Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Мордовским учителям некогда думать об уроках, им приходится думать о сдаче молока и мяса;
- Что важнее для тюменского учителя - Интернет или корова;
- Сколько самарских школьников могут одновременно читать один учебник;
- Школьная форма в Оренбурге - головная боль родителей;
- Красноярские сироты кормят себя сами;
- Саратов: из-за рыночного прилавка - прямо в родильный дом;
- Сыктывкар: как подоить корову при помощи трактора;
- Благовещенск: пустыри вместо курортов;
- Омск: профсоюз требует увеличения рабочего дня;
- Нижний Новгород: долги по детским пособиям выплачивают предприниматели;
- Элиста: водопроводный рэкет;
- Сочи: домовладельцы становятся реальной силой.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Получение заработной платы учителями, медиками и работниками культуры находится в жесткой зависимости от того, например, сколько водки продано в местном сельском магазине и сколько молока сдали они сами и их соседи по селу. Если эти показатели не выполнены, то работники бюджетной сферы не получают своевременно зарплату.

"Учитель, в первую очередь, должен думать, как вырастить поросенка, как вырастить корову, как заготовить корм и это сдать, - тогда он получит свою законную зарплату, что ставит учителей в самое унизительное положение".

"Зарплата зависит от того, насколько сельская администрация успешно выполняет план по сдаче молока и мяса. Собственно поэтому и задерживаются деньги".

"Я из Ардатовского района, зарплату не получала с марта. Зарплата будет, когда будет выполняться план по сдаче мяса и молока. У меня - 15 лет педагогического стажа. Чем я должна сейчас заниматься - учить детей или заниматься выращиванием свиней и доить коров? Может быть, я должна учить детей и получать за это зарплату?"

Таким образом, при существующей системе межбюджетных отношений сельские учителя делятся как бы на две категории. Одним повезло работать в школах крепких сел, где выполняются эти самые прогнозные показатели, и они вовремя получают заработную плату. Другие работают в долг, выполняют свои обязанности, не имея возможности получить денег - до тех пор, пока село не выполнит плановые задания. Но когда это произойдет - неизвестно. При этом нет надежды и на республиканский бюджет. Руководство Мордовии направляет финансовые потоки таким образом, что деньги получают только стабильно работающие сельские администрации, а в других случаях: нет плана - нет и денег.

Еще одна характерная очень деталь. Учителям просто заявлено: выращивайте сами живность, сдавайте мясо и молоко и агитируйте односельчан сдавать сельхозпродукцию, покупать водку и так далее. Несмотря на огромные долги учителям, по словам главы Мордовии Николая Меркушикна, эта система межбюджетных отношений пользуется поддержкой населения.

"Мы - практически единственная территория страны, которая финансирует учителей. В том числе - учителей, или - прежде всего, учителей, так скажем, сельского бюджета. Я думаю, этот подход оправдан. Председатели сельских советов просят, чтобы эту схему оставили, директора школ просят эту схему оставить".

Однако у депутата Государственной Думы от Мордовии Евгения Костерина иная информация:

"Я приехал в Чамзинкский район, директор школы говорит: Юрий Алексеевич, я - учитель, и плюс - директор школы, у меня очень много обязанностей. Почему я должна считать, сколько должна собрать молока, по какой цене сдать - и меня еще за это дело стригут".

На этом фоне весьма неожиданно выглядит признание самого главы Мордовии Николая Меркушкина, сделанное им на республиканском совещании учителей.

"Сегодня ни мясо, ни молоко, которое на селе производится и реализуется, никому не нужно по большому счету".

Если молоко и мясо от учителей и других сельских жителей никому не нужно, то почему от выполнения планов по их сдаче зависит оплата труда? Причем, речь идет отнюдь не о поощрениях, каких-то премиях, например, - а именно о выплате обычной заработной платы. Вот такое мнение о системе межбюджетных отношений в Мордовии у депутата Государственной Думы Евгения Костерина:

"Она изначально порочна, потому что втягивает, скажем, учителей в зарабатывание себе средств при помощи сбора мяса, молока - это абсурд, абсолютный абсурд. Это, безусловно, нарушение прав человека, это однозначно. Конечно же, учителя находятся в унизительном положении - с точки зрения заработной платы. Учитель должен заниматься своим делом, у него задача - обучение и воспитание".

Общая задолженность по заработной плате учителям в Мордовии, по данным официальной статистики, составляет миллионы рублей. При этом в некоторых селах учителя в последний раз получали зарплату за февраль месяц этого года, и долги продолжают расти.

В эфире Тюмень, Алекс Неймиров:

В День знаний еще три школы-новостройки в южных районах Тюменской области - Бердюжском, Сорокинском и Ялуторовском, распахнули свои двери. Эти радостные события добавят головной боли директорам школ и главам местных администраций, так как проблема нехватки учителей в сельских школах только обострится. Впервые за последние годы кадровый вопрос стал первоочередным. Для 943-х школ юга Тюменской области требуется около семисот преподавателей. В деревне Красный Яр, где открылась одна из новых школ, с первого сентября не будут изучать иностранные языки - нет учителя. В соседних селах Ялуторовского района, где я побывал, нет учителей по химии, физкультуры, биологии и труду. Специалистов не устраивает, прежде всего, низкая зарплата и отсутствие жилья, что подтвердила в разговоре завуч Карабашской школы Ольга Докаева:

"Наши выпускники учатся, одна и еще двое поступили в педвузы, но кто даст гарантию, что они вернутся к нам, если не будет жилья, если будет такая низкая заработная плата. Если взять учителя, который начинает работать, заработная плата вообще нищая. Мы получаем заработную плату более-менее приличную, но какую нагрузку имеем! А молодой специалист приехал, категорию он еще пока не имеет, разряд 7-8-й примерно, заработная плата, даже сейчас с повышением, рублей восемьсот. Это разве деньги? Спросить бы, кто на эту зарплату может прожить?"

"С первого июля зарплата учителей была увеличена на 20%, но этого по-прежнему недостаточно", - вынужден был признать директор департамента образования и науки администрации Тюменской области Виктор Новиков. Для решения второй проблемы чиновник предлагает принять программу строительства жилья для педагогов. Сегодня учителям предлагают решить свою жилищную проблему, получив кредит под строительство или покупку жилья. Надежда Максименко, которая одной из первых пошла по этому пути, убеждена, что кабальные условия учителям не под силу.

"Чтобы получить эту субсидию, мне необходимо вклад сделать 60 тысяч, сделан вклад, но спасибо нашей администрации сельской, что они нам помогли. Теперь я с зарплаты выплачиваю. 78% зарплаты я отдаю, представляете, на что я могу жить?"

Кроме того, в новом учебном году в рамках российской программы компьютеризации сельских школ на тюменском юге будет смонтировано 109 компьютерных классов. Так что сибирской глубинке срочно требуются "продвинутые", как сейчас модно говорить, учителя. Для решения этой проблемы при тюменском государственном университете откроют Интернет-центр, в котором будет организован двухнедельный компьютерный ликбез для педагогов. Готовы ли учителя сельских школ к такому повороту событий? Говорит Ангелина Бурдина, преподаватель английского языка:

"Надо повернуться к учителю, к сельскому учителю, чтобы мы, учителя, женщины особенно, готовились к урокам, а не в стайке были. Знаете, у нас у всех по две, по три коровы".

Директор Киёвской школы Василий Приймак рассказал мне, что администрация специально забронировала квартиры для учителей химии и математики. На днях в село приезжала преподаватель Шадринского пединститута, но, узнав, что квартира - однокомнатная, решила не оставаться.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

Недостаток учебников в школах губернии стал главной проблемой самарских педагогов перед началом нового учебного года. По информации, прозвучавшей на областном педагогическом совете, в этом году для самарских школ власти закупили 470 тысяч новых учебников, что составляет третью часть от необходимого их количества. Для полного комплектования школ области необходимой учебной литературой сегодня нужно приобрести не менее миллиона книг. Как рассказал начальник отдела общего и дошкольного образования департамента по науке администрации Самарской области Владимир Ларионов, власти из-за недостатка средств не могут обеспечить самарские школы учебниками в полном объеме. В этом году бюджет Самарской области выделил на закупку учебной литературы для школ 25,5 миллионов рублей, рассказал Владимир Ларионов. Большая часть этих средств была израсходована на приобретение книг по заявкам школьных библиотек из районных центров губернии. В сложившейся ситуации педагоги городских школ вынуждены самостоятельно решать проблемы, связанные с нехваткой учебников. Говорит директор самарской школы 128 Лилия Палтенова:

"В основном, мы сейчас выходим за счет того, что есть накопления фонда, и библиотека выдает по возможности книги, которые есть у нас уже в запасе. И родители вынуждены покупать книги, которые мы им рекомендуем, тех, которых у нас нет".

В поисках нужных учебников самарцы перед первым сентября отправляются на книжный рынок. Рассказывает десятиклассница Анджела Нефедова:

"В конце года говорят, дают список книг, какие надо купить, вот за лето покупаем. Учитывая, что за это лето вообще много учебников пришлось покупать, учебников 8 или 9, рублей четыреста получилось в общей сложности только на книжки, не считая сбор в школу, письменные принадлежности. Некоторые учебники до сих пор не нашли, их нет на рынках. Придется искать, заказывать через знакомых. Куда деваться, учиться-то надо".

Выделить из семейного бюджета триста-четыреста рублей для покупки ребенку книг к новому учебному году могут далеко не все самарцы. Ребятам из малообеспеченных семей государство обязано бесплатно предоставлять учебники. Но в школьных библиотеках книг катастрофически не хватает. В самарских школах нередко можно увидеть учеников, сидящих втроем за одной партой, из-за того, что в школьной библиотеке им выдали один на троих бесплатный учебник. По мнению педагогов, решить проблему дефицита учебников несложно, для этого надо организовать специальный библиотечный коллектор, в который школьники в конце учебного года смогли бы, к примеру, сдать учебники для шестого класса и после небольшой доплаты получить необходимую для седьмого класса литературу. Предложение учителей самарские власти пока оставили без ответа.

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова:

В начинающемся учебном году в школах Оренбургской области может прибавиться прогульщиков, причем - не по своей воле. "Того, кто придет без формы, не будем допускать к урокам - так говорили в прошлом году в одной оренбургской гимназии, - рассказала мне мать второклассника этой гимназии Татьяна Суслова. - Но форма у нас в прошлом году была черная, и проблем не было, всегда можно было найти запасные брюки. Мальчишки ведь, известное дело, редко приходят сухими и чистыми".

Действительно, в нескольких гимназиях и школах Оренбурга форма была введена давно. Родители сами выбирали цвет и фасон, и дети этих - в основном, элитных - школ и гимназий всегда выгодно отличались от других школьников города, одетых - "кто во что горазд". В прошлом учебном году распоряжением администрации Оренбургской области о поэтапном введении комплектов школьной одежды для учащихся общеобразовательных учреждений области, форма была рекомендована для всех первоклашек. В этом году второй этап выполнения распоряжения - одинаковой формы для учащихся начальных классов. В будущем году попытаются одеть всех 5-9-классников, и в 2003-м учащихся старших классов. Выполняется распоряжение так, что даже сторонники введения формы сомневаются в необходимости такого шага. Дело в том, что шить форму администрация области поручила местным швейным фирмам орской "Орнике" и оренбургской "Ариане". Особые нарекания вызывает форма для мальчиков: она - синего или зеленого цвета, на выбор родительского комитета школы. Черных гимназических костюмов, так понравившихся в прошлом году - например, первоклашкам второй гимназии, - просто нет. "И хотя из черной формы выросли не все, надеть ее уже нельзя - форма должна быть зеленой", - жалуется Татьяна Суслова.

"Когда я пришла в магазин и внимательно рассмотрела, - это был кошмар. Бедный родительский комитет, который выбирал, потому что выбор был: из двух зол - меньшее. Потому что ткань была ни там, ни там некрасивая, модель вообще и цвет - много раз стираного белья. Я приветствую эту идею ввести форму, но до какого абсурда могут нас довести, хотя бы тем, что меняют каждый год цвет. Если наша промышленность не имеет возможности качества, то хотя бы цвет на выбор тот же оставить, я думаю, это вполне допустимо".

Форма стоит 515 рублей, 200 из них - дотация, но и 315 рублей для многих родителей деньги большие. Некоторые семьи просто не смогут купить форму, даже имея дотационный талон. У одних нет денег, а другие столкнулись с очень "ненавязчивым" сервисом. На весь 600-тысячный Оренбург летом работали всего три магазина по продаже формы. Родители с детьми часами жарились под палящим солнцем, а тот, кто этого не захотел, теперь без очереди заходит в магазин, - но нужного размера нет. У одного из магазинов я спросила у выходящих родителей, как они относятся к введению формы:

"Если бы нормально подготовились, смогли детей обеспечить, чтобы мы не двадцать раз сюда приезжали, может быть и нормально, чтобы все дети были одинаковые. А как сейчас мы мучаемся, - извините".

"Пятый раз приезжаем с ребенком, подобрать ничего не можем. Смотрите, сколько выходят, по-моему, никто там не купил ничего".

Действительно, без покупок уходили многие. Продавцы отказались дать интервью, сказав, что за одно интервью их уже лишили премии, но что к первому сентября всех успеют одеть. Малыши, еще пока не следующие капризам моды, введение формы переносят спокойно. Но уже пятиклассников, например, надеть ее будет заставить непросто. У этого же магазина я поговорила с мамой и дочкой пятиклассницей. Форма им в этом году не нужна, а вот в следующем, похоже, они ее тоже покупать не будут.

"Я не знаю, вряд ли она у меня согласится".

- А ты хочешь носить форму?

"Нет. Мне не нравится".

Поддержка местной промышленности за счет бюджета (а в этом году на дотации выделено около 20-ти миллионов рублей) и за счет кошельков родителей школьников - нравится далеко не всем. Но распоряжение администрации области принято и выполняется. Повысится ли от этого успеваемость, особенно в старших классах в последующие годы, неизвестно. Но госзаказом на товар из неходового материала швейные фабрики обеспечены.

В эфире Красноярск, Александр Макаров:

В поселке Вознесенка, который находится в Березовском районе Красноярского края, около года тому назад поселилась очень необычная семья, в ней - десять детей и ни одного взрослого. Все обязанности папы выполняет Сережа Ануфриев, ему всего 16 лет, однако, Сергей, по мнению односельчан, неплохо справляется. Мальчишке, видать, не привыкать к крестьянскому труду - говорят скупые на похвалу хозяйственные мужики. А вот обязанности мамы многодетной семьи разделили между собой две девушки - 17-летняя Нина Шпакова и Лена Глушкова, она на год младше. Дети самостоятельно вырастили хорошую дойную корову и бычка. Посадили много картошки, намерены собрать очень даже неплохой урожай овощей и ягод со своего огорода. А еще Лена Глушкова очень гордится тем, что она умеет делать варенье. "Я не считала, сколько мы закатали банок малины и смородины, но на зиму должно хватить", - говорит девочка. Сейчас они уже вовсю солят огурцы и помидоры. Чуть позже дойдет очередь и до капусты. Вообще в этой необычной семье все от мала до велика работают, у каждого есть свои посильные обязанности. В сельском доме для всех найдется занятие, даже для самых маленьких.

Все эти дети - сироты. Совсем недавно они жили в интернатах и детских домах Березовского района. Жили - как все, не хуже, но и не лучше. Не секрет, что такие дети не избалованы материальными благами, однако, после выхода во взрослую жизнь, оказавшись один на один с реальностью, многие из них теряют ориентир в жизни. По статистическим данным, воспитанники интернатов гораздо чаще, чем выпускники обычных школ кончают жизнь самоубийством. Воспитание в семье позволяет лучше подготовить ребенка к тяготам и лишениям взрослой жизни. И, как это ни цинично звучит, содержание сирот в семейных детских домах обходится государству дешевле. Тем не менее, в последнее время все меньше и меньше взрослых людей хотят взять на себя такую обузу. Специалисты детского реабилитационного центра Березовского района нашли оригинальное решение этой проблемы. Эта необычная семья была создана после серьезной подготовительной работы. С каждым ребенком поговорил психолог. В Вознесенке бывают самые разные специалисты, однако, чаще приходится учить девочек готовить домашние соленья, чем оказывать специализированную помощь. Мебель, бытовую технику, одежду детям купили местные предприниматели. Государственного пособия, к сожалению, хватает лишь на немудреную "обувку". Тем не менее, эксперимент оказался настолько удачным, что сейчас руководство реабилитационного центра подумывают о создании еще трех таких семейных домов.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

Женщин, занятых в малом бизнесе Саратова, увозят в роддом прямо с рабочих мест. В мае с родовыми схватками "скорая помощь" забрала Татьяну Скворцову, торгующую в палатке овощами. Она ждала четвертого ребенка и работала до последнего дня, чтобы прокормить оставшихся дома трех детей. В начале сентября должна родить первенца Юлия Карпенко; она и сегодня торгует на рынке "Феникс" промтоварами. Оставшись без мужа, молодая женщина может рассчитывать только на свои силы. Декретный отпуск и соответствующие выплаты ей не положены.

В Саратовской области действует закон о едином налоге на вмененный доход, которым не предусмотрены отчисления в фонд социального страхования, а, следовательно, отсутствуют и социальные гарантии, оплачиваемый отпуск, больничный лист, льготные путевки. По свидетельству представителя саратовского регионального профсоюза частных предпринимателей Владимира Комарова, в области зарегистрированы 60 тысяч предпринимателей, к тому же - у каждого из них работает от трех до десяти продавцов. Так что число занятых в малом бизнесе работников возрастает в 3-5 раз. 70% из них - женщины. То есть, минимум 150 тысяч женщин Саратовской области лишены права на декретные и очередные отпуска, оплату больничного листа.

Предприниматель из районного поселка Дмитрий Школин этим летом стал знаменитым - он предоставил двум своим продавщицам оплачиваемый отпуск. Его инициативу не поддержал никто из коллег. Владимир Комаров убежден, что при профсоюзе частных предпринимателей должен существовать страховой фонд, обеспечивающий защиту хотя бы в экстренных случаях, но предприниматели предпочитают действовать по старинке, пуская шапку по кругу, когда несчастье уже случилось. Так были собраны средства для поддержки торговцев-челноков, пострадавших в автокатастрофе. Одна из восьми пассажиров перевернувшегося на трассе автобуса Ольга Духневич на несколько месяцев попала в больницу с травмой позвоночника. Существовала она это время лишь на средства, собранные профсоюзом.

Проблему социальных гарантий для работников малого бизнеса, конечно же, надо решать законодательным путем. Поэтому Саратовский региональный профсоюз частных предпринимателей подготовил документы для передачи в Конституционный суд России. Речь в них идет о несоответствии федерального закона о едином налоге на вмененный доход - конституционным нормам.

Чтобы выяснить, как относятся к существующему порядку вещей сами работники малого бизнеса, я прошла вдоль палаток расположенного в центре Саратова крытого рынка. Продавщицы, проработавшие по пять-семь лет без отпуска, смотрели на меня с изумлением: "Что вы, какие социальные гарантии? Это же рынок". Резюме подвела продавец Татьяна Калентьева: "Зарплата меня устраивает, на заводе я получала в два раза меньше, поэтому я подчиняюсь тем порядкам, которые устанавливает мой хозяин. Я работаю на него".

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

Отключение электроэнергии ведут сельхозпредприятия республики Коми к разорению. Общая задолженность аграриев перед компанией "Комиэнерго" составляет около 90 миллионов рублей. Сейчас в Коми не более десятка кооперативов и колхозов, которые еще как-то сводят концы с концами. А долги совхоза Гурьевский, кооперативов "Железнодорожный" и "Спаспорубский" перевалили за полмиллиона, что для малоэффективного на севере сельского хозяйства означает фактическую гибель этих предприятий. Что особенно примечательно - энергетики ужесточили практику отключений именно летом, в самый разгар работ на полях и фермах. Сельхозкооператив "Кебра" Сысольского района страдает из-за долгов колхоза "Куратовский", которого является преемником. Колхоз был объявлен банкротом и упразднен как раз из-за непомерных долгов. А сельхозкооператив появился на его месте. Это сейчас массовая практика для агропредприятий республики Коми, закрываться и вновь возникать уже как новое юридическое лицо. Но от отключений и это не спасет. Говорит директор сельхозкооператива "Кебра" Светлана Логинова:

"Очень большие потери оттого, что выключают свет. У нас все электрифицировано, ни воды, ни навоз, ни подоить, ни накормить. Устали руководители, мужчины из-за этого не выдержали, уволились".

В Удорском районе вспомнили, можно сказать, уже дедовскую практику использования тракторов при дойке. Нет света - хорошо, доильные аппараты присоединяют к тракторам и дойка начинается. Другой вопрос - а насколько это эффективно и во что обходится топливо. Но здесь уже не до жиру. И это не самая абсурдная ситуация, возникающая в отношениях между аграриями и энергетиками. Так птицефабрика "Зеленецкая" потребляет электричество, производимое на сыктывкарском лесопромышленном комплексе. Предприятия разделяют всего несколько километров электросетей. Но "Комиэнерго", которому эти сети принадлежат, покупает свет на лесопромышленном комплексе за 29 копеек, а продает птицефабрике уже за один рубль две копейки.

Еще удивительнее отношения между Сосногорской ТЭЦ и подсобным хозяйством этой же ТЭЦ. Чтобы обеспечить светом свое подсобное хозяйство, ТЭЦ вынуждена сначала продать произведенное на самом предприятии электричество компании "Комиэнерго", а затем у нее же выкупить обратно, но уже - в четыре раза дороже.

Нынешний тариф - один рубль две копейки за киловатт - явно чрезмерен для сельхозпредприятий республики Коми. Так, их южным коллегам, соседним Кировской и Пермской областям, где намного более мягкий климат, а, значит, меньше энергозатраты и выше урожай, киловатт обходится соответственно в 29 и 35 копеек. Естественно, что здешние прилавки завалены продукцией из этих областей, заметно более дешевые, нежели местные. У соседей дешевизна объясняется дотациями из местного бюджета. Здесь же все попытки добиться поддержки неизменно разбивались об непреклонность региональной энергетической комиссии, которую возглавляет первый заместитель главы республики Коми Вячеслав Бибиков. Нынешние отключения электричества ведут только к одному, что рассчитываться с энергетиками сельхозпредприятиям осенью будет совсем нечем.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:

420 тысяч жителей приамурского села Игнашино нуждаются в переселении. С такой просьбой администрация Сковородинского района, на территории которого расположено село, обратилась к руководству области. Из всех деревень и сел, обозначенных на карте в самых верховьях Амура, Игнашино осталось единственным населенным пунктом, который существует в реальности. С наступлением реформ прекратили свою работу леспромхозы, где было занято практически все население этих территорий. Небольшие деревни лесозаготовителей исчезли в одночасье. Игнашино сохранилось во многом благодаря погранзаставе, где часть жителей занято на подсобных работах. Ближайший населенный пункт - железнодорожная станция - под названием "Ерофей Павлович" - находится за 70 километров. Добраться туда по узкому горному серпантину можно лишь при благоприятных погодных условиях, да и то - если исправен единственный сельский автобус. Несколько лет назад пришли в негодность воздушные линии электропередач, затем коммуникации были разворованы. Сегодня свет подается на два часа в сутки, при условии, что для дизель-генераторов подвезли солярку. Горючее есть далеко не всегда. Случается, что село на несколько месяцев погружается во тьму. О существовании радио и телефона местные дети знают только по рассказам взрослых. Связь с Большой землей поддерживается через метеостанцию в соседнем районе. Из всех объектов соцкультбыта - магазин да фельдшерский пункт на пять коек, сохраненный усилиями местной администрации.

Если в других приамурских селах можно прокормиться за счет подсобного хозяйства, то в Игнашино с этим - большие проблемы. В округе нет пастбищ и сенокосных угодий, сплошь - ручьи, болота и горные реки, поэтому заниматься животноводством не имеет смысла. Посадка картофеля, что игра в рулетку - повезет, не повезет. В прошлом году Амур затопил посевы. Жителям Игнашино позволено, как здесь называют, "выходить за проволоку", у каждого есть пропуск на доступ к Амуру. Речной промысел, дары леса, все, что называется собирательством, - единственное, чем можно здесь заниматься, чтобы выжить. Чрезвычайные ситуации природного характера из-за близости к Амуру возникают регулярно. И очень сложно вовремя прийти на помощь. Рассказывает заместитель начальника областного штаба ГУЧС Мирослав Макаров:

"Когда возникает наводнение, вскрывается Амур, идет весеннее половодье, подтопление, туда только вертолетом можно долететь. Дорога, которая идет с Ерофея Павловича, она - горная. Сама дорога имеет такой ледяной скат, что по ней ехать довольно сложно, не каждый сможет, небезопасно".

Переселение людей из так называемых обреченных сел сегодня невозможно - заявил федеральный инспектор по Амурской области Валерий Вощевоз. В областном бюджете нет денег на эти цели. Ситуация кажется безвыходной, поскольку нет и конкретных программ по возрождению отдаленных территорий. С такой позицией властей согласны далеко не все. Главный врач амурской областной инфекционной больницы Алексей Тарасов, работавший во многих уголках Приамурья, считает, что бесперспективных районов в области нет, есть просто неосвоенные. И затерянное село в верховьях Амура не исключение.

"В Игнашине есть минеральный источник. Еще до революции он действовал, еще до революции был открыт. Кстати, у нас очень много по территории минеральных источников, но ими никто не пользуется. У нас здесь столько потенциальных курортов, только никто не хочет этим заниматься".

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

Лидеры Бассейнового профсоюза речников потребовали от руководства Иртышского речного пароходства увеличения продолжительности рабочей недели. Еще в 1994-м году распоряжением директора Иртышского пароходства Ивана Яновского все работники были переведены на четырехдневную рабочую неделю с 8-часовым рабочим днем. Необходимость этой меры объясняли тогда общим экономическим кризисом, снижением объема работ и стремлением руководства избежать массового сокращения работников. А с 1995-го года аналогичный пункт был включен в коллективный договор. По словам специалиста Федерации омских профсоюзов Екатерины Сирик, наличие в договоре пункта о продолжительности рабочей недели не противоречит закону, но только в случае, если это не ведет к ухудшению условий труда и его оплаты. То есть, работодатель не вправе уменьшать базовую ставку оплаты труда, при изменении режима работы не может сокращаться стаж работников. По информации Федерации независимых профсоюзов, ни на одном предприятии Омска, кроме пароходства, пункт о сокращении рабочей недели не внесен в коллективный договор профсоюза и администрации. По словам редактора газеты Иртышского пароходства Григория Авставского, и управление, и подразделение пароходства работают в таком режиме уже восьмой год. Полная неделя вводится специальным приказом только для некоторых категорий работников на период навигации или ремонта флота. Все к этому привыкли, а некоторые работники даже выступают против возврата обычной 40-часовой рабочей недели. Сам Григорий Константинович работает по четыре дня в неделю и ему не очень нравится, что из-за этого его зарплата становится на 20% меньше, а отпуск сокращается. Рабочие, имеющие право на досрочный выход на пенсию, за семь лет неполной занятости уже потеряли один год стажа. К тому же, по заявлению президиума профсоюза, такой режим работы существенно уменьшает размер пенсии. Неудовлетворенные условиями работы, из пароходства увольняются капитаны и механики. Но на все требования и просьбы о возврате к прежнему режиму работы у работодателей есть весомый контраргумент: кого вы предлагаете для этого сократить? Семь лет администрации пароходства удается таким образом убеждать бассейновый профсоюз в необходимости сохранения этого пункта договора. При рассмотрении договора на нынешний год предложения трудовых коллективов об исключении сокращенной рабочей недели и об отмене приказа вновь не поддержали, ссылаясь на сезонность работы речников. Лидер "Баскомфлота" Геннадий Нечаев уверен, что существуют другие способы выхода из искусственно созданного положения. Еще десять лет назад после завершения навигации большая часть коллектива, отработав полгода без выходных, уходила в отпуск до начала следующей навигации, но в стаж засчитывался весь год. Это, по мнению профсоюзов, нисколько не противоречит трудовому законодательству. В конце июня президиум Бассейнового профсоюза публично выступил против сохранения чрезвычайного режима работы и потребовал отмены приказа о сокращенной рабочей неделе и исключение ее из коллективного договора. По мнению Федерации независимых профсоюзов, коллектив вправе всеми дозволенными методами, вплоть до забастовок, добиваться решения трудового спора. Но председатель президиума "Баскомфлота" Геннадий Нечаев считает, что нецелесообразно вступать в жесткое противостояние администрации и поднимать шум. Профсоюз осмелился громко заявить о недовольстве трудового коллектива. Однако после семи лет профсоюзного послушания рядовые работники не очень верят в возможности изменения положения.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

150 тысяч заявлений в суд подано по вопросу задержки выплаты детских пособий. Долги по ним тянутся с апреля 98-го года - и к настоящему времени превысили сумму в сто миллионов рублей. Отчаявшиеся мамы, в надежде получить положенные им деньги, обратились в судебные инстанции. Говорит Татьяна Сидорова, начальник отдела по детским пособиям.

"Очень много людей шло к нам за справками в суд в 99-м году. У нас образовалась задолженность с 98-го года, и вот люди, надеясь, что получат эти деньги через суд, шли забирать у нас эти справки. Некоторые не верили, шли в суд, сейчас они уже получили задолженность".

Да, некоторым удалось получить задержанные пособия, однако, сельские жители остались в проигрыше. Все исковые заявления направлялись в областной центр, поскольку ответчик - областной Департамент финансов - находится именно здесь. И хотя суды принимали решения о выплате пособий, матери не получили денег. Тогда общественная организация Союз "Защита" вызвалась подать иск на судебных приставов, которые не исполняют решения судов и не взыскивают деньги с ответчиков в пользу нижегородских матерей. Объясняет Юрий Новокшанов, один из руководителей Союза "Защита":

"Если состоится заседание нижегородского районного суда по иску к администрации будет, конечно, решение суда. А в решении будет четко уже указано, что в Министерстве финансов вновь созданном при администрации. В решении суда сказано - выплатить задолженность такую-то - в такие-то сроки".

А пока Союз "Защита" через некоммерческие организации заключил договор с некоторыми предпринимателями, которые теперь перечисляют деньги на выплату детских пособий, а долги затем будут взыскивать с областной администрации. С помощью такой непростой схемы удалось, например, погасить долги по детским пособиям в Чкаловском районе; на очереди - и другие районы области. Говорит Николай Лишков, председатель исполкома Союза "Защита":

"Люди, которые приходят к нам, их объединяет одно - было решение суда, а детские пособия так и не выплатили. Долг администрации растет перед людьми. И вот сегодня появилась реальная возможность получить".

Однако в эту схему погашения долгов вмешались правоохранительные органы. Представители Чкаловской районной прокуратуры явились в местные отделения Союза "Защита" и потребовали списки тех двухсот семей, которые получили долги по детским пособиям. Об этом визите рассказал Александр Гинзбург, руководитель Чкаловского отделения Союза "Защита":

"Задали вопрос прокуратуре: а зачем вам это нужно? - Нужно и все. Ссылаются на закон о прокуратуре, конкретно - статья 22-я. Открываем закон, смотрим - права такого у прокуратуры нет. Мы не предоставляем документы. Прокуратура вызывает наряд милиции".

То есть - невыплату пособий органы игнорируют, а выплату долгов расследуют.

В эфире Элиста, Валерий Улядуров:

Под конец лета администрация Элисты преподнесла горожанам сюрприз. Мэрия калмыцкой столицы под лозунгом борьбы с дефицитом питьевой воды приняла постановление о повсеместном внедрении в обиход водомерных счетчиков. В городской республиканской прессе проводится широкомасштабная пропагандистская кампания. Упор сделан на то, что установка счетчиков это - единственный способ решения проблемы дефицита воды, а сами водомеры позволят горожанам сэкономить на оплате услуг. При этом никого не смущает тот факт, что мэрия практически ставит горожан перед ультиматумом. Двери подъездов уже украсили объявления, в которых жилищные управления со ссылкой на постановление мэрии требуют от жильцов установить счетчики до конца этого года. В противном же случае угрожают отключить подачу воды в квартиры. Между тем, водомер стоит почти пятьсот рублей, и в каждую квартиру необходимо установить, в зависимости от планировки, от одного до четырех счетчиков. Стоит ли говорить о том, что мэрия является монополистом по предоставлению услуг такого рода. Если выгода горожан от установки счетчиков сомнительна, то выгода городской администрации очевидна. Ведь закупочная стоимость приборов в два раза ниже продажной. Муниципальное предприятие, дирекция единого заказчика, заключила договор с владимирским заводом на поставку 24-х тысяч водомеров. Первая партия уже поступила и оплачена. Мэрия выплатила триста тысяч рублей авансом, планируя окупить затраты за счет горожан. Очевидно, что нововведение будет внедряться усердно и энергично. Правда, юристы утверждают, что пресловутое постановление нарушает права потребителей, и первый же суд признает его несостоятельным. Пойдут ли горожане в суд - неизвестно. Но ни прокуратура, ни общество по защите прав потребителей до сих пор это постановление не опротестовали. Непонятно также, каким образом водопроводчики собираются применять карательные санкции. Дело в том, что вода подается по стоякам, которые проходят через санузлы и кухни в квартирах. Для того чтобы отключить воду целенаправленно, необходимо в квартиру проникнуть. Сделать это без постановления суда затруднительно, но и при наличии постановления хозяин приватизированной квартиры может просто не пустить водопроводчиков за порог. Мэрии остается только практиковать силовые акции. Единственный реальный способ борьбы с дефицитом воды - это реконструкция городских систем водоснабжения. На подобные проекты у мэрии нет ни денег, ни сил.

В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:

Общественный комитет защиты прав домовладельцев Сочи обратился в суд с иском. Его содержание сформулировано следующим образом: "О понуждении главы города к исполнению должностных обязанностей". Общественный комитет защиты прав домовладельцев Сочи был создан год назад, его актив четыре человека. Обращаются сюда за помощью многие жители города, прежде всего, по вопросам, связанным с предоставлением придомовых территорий, подвалов и чердаков многоквартирных домов различным коммерческим структурам. Объединив все претензии владельцев приватизированных квартир к администрации, Общественный комитет защиты прав домовладельцев Сочи обратился в суд с иском. Истцы настаивают, что муниципальное органы управления в Сочи не исполняют возложенные на них функции по установлению порядка, управления жилищными комплексами. Речь идет ни о чем ином, как о собственности, о праве владеть, пользоваться и распоряжаться ею. Хозяева приватизированных квартир в многоквартирных домах убеждены, что имеют право на все, что находится в доме, а это - подвалы и чердаки, лестницы и лифты, придомовая территория. Сегодня в Сочи нередки случаи, когда жители устраивают пикеты, протестуя против строительства частного дома на месте детской площадки или передачи подвальных помещений коммерческим структурам.

Судебная практика показывает - и в других городах России происходит подобное. Жители Санкт-Петербурга обратились в суд, требуя отменить одно из распоряжений губернатора, согласно которому чердачные помещения многоквартирных домов передавались в собственность инвестора без согласия на то собственников квартир. Коллегия по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации решила дело в пользу жильцов. "Чердаки относятся к общему имуществу дома, поэтому не могут передаваться в собственность инвестору отдельно от права собственности на квартиры, расположенные в этом доме", - так записано в определении суда. Подобное решение можно считать исключением из правил судебной практики.

В Сочи подобные иски остаются без удовлетворения. Местная власть по-прежнему считает себя собственником жилья и распоряжается им самостоятельно. Общественный комитет защиты прав домовладельцев квалифицирует подобные действия как нарушение закона. "Право собственности на общее имущество возникает у граждан-домовладельцев с момента приобретения права на квартиру в доме", - ссылаются они на гражданский кодекс Российской Федерации. Иными словами, приватизировав квартиру, вы становитесь владельцем долевой собственности, а это - лестницы, лифты, подвалы и чердаки. Чтобы у жильцов появилось право распоряжаться этим имуществом, необходимо его зарегистрировать и получить паспорт. Заниматься этим должны органы местного самоуправления, чего они в Сочи не делают. Вот и обратились представители общественного комитета защиты прав домовладельцев Сочи в суд с требованием обязать главу города выполнить возложенные на него обязанности.

XS
SM
MD
LG