на местном машиностроительном заводе пытались наладить их выпуск для чабанов, но до серийного производства дело так и не дошло. После вхождения радиотелепередающих центров в холдинг "ВГТРК" их финансирование практически прекратилось, из центра деньги поступают только на заработную плату. В эти дни в Борунхимченский район выехала группа технических работников радиотелепередающего центра. Вылетел президент республики - Борунхимченский район это его родина. Чиновники говорят о технических и финансовых проблемах, связанных с телерадиовещанием, но о самым главном конституционном праве людей на информацию, которое грубо попирается и о котором напомнили властям жители района, никто не вспоминает - как будто так и надо.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

Детям в саратовском противотуберкулезном санатории № 2 не хватало еды, поэтому было принято решение сократить число пациентов почти вполовину. Санаторий, где проходят лечение инфицированные туберкулезом малыши, расположен в живописном ущелье пригорода Саратова. Воздух здесь - удивительный. Но, как известно каждому, для профилактики и лечения туберкулеза необходим не только чистый воздух, но и усиленное питание. Увидеть чем кормят пациентов санатория мне, к сожалению, не удалось. Главный врач Юрий Поляков наотрез отказался принять журналистов. Почему - стало понятно из справки контрольного управления правительства области. В ходе проверки, проведенной его инспекторами в середине июня, установлено: из 26-ти наименований продуктов, предусмотренных нормами питания, имеется только десять. В рационе отсутствуют творог, сметана, свежая рыба, зелень, фрукты и соки. Закупка этих жизненно важных продуктов не проводилась из-за их отсутствия у поставщиков, выигравших тендер. Понять, на каких основаниях в этом случае поставщики получили право обеспечивать продуктами детский санаторий, рядовому человеку невозможно. Вероятно, у чиновников городской администрации с тендерной комиссией складываются какие-то особые отношения. Иначе как объяснить, что при закупке санаторием через тендер лишь по одной накладной комбината питания ПЖД цены на муку, макароны и сухофрукты были завышены в среднем на 150%, что составило сумму в 538 тысяч рублей. Сколько же тогда переплачивали в целом? И это в учреждении, которому третий год подряд санэпидстанцией выдаются предписания о приостановлении деятельности из-за аварийного состояния лечебных корпусов. Но на капитальный ремонт в этом году городским бюджетом, при сметной стоимости 234 тысячи рублей, выделено лишь 50. О предельной нищете свидетельствует и объем закупок инвентаря, за весь прошлый год, благодаря спонсорским средствам, приобретено двадцать табуреток и четыре кастрюли. Из-за хронического безденежья приостанавливать деятельность санатория не стали - все равно ремонтировать не на что, зато появился приказ начальника городского комитета здравоохранения о сокращении койко-мест с 310-ти до 130-ти. Соответственно, пришлось увольнять и ставший избыточным медперсонал. По словам главного областного фтизиатра Татьяны Морозовой, о происходящем в санатории сокращении она узнала случайно - уволенные врачи обратились к ней с просьбой о трудоустройстве. Тут-то и выяснилось, что сокращение фтизиатрических коек запрещено приказом Минздрава России и законом Саратовской области. Причину сложившейся ситуации Татьяна Морозова видит в том, что санаторий № 2 состоит на балансе городского комитета здравоохранения и не входит в структуру фтизиатрии области. По ее мнению, более компетентное руководство помогло бы избежать многих проблем. Пока же на их решение городскому комитету здравоохранения дано десять дней. К счастью, 180 детей, которых хотели лишить возможности лечиться, не успели вывезти из санатория.

XS
SM
MD
LG