Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Врач Тимур Парижев мечтает вернуться в Грозный;
- Как теперь опознать погибшего в Чечне;
- Жертвам Тоцкого полигона не верят, что они жертвы;
- Наркотики в тюменской школе можно купить запросто;
- Для самарских чиновников президентское постановление ничего не значит;
- Саранск: сварщики уходят в Москву;
- Йошкар-Ола: власти поняли как бороться с независимой прессой;
- Нижний Новгород: строительство длиною в жизнь;
- Астрахань: кому помешали турецкие учителя;
- Чебоксары: беззащитные леса;
- Барнаул: кондуктор под арестом;
- Архангельск: студенты вновь получили льготы на проезд.

В эфире Владикавказ, Юрий Багров:

Заведующий реанимационным отделением Сунженской районной больницы Тимур Парижев вот уже полтора года фактически не покидает территорию клиники. Сорокалетний врач, житель Грозного, дважды вынужден был бежать из чеченской столицы. Причина - "проще" не придумаешь: две войны. В 95-м Тимур покинул Грозный после того, как бомбы и снаряды стали падать на больницу. Спасая свою семью, он выехал в Ингушетию, в приграничную станицу Орджоникидзевская. Врача с редкой специальностью "реаниматолог", не задумываясь, взяли на работу в районную больницу, которая всегда испытывала нехватку квалифицированных специалистов. За год до начала второй чеченской войны Тимур вернулся в родной город, чтобы помочь коллегам восстановить центральную клинику. Однако вернуться к прежней работе в столичной больнице врачу не удалось, начавшиеся боевые действия вынудили его вновь искать убежище в Ингушетии. Говорит Тимур Парижев:

"Когда начались первые события в 94-м году, как 28-го числа все вышли на работу, 24-го октября был второй штурм в городе Грозном, в принципе, в больнице нагрузка была огромная, и ни один врач, ни одна медсестра - не ушли домой, а многие не могли добраться до рабочих мест, и мы до 31-го, 1-го числа находились в больнице. Уже 30-го мы спустились в бомбоубежище, и с 31-го на 1-е от нашей больницы ничего не осталось. И люди ушли, кто куда мог".

Вернувшись в Сунженскую больницу, врач из Чечни возглавил отделение реанимации. Сегодня районная клиника предельно загружена работой, отделение хирургии, травматологии, реанимации практически всегда забиты до отказа, сказывается близость зоны боевых действий. Тимур рассказывал мне, как ему и его коллегам приходилось ночевать вместе с больными, проводить сложнейшие операции прямо в палатах.

"Отсутствие света, нет того, нет этого. Конечно, голь на выдумки хитра, поэтому приходится выдумывать, каждому надо выкручиваться".

Семья Тимура Парижева снимает комнату недалеко от больницы, чтобы в любой момент он мог оказаться на рабочем месте. Среди домашних он единственный работает, но денег, которые он зарабатывает, едва хватает, чтобы прокормить престарелую мать, жену и двоих детей. Однако Тимур не сетует на жизнь. Главное, по его мнению, знать, что ты нужен людям.

"Я заведую этим отделением небольшим, и я и мои шесть врачей мы работаем по два врача каждый день, получается - работать через день, через сутки. Иногда удается через двое суток, чтобы люди работали, потому что нагрузка очень большая. Целый день я как заведующий, плюс дежурства еще. В среднем получается 18 дежурств в месяц суточных дежурств. Семь месяцев ровно я работал один вообще, а потом были врачи два человека, месяца два-три проработали, а потом опять ушли. Ушли, потому что огромная нагрузка. Бухгалтерия говорит, что мы не можем юридически платить, потому что человек 24 часа в сутки в течение четырех-шести месяцев не может работать. Нагрузка огромная".

Тимур Парижев черпает силы в уверенности, что когда-нибудь ему удастся вернуться в свой родной город. Однако с каждым днем, по его признанию, надежды остается все меньше. Многие друзья и коллеги Тимура, врачи, покинули Чеченскую республику и сумели найти неплохую работу в российских городах, а некоторые даже в зарубежных клиниках. В Чечне под бомбежками и артобстрелами погибли близкие Тимуру люди. Несмотря на это, по окончанию войны он, как и большинство его соотечественников, хотел бы вернуться домой, чтобы начать практически все заново.

В эфире Ростов-на-Дону, Сергей Слепцов:

Родные и близкие солдат, погибших в Чечне, теперь не могут быть до конца уверены в том, что предали земле тело именно своего родственника. За время двух чеченских войн, которые ведет Россия, 124-я судебно-медицинская лаборатория Северо-Кавказского военного округа стала, пожалуй, самым знаменитым медицинским учреждением. Именно сюда за семь военных лет доставлялись тела погибших российских солдат - как правило, неопознанных. Специалисты 124-й лаборатории сумели установить личность более двух тысяч погибших военнослужащих. Боевые действия сейчас вошли в менее активную фазу, и эксперты лаборатории работают, в основном, над останками солдат, идентификация которых обычными методами невозможна. Кстати, среди тел погибших российских военнослужащих, как выражаются эксперты, просачиваются останки погибших мирных жителей Чечни. Их опознание вообще не входит в круг задач военных экспертов, но они работают и с ними. На вооружении специалистов 124-й лаборатории есть самое современное оборудование, но экспертов настораживает отношение Министерства обороны Российской Федерации к их миссии. Недавно военным министерством России был издан приказ номер 500. Этот документ предписывает командирам частей и подразделений армий, ведущих боевые действия, использовать так называемый "визуальный метод" опознания погибших в боях солдат. На практике это сводится к простой процедуре: вышедшие из боя солдаты и офицеры сами опознают своих погибших товарищей. Иногда это делается по чертам лица, а чаще - по отметкам на обмундировании, по личным жетонам. В соответствии с пятисотым приказом Министерства обороны России, акты таких опознаний утверждаются командиром части, и тело погибшего воина тыловая служба доставляет на родину для захоронения. Кстати, на основании этого же приказа Минобороны начальник службы тыла Северо-Кавказского военного округа распорядился прекратить работу 124-й лаборатории по опознанию тел солдат, поступающих из Чечни. Работы максимально свернуты. Наверное, в этом есть какая-то логика. Но что касается процедуры опознания, предусмотренной 500-м приказом Минобороны, то довольно скоро выяснилось, что она отнюдь не свободна от серьезных погрешностей. Во-первых, нетрудно себе представить психологическое состояние опознавателей непосредственно после боя. Но есть еще ряд факторов. В российской армии стало едва ли не традицией, когда солдаты и офицеры в знак боевого братства обмениваются личными жетонами, форменными куртками с индивидуальными признаками, нашивками, знаками и тому подобное. Отмечены даже случаи продажи солдатских жетонов чеченцам. Этими жетонами члены чеченских вооруженных формирований отчитываются перед своими командирами как за убитых российских солдат, и получают денежное вознаграждение. Зачастую происходит путаница и при перегрузке тел погибших из грузовиков на борт транспортных самолетов, документы убитых при этом перевозятся в отдельных мешках. Все это приводит к серьезным погрешностям при опознании тел погибших. На сегодня эксперты-специалисты 124-й судебно-медицинской лаборатории выявили более ста случаев так называемого "ложно-положительного" опознания погибших солдат. Родные и близкие убитого предавали земле тело не своего солдата. И конечно, это новая боль для этих людей, когда ошибка обнаруживалась.

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова:

47 лет назад утром 14-го сентября 1954-го года на Тоцком полигоне Оренбургской области прошли "общевойсковые учения с применением атомного оружия". Так назывался чудовищный эксперимент над людьми и всевозможными видами животных. И если о судьбе последних ничего не известно, то некоторые из атомных солдат, прошедших сквозь эпицентр спустя всего несколько десятков минут после взрыва, еще живы. В Оренбургской области их около шестисот. Объединены они в Комитете ветеранов подразделения особого риска. Тут по вторникам и четвергам шумно и многолюдно, приходят ветераны, столкнувшиеся с равнодушием, а порой и явными нарушениями законов со стороны чиновников. Василий Смирнов, например, пришел с жалобой на работников 28-го почтового отделения Оренбурга. С мая по август ему не выплачивали компенсацию на питание, так называемые "пайковые", которые почта обязана доставлять ветеранам подразделения особого риска на дом. И эта жалоба - не единственная. "Гоняют стариков, а ведь все мы уже больные", - говорит секретарь комитета, участница испытаний атомного оружия Лидия Лебедева. Она, так же как и многие ветераны, несколько лет через суды доказывала свое право на льготы, получила удостоверение, теперь доказывать приходится снова.

"Сейчас собес обеспокоен, без конца вызывают - где ты был, зачем ты был. Вот Заикина, есть у нее удостоверение, а у нее в трудовой книжке записано - "Военторг 1192", а сейчас он переименован в 2367. Ее заставляют ехать туда, взять справку, почему военторг переименованный, с каких пор, иначе мы вас лишим льгот. Я им говорю: чего вы вызываете, вы бы обратились ко мне, я бы вам всем сказала, кто где был. Нет, им еще доказательства надо".

Еще в 1991-м году ветераны подразделения особого риска были приравнены по льготам к чернобыльцам. Но и по сей день им или их вдовам приходится доказывать в судах право пользоваться льготами по изменениям, внесенным после 91-го года в тот закон о чернобыльцах. О том, как проходят суды, рассказывает председатель Комитета ветеранов подразделения особого риска Виктор Языванов:

"В 99-м году суд разрешил положительно вопрос. Кулеш, Прокофьева - также недавно судились и, к сожалению, здесь палки в колеса нам ставят районные собесы. Они ссылаются на письма из вышестоящих органов, которые не зарегистрированы ни в Минюсте, нигде, которые не имеют законной силы и не выплачивают этим женщинам компенсации".

Что ни новый закон, добавляет заместитель председателя Евгений Проскуряков, то суды. Причем:

"Очень несерьезно относятся к этому народные суды. Вот всех, кто обращался, направили к мировым судьям. Решение мирового судьи не может служить основанием для выплаты пособий. Три месяца судились, теперь приняли решение передать федеральному суду, то есть весь процесс начинается вновь".

Даже если суд принимает решение о выплате компенсации ветерану, проходят годы, прежде чем он ее получит.

"Есть такой ветеран - Хмелевский, ему должны были выплатить в 99-м году еще 50 минимальных зарплат при получении удостоверения. Суд принял положительное решение, а ему, как работающему, должен выплатить завод, но не своими деньгами. Он должен дать заявку в казначейство, казначейство ему выделяет эти деньги целевым назначением, и они выплачивают. Однако до сих пор он эти деньги не получил".

И это - только часть проблем. Ведь до сих пор есть ветераны без квартиры, без телефонов, годами стоят в очереди нуждающиеся в автомобилях. Врачи в больницах отказываются выписывать рецепты на бесплатные лекарства, положенные по закону. "Никому мы сегодня не нужны" - подвел итог нашей беседе в Комитете ветеранов подразделения особого риска Евгений Проскуряков.

В эфире Тюмень, Алекс Неймиров:

Результаты последнего анкетирования тюменских школьников шокировали специалистов областного департамента образования и науки. Почти 12% девочек и более 26% мальчиков старших классов пробовали наркотики. Выяснилось, что дозу можно найти в течение двадцати минут, а некоторые признались, что во время перемен были свидетелями продажи наркотиков без особой конспирации. В первой же школе - ее номер я умышленно не называю - на мой вопрос, легко ли достать наркотики, мне ответили:

"Просто захотел и купил".

"Я считаю, легко, даже в моем дворе".

"Много наркоманов сидят у нашего подъезда, он тебе все наркотики продаст".

Еще одна цифра прозвучала в Тюмени на учредительной конференции ассоциации "Жизнь без наркотиков" - 75% молодых людей первый раз попробовали наркотики именно в школе. На пресс-конференции председатель областного комитета по профилактике и борьбе с наркоманией Сергей Билкей заявил, что ответственность за выявленные нарушения ляжет на руководителя общеобразовательного учреждения. Если факт продажи наркотиков на территории школы подтверждается, то директор будет снят с должности. Даже школьники считают такие меры слишком жесткими.

"Они же не виноваты, неужели они должны следить. Я понимаю, чтобы они устранили какие-то неполадки, например, охрану наняли в школах. Те же ученики просто договорятся с наркоманами, на лапу кинут денежку, скажут, что надо избавиться от директора и все".

Председатель совета территориального общественного самоуправления микрорайона "Тура" Альбина Селезнева считает, что наказанием директоров ситуацию не исправить. Общественные организации, объединившиеся в ассоциацию "Жизнь без наркотиков", прежде всего, должны обратить внимание на то, что по результатам анкетирования школьников служит барьером на пути распространения наркотиков.

"62% сказали - спорт, 11% - это студия театрально-танцевальная, 22% - компьютерный клуб, библиотека, телестудия - 5%, а 2% сказали, что только сила воли нужна. Если сегодня мы еще будем плевать на образование, молодежную политику и спорт, то нам уже будет скоро конец".

Для реализации этих целей нужен не только энтузиазм общественников, но и деньги. 77 миллионов рублей выделили в этом году областные власти под программу противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту. По официальным данным, на юге Тюменской области - пять тысяч наркоманов, по неофициальным - сорок тысяч. Чтобы спланировать дальнейшие расходы на борьбу с наркоманией, в тюменских школах и вузах будет проведено тестирование - сообщил губернатор Сергей Собянин.

"Мы предполагаем массовую акцию тестирования большинства подростков на предмет потребления наркотиков. Если нам это удастся, мы получим практически полную картину, что происходит в наших школах, в образовательных учреждениях. Тогда будет предмет для разговора и с родителями, и включение в эту работу семьи".

Первый опыт тестирования применил этим летом тюменский юридический институт МВД России. В результате несложного медицинского обследования специалисты выявили 12 наркоманов. Эти абитуриенты не были допущены до экзаменов.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

27-го августа вступило в действие постановление президента России, упрощающее процедуру контроля за деятельностью предпринимателей со стороны муниципальных служб. Как пояснили в профсоюзном комитете работников предпринимательства и малого бизнеса Самарской области, главная цель президентского постановления - сократить число проверок, которым чиновники подвергают предпринимателей в процессе занятия бизнесом. Поскольку нередко случается, что служащие муниципалитета во время проверки частных предприятий вместо выявления нарушений занимаются элементарным взяточничеством. По словам начальника отдела приема граждан прокуратуры Самарской области Раисы Хуснутдиновой, за восемь месяцев этого года ни один самарский частный предприниматель официально не обращался к работникам прокуратуры за защитой от произвола чиновников. На самом деле все не так благополучно, как может показаться - рассказала мне депутат самарской городской Думы Алла Демина: "Предприниматели не обращаются за защитой своих прав в прокуратуру, потому что просто боятся сообщать о коррумпированных чиновниках. На заседаниях экономического комитета самарской городской Думы бизнесмены приватно часто жалуются нам, депутатам, на произвол чиновников, называют конкретные суммы взяток, которые необходимо заплатить работникам комитетов, мэрии и районных администраций, чтобы быстро и без проблем открыть свое дело. Только мне известно более десятка случаев, когда чиновники брали взятки с предпринимателей. Бизнесмену проще заплатить, чем уличать чиновника во взяточничестве. Ведь никто не может поручиться, что против предпринимателя, обратившегося с жалобой на нерадивого чиновника, не будет использован так называемый административный ресурс". Частный предприниматель Виктор, просивший не называть его фамилию, занимается продажей одежды на Центральном самарском вещевом рынке, что на улице Ленинградской. Комментируя постановление президента, он заявил: "В течение всей прошедшей недели ко мне несколько раз подходили чиновники различных муниципальных ведомств, и каждому чиновнику приходилось давать взятку, либо денежные суммы в конверте, либо товаром. Если пытаешься отказаться, чиновники грозят замучить проверками. А уж придраться они, поверьте, найдут к чему, даже при условии, что мой бизнес вполне легален и нарушений не имеет. Такое ощущение, что постановление президента просто формальность, создание видимости поддержки малого бизнеса".

В эфире Саранск, Игорь Телин:

В столице Мордовии заявки на ремонт водопровода и других коммуникаций выполняются с большой задержкой. По сути дела вести эти работы в городе сейчас некому - коммунальные службы Саранска испытывают острую нехватку газоэлектросварщиков. Уже в сентябре ситуация может стать еще хуже. Оставшиеся рабочие, как говорит сотрудница городской администрации Галина Савинова, по сути дела предъявили своему руководству ультиматум.

"В настоящее время их требования таковы, что они просят за свой труд непременно где-то около четырех тысяч рублей. В противном случае грозят тем, что уедут в Москву, и будут там работать".

Средняя заработная плата газоэлектросварщиков в Саранске составляет от полутора до двух тысяч рублей, и это - притом, что условия их работы благоприятными не назовешь. Более того, выдают зарплату с большими задержками. Есть и приработки, что называется, необлагаемые налогами. Бывает так, что после ремонта квартиросъемщики суют в карман рабочей робы бутылку водки. "Но ведь водкой семью не накормишь", - говорит сварщик Владимир Бакаев:

"Волей неволей приходится задумываться над тем, что куда-то забирать документы, увольняться и ехать на приработки, в Москву, куда угодно".

Образовавшийся на рынке дефицит рабочей силы обусловлен тем, что целые бригады профессионалов уезжают в Москву на заработки. В столице России труд газоэлектросварщиков оценивается в 15-17 тысяч рублей, что несравнимо с двумя тысячами в столице Мордовии.

"По пятьсот рублей в день выходит у людей, по нашим меркам - это много".

"Труд одинаковый, что там, что здесь, почему там платят в три-четыре раза больше, а у нас нет".

"Я здесь работать не буду, в Москве можно получать в пять раз больше за ту же самую работу".

"Город пока не может повысить заработную плату работникам коммунальных служб, - признает Галина Савинова из администрации Саранска, - просто не позволяет существующий бюджет":

"В бюджете у нас довольно-таки заниженные стоят по сегодняшней жизни цифры. Поэтому и сложности в настоящее время".

Укомплектованность кадрами газоэлектросварщиков составляет едва ли не 30% от потребностей. И если им уже в сентябре не повысят зарплату, будет еще меньше. Причем, восполнить нехватку кадров сейчас не представляется возможным. Рабочие с промышленных предприятий в коммунальную службу не перейдут, а новые кадры, как оказалось, никто и не готовит. Профессиональные училища Саранска ведут обучение по 57-ми специальностям, причем большинство из них - специальности сферы обслуживания, а рабочих профессий почти и не осталось. В данной ситуации газоэлектросварщики коммунальной службы выбрали, пусть и оригинальный, но наиболее действенный способ борьбы за повышение зарплаты. Никаких акций протеста, никаких забастовок, просто заявление об увольнении на стол и пусть начальство решает или подписать его или увеличить заработную плату. Без работы они не останутся, благо их профессия востребована, пусть и в Москве, за 600 километров от столицы Мордовии.

В эфире Йошкар-Ола, Елена Рогачева:

Многочисленные жалобы марийских журналистов на давление со стороны региональных властей послужили поводом для того, чтобы обстановку на территории республики Марий-Эл пристально изучили специалисты Фонда "Защиты гласности". Юристы казанского корреспондентского пункта Фонда Светлана Халиуллина и Светлана Сурова встретились с руководителями редакций и полиграфических учреждений. Эксперты сделали вывод, что ситуация со свободой слова с приходом к власти в Марийской республике нового президента качественно не изменилась. Экс-президент Вячеслав Кислицын остро реагировал на критические публикации, сменивший его на посту президент Леонид Маркелов пошел еще дальше. Не прошло года с момента инаугурации, а в Йошкар-Оле уже приостановили выход два издания - еженедельники "Добрые соседи" и "Ресурсы Марий-Эл". Формальный повод - долги полиграфистам. При этом пропрезидентские издания, имеющие задолженность в несколько раз выше, продолжают выходить. По словам корреспондента газеты "Добрые соседи" Ольги Шингареевой, после публикации критической статьи состоялась встреча с Леонидом Маркеловым, на которой в ее адрес и в адрес главного редактора звучали оскорбления и угроза "закрыть газету к чертовой матери". Постоянно испытывает давление издание "Куда-Куду", задевающая национальные аспекты управления. Александр Самсонкин, директор издательства "Периодика Марий-Эл", сообщил экспертам, что на место Кислицына пришел молодой, но более изворотливый и хитрый руководитель. Легче независимой прессе с его приходом не будет. "Мне доподлинно известно, - сказал Александр Самсонкин, - что представители администрации президента и прокуратура республики используют "телефонное право" для того, чтобы снимать критические статьи в свой адрес, угрожать средствам массовой информации закрытием, либо лишением их бюджетного финансирования". Еще один факт, который тревожит журналистов, это объединение руководителей поволжских республик для защиты своих интересов. По словам Александра Самсонкина, между региональными властями существует негласное соглашение о запрете на издание оппозиционной прессы на сопредельной территории. Как рассказал экспертам главный редактор еженедельника "Молодежный курьер" Сергей Щеглов, в апреле этого года коммунистической газете "Чебоксарская правда" было отказано в печати в Марий-Эл. Месяцем ранее газета получила отказ в Казани и в Набережных Челнах. А вот руководитель управления информации администрации президента республики Марий-Эл Марина Сомова заявила экспертам, что не видит необходимости в миссии Фонда "Защита гласности". Она сказала: "У нас и так все в порядке". Однако работники Фонда сделали противоположный вывод. По их мнению, марийские газеты, пытающиеся донести до читателя полную и достоверную информацию, подвергаются давлению со стороны местных властей.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

Почти 12 лет назад был создан жилищно-строительный кооператив 409 для остро нуждающихся в жилье преподавателей учебных заведений. Однако члены этого кооператива никак не могут вселиться в новый дом по причине того, что он еще не достроен. Кто-то живет на старых квартирах, кто-то съехал временно на арендованную, а некоторые за время строительства желанного жилища успели скончаться.

"Это - кооператив университетский, в основном, это сотрудники и преподаватели университета, то есть бюджетная сфера. За это время, пока строится дом, это уже 12 лет, у нас более десяти человек умерло".

Поясняют члены многострадального ЖСК. В 90-х годах инфляция превратила в пыль накопления граждан, их паи-вложения и благие намерения государства, обещавшего в начале строительства финансировать возведение дома. Однако финансировать продолжение строительных работ пришлось самим пайщикам, которые год за годом вкладывали и вкладывали все новые суммы, чтобы не рухнула не только надежда на новое жилье, но и стены дома.

"Перегородки все межкомнатные разрушились. Много кровли, первый слой сделанный, тоже нужно его исправлять, новую кровлю делать. 50-60% приходится восстанавливать старого".

Так считает Тамара Овчинникова, которая ведет технический надзор за строительством многострадального дома. А с 98-го года федеральные власти перестали финансировать стройку, посчитав, видимо, что так долго дома вообще не строят.

"В 98-м году федеральное финансирование практически прекратилось, потому что власти уже просто не представляют реально то, что может до сих пор идти строительство таких домов".

Областная администрация в прошлом году торжественно пообещала завершить рекордный долгострой, и в бюджет нынешнего года даже заложена на это сумма в 14 миллионов рублей. Но реальных денег пришло в десять раз меньше. Нечем платить строителям, поэтому с пайщиков опять собирают деньги.

Мы все - заложники вот этого дома. Мы и выйти не можем, и строить не можем. То есть без властей, без помощи областного бюджета мы его не достроим".

Говорит Наталья Кислицына председатель правления ЖСК-409. Выйти из кооператива, впрочем, можно, юридическая база имеется. Рассказывает Ольга Сорокина, адвокат нижегородской коллегии адвокатов.

"Выхода практически нет, они могут тянуть сколько угодно со строительством этого дома, и им остается только ждать, либо выйти из этого кооператива. При выходе из кооператива жилищно-строительный кооператив обязан выплатить пайщикам все паи-накопления. Если они не захотят это сделать в добровольном порядке, необходимо обращаться в суд за защитой".

То есть, либо неизвестно сколько ждать квартиру, либо неизвестно как долго отсуживать деньги без шансов на квартиру.

В эфире Астрахань, Владимир Тимков:

Ученики Астраханского русско-турецкого лицея протестуют против увольнения всех турецких учителей. Уже два раза ученики и их родители устраивали пикеты у стен областной администрации, добились встречи с астраханским губернатором Анатолием Гужвиным, но все напрасно. С начала нового учебного года 12 турецких учителей были уволены, на их должности приглашены астраханские преподаватели. Но несколько предметов вести просто некому. К тому же, как считают учащиеся русско-турецкого лицея, новые учителя не смогут обеспечить достаточно высокий уровень преподавания. А поскольку вести турецкий язык теперь тоже некому, сам смысл существования русско-турецкого лицея теряется. Астраханский русско-турецкий лицей начал работу семь лет назад. Во многом - благодаря поддержке турецких фирм в этом учебном заведении, в одном из первых, появились компьютерные классы, были прекрасно оборудованы все кабинеты. Несмотря на большие затраты по переделке бывшего детского садика в лицей и приглашение иностранных учителей, обучение в лицее бесплатное. И с первых лет своей работы русско-турецкий лицей стал одной из лучших школ Астрахани. Теперь турецкая сторона фактически изгнана из лицея и само существование его под большим вопросом. Началось все летом, когда ОВИР потребовал депортации турецких граждан в связи с тем, что срок их рабочих виз истек еще 18-го февраля. Согласно закону, работодатель иностранных граждан должен продлить разрешение на работу, но этого не было сделано. Астраханский областной департамент образования считает, что это должен был сделать директор лицея Акчай Бикир, тоже гражданин Турции. Акчай Бикир, уже бывший директор лицея, обвиняет департамент образования в том, что его не известили о необходимости продления виз. Тем временем миграционная служба настаивает на депортации турецких граждан, и трое учителей даже были задержаны, провели несколько дней в изоляторе. До 10-го сентября все учителя из Турции должны покинуть российскую территорию, хотя судебное заседание еще продолжается. Турецкие учителя до последнего пытаются доказать, что решение об их депортации незаконно. Советский районный суд города Астрахани еще в августе действительно признал, что решение о депортации в отношении трех из 12-ти учителей было принято незаконно. Но астраханский департамент образования, как соучредитель лицея, уже уволил всех турецких учителей на том основании, что у них нет виз. И теперь, несмотря на решение суда, получить разрешение на работу турецкие учителя уже не могут, потому что они уже уволены. Первого сентября Астраханский русско-турецкий лицей начал учебный год, но большая часть учащихся на уроки не ходит. Они вместе с родителями по-прежнему ходят в суды и к стенам областной администрации, чтобы помочь защитить своих учителей. Но против решений государственных органов дети бессильны.

В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев:

Чувашские лесхозы вот уже второй год фактически остались без установленного законом государственного управления. Дело в том, что, согласно действующему лесному кодексу Российской Федерации, лесхозы являются структурными подразделениями федерального органа управления лесным хозяйством. До мая прошлого года таким органом была федеральная служба лесного хозяйства России или сокращенно Рослесхоз. Однако под лозунгом очередной реорганизации российского правительства прошлогодним майским указом президента Российской Федерации, наряду с неудобной и неугодной Госкомэкологией, была упразднена и федеральная служба лесного хозяйства. Функции Рослесхоза были переданы федеральному Министерству природных ресурсов, возглавляемому в этот период Борисом Яцкевичем. Министерство до той поры ведало разведкой и разработкой недр и водными ресурсами. Зачем широко известному геологу Яцкевичу понадобились лесхозы, национальные парки и заповедники, не вполне понятно до настоящего времени. Ведь законы строго стоят на страже федеральных лесных богатств и пустить их с молотка, как это делается с полезными ископаемыми, без скандала было бы невозможно. Министерство природных ресурсов Чувашской республики, вскоре после реорганизации на российском уровне переименованное в комитет природных ресурсов, не пожелало взваливать на свои плечи тяжесть ведения лесного хозяйства. То есть - контролировать, "рулить" и управлять лесами, когда в этом есть заинтересованность, комитет природных ресурсов не отказывается, но брать на себя ответственность за деятельность лесхозов отказывается категорически. Государственные лесхозы Чувашии оказались в положении совершенно самостоятельных, никем не руководимых хозяйствующих субъектов, причем распоряжающихся федеральным богатством - лесами. И если раньше любой из директоров лесхозов, по чьей вине были допущены хищения леса или серьезные лесонарушения, приказом председателя Госкомлеса республики привлекался к дисциплинарной ответственности вплоть до снятия с должности, то сейчас комитет природных ресурсов, в соответствии с положением о нем, от этих функций и полномочий избавлен. Лесхозы тотчас же почувствовали отсутствие государственного управления. В течение последних полутора лет инспекторами, специалистами отделов госконтроля и охраны и защиты леса выявлены грубейшие нарушения и откровенные хищения леса, допущенные с ведома руководства нескольких лесхозов республики. Но до настоящего времени ни один директор не привлечен к строгой ответственности. Вопиющим фактом стало дело о незаконной рубке около тысячи кубометров соснового древостоя в пригородном лесе Чебоксарского лесхоза. Материалы инспекторской проверки были представлены руководителю комитета природных ресурсов Чувашской республики Юрию Фомкину и направлены в Чебоксарскую межрайонную природоохранную прокуратуру на имя прокурора Валерия Филиппова. Но прокуратура даже не стала расследовать это дело, переправив материалы в районный отдел внутренних дел по месту совершения преступления, откуда они в свою очередь были направлены в отделение милиции поселка Сосновка, где без особого движения находятся вот уже несколько месяцев. А неподалеку в том же поселке располагается контора Чебоксарского лесхоза. Ну, а на предложение подчиненных, если не снять, то хотя бы отстранить от должности Ивана Афанасьева, директора Чебоксарского лесхоза, Юрий Фомкин отвечает отказом, мол, нет у него таких полномочий.

В эфире Барнаул, Олег Купчинский:

Вторую неделю проводит в камере следственного изолятора кондуктор частного автобуса Татьяна Евсеева. Она отказалась бесплатно перевозить помощника прокурора Железнодорожного района Барнаула, хотя та предъявила служебное удостоверение и сослалась на федеральный закон, а он дает работникам правоохранительных органов эту льготу. Кондуктор остановила автобус, высадила всех пассажиров и объявила, что виновницей их неприятностей - сотрудница прокуратуры. Один из пассажиров разгневался и сотрудницу прокуратуры начал избивать. Война между кондукторами автобусов и многочисленными льготниками идет в Барнауле уже полгода. Общественный транспорт в городе убыточен. Четыре рубля за проезд погоды не делают, а тут еще сорок тысяч льготников. Но вместо того, чтобы заниматься сокращением раздутого управленческого аппарата и повышением эффективности своей работы, руководители автопредприятий решили отобрать льготы у их законных владельцев. Следователь районной прокуратуры Андрей Агашков сказал, что ему приходится целый день мотаться по городу, собирая показания свидетелей и потерпевших, и почти каждый день из-за его служебного удостоверения вспыхивают скандалы в автобусах, транспорт останавливается, а людей высаживают. "Кондуктор кричит пассажирам, что они поедут только тогда, когда ментов платить заставим", - говорит Агашков. Но платить ему не по карману. Автобусы простаивают по полчаса и больше. Нередко милиция вспоминает, что она все же силовая структура, заставляют водителей сойти с маршрута и ехать в райотделы милиции для дальнейших разбирательств. Возле райотдела автобусы оцепляют вооруженные милиционеры и как бы берут пассажиров в заложники, а водителей и кондукторов забирают на несколько часов в дежурные части. Сейчас около двадцати автобусов не выходят на линии, а стоят на территориях отделов милиции. Барнаульские суды завалены исками транспортников к милиции и сотрудников милиции к кондукторам. Судьи впервые сталкиваются с подобными делами и пока не могут определиться, кто прав, а кто виноват. У милиции есть наручники и дубинки, а как отстоять свои права инвалидам и матерям детей, больных детским церебральным параличом?

Лариса Комарова, мать ребенка-инвалида, сказала мне, что для нее каждая поездка в автобусе - это унижение. Одни кондукторы заявляют, что они льготников не возят, другие долго рассматривают их документы и говорят, что они фальшивые, а третьи просто оскорбляют. В чем причина этого транспортного произвола? Лариса Комарова считает, что виной всему то, что городские власти устранились от решения этой проблемы. Более того, городская администрация даже принимала постановление, в котором из списка льготников исключались инвалиды второй группы и сотрудники правоохранительных органов. Правда, это решение отменил краевой суд. Начальник транспортного отдела городской администрации Сергей Калинкин сказал, что в Барнауле всего два муниципальных транспортных предприятия, которые финансируются из бюджета. Они и возят все категории льготников бесплатно. На остальные 15 коммерческих автопредприятий и четыреста частных автобусов власти повлиять не могут. Договорились лишь о том, что некоторые возят бесплатно только пенсионеров, а другие только работников милиции. Всем желающим отстоять свои права на льготу власти советуют обращаться в суд. Лариса Комарова возмущается, что муниципального транспорта порой не дождаться по полчаса. Она говорит, что если нет денег содержать транспорт, то можно навести хотя бы элементарный порядок. А то по одному маршруту ездят и муниципальные автобусы, и коммерческие, и частные. Более того, продолжает Комарова, непонятно, какой автобус к остановке подошел. Из гаража он выезжает в статусе муниципального, а затем водитель меняет табличку и становится частником. При таком игнорировании федеральных законов и нежелании властей повлиять на ситуацию в Барнауле еще долго пассажиры могут сесть в автобус, чтобы поехать на работу, а оказаться на обочине дороги или в милиции.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

Сессия архангельского городского совета в четверг вернула в обиход отмененные ею же в июне льготные проездные билеты на общественный транспорт для студентов и школьников. Депутаты установили с сентября полную стоимость месячных проездных билетов на один вид транспорта - автобусного или электрического - 150 рублей, а для студентов - 80 и школьников - 50 рублей. Первоначально предлагалось вообще отказаться от льготного проезда для студентов и школьников, поскольку на государственном уровне он отменен постановлением Совмина РСФСР еще в сентябре 91-го года. Однако против этого выступили студенческие профсоюзы города, пригрозившие массовыми акциями протеста. По словам председателя студенческого профкома Архангельского технического университета Андрея Трушева, студенты при стипендии 240-300 рублей в месяц платить на общих основаниях по 150 рублей за проездной не в состоянии. Решение горсовета, все же поднявшего цену месячных билетов для студентов с 60-ти до 80-ти рублей, он оценивает как компромиссное, которое устраивает студентов, депутатов и транспортников. Студент технического университета Денис, с которым мы разговорились на автобусной остановке, узнав о возобновлении продажи льготных проездных билетов, сразу прикинул свою выгоду. Если ездить на автобусе только в институт и никуда больше, то в месяц при сегодняшней стоимости одной поездки в три рубля, придется потратить 120 рублей, а если купить проездной, то сэкономит минимум сорок рублей.

Отмены продажи проездных билетов по льготным ценам добивались транспортные предприятия города, которым разницу никто не компенсировал. По их оценке, скидки для школьников вообще лишены всякой логики, поскольку школы есть в каждом жилом квартале и дети ходят в них пешком. С другой стороны, студенты и школьники, покупая проездные, оплачивали свои поездки вперед и реально кредитовали транспортников. И оказалось, что эти деньги совсем не лишние. Так за летний перерыв в продажах только муниципальное пассажирское автопредприятие теряло на этом в месяц примерно по сто тысяч рублей. В итоге нешуточные страсти вокруг проездных билетов для студентов и школьников на общественный транспорт в Архангельске благополучно улеглись. Рада молодежь, что может сэкономить на проезде, довольны депутаты, что смогли показать заботу об избирателях. Не внакладе, как оказалось, и транспортники, тем более что и цены на проездные подняли на треть.

XS
SM
MD
LG