Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Родственники пропавших без вести девушек на барнаульскую милицию больше не надеются;
- Омских пролетариев призвали доносить на хозяев;
- Почему замерзает Урюпинск;
- Сочи может остаться без маршрутных такси;
- Кто спасет самарский театр;
- Петр Казаков из поселка Ала - человек, который всего добился сам;
- Кострома: неплательщики готовятся к переселению;
- Саранск: суд обязал энергетиков заплатить за отключения электричества;
- Ростов-на-Дону: атомная станция - это хорошо или плохо?
- Обнинск: город остался без радио и газеты;
- Иваново: семьи погибших милиционеров и пожарных брошены на произвол судьбы;
- Красноярск: как защитить нелюбимых детей от их родителей;
- Нижний Новгород: юные инвалиды становятся художниками.


В эфире Барнаул, Олег Купчинский:

В Барнауле создана новая общественная организация "Пропавший город". Она объединила родных и близких людей, которые бесследно исчезли на Алтае за последние несколько лет. Самое громкое преступление было совершено в прошлом году, когда одна за другой пропали пять абитуриенток технического университета. С тех пор милиция нашла четыре трупа девушек, а преступление так и не раскрыто. Более того, выяснилось, что в городе и раньше исчезали десятки иногородних абитуриенток, только милиция активных поисков не вела и не догадывалась связать эти факты в одну систему. Создание организации "Пропавший город" стало как бы ответом людей на неэффективную работу милиции по поиску пропавших. Инициатором создания новой организации стала жительница Барнаула Елена Петрова. Два года назад у нее исчез муж-предприниматель. Петровой самой пришлось ездить по телекомпаниям и просить дать в эфир фотографии пропавшего мужа, хотя это обязана делать милиция. "Правоохранительные органы действовали по принципу: нет тела - нет дела" - рассказывает Елена.

"Мне самой пришлось ездить по предполагаемому маршруту мужа, разговаривать с теми, кто мог его видеть. С большим трудом, отстояв четырех утра очередь на прием к прокурору края, мне удалось добиться возбуждения уголовного дела. Но и после этого пришлось давать милиции деньги, чтобы заправить автомобиль, который использовался для выезда следственной бригады".

Затем Елену Петрову вызвали в милицию и устроили настоящий допрос, ее спрашивали, куда она дела своего мужа. Говорили, что она сама виновата, что они сейчас арестуют ее и в наручниках повезут домой, пусть сын полюбуется на мать. Что в камере она быстро расскажет все. Елена Петрова обратилась в прокуратуру с жалобой, и милицейский прессинг прекратился, только мужа так и не нашли.

С нарушением всех процессуальных норм проходили и поиски пропавших абитуриенток. У родителей девушек несколько дней не принимали заявления, мол, погодите, девчонка загуляла и через пару дней вернется. Розыски начались только после того, как сами родители обратились за помощью в газеты и на телевидение и поставили на ноги весь Барнаул. Родители сами опросили знакомых своих дочерей, обшарили каждый уголок огромного здания технического университета. "На мой взгляд, следственная группа работала бездарно, - говорит Владимир Киргизов, отец пропавшей Ксении. - Была упущена масса времени. У нас не отлажена система поиска людей. Есть операции типа "Перехват" по угону машин, есть операция "Вихрь. Антитеррор", но нет операции по поиску пропавших. Милиция работает с телефоном без "автодозвона". Мы сами распечатывали листовки и ориентировки по розыску и объезжали посты ГАИ, чтобы раздать фотографии нашей дочери. В России пропадают тысячи людей. Мне больно, что наши дети тоже оказались никому не нужны", - считает Владимир Киргизов. Когда нашли вещи его дочери Ксении, вызвали родителей в городскую прокуратуру. Они приехали и увидели разорванную одежду, лежащую на асфальте, хотя по закону вещи должны были им показать только после беседы со следователем. И таких вроде бы мелочей - много. Елена Петрова считает, что организация "Пропавший город" сможет объединить усилия и возможности многих людей, чтобы те, кто столкнулся с подобной бедой, не оставались беспомощными, а получали правовую, психологическую и материальную помощь. А между тем, преступник-маньяк так и не найден, люди продолжают исчезать.

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

В Омской области началась кампания по увеличению заработной платы работникам частных фирм. Губернатор Леонид Полежаев своим указом обязал директоров предприятий увеличивать зарплату работникам и платить ее официально, а не в конвертах. По словам губернатора, низкие доходы населения объясняются тем, что экономика работает в тени. Директор кадрового агентства Игорь Тихоненко считает, что проблема зарплаты в конвертах действительно существует, но кавалерийским наскоком ее не решить.

"Многие организации выплачивают заработную плату неофициальным путем. Связано это с супервысокими налогами на зарплату и поэтому выплачивается по-другому. Я думаю, что это не правильно. Когда я прохожу мимо здания областного пенсионного фонда, или мимо здания дорожного фонда, не хочется платить, хотя я все налоги плачу".

Администрация области является одним из крупнейших должников по выплате зарплаты и социального налога. В сумме ее обязательства достигают двух миллиардов рублей. Не меньше долгов у государственных предприятий. Однако порядок начинают наводить в сфере частного бизнеса. Параллельно с этим в области увеличивают единый налог на вмененный доход. С середины октября он возрастет как минимум в полтора раза, а для некоторых в восемь раз. Власти заявляют, что это только начало. Директор одной из крупнейших частных компаний, который по понятной причине просил не упоминать его фамилию, считает, что власть настраивает население против бизнеса, привлекая на свою сторону левый электорат.

"Такая задача есть, но ее так глупо никто не решает. И все, самое главное, готовы к этому. Но когда так, из этого два вывода - или хочет впереди планеты всей оказаться или, если на коммунистический электорат, то вроде бы как - маловато. Претензии перемещения в Москву, вроде бы достойного места нет для нашего губернатора. Теперь все клеймят буржуев и директоров".

Наиболее тревожное в начавшейся явно пропагандистской кампании политологи называют игнорирование правовых способов решения проблемы и подстрекание населения к доносам. Администрация области взяла на себя обязательства до конца года заслушать на специальной комиссии директоров 30-ти предприятий. Губернатор призвал население и правоохранительные органы принять участие в наведении порядка и показал пример, назвав несколько фирм и банков, которые действуют законно, но, по его мнению, неправильно. Уже на следующий день жители города начали звонить на областное радио и в прямом эфире сообщать, что у них маленькая зарплата, а начальник ведет двойную бухгалтерию. Игорь Тихоненко считает, что волна доносов обычно сметает и тех, кто ее начал.

"Машина раскручивается легко, а останавливается тяжело. Я боюсь, что следующей мишенью для доносов станет руководство наше. То есть доносы не останавливаются, они дальше продолжают развиваться".

Омичи по-разному воспринимают начавшуюся акцию "повышения их благосостояния". Одни считают, что "буржуям так и надо", другие испытывают брезгливость от происходящего и уверены, что акция не даст желаемого результата.

"Каждый человек вправе говорить все, что думает о своем начальстве. Так что каждый думает по-своему, заботится о своем дальнейшем - получать пенсию, чтобы было на что жить".

"Надо менять законодательство, чтобы предприятию было выгодно показывать реальную зарплату, а не вести подпольную. За счет этого что-то можно сделать, а кляузами и ябедами, мне кажется, ничего не добьешься".

Пока бизнесмены утешают себя тем, что омский губернатор начинал уже немало шумных акций, но все они когда-нибудь заканчивались.

В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:

Всю прошедшую неделю в Сочи маршрутные такси по утрам не выходили на городские маршруты. Причина - решение Верховного суда Российской Федерации, которое было вынесено 2-го октября. В суде высшей инстанции решался вопрос - устанавливать или нет контрольно-кассовые машины в автомобилях марки "РАФ" и "Газель". Сочинская автотранспортная корпорация "Сочи-Автолайн", выступавшая против применения контрольно-кассовых машин в маршрутных такси, дело проиграла. Распоряжение о контрольно-кассовых машинах - как на федеральном, так и на местном уровне - появилось не вчера. Одно из них, правительства Российской Федерации, датируется еще 97-м годом. В целях повышения контроля за денежным оборотом, говорится в нем, ввести контрольно-кассовые машины с фискальной памятью в маршрутных такси. Это распоряжение по сегодняшний день не выполнялось. Водители маршрутных такси (они же - предприниматели), в соответствии с другим законом, платили за извоз единый налог на вмененный доход. А это в Краснодарском крае составляет 1360 рублей в месяц, остальную часть выручки водители оставляли себе. Полгода назад в Сочи для контроля, весьма формального, в маршрутных такси появились обыкновенные автобусные билеты. Водители их не выдавали, пассажиры не требовали, соответственно, и учет не велся. Водители говорят: мы платим единый налог на вмененный доход, в соответствии с законом, почему с нас хотят взять еще больше? Представители налоговых органов считают: базовый уровень дохода, установленный для уплаты вмененного налога, не соответствует получаемой прибыли. Проще говоря, водители зарабатывают не 20 тысяч рублей в квартал с одного посадочного места, как определено в Краснодарском крае, а гораздо больше. Раз так, надо со сверхприбыли платить еще и подоходный налог. Чтобы выяснить реальные доходы, налоговики Сочи настаивают на применении кассовых машин. Водители и руководители автотранспортных предприятий утверждают - в случае их установки техника безопасности пассажирских перевозок будет нарушена. С этим согласны и представители государственной инспекции безопасности дорожного движения. Решению Верховного суда руководители автотранспортных предприятий (но не сами водители) готовы подчиниться. Правда, они надеются, что устанавливать кассы в машинах им не придется. Для этого они попросту переведут свой автопарк из разряда маршрутных такси в разряд автобусов малой вместимости, что вполне законно и не влечет за собой установку контрольно-кассовых машин. Зато подразумевает, что перевозка пассажиров будет осуществляться по тем же правилам, что и в муниципальных автобусах большой вместимости, со всеми льготам для определенных категорий пассажиров и с дотациями, положенными в этом случае из городского бюджета.

В эфире Урюпинск, Ольга Шушлебина:

Осень как обычно пришла неожиданно, и к наступившим холодам урюпинцы оказались не готовы. Официальная дата начала отопительного сезона - 15-е октября, но резкое похолодание задержалось и длится уже почти две недели. По всем санитарным нормам в домах и учреждениях полагается начинать подтапливать, однако, тепла все нет и нет. Первыми начали протестовать учителя. В школах ученикам приходится находиться на уроках в верхней одежде, малышам советуют подкладывать учебники на стулья, чтобы не сидеть на холодных деревяшках. Воспитатели детских садов в панике - температура в группах держится на уровне десяти градусов, и детей укладывают спать прямо в одежде. Еще хуже сегодня приходится обитателям местной тюрьмы. По распорядку теплое нательное белье и ватники с зимними шапками полагается выдавать здесь не раньше 15-го октября. Если учесть, что урюпинская зона является туберкулезной больницей на тысячу коек областного значения, то можно представить, какое оздоровление здесь получают больные.

На воле дела не лучше. Горожане мерзнут и активно используют так называемые "козлы" и прочие электрообогревательные приборы. Самые законопослушные отапливаются через электросчетчик и считают свои будущие убытки. Многие же электроэнергию попросту воруют. Контролеры электросетей сбились с ног, проводя рейды по выявлению расхитителей. И все же штрафы не спасают, большинство нарушителей просто не в состоянии их заплатить. У кого нет обогревателей, греются газом. Конфорки газовых плит горят чуть ли не круглосуточно, газовики жалуются, что неоплаченный никем газ вылетает в трубу, и это ведет к перерасходу топлива. Горожане возмущены и звонят во все инстанции: почему за тепло они платят круглый год, а когда оно действительно необходимо, его нет? Как выяснилось, теплосети из-за недофинансирования оказались к зиме не готовы. Чиновники, в принципе, согласны - да, топить надо, но никто не решается дать команду к досрочному старту отопительного сезона, каждый день которого - это дополнительные расходы на бюджет. Между тем, у города и без того миллионные долги за газ. В любой момент могут прекратить подачу газа, и тогда Урюпинск может оказаться не только без тепла, но и без воды. Такое уже случалось летом, тогда за долги отключали несколько котельных.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

Свой восьмой театральный сезон муниципальный театр "Самарская площадь" традиционно откроет премьерным спектаклем. "К сожалению, пока нельзя сказать главного - куда и когда мы пригласим своего зрителя", - рассказал главный режиссер театра Евгений Дробышев. Уже четвертый год актеры вынуждены играть спектакли на временно арендуемых площадках. У театра есть собственное здание, которое артисты получили от своего учредителя - самарской мэрии, еще в 93-м году. Однако, построенное в конце 19-го века, оно оказалось абсолютно непригодным для театрального действа. Говорит Евгений Дробышев:

"Крыша дырявая, перепады температур. Мы, может быть, единственный театр чуть ли не в стране, который репетирует в морозы. Мы сейчас очень сильно уповаем на городского главу. Я хочу попросить три миллиона рублей для того, чтобы закончить реконструкцию здания и открыться. В первую очередь хочу попросить 350 тысяч для того, чтобы наладить отопление. Но попасть на самом деле к мэру.... Вот уже четыре с половиной года как пробую попасть, все как-то не получается".

"Мэр Самары Георгий Лиманский игнорирует наши проблемы, а ведь положение в театре с каждым днем становится все хуже и хуже, особенно у актеров", - рассказал Евгений Дробышев.

"Оклад актера человеком себя чувствовать не позволяет. Даже в лучшие времена, когда актеры получали полторы тысячи, прожиточный минимум на одного человека тысяча-две с "хвостиком" должен быть. Поэтому актеры стараются где-то подрабатывать".

Самарское городское управление культуры только один раз в минувшем году обратило внимание на проблемы муниципального театра "Самарская площадь", оплатив его многолетние долги перед предприятием "Самараэнерго". Несмотря на безучастность чиновников, коллектив театра, насчитывающий сегодня 18 человек, продолжает активно работать. Тому подтверждение - многочисленные призы, полученные актерами на международных театральных фестивалях. За восемь лет существования на спектаклях "Самарской площади" была воспитана своя постоянная публика, которая, по словам зрителя Вячеслава Михайлова, всерьез обеспокоена дальнейшей судьбой любимого коллектива.

"Театру без помещения совершенно плохо. Такому театру нужно большое здание, где бы хотя бы тысяча человек как в филармонии могло помещаться".

Пока же, по словам главного режиссера Евгения Дробышева, будущее его театра легко выразить одной фразой из спектакля:

"Желанье - что пользы напрасно и вечно желать? А годы проходят, все лучшие годы".

В эфире Магадан, Михаил Горбунов:

Десять лет назад Петр Казаков из маленького поселка Ола в ста километрах от Магадана был механиком участка механизации районного строительного комбината, но рухнул Советский Союз, тяжело стало жить и привилегированной прежде золотой Колыме, куда раньше государство вкладывало деньги не считая. Северяне с севера побежали. Новые дома стали не нужны никому, строительство остановилось по всей Магаданской области, и Казаков остался без работы, как и десятки его коллег по специальности. Занялся тем, что и весь поселок, лежавший близ Охотского моря - добычей рыбы. Сперва - малой бригадой, которую собрал из земляков, затем они арендовали у государства почти развалившееся к тому времени здание своего бывшего строительного комбината, мастерских. Льгот и привилегий не имели, к властям на поклон не ходили. Брали ссуды в банках и отдавали их вовремя. И каждую полученную копейку вкладывали в производство.

Сегодня Петр Казаков - директор акционерного общества "Ольская рыбопромышленная компания". У компании - два средних рыболовных траулера, свой промышленный холодильник на тысячу тонн рыбы. И продают они уже не просто свежего лосося или сельдь, как было раньше, а до 600 тонн в год готовой продукции - рыбу холодного и горячего копчения, филе, красную икру в упаковках. Два вида продукции предприятия - "сельдь пряная" и "копченая мойва", недавно официально внесены в список ста лучших товаров России. Работники компании вовремя получают приличную заработную плату и регулярно выезжают в отпуск в центральные районы страны. Есть в работе предприятия и немалые трудности. Рыбаки напрямую связывают их с полным незнанием московскими и федеральными чиновниками проблем Крайнего Севера. Так и в этом году, как рассказал мне Петр Казаков, Москва сосредоточила в своих руках распределение и продажу квот и лицензий на лов северной рыбы. Но лосося оказалось гораздо больше, чем ожидалось, а разрешений на дополнительный лов долго не было. Областные власти не осмелились решить проблему собственными силами. Из Москвы же квоты пришли всего за один день до окончания хода своенравной кеты и горбуши. В результате - недополученная прибыль "Ольской компании" исчисляется сотнями тысяч рублей. Впрочем, Петр Казаков рук не опускает, он решил наверстать свое на сельдевой путине, которая уже началась. Основание для такой уверенности есть - лет пять уже бригада компании не только заготавливает немало селедки на продажу, но и до 20-ти тонн ее дарит малоимущим землякам, детским садам и школам. Недавно жители Ольского муниципального округа города Магадана избрали Казакова своим депутатом в Магаданскую областную Думу. Как сказал он мне, свои полномочия он, прежде всего, намерен использовать, чтобы побудить областную Думу опротестовать политику федеральных властей по отношению к северным рыбакам в правительстве и Государственной Думе России.

В эфире Кострома, Михаил Токмачев:

Из благоустроенных квартир в Костроме могут быть выселены более пятисот семей. Коммунальные службы города рассматривают такую возможность в отношении всех квартиросъемщиков, которые не оплачивают жилищно-коммунальные услуги более трех месяцев. По статистике, каждый третий костромич не платит за них по полгода, а некоторые - даже несколько лет. За один квадратный метр жилья в месяц нужно платить один рубль тридцать копеек; власти утверждают, что на самом деле обслуживание городских квартир стоит в три раза дороже. Но и по существующим расценкам костромичи задолжали коммунальщикам более 62-х миллионов рублей. Зарплату в ЖЭКах платить нечем, и треть сотрудников жилищных служб отправлены в вынужденные отпуска. Андрей Ширин, вице-мэр и начальник управления жилищно-коммунального хозяйства Костромы, считает, что деньги с квартиросъемщиков сложно получить даже через суд.

"Наше законодательство не позволяет решать вопросы сиюминутно, какой бы злостный неплательщик ни был, всегда суд будет на стороне неплательщика".

Коммунальщики говорят, что именно долги горожан не позволяют вовремя ремонтировать дома, восстанавливать освещение в подъездах, наладить работу лифтов, регулярно вывозить мусор, выплачивать зарплату дворникам и слесарям. Говорит Сергей Акулов, начальник жилищного ремонтно-эксплуатационного управления № 18:

"По нашему участку долгов порядка 450-460 тысяч. Зарплата работников ЖЭКа - это будет порядка шести месяцев".

В отношении шести костромских семей в суд уже направлены иски. Работники ЖЭКов вначале в личной беседе уговаривают костромичей оплатить долги. На первом этапе неплательщики отключаются от электроэнергии, однако, сразу после ухода энергетиков горожане самовольно включают счетчики. Списки неплательщиков вывешиваются на обозрение соседей. Придумали городские власти такой новый метод борьбы с должниками - вывешивают на подъезде объявление: в квартире такой-то живет неплательщик. Если он не погасит долги за коммунальные услуги, весь подъезд будет отключен от света. Предполагается, что после этого соседи заставят нерадивого квартиросъемщика погасить задолженность, но горожане не спешат вмешиваться, говорят, что ЖЭКам вообще не за что платить.

"Где-то чего-то течет. В ЖЭК не пойдешь, потому что все равно не придут. Вот так и нанимаем и перебиваемся".

Костромские власти утверждают, что переселять неплательщиков будут в менее благоустроенное жилье - муниципальные общежития коридорного типа, на так называемую "социальную норму" - шесть квадратных метров на человека, а их долги за возможность улучшить свои жилищные условия, будут гасить костромичи, стоящие в очередь на расширение жилплощади. Такие сделки происходили и до сих пор, но в основном незаконно и в обход городской казны. В администрации Костромы не исключают возможности продажи долгов и в другие регионы. Тогда вопрос с переездом должники будут решать с новыми владельцами благоустроенного жилья самостоятельно.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Уникальный случай произошел в Мордовии - впервые суд принял решение удовлетворить исковое заявление жителя Саранска крупнейшему энергетическому предприятию республики "Мордовэнерго" по возмещению морального вреда. Предыстория этого такова. Одной из главных проблем столицы Мордовии являются постоянные отключения жилого сектора от подачи горячей воды и электричества. После очередной серии веерных отключений в жилых домах житель Саранска Василий Гуслянников обратился в суд за защитой своих прав.

"Когда я изо дня в день, в течение десяти дней, приходя домой вечером, не смог приготовить ужин, не смог сделать дела, все это вместе накопилось, и я вспомнил свои юридические познания и, естественно, подал в суд, потому что это есть полное нарушение и закона о правах потребителя, и гражданского кодекса. Дело в том, что даже по закону, статья 546-я гражданского кодекса, вообще запрещается отключение электроэнергии даже у должников. Как оказывается, более 90% исправно платят за квартплату, коммунальные услуги, за электроэнергию в том числе".

И все-таки главная причина отключения электричества в городе - неплатежи. Но кто и кому не платит? Об этом Василий Гуслянников:

"Ситуация возникла из-за того, что "Мордовэнерго", которая является оптовым продавцом электроэнергии на рынке в республике Мордовия, задолжала большие деньги другим регионам, откуда она берет электроэнергию. Но, естественно, те стали ограничивать потребления мощности на республику Мордовия, а наши не нашли ничего лучшего, как проводить веерные отключения. То одного потребителя, то другого, чаще всего это получались жилые кварталы".

Сложность ситуации заключается в том, что "Мордовэнерго" за неплатежи отключает от подачи электричества не именно горожан, а посредников - фирму "Ватт", которая, получая энергию, потому перепродает ее городу Саранску, и опосредованно - его жителям. "Ватт" не оплачивает долги, "Мордовэнерго" отключает, а страдают жители города. Вот что думает по этому поводу Василий Гуслянников:

"Они должны между собой сами разобраться, а у меня в кабеле должно быть всегда 220. Потому что я плачу исправно".

Суд принял доводы Василия Гуслянникова и постановил "Мордовэнерго" возместить моральный ущерб, причиненный истцу. Два момента, о которых стоит сказать особо. Первое: сумма иска всего двести рублей - невелика. Второе - Василий Гуслянников является директором мордовского правозащитного центра, и его иск - как бы пример для жителей Саранска: делай как я.

"Для меня был важен сам факт этой победы. Потому что если таких исков будет много, и тогда любителям дернуть за рубильник будет очень экономически невыгодно, то есть они вылетят в трубу. Это самый цивилизованный путь, и так действуют везде в цивилизованном мире".

Таким образом, для Гуслянникова было не столь важно получить денежную компенсацию с энергетиков, сколько создать прецедент. И это ему удалось. В мордовский правозащитный центр уже стали поступать обращения жителей мордовской столицы с просьбой оказать правовое содействие по искам за отключение электричества.

В эфире Ростов-на-Дону, Сергей Слепцов:

Первый блок Ростовской атомной электростанции уже работает в режиме опытно-промышленной эксплуатации и выведен на стопроцентную отметку мощности. Но этот свершившийся факт, пожалуй, внес только особый оттенок в непрекращающиеся споры между сторонниками и противниками донской ядерной энергетики. Противники Ростовской атомной всерьез опасаются так называемых проектных и запроектных аварий на объекте, исключить которые полностью не возьмется ни один самый отчаянный оптимист. Но самое главное, по мнению противников АЭС, это то, что методы локализации и ликвидации последствий таких аварий разрабатывались еще в 70-е годы 20-го столетия. И, конечно же, одним из самых веских аргументов противников Ростовской атомной является, увы, неумолимая статистика. Из более чем десяти тысяч жителей Ростовской области, принимавших участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, уже умерло больше тысячи. При этом медики почти никогда не ставят диагноз "лучевая болезнь". Ростовская атомная еще в начале строительства обозначалась как станция, позволяющая отказаться от тепловых электростанций, работающих на угле и газе, и в первую очередь - от самой крупной в Ростовской области Новочеркасской ГРЭС. Эта станция окружена огромными отвалами угольной золы, а кислотные дожди и твердые отходы, попадающие в атмосферу с дымом, доставляют немало неприятностей жителям окрестных поселков и городов. Особенно сказываются эти экологические факторы на станице Кривянская, расположенной около Новочеркасской ГРЭС. Однако, по мнению заместителя министра топлива и энергетики правительства Ростовской области Ивана Бирюкова, наряду с атомной электростанцией следует продолжить эксплуатацию и тепловых станций. И, в первую очередь, потому, что в недрах Ростовской области залегают около шести миллиардов тонн угля и его добыча и использование в качестве топлива тепловых станций - это рабочие места шахтеров, одна из самых острых социальных проблем российского Донбасса. У атомщиков же свои планы. В российском институте экономических стратегий уже разработаны планы поставок электроэнергии Ростовской атомной в Турцию. Один из авторов проекта Анна Быкова считает, что с 2004-го года в Турцию может быть направлено тысяча мегаватт электроэнергии, а после пуска второго энергоблока Ростовской атомной поставки можно довести до двух тысяч мегаватт. Рассматривается также вариант продажи электроэнергии соседней Украине. Недавно в Ростове-на-Дону прошла выездная сессия ядерного общества России. Сложилось впечатление, что ученые приехали в Ростов не столько для обмена научными идеями, сколько для восстановления доверия населения, живущего рядом с атомной электростанцией, к атомной энергетике. Авторы проектов, связанные с продажей электроэнергии атомной электростанции за границу, обрисовали радужные перспективы будущих прибылей. Академик Ашот Мадаян заявил, что "Ростовской области пора драться за пуск второго энергоблока". Оказался забытым главный аргумент в пользу электростанции времен ее строительства - нехватка электроэнергии в самой Ростовской области. Но пока атомщики подсчитывают будущие прибыли, жителям Ростовской области остаются так и нерешенные экономические и экологические проблемы. Участники ученого десанта из ядерного общества России попрекнули ростовчан, что живут они в атмосфере, где содержание вредных химических веществ превышает предельно допустимую концентрацию и в три, и в шесть, а то и в десять раз, что, конечно же, вреднее гипотетической ядерной опасности. Исходя из этой логики, Ростов уже стал экологической свалкой, куда не жаль сбросить лишнюю грязь, на этот раз радиоактивную.

В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:

В городе Обнинске на два средства массовой информации стало меньше - приостановлена деятельность газеты "Вечерний Обнинск" и проводного радио "Обнинск". Эти СМИ объединяло то, что ими руководила журналист Ольга Думачева, и еще то, что они были подконтрольными городской администрации. В марте этого года в городе сменилась власть, новым мэром был избран Игорь Миронов, решением которого финансирование муниципальных средств массовой информации было прекращено. Причину этого Ольга Думачева видит в следующем:

"Для меня совершенно очевидно, что, во всяком случае, в ситуации с нашими СМИ, это требование абсолютной лояльности, которая выражается в отсутствии какой бы то ни было, даже позитивной критики, в отсутствии терпения и терпимости к взглядам, несовпадающим с взглядами того, кто олицетворяет эту власть, в данном случае мэра нашего города. Все это абсолютное неприятие инакомыслия".

Муниципальные СМИ в Обнинске позволяли себе иногда слегка "пощипывать" власть, давая ей нелестные оценки. И это, в конце концов, привело к конфликту, который начался с того, что мэр Миронов отказался давать интервью в прямом эфире радио "Обнинск".

"Выяснилось, что мэр не собирается выходить в эфир со мной, как с ведущей радиопрограммы, что он привез с собой пресс-секретаря, который планировал задавать ему вопросы, составленные не нашими радиослушателями, а самим пресс-секретарем, совершенно очевидно, под заведомо подготовленные ответы. Мы в таком стиле никогда не работали".

Думачева не согласилась с этим, а мэр Миронов не согласился давать интервью именно ей, видимо, опасаясь неудобных вопросов. В результате - финансирование муниципальных СМИ в Обнинске прекращено, их работа остановлена. Разумеется, эта ситуация не смогла оставить равнодушными депутатов городского собрания, которые недовольны тем, что мэр единолично принял это решение, не согласовав его с местным парламентом. Говорит депутат Обнинского городского собрания Нина Илларионова.

"Мы обеспокоены тем, что мы не можем выступать перед избирателями. Избиратели требуют отчетов, а где мы, собственно, отчитаемся? Мы всегда отчитывались, в среду у нас был депутатский час, где каждый депутат рассказывал, что делает он, что делается в городском собрании. Я так думаю, что заткнули рот депутатам городского собрания".

Депутаты городского собрания решили противостоять исполнительной власти и направили мэру официальный запрос. Ответа пока нет.

В эфире Иваново, Елена Смагина:

Четыре сотрудника милиции погибли год назад при задержании вооруженной банды в городе Заволжске Ивановской области. Все это время семьи погибших милиционеров не могли получить страховки, положенные им в соответствии с законом о милиции и об обязательном государственном страховании. Для того чтобы выплатить деньги этим семьям, понадобилось вмешательство губернатора Ивановской области Владимира Тихонова. Всего же с 99-го по 2001-й год было зарегистрировано 240 страховых дел сотрудников милиции и общественной безопасности и управления государственной противопожарной службы, и ни по одному из них пострадавшим при исполнении государственного долга не было выплачено ни копейки. Общая задолженность перед милицией и пожарными по страховым случаям составила 1600 тысяч рублей. По существующему законодательству, областная администрация должна ежегодно перечислять страховые взносы за работников названных служб, и уже из этих сумм страховая фирма выплачивает деньги пострадавшим. Как оказалось, средства на лечение и страховые суммы семьям погибших сотрудников милиции и пожарной охраны не выплачиваются вовсе не потому, что их нет (по крайней мере, в областном бюджете на 2001-й год средства на страхование были заложены), просто управление финансов области отказывается перечислять их на счет управления внутренних дел. Фактически отказывается выполнять областной закон о бюджете. Советник губернатора Ивановской области Анатолий Лапшин объяснил позицию управления финансов следующим образом:

"Я противник финансирования Москвы, - заявил Анатолий Лапшин на заседании комитета Законодательного собрания по бюджету, где в связи с этим вопросом рассматривалось обращение начальника управления внутренних дел Геннадия Панина.

"Ни по одному из видов сметных расходов - ГСМ, транспортные услуги, услуги связи, коммунальные услуги у финуправления и администрации области нет договорных обязательств. Несмотря на это, хотя не в полном объеме, но они финансируются простым перечислением средств на счет управления внутренних дел. Но этого не происходит в отношении страховых денег".

Сообщил Геннадий Панин. Конфликт заключается в том, что Министерство внутренних дел заключило договор со страховой компанией, в которой, по словам Анатолий Лапшина, работают бывшие сотрудники Министерства внутренних дел. Страховая компания находится в Москве и никаких налогов в областной бюджет не платит. Согласно статье 85 бюджетного кодекса Российский Федерации, региональный бюджет может перечислять деньги только в страховые компании, находящиеся на территории области. Поэтому Министерство, чтобы получить страховые деньги для своих сотрудников, должно заключить договор с местной страховой компанией. С этим требованием в Министерство внутренних дел представители разных регионов обращались неоднократно, но никакой реакции со стороны высших милицейских чинов так и не последовало. И пока идут эти споры, те, кто по долгу службы должен охранять покой и имущество граждан, наверняка задумываются - стоит ли рисковать при исполнении своих обязанностей на службе у государства?

В эфире Красноярск, Александр Макаров: 14-летний Саша Зан долго стучался в дверь родной квартиры, мама открыла ему только минут через пятнадцать, и не потому, что не слышала. Светлана Зан повернула ручку замка лишь для того, чтобы сказать родному сыну: я тебя домой не пущу. Не помогло даже присутствие Анны Агафоновой, инспектора Кировского отдела города Красноярска по делам несовершеннолетних. "Хотите, забирайте его хоть сейчас", - Светлана Зан так и не смогла внятно объяснить, почему она так невзлюбила родного сына. "Вы ничего не понимаете", - это все, что она смогла сказать милиционерам. По словам же мальчика, он стал, как говорится, крайним в ссорах между матерью и отчимом. История для российской глубинки банальная - глава семьи часто и много пьет, мать от него не отстает. Пьяные ссоры, драки, короткое перемирие, затем обильные алкогольные возлияния, после которых опять вспоминаются старые обиды. Мальчик неоднократно пытался помирить близких ему людей, однако, вскоре, как это часто бывает, стал главным виновником всех семейных проблем. В последний раз Сашу с трудом отбили продавцы близлежащего торгового павильона. Марина, которая работает там продавцом, рассказывает об этом так:

"Обычный рабочий день. Недалеко от нас как всегда играют ребятишки. Вдруг слышу нечеловеческий рев, смотрю, какая-то женщина бьет мальчишку и одновременно раздевает его. Представляете, на улице температура - чуть больше нуля! Я, конечно же, позвала Сашу".

Александр и Марина вызвали милицию, им в голову не могло прийти, что это - родная мать мальчика. Наряд прибыл быстро, всех участников конфликта увезли в райотдел. Однако через два часа Светлану Зан выпустили. "У меня нет оснований привлекать эту женщину к ответственности. Пока никого не убили, не ранили или хотя бы синяков не наставили - это внутрисемейное дело", - заявил дежурный. Сашу приютили на время в торговом павильоне, накормили, дали возможность отоспаться. "Я уже много лет так не плакала, как в эту ночь", - сказала Марина. Надо отдать должное дежурному милиционеру, все-таки он позвонил в районный отдел по делам несовершеннолетних. Однако результат этих переговоров вам уже известен. Анна Агафонова, инспектор по делам несовершеннолетних и совсем молодая женщина, с трудом сдерживала гнев:

"Мы не можем заставить эту женщину пустить ребенка домой. Не вызывать же ОМОН, чтобы он взломал дверь и поселил его в этом доме. Как только уйдут милиционеры, его снова выгонят. Да, есть закон, который обязывает родителей заботиться о своих детях, однако лишение недобросовестных взрослых родительских прав - процедура сложная и длительная. Пока идет этот процесс, мы можем только убеждать родителей соблюдать права ребенка. По закону же мы даже их в приюты отправить не можем".

В Красноярском крае несколько десятков тысяч детей живут в таких же или примерно в таких же социально неблагополучных семьях. Власти не в состоянии их запретить. Поэтому дети могут надеяться только на помощь добрых людей или же жить на улице. Саше Зан повезло - в Березовке, в пригородном поселке у него живет бабушка. Он побудет у нее, пока его родителей лишают прав на воспитание.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

К десятилетию школы искусств и ремесел "Изограф" была организована выставка работ ее учеников - детей-инвалидов, в том числе - с ослабленном или почти полностью утраченном зрением. Пейзажи, морские баталии и подводную лодку "Курск" полуслепые дети рисовали по интуиции, по рассказам, частично по памяти, если зрение было утрачено недавно. Вот что рассказал директор школы "Изограф" нижегородский художник Дмитрий Арсенин:

"Они носом рисуют, буквально так подставляют. И она не оторвется, пока не нарисует какой-то свой сюжет".

В школе слабослышащие и полуслепые дети учатся не только живописи и лепке, но и иконописи, вышиванию золотом и жемчугом. Здесь можно увидеть иконы и оклады, искусно выполненные учениками Лидии Воскресенской. Она рассказывает, как начиналась эта школа:

"В мастерскую ко мне пришел мальчик, 13 лет ему было, он слабослышащий, можно сказать - глухой мальчик. Попросил поработать с ним, с этого началось. А он привел друга, потом девочка пришла, потом человек десять, и всех в нашей мастерской мы вели. Очень трудно было заниматься, потому что пришлось писать много, ответ - вопрос, ответ - вопрос. Это специфика все-таки - изобразительное искусство, специфические термины художников. Например, что такое гамма, колорит, просто очень трудно было объяснить переход одного цвета в другой и так далее. И как-то слух пошел, и уже у меня в мастерской 12 человек. Уже и колясочники".

За десять лет школа дала образование и профессию нескольким сотням детей-инвалидов. Дмитрий Арсенин:

"Тут у нас сейчас компьютер работает, видео-класс работает, все это - на обучение, на воспитание ребят. Идем такой дорогой, где идет именно не просто обучение, а идет воспитание ребенка".

Некоторые из выпускников вернулись в школу и стали учителями для новых поколений учащихся. А многие окончили затем высшие учебные заведения.

"Выпускались, например, две девочки в петербургский Павловский техникум художественной промышленности для детей-инвалидов. Пошли в ПТУ "Хохлома" пять человек, в университет, кто-то - в театральное училище на бутафорское отделение, а кто пошел дальше в техникумы и институты, это очень много".

Уникальная школа искусств и ремесел для детей-инвалидов ютится в старом двухэтажном домике, но продолжает работать.

XS
SM
MD
LG