Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Омские чиновники опять бьются за урожай;
- Ростовских предпринимателей душат поборами;
- Рыбная Колыма осталась без рыбы;
- Волжская стерлядь канула в Лету;
- Очередь за таблетками в Ухте становится все длиннее;
- Александровская телекомпания отстояла свое право на свободу слова;
- Саранск: ВИЧ-инфицированные уходят в монастырь;
- Кострома: вынужденные переселенцы выброшены на улицу;
- Нижний Новгород: сохрани зеленого друга;
- Кызыл: обреченные на страдания;
- Ставропольский край: казарма без воды и света;
- Самара: что делать с беспризорниками;
- Мурманск: оркестр в Заполярье создал англичанин.


В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

В Омской области нынешней осенью ожидается рекордный урожай, с которым пока непонятно что делать. По оценкам управления сельского хозяйства, на полях области будет собрано около четырех миллионов тонн зерна. Всем социальным, медицинским и образовательным учреждениям области на год требуется около 70-ти тысяч тонн. По словам заместителя председателя экономического комитета Анны Соловьевой, в обеспечивающий бюджетную сферу региональный продовольственный фонд будет приобретено 100-150 тысяч тонн зерна нового урожая по фиксированной цене. Эта цена пока не определена, и областные экономисты только сейчас занялись ее вычислением. Местные предприниматели помнят, как пять лет назад областные власти отказались от создания зерновой биржи, помогающей продавать будущий урожай и формировать цену на него еще до начала посевной.

Усердие, с которым чиновники руководят сельским хозяйством, порой вызывает недоумение. В августе администрация области распространила заявление о том, что некоторые руководители не выполняют рекомендации управления сельского хозяйства и не выводят технику на поля. Руководителей акционерных обществ, как в прежние времена, обвинили в том, что они заняли выжидательную позицию, сознательно растягивают сроки и подвергают риску богатейший урожай. После таких предупреждения раньше следовали "оргвыводы" и лишение партбилетов. Заботу о рекордном урожае и контроль за ходом уборочной взял на себя губернатор. Он проводит публичные селекторные совещания, выезжает на поля и растирает колоски. А на днях посетил отстающий район, чтобы помочь в ускорении уборочной. В прошлые годы одним из главных врагов сельских товаропроизводителей были объявлены перекупщики, скупающие мясо и на вертолетах вывозящие за пределы области. Кордоны на границах области останавливали и машины с зерном. Однако ограничительные меры не привели к формированию полноценного рынка зернопродуктов. Кому крестьяне будут продавать собранный урожай, и по какой цене - еще непонятно.

Областной экономист Анна Соловьева считает, что вероятное падение рыночной цены на зерно, вызванное его перепроизводством, является благом для населения. Экономический комитет почти полгода добивался от хлебозаводов и элеваторов снижения цен на хлеб, поэтому теперь экономисты радуются, что цены падают без их участия. А предположение о том, что выгоднее не убирать все зерно, Анна Соловьева считает отговоркой плохих руководителей. Опытные директора сельских кооперативов говорят о том, что огромный урожай способен обвалить рынок и обесценить крестьянский труд. Продать свое зерно в региональный фонд смогут немногие. Да и закупочную цену фонда будет определять Леонид Полежаев - после совета с директорами лучших сельских предприятий области, объединенными в "Клуб 100". Попытки некоторых директоров заработать живые деньги на стороне, помогая соседним областям, решительно пресечены областной властью. Губернатор Леонид Полежаев на очередном селекторном совещании, заслушивая отчеты о ходе уборочной кампании, устроил публичную "порку" главе одного из районов. Причиной его гнева стал договор о помощи крестьянам соседней Новосибирской области. Отчитав главу района за намерение директора совхоза помочь соседям, Леонид Полежаев дал поручение автоинспекции отслеживать передвижение машин и комбайнов в сторону границы с соседними регионами. А учетом использования и перемещения американских комбайнов "Кейс" будет заниматься глава сельхозуправления Виктор Белевкин, согласуя каждое лично с губернатором. Традиционная битва за урожай в самом разгаре и, похоже, не последняя.

В эфире Ростов-на-Дону, Сергей Слепцов:

Беззащитность граждан России перед коррупцией приводит к тому, что они предпочитают платить не налоги, а взятки. Так заявил недавно в Ростове председатель палаты по вопросам социальной защищенности населения в Южном федеральном округе Юрий Шмаков. И действительно, редакции ростовских городских и областных газет, приемные адвокатов и общественных организаций буквально наводнены жалобами ростовчан, занятых мелким бизнесом, на бесконечные проверки. Предприниматель Адыл Зейналов как-то подсчитал, что в течение только одной недели его маленький магазин на окраине Ростова в рабочем квартале подвергся шести проверкам - милиции, налоговой полиции, муниципальной инспекции, санэпиднадзора. И при этом представители каждой из фискальных служб составляли протоколы о мелких нарушениях многочисленных правил и инструкций. А для предпринимателя это, как правило, заканчивается только одним - денежным штрафом, неуплата которого влечет за собой весьма серьезные последствия и ставит под вопрос само существование предприятия или торговой точки. Согласно закону Ростовской области о проверках хозяйствующих субъектов, каждый проверяющий, независимо от того, какое контрольное ведомство он представляет, обязан сделать отметку о своей работе в специальном журнале учета проверок. Этот журнал должен быть у каждого предпринимателя. Однако страницы этих журналов, тем, где они есть, девственно чисты. Механизм прост: проверяющий, найдя какие-то нарушения правил, тут же на месте проверки предлагает предпринимателю решить вопрос. Сумма вымогаемой взятки, как правило, немного меньше суммы штрафа. А недавно по заказу областной администрации был проведен социологический опрос, который показал, что и этот самый журнал имеют у себя едва ли половина ростовских предпринимателей и меньше трети бизнесменов регулярно отмечают в нем визиты контролеров. И происходит это, прежде всего, потому что областной закон об упорядочении проверочной деятельности попросту не работает. Больше половины ростовских предпринимателей регулярно подкармливают чиновников контролирующих ведомств, причем, на такого рода расходы у них уходит от 10-ти до 50% прибыли. Конечно же, это не может не сказываться на розничных ценах.

В эфире Магадан, Михаил Горбунов:

Соседка-пенсионерка пожаловалась мне: ходила на рынок, хотела купить свежей рыбы на уху и не смогла - дорого. Странно, в Магаданской области, где рыбный промысел всегда стоит по объему и доходности на втором месте после добычи золота, красная рыба лососевых пород - горбуша, кета, кижуч, традиционно была до сих пор вторым хлебом, основной пищей для малоимущих и продавалась весьма недорого. Я пошел на рынок сам. Рыбные ряды почти пустовали, да и не было у них обычных для осеннего Магадана очередей. И сразу стало понятно, почему. За небольшую свежую кету весом килограмма в два с меня запросили 150 рублей. Килограммовые горбуши шли по полсотни. В прошлом году все это можно было купить дешевле раз в десять. Полностью отсутствовали и привычные ранее крабы, красная икра. Икру, впрочем, один из продавцов, оглянувшись, предложил достать по четыреста рублей за литровую банку. Разумеется, все это далеко не по карману многим неимущим северянам. Доходы ниже прожиточного минимума получают сегодня более трети магаданцев, то есть - около пятидесяти тысяч человек. Для их поддержки, правда, областные власти организовали фонд так называемой "социальной рыбы". В первую очередь, за счет местного бюджета, ее получают ветераны войн, пенсионеры, инвалиды. Лососевых в фонд закуплено 250 тонн, но это - капля в море: по десятку рыбин до следующего лета на человека. Сами рыбаки объясняют ситуацию введением в России непродуманной системы аукционов по продаже права на добычу морепродуктов. По сообщению заместителя губернатора Магаданской области Андрея Зинченко, по Колыме участие в этих аукционах, к примеру, по добыче краба, смогли принять лишь семь из 70-ти добывающих предприятий области, остальные - просто не наскребли денег. Ведь рыбаки привыкли, да и могут расплачиваться с государством только после продажи своей добычи. Из-за того, что этим летом льды в Охотском море держались до конца июня, северянам удалось выкупить лишь 7% купленных квот по сельди, мойве. Зато горбуши в здешние реки пришло втрое больше ожидаемого, но разрешения на ее лов не было. Снижение объемов добычи по одним морепродуктам и незапланированные убытки по другим и привели к резкому росту цен, а северяне оказались без рыбы. В результате такой новой системы аукционов, по мнению специалистов управления финансов администрации Магаданской области, регион уже сегодня недополучил в бюджет более 240 миллионов рублей прибыли.

В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев:

"Запретка" - запретная зона в Нижнем Ефе Чебоксарской ГЭС, слово, понятное практически каждому человеку, проживающему в Чебоксарах или Новочебоксарске. Правилами рыболовства в водоемах волжско-камского бассейна на четырехкилометровом участке Волги ниже плотины гидроэлектростанции полностью запрещено любое рыболовство, как промысловое, так и любительское. Запрет этот вполне обоснован, ведь под плотиной ГЭС, необорудованной рыбоподъемными устройствами, скапливается разнообразная рыба и особенно много ее бывает в периоды сезонных миграций. Так весной 1981-го года полгода спустя после перекрытия Волги плотиной, в Нижнем Ефе скопилось настолько много рыбы, мигрирующей на место нереста, что ее даже не ловили, а просто-напросто черпали огромными корзинами и ящиками, прикрепленными к тросам портальных кранов. Сейчас рыбы осталось, конечно же, гораздо меньше, но "запретка" по-прежнему привлекает рыболовов и очень часто, увы, они ловят рыбу вовсе не поплавочными удочками, а сетями. Ежегодно Новочебоксарская районная инспекция рыбоохраны выявляет и составляет до тысячи протоколов по фактам браконьерского лова рыбы в четырехкилометровой запретной зоне. Для сравнения следует сказать, что в среднем по всей Чувашии за год инспекторами рыбоохраны составляется не более двух тысяч протоколов. Как известно, выявляется, в лучшем случае, лишь половина совершенных правонарушений. Все это усугубляется процессами самоорганизации преступного браконьерского сообщества. Притчей во языцех стал случай, когда требовать возвращения изъятых браконьерских сетей в Новочебоксарскую инспекцию рыбоохраны явились вооруженные братки. Сети, разумеется, были возвращены, что и не удивительно - рисковать жизнью и здоровьем за оклад в шестьсот рублей вряд ли найдется много желающих. А в нынешнем году, вследствие бюрократических проволочек службы вооружения МВД, вся чувашская инспекция рыбоохраны осталась без служебного оружия. И уже в августе именно в "запретке" инспектор рыбоохраны при задержании браконьера получил удар ножом в бок.

Активный браконьерский лов ведется наряду с легальным промысловым ловом. Действующая нормативно-правовая база, отсутствие внятного законодательства, регулирующего промысловый лов во внутренних водоемах страны, не позволяет органам рыбоохраны ограничивать в случае необходимости лицензированных промысловиков. В результате - на непосредственно примыкающем к запретной зоне двухкилометровом рыбопромысловом участке Чебоксарского рыбокомбината при ширине Волги в этом месте не многим более километра ловят рыбу сетями от 15-ти до 20-ти промысловых рыбаков. При этом ограничивать количество выставляемых сетей органы рыбоохраны также не могут. Поэтому неудивительно, что подлинные размеры промысловых уловов инспекции рыбоохраны неизвестны. Рыбаки с мизерными, к тому же крайне нерегулярно выплачиваемыми зарплатами, предпочитают сбывать рыбу с рук, минуя официальные рыбоприемные пункты. По мнению главного инженера Чебоксарского рыбокомбината Вячеслава Прохорова, таким образом уходит в тень около 70% реального улова. В деле фактически расхищения рыбных запасов Волги промысловикам активно помогают браконьеры. В результате вообще никто не знает, каковы подлинные объемы добычи ценных биоресурсов. Безудержный промысловый и браконьерский лов за десять лет привел к перепромыслу. Гигантские, даже по волжским меркам, стада жереха и судака, гулявшие по запретной зоне, канули в Лету, а стерлядь - деликатесная рыба, каждую весну концентрирующаяся в запретной зоне, так как плотина не позволяла ей пройти вверх по течению к местам нереста, исчезла практически вовсе. Например, в нынешнем году чувашская республиканская инспекция рыбоохраны так и не смогла за всю весну отловить достаточное количество особей стерлядей для рыборазводного цеха.

В эфире Ухта, Светлана Инделитова:

Пенсионерка Галина Климова, выстояв огромную очередь к своему лечащему врачу, так и не смогла получить от него рецепт на бесплатное лекарство от давления, к которому привыкла, принимая его в течение нескольких месяцев. Но, увы, таблетки закончились, а рецепта на них нет. Правда, терапевт выписал какой-то новый препарат, но сроком всего на семь дней. А это значит, что через семь дней Галина Павловна снова будет сидеть в душном коридоре для того, чтобы продлить злосчастный рецепт. Точно в таком же положении оказались сотни ухтинцев, пришедшие в городские поликлиники. Кто-то из них уже был знаком с этой процедурой, а кто-то столкнулся с проблемой впервые, но все без исключения были удивлены и недовольны тем, что им приходится ходить в поликлинику вместо одного раза в месяц, как раньше, почти каждую неделю. Кроме того, в очереди Галина Павловна услышала, что бесплатное лекарство в аптеке она уже получить не сможет. Сложившаяся ситуация вокруг получения бесплатных лекарств заставила меня обратиться в местное управление здравоохранения, где выяснилось, что с осени этого года все граждане республики будут получать бесплатное лекарственные препараты сроком не на двадцать дней и не в аптеках городов и районов края, как это было ранее. Теперь, в зависимости от болезни и ее течения, все лекарства выписываются на срок, устанавливаемый врачом, и выдаются в кабинетах, открывающихся в местных поликлиниках. Вопрос, придется ли пациенту с диагнозом ОРЗ, которому выписывали лекарства на три дня, являться в кабинет несколько раз в день или медсестра выдаст ему таблетки сразу, пока остается открытым. Все эти нововведения возникли в связи с вышедшим указом министра здравоохранения республики Коми в целях экономии лекарственных средств. Коми является единственным субъектом Российской Федерации, где введено лекарственное страхование, то есть каждый гражданин республики имеет право на получение бесплатных медикаментов в соответствии с перечнем жизненно важных лекарственных препаратов, который составляет порядка пятисот наименований. Люди из других регионов приезжают к родственникам, друзьям и, пользуясь правом получения бесплатных препаратов, отправляют лекарства посылками к себе на родину. Кроме того, по словам лечащих врачей, которые обслуживают хворающих граждан на дому, у последних довольно часто скапливаются залежи медикаментов. Причина проста: больной из выписанных ему на десять дней лекарств использует, в лучшем случае, только половину, ибо на пятый день по улучшению самочувствия прекращает принимать лекарства. Как пояснил главный врач управления здравоохранения администрации города Ухта Вячеслав Бондарев, при выписке лекарств врачи опирается на специально изданную брошюрку, где расписаны все категории больных, основные заболевания и рекомендуемые группы медицинских препаратов. "И мы не будем работать на помойное ведро, - заключил Вячеслав Бондарев, - и поэтому игра стоит свеч". А для несчастной больной женщины Галины Климовой это совсем не игра. Она сказала мне, что были бы у нее деньги, то покупала бы лекарства только на них и не обивала бы пороги больниц, не стояла бы в очередях, не портила себе нервы.

В эфире Владимир, Константин Колесов:

Журналисты телекомпании "Александров" из одноименного городка во Владимирской области убедительно доказали всем своим коллегам, что свобода слова, если за нее бороться, существует даже в провинции. Длившийся около полугода вялотекущий конфликт между тележурналистами и александровским мэром Анатолием Равиным обострился в середине июля после того, как александровский Городской совет провел референдум по отзыву Равина с поста главы городской администрации. Результаты референдума не признали из-за низкой явки избирателей. Но те александровцы, что все же пришли на избирательные участки, в большинстве своем проголосовали против нынешнего мэра. Телекомпания "Александров" в своих репортажах уделяла данному факту достаточное количество эфирного времени. По мнению мэра, достаточное - в том числе и для увольнения председателя телекомпании Натальи Кагармановой. Сразу после завершения цикла передач о референдуме Анатолий Равин издал соответствующее распоряжение, не принимая во внимание даже то, что Кагарманова в тот момент находилась в отпуске, а, следовательно, не могла быть уволена законным образом. Коллектив журналистов с таким решением мэра не согласился и нового руководителя не принял. После чего против телекомпании начали применять откровенно силовые приемы. Каждая попытка выйти в эфир заканчивалась отключением электричества в редакции. Сотрудники радиозавода, в помещении которого находится телекомпания, не пускали журналистов в редакцию. Однажды двери редакции вообще заблокировали снаружи. Три сотрудника телекомпании в жару - без еды, воды и туалета - просидели взаперти около шести часов. Насильственные действия не прекратились даже после вмешательства исполняющего обязанности городского прокурора Юрия Евтухова. По словам председателя областного Союза журналистов Александра Карпеловича, в тот момент вообще мало кто верил, что александровским тележурналистам удастся победить в конфликте с мэром. Неверие это, помимо общей плачевной ситуации со свободой слова в районных городах, питало и то, что телекомпания "Александров" - телекомпания муниципальная, а, следовательно, мэр фактически (а частично юридически) является ее хозяином. Тем не менее, журналисты вступили в борьбу, и сейчас уже можно говорить о том, что они победили. Объявив голодовку, они продемонстрировали исполнительной власти намерение отстаивать свое мнение, не считаясь с собственным благополучием. Удалось также наладить резервное энергоснабжение, что позволило выходить в эфир с экстренными выпусками новостей. Одновременно в городской суд Александрова было подано заявление о восстановлении на работе председателя телекомпании Натальи Кагармановой. Судебные слушания длились около месяца, в конце концов, распоряжение Анатолия Равина было признано незаконным. После этого, сообщила мне Наталья Кагарманова, работа телекомпании начала постепенно входить в график. Отключения электричества прекратились, журналисты получили свободный доступ в помещения. На следующей неделе они намерены обжаловать в областном суде бездействие александровских судебных приставов, которые почему-то не спешат добиться от мэра законного исполнения решения суда.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Вся Мордовия взбудоражена известием о том, что у девяти человек из самого известного монастыря республики Рождества Богородичного обнаружена ВИЧ-инфекция. Об этом сообщила, со ссылкой на республиканский СПИД-центр, одна из газет Саранска. Монастырь, в народе именуемый просто Санаксорским, пользуется большой популярностью как место паломничества жителей не только Мордовии, но и других регионов России. В начале августа здесь прошла канонизация адмирала Федора Ушакова. Сюда регулярно организуются экскурсии школьников. Однако после того как стало известно о СПИДе за монастырскими стенами, количество приезжающих сюда значительно уменьшилось. Первыми от поездок стали отказываться учителя. "Родители нас просто не поймут, если мы повезем детей туда, где они могут оказаться в непосредственном контакте с носителями ВИЧ-инфекции", - говорит учитель одной из саранских школ Галина Беляева.

"Я как педагог отвечаю за здоровье детей. И я, наверное, буду отчитываться перед родителями за здоровье учащихся. И вообще еще не известен способ передачи СПИДа, то есть - эта проблема стоит под вопросом. И я не хочу просто конфликтных ситуаций, потому что у меня великолепные отношения с родителями и учениками".

В мордовском епархиальном управлении также обеспокоены появлением ВИЧ-инфицированных в монастыре. Однако ректор саранского духовного училища протоиерей Александр Пелин так комментирует ситуацию:

"Такой огромный и серьезный и имеющий общероссийское значение монастырь, как Санаксорский, привлекает в свои стены людей самых разных социальных групп, сословий и из самых разных регионов России. Очень много там из других мест, из Сибири, из Дальнего Востока даже люди живут. Понимаете, мы же не можем поставить кордон, который бы вынимал людей из машин - ну-ка давайте справку, нет - проходи в церковь".

В том факте, что в монастыре появились ВИЧ-инфицированные, нет ничего необычного. Так считает культуролог Сергей Бахмустов, изучающий историю монастырей в Мордовии:

"Испокон века в монастырях скапливаются люди, которых отрицало общество. Это же очень древняя традиция, когда в монастырях создавались богадельные учреждения, больницы. Что же касается ВИЧ-инфицированных, то у нас, я не знаю, как в других странах, в нашей стране к ним отношение как к зачумленным, фактически - это люди, которые оказываются вне общества. Это действительно люди, выбитые из колеи жизни. Слава Богу, что нашлось место, где их приютили, где их кормят, где их держат и так далее. Хоть какой-то якорь в жизни у них появился. А так, действительно, болезнь страшная, поэтому совершенно естественно, что люди боятся, люди отстраняются от этого дела".

Однако с мнением Сергея Бахмустова готовы спорить родители, отказавшиеся пустить своих детей на экскурсию в Санаксторский монастырь.

"Очень это настораживает, и мне, конечно, как родительнице, очень неприятно. Потому что монастырь на Руси в древности был все-таки образцом идеалов духовности, образцом для подражания. А если монах - больной СПИДом, то возникает вопрос, какой образ жизни он вел до того, как попал в монастырь. Как человек заразился СПИДом и не пришел ли он в монастырь именно потому, что он заболел СПИДом".

Именно так и происходит - говорит ректор саранского духовного училища отец Александр Пелин.

"Иногда родители, отчаявшись бороться со своими детьми, которые употребляют наркотики, они, как к последней инстанции, испытав всех врачей, прибегают к церкви. "Возьмите, пожалуйста, сына хотя бы недельку пожить". Я знаю случай, в один монастырь мама привезла сына из одного из крупных городов Поволжья, он пробыл там. Только потом уже, по истечении определенного времени выяснилось, что он - ВИЧ-инфицированный. Мать скрыла это от руководства монастыря. И, конечно, это тоже не украшает этих людей. И церковь не может этих людей отвергнуть".

Но - отвергает общество. В частности, родители школьников отказываются отпускать своих детей на экскурсию в монастырь. И это не вызывает удивления - говорит руководитель мордовского правозащитного центра Василий Гуслянников:

"Проблема распространения СПИДа сейчас в Мордовии стоит очень остро, а что касается реакции на эту проблему и на проблему взаимоотношения с больными, то тут для нашего общества характерно неприятие из-за боязни заразиться этой неизлечимой болезнью".

Пока центр, который возглавляет известный в Мордовии правозащитник, не зафиксировано случаев каких-либо административных нарушений по отношению к ВИЧ-инфицированным, однако общественное мнение уже сформировано.

В эфире Кострома, Михаил Токмачев:

Решением областного суда семья вынужденных переселенцев из Туркмении Натальи и Владимира Петровых выселена из ведомственной квартиры. Сейчас они живут в небольшой комнате без окон в гараже поликлиники, в которой работают. Рядом - помойка, несколько метров до ремонтной автомобильной ямы, старый "Уазик", стойкий запах бензина. Наталья и Владимир - квалифицированные врачи. Несколько лет назад, после того, как они узнали, что в Ашхабаде больше не будет работы, Петровы собрали чемоданы и оставили все остальное имущество на попечении у родителей и переехали в Кострому. У них - двое детей. У старшей, Надежды, открытая форма туберкулеза, младший, Женя, только еще начинает ходить. Почти год они добивались статуса вынужденных переселенцев, снимали жилье и искали работу. Наконец долгожданный юридический статус был получен. По закону, переселенцев должно опекать государство, но про Петровых оно как-то забыло. Только после долгих поисков их взяли на работу в линейную поликлинику станции "Кострома-Новая". Владимир - отличный стоматолог, работал в главном медицинском центре Туркмении, обслуживавшего самого туркмен-баши Ниязова, а Наташа - гинеколог. Вскоре после устройства Петровых на работу освободилась у поликлиники ведомственная двухкомнатная квартира. По ходатайству нового начальства, ее передали семье переселенцев из Туркмении. На решение руководства отделения Северной железной дороги повлияло и то, что Петровым, в их нынешнем положении, квартира положена, и то, что костромской железнодорожной поликлинике необходимы квалифицированные специалисты. Но счастье обладания собственным углом длилось недолго. Решение железнодорожного начальства обжаловала пенсионерка Задворнова, заявив, что имеет право на первоочередное улучшение жилищных условий. Три года судебных разбирательств - и жилье досталось пенсионерке, за которой числится еще одна приватизированная двухкомнатная квартира. А Наталья и Владимир Петровы, у которых нет ничего, с двумя маленькими детьми вынуждены жить в гараже, куда их, в нарушение всех норм, пустил главный врач поликлиники. Наташа и Володя рассказывают, что мать, по национальности белоруска, тоже уехала из Ашхабада, но теперь из Белоруссии пишет, что у нее кончается вид на жительство, и просит взять ее к себе. Возможно, в маленькой комнате при гараже линейной поликлиники станции "Кострома Новая" скоро появится еще один жилец, имеющий защищенный законом статус вынужденного переселенца.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

Нижегородские правозащитники и экологи провели совместную акцию протеста около здания администрации Нижнего Новгорода под девизом "Защитники своей среды объединяются". В митинге на территории нижегородского Кремля приняли участие специалисты в области зеленых насаждений и окружающей среды, представители экологической общественности, а также представители местных сообществ, которые защищают свои территории. Всего - несколько сотен человек, протестующих против произвола местных чиновников, игнорирующих захват владельцами незаконно установленных гаражей на территории зеленых зон, детских площадок, дворов и мест отдыха. Чиновников, разрешающих строительство автозаправочных станций под окнами жилых домов или вырубку десятков и сотен деревьев ради установки коммерческих ларьков и киосков.

"Каждый день к нам по "горячему" телефону звонили люди, которые сообщали о том, что дерево-старожил срублено, деревья срублены под гаражи, пятьдесят деревьев - под многоэтажные дома на пятачке, где, как говорится, развернуться негде. Там заездили газон около мини-маркета. Просто какой-то караул".

Рассказала Валентина Малахова, директор агентства экологической информации. А как заявила Ирина Фуфаева, участник программы "Европейская инициатива в области демократии и прав человека", ни жалобы, ни подписи, ни гласность не влияют на городскую политику, которая состоит в том, чтобы с каждого клочка земли извлечь сиюминутную прибыль, не думая ни о социальных, ни об экологических последствиях. Защита окружающей среды, хотя бы в пределах своего двора, объявляется групповым эгоизмом, хотя согласно конституции Российской Федерации, статья 42-я, каждый имеет право на благоприятную окружающую среду. Говорят участники митинга:

"Спортивная площадка отдается под гаражи. На детскую площадку в восьми шагах от песочницы поставили контейнеры мусорные".

"Приходят люди и начинают уничтожать газоны, рубить деревья".

"Нужно строить, во-первых, разумно, во-вторых, сохранять всю красоту эту природную".

"Город-сад, а не каменные джунгли" - гласил транспарант над митингующими. "У нас просто нет другого выхода" - заявляли участники акции. "Мы обязаны передать нашим детям город, где власти привыкли уважать и природу, и людей". Говорит Ольга Воронина, президент ассоциации ландшафтных архитекторов России:

"С точки зрения озеленения, ландшафтной архитектуры это просто катастрофа, она уже произошла. И, к сожалению, до сих пор не понимают специалисты, а понимают просто жители. Это вообще говорит о том, что проблема вышла из берегов".

Нарушается генеральный план города. Вместо мест массового отдыха становится в порядке вещей размещать автостоянки. Газоны, дворы, скверы, стадионы уничтожаются ради сиюминутной прибыли под коммерческие объекты. Все это нарушает право нижегородцев на участие в принятии решений на местном уровне, гарантированное конституцией Российской Федерации, земельным кодексом, градостроительным кодексом Российской Федерации. Участники митинга заявили, что уничтожение нормальной городской среды может привести к необратимым социальным потерям. Так считает и член группы активистов Светлана Прошельцева:

"Цель этого митинга показать, что это не разрозненные какие-то группы, не какие-то представители местных сообществ, которые отстаивают только свои частные интересы. Дело в том, что это - повсеместная политика. Цель этого митинга - объединить людей и показать, в том числе городской власти, что это на самом деле - большая городская проблема, которую нужно решать".

Государство стремится изолировать общественность от решения экологических вопросов. По сообщению председателя нижегородского общества прав человека Нины Таганкиной, в администрации представителя президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе обнародована концепция создания окружной комиссии по правам человека, которая формируется из представителей самой власти, и ни одного представителя общественных организаций в окружной комиссии нет.

В эфире Кызыл, Александр Филатенко:

"Обреченные на страдания" - так в Кызыльском нефрологическом центре называют больных, которые поступают сюда с диагнозом "почечная недостаточность". Болезнь хоть и неизлечима, но не смертельна, тем более что в нефрологическом центре, который строился более десяти лет и сдан в эксплуатацию в этом году, появились аппараты искусственной почки. С их помощью больным периодически очищают кровь и тем самым продлевают им жизнь. А раньше такие больные вынуждены были выезжать за пределы Тувы, и была высокая смертность.

Увы, новый нефрологический центр и современные аппараты не решили проблемы тяжелых больных. Более того: ни они сами, ни врачи центра и не предполагали, что приобретение аппаратов искусственной почки обернется для них новыми проблемами. Дело в том, что больным с почечной недостаточностью необходимо проходить сложные процедуры три раза в неделю. Для больных из Кызыла это не составляет труда, а вот приехавшим из районов весьма трудно. Как рассказала главный врач центра, возможности у центра ограничены, больных очень много, пять аппаратов работают в две смены. Тува занимает одно из первых мест в России по заболеваниям почек; сказывается специфика кочевого образа жизни местного населения. И попадают в больницу, в основном, животноводы, проживающие далеко от Кызыла. Постоянно содержать больных в стационаре накладно. После стационара они пролечиваются амбулаторно; это самое дорогостоящее лечение не только в России, но и в мире. Отказать в лечении и выставить больных на улицу врачи тоже не могут. А им даже переночевать негде. Снять гостиничный номер, средняя цена которого 700 рублей в сутки, а тем более - квартиру, не каждому по карману. 15-летнюю девочку в тяжелом состоянии привезли из высокогорной Мангун-тайги, района, до которого только на вертолете можно долететь. В Кызыле у нее нет ни родственников, ни знакомых. Врачи пока разрешают ей оставаться в палате центра, но всякий раз осторожно предупреждают, что долго так продолжаться не может. Девочка плачет, умоляя врачей завершить курс лечения, поскольку пойти ей действительно некуда. Таких больных на сегодняшний день в нефрологическом центре - 15; все они инвалиды первой группы. Главный врач центра говорит, что никто не хочет идти больным и врачам навстречу. А по поводу девочки из Мангун-тайги они обращались в администрацию района, в Министерство образования, чтобы те похлопотали насчет места в школе-интернате. Безрезультатно. Только руками разводят и в Министерстве здравоохранения Тувы. Средств в бюджете на эти цели не предусмотрено.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

В Самаре растет число беспризорных детей. Чаще всего маленьких беспризорников можно встретить в многолюдных местах - на самарской набережной, в городских парках, близ крупных торговых центров. Деньги на покупку еды ребята, в основном, зарабатывают попрошайничеством и собирательством пустых бутылок. Домашний очаг юным беспризорникам чаще всего заменяют чердаки и подвалы самарских многоэтажек и заброшенные дачи, расположенные в черте города.

Денису 11 лет, мальчик вместе с семилетним братом Сашей бродяжничает уже два года и говорит, что вольная жизнь ему нравится.

"Мы ходили по рынкам, деньги просили. Гуляли везде".

Когда ребятам не хватало денег на еду, они воровали продукты на рынках, после чего оказывались в милиции. Денис в милиции надолго не задерживался.

"Много раз бегал, три раза сбегал. Когда сбегаешь, чувствуешь, что на воле уже".

"Сколько всего беспризорных детей в Самарской губернии - точно неизвестно" - сообщил начальник организационно-методического отдела главного управления по вопросам семьи, материнства и детства администрации Самарской области Анатолий Вознюк:

"Посчитать их трудно. Мы вынуждены изымать из семей вследствие именно фактора безнадзорности. Таких детей ежегодно у нас порядка 3,5-4 тысяч проходит через наш центр".

Рост детской беспризорности тесно связан с социальными проблемами нынешнего российского общества. И Самарская область не является исключением - считает Анатолий Вознюк:

"У нас была всеобщая занятость, а потом стала чуть ли не массовая безработица. А весь мир цивилизованный идет к тому, чтобы родитель для того, чтобы выполнять свою воспитательную функцию, должен работать, зарабатывать и приносить в дом".

Пока власти определяются с ответом на вопрос, кто же должен ликвидировать беспризорность в губернии, тревожная статистика продолжает расти. В Самарской области - в пять раз, по сравнению с прошлым годом - возросло число убийств, совершенных несовершеннолетними, на 88% число случаев разбоя среди подростков. По сообщению работников милиции, больше всего к совершению преступлений склонны беспризорные дети.

В эфире Ставропольский край, Лада Леденева:

Уже три месяца Михайловская рота внутренних войск Ставропольской воинской части 5594 живет без воды. Ее отключил за неуплату местный водоканал. По словам солдатского повара Руслана Андреенко, без воды ему на кухне делать нечего. Ведь для того, чтоб приготовить еду, а затем помыть посуду, воды Руслану требуется не меньше пятисот литров в день. Чтобы сделать ее запасы, солдатам приходится каждый день делать на машине по два рейса до родника в соседнем хуторе. Больше полутора тонн в цистерну не заливают, поскольку наполнять ее надо вручную. Выглядит это примерно так: добравшись до места, солдаты встают в цепочку и набирают воду ведрами, ковшами, любыми подручными средствами. В банный день на родник приходится ездить 5-6 раз. Чтобы вымыть сотню солдат, нужно, как минимум, пять тонн воды. Перед помывкой залить воду нужно в бак, который находится на втором этаже бани. Для этого два человека поднимаются на второй этаж, вынимают оконную раму, спускают вниз на веревке ведро, затем поднимают его и выливают в бак. Сколько раз подряд нужно проделать эту операцию, чтобы наполнить емкость, остается только догадываться. Но и это еще не все. Помимо мыла, мочалки и запаса воды, отправляясь в баню, солдаты берут с собой керосиновую лампу, поскольку свет здесь отключили пару недель назад за неуплату. Один держит лампу, другие моются - и так по очереди. Лампочки горят только в солдатской столовой и в казарме, а ночью территорию подразделения приходится охранять с фонариками в руках. Как пояснили в акционерном обществе "Ставропольэнерго", казармы, кухня, караульное помещение и другие объекты жизнеобеспечения войсковой части 5594 от энергоснабжения не отключались, хотя эта часть на первое сентября нынешнего года была должна энергетикам за потребленную энергию 410 тысяч рублей. По электроэнергии было ограниченно лишь вспомогательное подразделение вышеупомянутой воинской части, которое находится в городе Михайловске, а именно расположенные на территории этого подразделения складские помещения и деревообрабатывающие цеха. Эти объекты, как было сказано в пресс-релизе "Ставропольэнерго", не имеют отношения к поддержанию боеспособности воинской части, которая исправно продолжает получать электроэнергию, хотя и не погашает своего почти полумиллионного долга. При этом подчеркнули, что "огромные долги предприятий и организаций за потребленную электроэнергию ставят под угрозу не только проведение ремонтной кампании на энергообъектах края, но и закупку топлива для электростанций и, как следствие, бесперебойное прохождение энергосистемой предстоящего осенне-зимнего периода 2001-2002-го года". Командование ставропольского батальона уже не раз обращалось и в администрацию Шпаковского района, и в органы прокуратуры с просьбой разобраться в ситуации. Там пообещали помочь, но только после погашения долгов перед энергетиками. Пока же все доводы о том, что финансами ведает Министерство, а простые солдаты ни в чем не виноваты, на чиновников, похоже, не действуют.

В эфире Мурманск, Лев Коньков:

Два года назад в Мурманск приехал подданный Великобритании Дамиан Юрио. Приехал, чтобы организовать в этом заполярном городе камерный оркестр. При этом молодой 25-летний дирижер даже не умел говорить по-русски, тем не менее, со своими будущими коллегами он сразу же нашел общий язык. Достаточно ему сказать "мецефорто" или "крещендо" или "пиццикато" - и все его понимают. На универсальном языке музыки Дамиан научился говорить еще в детстве, его родители - профессиональные музыканты. Три года он занимался в санкт-петербургской консерватории у профессора Мусина и, по мнению самого Дамиана, это были лучшие годы в его жизни. Окончив консерваторию, молодой англичанин услышал, что за Полярным кругом на Кольском полуострове в Мурманске создается свой собственный камерный оркестр. Дамиан решил, что именно там его место. Вот что он сам говорит по этому поводу: "Я решил, что это прекрасный шанс начать карьеру профессионального дирижера. Это редкая удача для музыканта моего возраста и большая ответственность. В твоих руках вся организация - репертуары, репетиции, концерты. В сущности, мой оркестр - это как ребенок, он взрослеет и уже не просто делает первые шаги, а уверенно ходит". Дамиан с полной уверенностью может говорить о возмужании своего оркестра. За два года ему удалось создать в Мурманске мощный творческий коллектив, который с блеском выступает в российских и международных концертных залах. Молодой Мурманский камерный оркестр бывает с гастролями в Москве и Санкт-Петербурге, в Норвегии и Швеции. Год назад оркестру выпала честь участвовать в грандиозной постановке оперы Пуччини "Тоска", в которой мурманчане под руководством англичанина аккомпанировали труппе Норвежского королевского оперного театра. Но нельзя сказать, что вместе с профессиональными успехами к Дамиану пришел успех материальный. Зарплата, которую он получает, очень невелика даже по мурманским меркам, и поэтому на улице часто можно встретить молодого дирижера, прогуливающегося в болониевой курточке во время суровых заполярных морозов. Но Дамиан не считает себя обездоленным, у него есть то, о чем он мечтал, и он может позволить себе роскошь заниматься тем, чем хочется.

XS
SM
MD
LG