Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Почему на улицах Самары солдаты просят милостыню;
- Альтернативная служба нижегородцев службой считаться не будет;
- В Саратове нашли способ решить жилищную проблему;
- Чтобы получить зарплату, жителям Архангельской области вновь приходится объявлять голодовку;
- Удмуртские экологи против гаражной эпидемии;
- Власти Кировской области понимают свободу слова по-своему;
- Хабаровск: больница как дом для бездомных;
- Пятигорск: инвалиды остались без санатория;
- Воронеж: на селе открыт сезон банкротств;
- Псков: почему бастуют предприниматели;
- Тольятти: милиция зубрит закон "О средствах массовой информации";
- Ульяновск: культурная столица или город Ленина.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

За последние полгода на самарских улицах все чаще встречаются солдаты, просящие милостыню. Военнослужащие, объединившись в группы по три-четыре человека, обращаются к прохожим с просьбой помочь им, кто чем может. Как мне удалось выяснить, сбором милостыни в людных местах города занимаются в основном новобранцы расквартированных в Самаре воинских частей.

Воскресенье - единственный день в неделю, когда возможно увольнение, ребята целиком посвящают сбору пожертвований от сердобольных самарцев. Рядовому Анатолию, фамилию которого по понятным причинам не называю, стыдно просить милостыню. Парень откровенно признался, что вынужден заниматься попрошайничеством по научению старослужащих. "Мне в части сержанты сказали: как получишь увольнение, пойдешь на площадь Куйбышева, там многолюдно, будешь с Андреем и Славой выпрашивать у прохожих еду и деньги". По словам Анатолия, в удачные дни ему вместе с товарищами по службе удается собрать милостыни на сумму в сто рублей и более.

Милостыню собирают и солдаты, находящиеся на лечении в 358-м самарском военном госпитале Приволжско-Уральского военного округа. Жители домов по улице Осипенко, расположенных по соседству с госпиталем, часто наблюдают одетых в больничные пижамы вместо обмундирования солдат, которые просят подаяния.

Анна Светлова рассказала, что однажды увидела в своем подъезде двух молодых людей. Один из парней опирался на костыли, его поддерживал товарищ, у которого была перевязана рука. По словам женщины, молодые люди попросили у нее что-нибудь из еды, хотя бы хлеба. "Когда я спросила: откуда вы, ребята, такие голодные? Они мне сказали - из госпиталя, а на глазах слезы", - рассказала Анна Светлова.

В приемной начальника госпиталя Владимира Молокова приведенный случай комментировать отказались, заявив, что о фактах сбора милостыни находящимися на лечении солдатами военным врачам ничего неизвестно. Мне также было отказано в возможности побеседовать с солдатами на территории госпиталя. Сейчас в военном суде самарского гарнизона проходит слушание уголовного дела по факту побега роты солдат Чернореченской военной части. 21-го августа 30 новобранцев самовольно покинули расположение части и пешком отправились в Самару, чтобы лично встретиться с представителем командования Приволжско-Уральского округа и рассказать о злоупотреблениях старослужащих. Беглецам не удалось добраться до Самары, они были пойманы в пригороде. Однако побег послужил поводом для уголовного расследования в отношении сержантского состава. По показаниям солдат из Чернореченска, старослужащие не раз заставляли их заниматься попрошайничеством.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

Оттенок скандала начинает приобретать нижегородский эксперимент первого введения в России альтернативной гражданской службы вместо военной.

Идея поставить такой эксперимент именно в Нижнем Новгороде была предложена мэром Юрием Лебедевым еще полгода назад, когда на рассмотрение городской Думы был представлен вопрос о проведении референдума о введении альтернативной службы.

Однако накануне губернаторских выборов депутаты сочли идею мэра рекламным популистским шагом, и референдум не состоялся. Накануне осеннего призыва мэр издает распоряжение о проведении в Нижнем Новгороде эксперимента по отработке механизма введения альтернативной службы, и в городскую призывную комиссию поступили заявления от трех десятков членов нижегородской миротворческой группы.

Решением комиссии 11-ти призывникам была предоставлена возможность проходить альтернативную трехлетнюю службу в качестве санитаров в Первой градской больнице. Однако ее главный врач Валерий Липатов опасается, что молодые люди сбегут оттуда в армию: "Должен сказать, не знаю, где лучше ребятам будет, или в армии, или здесь. Полы будут мыть, больных протирать, носить. У нас в гнойном отделении очень много больных без ног, без рук, в этом отделении нет лифта".

Но ребята настаивают на своем нежелании служить родине с оружием в руках. Их родители заявляют, что в такой армии находиться просто страшно.

- "Если бы были условия, мы действительно знали, что наш ребенок находится на военной службе, что ему там ничего не грозит, ни его жизни, ни его здоровью, конечно, это даже нужно. Потому что нам нужны защитники отечества".

- "Какие безобразия творятся в армии, бесчинства".

- "Я даже рада, потому что страшно, все страшно".

Использование гражданской альтернативной службы, вместо военной, декларировано в российской конституции, однако военные считают, что пока не принят соответствующий закон, проведение даже эксперимента по альтернативной службе незаконно. Говорит военком Алексей Волков: "Да, в основном законе, в конституции, есть такая альтернативная служба. Но механизма реализации этой альтернативной гражданской службы просто нет. В частности, нет сроков проведения, каким образом молодые люди будут проходить эту службу. Тут очень много проблем, поэтому закона нет, и об альтернативной гражданской службе пока рано говорить".

Еще определеннее высказался представитель областного военкомата Олег Тодасенко: "Ребятам альтернативная служба не зачтется, они будут считаться уклонистами".

"Альтернативная служба организуется и проводится в соответствии с конституцией и федеральным законом. Восемь лет федерального закона нет. В связи с этим прокурор города Нижнего Новгорода приносит протест, и в настоящий момент мэру города предписано отменить распоряжение администрации о прохождении эксперимента. Эти ребята практически не пойдут ни на военную, ни на альтернативную службу. Пока не будет механизма, им этот срок службы никак не засчитывается".

В Нижнем Новгороде альтернативная служба предоставлена 11-ти юношам, при этом насчитывается более тысячи уклонистов.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

Решая судьбу женщины с ребенком, саратовский суд следовал букве закона вопреки здравому смыслу. В итоге мать с сыном остались без крыши над головой.

Эта незамысловатая, в общем-то, житейская история началась три года назад, когда Светлана Канцерова развелась с мужем. На жилплощадь не претендовала - их квартира принадлежала свекрови, забрала сына и переехала к отцу. Тот часто болел и нуждался в опеке. Весной прошлого года он написал заявление в администрацию Ленинского района Саратова о регистрации в квартире дочери и внука, а через неделю умер. Впрочем, глава администрации района Константинов был не против регистрации Канцеровой и ее сына даже после смерти нанимателя квартиры, о чем уведомил районную комиссию по жилищным вопросам. И все было бы хорошо, но вот дом, в котором жил отец Светланы, относится к печально известной в Саратове "лагутенковской серии". Дешевая конструкция, разработанная инженером Лагутенко, была рассчитана на 20 лет. Дома простояли сорок, и последние 15 лет подлежат немедленному сносу. Но денег на отселение, как водится, нет, поэтому остановились на полумере - запрещено новое заселение, прописка и приватизация квартир.

Если бы Светлана Канцерова продолжала жить в квартире отца без регистрации, на это никто бы не обратил внимание, так живут здесь многие, в том числе соседи по подъезду. Но воодушевленная разрешением на прописку главы администрации района, женщина подает в суд. Вот его решение: "Канцерова с несовершеннолетним сыном должна быть выселена без предоставления другого жилого помещения". Ставя вопрос об отсрочке исполнения решения, Канцерова ссылается на то, что сын обучается в школе, после окончания учебного года она с ребенком может поселиться на даче у знакомых. Доказательств того, что в жилищных условиях к тому времени что-либо изменится, у Канцеровой нет. Поэтому суд считает, что нет оснований для удовлетворения заявления. Судом также рекомендовано вернуться на прежнее место регистрации, то есть к бывшему мужу. То, что он давно живет с новой женой и ребенком, воссоединению семьи, по мнению суда, как бы не препятствует. 25-го октября текущего года проводилось выселение Светланы Канцеровой. По меньшей мере, десять представителей различных ведомств описывали нехитрый скарб, пересчитывали вилки, табуретки, детские вещи. Присутствовала при этом и социальный педагог Ольга Яковлева, представитель Ленинского районного органа опеки и попечительства. На вопрос, где теперь будет жить несовершеннолетний Антон Канцеров, она ответила, что не знает. Когда же ее спросили, в чем заключается ее функция при выселении матери с ребенком, Ольга Яковлева сказала, что она контролирует соблюдение его прав.

Специалист отдела правового обеспечения Ленинской районной администрации Ирина Хорошун сказала, что после выселения квартиру опечатают, жить в ней никто больше не будет. Зачем же тогда выгонять на улицу женщину, не имеющую другого жилья, где же логика? "Логика в выполнении решения суда", - строго сказала представительница отдела правового обеспечения. Итак, буква закона соблюдена, самовольно захватившая жилплощадь гражданка выставлена на улицу. За последнее время это уже пятое выселение из "домов Лагутенко". Вероятно, городская власть, наконец-то, нашла дешевый способ решить проблему аварийного жилья.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

В практику разрешения трудовых конфликтов в Архангельской области после почти трехгодичного перерыва вновь вернулись голодовки как крайнее средство добиться выплаты заработной платы.

Работникам муниципального предприятия "Тепловые сети" в городе Вельске потребовалось голодать трое суток, чтобы работодатель согласился выполнить их требования. По словам профсоюзного лидера этого предприятия Александра Высоких, в акции протеста участвовали 16 человек среднего звена управления: мастера, диспетчера, бухгалтеры. Все это время они не покидали своих рабочих мест. При этом обслуживающий персонал котельных работал, и город отапливался в обычном режиме.

Коллектив "Тепловых сетей", насчитывающий 450 человек, требовал выплатить просроченную за три месяца зарплату, а также ликвидировать долг по оплате труда еще за 99-й год в сумме 1 200 000 рублей. Голодовку приостановили после того, как администрация предприятия обязалась выплатить зарплату и представила график погашения старой задолженности.

Живущие и без того впроголодь (на зарплату менее тысячи рублей в месяц, при прожиточном минимуме в Архангельской области в 1756 рублей) медсестры и санитарки центральной районной больницы города Шенкурска были готовы с первого ноября вовсе ничего не есть, пока им не выдадут их очень скромные деньги за три прошедших месяца.

В последний момент тридцати медикам, готовым к акции протеста, выдали половину задержанной зарплаты, и они отказались от проведения голодовки. В июне (чтобы добиться своего) им пришлось провести без пищи почти двое суток. Любопытно, что первый случай голодовки, о котором открыто написали местные и центральные газеты, произошел в Архангельске еще в советское время - летом 1988-го года, когда автолюбитель Андрей Аксенов пошел на голодовку, доведенный до отчаяния проволочками с ремонтом его "Жигулей" в автосервисе. Потом горожане с любопытством и сочувствием следили за акцией уволенных со службы милиционеров, разбивших палатку в заснеженном сквере в самом центре Архангельска. Далее это явление приобрело массовый характер, к нему привыкли и перестали замечать. И вот теперь, когда по уверению властей экономика на подъеме и былого социального напряжения в обществе нет, люди опять идут на голодовки. Почему? По данным заместителя архангельского губернатора по финансам Елены Рубан, задолженность по выплате зарплаты бюджетникам в области составляет менее полумесяца, однако в отдельных районах она еще не выдана за август. Именно такое неравенство, считают политологи, и объясняет возвращение к столь крайнему способу протеста как голодовка.

Если еще несколько лет назад многомесячная задержка зарплаты, пенсий была почти всеобщей, и люди готовы были потерпеть, мол, все так живут, то теперь им уже обидно ждать, когда большинство получает ту же зарплату вовремя. При этом по официальной статистике, 26% населения Архангельской области продолжают жить за чертой бедности.

В эфире Ижевск, Алексей Пинтегов:

В 90-х годов республиканская прокуратура обращалась в ижевский горсовет по вопросам строительства гаражей на территориях, предназначенных совсем для других целей. В 1959-м году лесопарковая зона рядом с ипподромом, где строятся сейчас гаражи, была отведена исключительно под строительство больничных корпусов. И совершенно неожиданно на землях оздоровительного назначения появился целый гаражный массив, включающий автокооперативы №№ 3, 4 и 5.

Председатель ижевского экологического союза Александр Торгушин объясняет причины такой внезапности: "Как правило, строительство таких объектов не начинается без попустительства соответствующих органов, в первую очередь, конечно, природоохранных. Когда поднимаются документы на проверку, оказывается, что там все согласованно. И отвод земельных участков, и все согласования с позиции экологической и санитарно-эпидемиологической, и градостроительной. Подтверждаются слухи о том, что эти гаражи принадлежат высокопоставленным чиновникам".

Сейчас расширяющийся автокооператив находится в непосредственной близости от поликлиники, стационара и профилактория удмуртских строителей. Но ближе всего строящиеся гаражи подступили к школе-интернату для глухих детей № 15. По действующему законодательству, гаражи, вместимостью свыше трехсот машино-мест, следует размещать за границами жилых районов. Между тем в расширяющемся автокооперативе уже сейчас около семисот машино-мест, его хозяева планируют построить еще 50 боксов.

Ижевские экологи говорят, что строители нарушают помимо санитарных норм и правил еще и закон об охране окружающей среды и об экологической экспертизе. Заявление экологов не было принято в природоохранной прокуратуре, хотя они обращались туда дважды.

- "Была попытка свернуть все на природоохранные органы, что они должны сначала проработать. Но ведь и прокурору, и всем нам прекрасно известно, что строительство не начнется просто так".

Заместитель руководителя комитета природных ресурсов Удмуртии Геннадий Рудных объяснил в интервью газете "МК в Ижевске", что расширение автокооператива связано, прежде всего, с организацией его охраны. "Было решено создать охранный режим за счет вновь построенных гаражей, имеющих укрепленную заднюю стенку. Учитывая, что работы, связанные с изменением границ автокооператива не повлекут за собой ухудшения окружающей среды, а будут способствовать более рациональному использованию земли, проведение экологической экспертизы в данном случае не требуется".

Интересно, что руководство интерната для глухих детей, находящегося чуть ли не рядом со строительством, даже не было поставлено в известность о начале строительных работ. Директор школы-интерната Эмма Белостовцева предполагает, что раз гаражи строят, значит это кому-то надо: "Гаражи строятся не просто так, кто-то пришел, взял и строит гаражи свои. Это, наверное, где-то согласовано все равно. Я, в общем-то, не хочу делать, никуда заявления писать, потом что это бесполезно".

Следующим этапов в развитии гаражного скандала станет, судя по всему, судебная тяжба. Экологической союз Ижевска направил в Первомайский суд города исковое заявление о прекращении экологически вредной деятельности на участке между автокооперативом № 4 и школой-интернатом для глухих детей. В документе содержится просьба обязать застройщика снести незаконно построенные гаражи. Одновременно с этим ижевский экосоюз намерен обратиться по данному факту в российскую прокуратуру и потребовать провести надзор за деятельностью прокуратуры Удмуртии и ее природоохранных структур.

В эфире Киров, Андрей Полозов:

Нарушение конституции Российской Федерации и закона "О средствах массовой информации", похоже, стало нормой в Кировской области. Практически всем негосударственным и независимым газетам и телеканалам отказывается в аккредитации на мероприятиях правительства области. Им отказывают в получении информации, не извещают о встречах и пресс-конференциях областного масштаба. Например, на этой неделе съемочная группа телекомпании "9-й канал" и "Гранд-ТВ" были выдворены из здания правительства, где проходила пресс-конференция губернатора Владимира Сергиенкова по итогам его встречи с президентом Владимиром Путиным. И таких случаев очень много. Главный редактор самого тиражного независимого еженедельника "Вятский наблюдатель" Сергей Бочинин сказал, что после того, как его корреспондентов выгнали с одного мероприятия, он в администрацию их больше не посылает, а добывает информацию альтернативными путями, а также с помощью официальных запросов, которые, впрочем, нередко игнорируются. В настоящее время Бочининым подготовлены три иска в суд по факту незаконного непредоставления информации. Претензии у газетчиков есть не только к администрации, но и к правоохранительным органам, суду, регистрационной палате.

Начальник управления информации при правительстве Кировской области Александр Иванов сообщил, что независимые средства массовой информации необъективно и тенденциозно освещают работу правительства, не озвучивают рассылаемую комитетом официальную хронику жизни области. Главный федеральный инспектор по Кировской области Валентин Пугач по этому поводу говорит, что оценивать правдивость или лживость информации должен суд, а чиновник обязан прежде всего соблюдать закон и предоставлять любую несекретную информацию или обеспечивать доступ к ней.

Если нарушение закона "О средствах массовой информации" продолжится, то Пугач будет вынужден обратиться в прокуратуру, так его обращение к чиновникам и правительству пока не дало результатов.

Причины возникновения данной проблемы кроются в давнем неприятии губернатором любой критики в его адрес, в результате чего все средства массовой информации сейчас поделены на два лагеря: зависимые от властей, однозначно поддерживающие губернатора, критикующие его оппонентов и на неподвластные правительству газеты и телеканалы. И одним из методов борьбы с оппозиционной прессой и телевидением стало отлучение их от официальных источников информации.

В эфире Хабаровск, Марина Ильющенко:

До революции в Хабаровске дома призрения, или богадельни, были нередкостью, содержались они исключительно на пожертвования, которые щедро давали состоятельные люди. Известно, что свое жалование на благотворительные цели посылал в Хабаровск один из членов царской семьи.

В наши дни функцию домов призрения выполняют городские больницы. Одна из них - 11-я. Это несколько зданий потускневшего серого цвета, огороженных каменным забором. Расположена эта больница в непопулярном среди горожан криминальном районе "Пятой площадки". Надпись на воротах "Въезд строго по пропускам" водителей не останавливает. Мало кто из них реагирует на охранника, сидящего в сторожевой будке и равнодушно поглядывающего на проезжающие машины. Зачастую мимо него проходят на территорию больницы бездомные люди. Первыми их принимают врачи приемного отделения больницы. Говорит его заведующая Ольга Добрынина: "Они между собой, видимо, как-то общаются, и зимой они к нам приходят, предъявляя массу жалоб, а причина одна - им надоедает жить на морозе, хотят жить в тепле и получать регулярное питание. Тут уже нам приходится быть немилосердными, потому что всех не госпитализируешь. Тех, кто способен самостоятельно передвигаться и в какой-то мере себя обслуживать, мы просто, покормив и обследовав, отправляем".

Однако большинство бездомных становятся пациентами хирургического отделения. Врач-ординатор Виталий Бельмач рассказал, что перед осмотром таких больных подолгу отмывают. "К нему невозможно просто подойти. Бедные санитарочки его сначала в ванную окунают, отмывают, отмачивают, и только тогда уже можно более-менее смотреть, хоть какой-то приглядный вид принимают".

Многие из этих людей попадают сюда в катастрофическом состоянии. Зимой бездомные люди сюда поступают с тяжелейшими степенями обморожения. Ивану Вербицкому ампутировали обе ноги, его постоянным местом жительства была землянка, куда после операции врачи не могут его выписать. В больнице он находится уже около девяти месяцев.

- "Здесь нормально, просто условий нет для содержания. На этой коляске ни в туалет, никуда не заедешь и нигде не выедешь, ни на улицу, ничего, нет ни заездов, ни подъездов. Одна коляска на все отделение".

В подобной ситуации оказались еще несколько человек. После ампутации их (так же как Ивана Вербицкого) некуда выписывать. Вылечив своих пациентов, врачи и медсестры начинают оформлять документы своими подопечным, а потом вместе с ними подолгу ждут очереди в доме инвалидов.

Сейчас в хирургическом отделении 11-й больницы живут пятеро бездомных мужчин. Причем поначалу врачам и медсестрам приходилось не только их лечить, но и воспитывать. Эти люди поступают сюда с ярко выраженным слабоумием. Взрослых людей заново учат, как пользоваться туалетом, зубной щеткой, вилкой и ложкой. К бездомным людям у хабаровчан отношение неоднозначное. Кто-то из жалости их подкармливает и отдает изношенную одежду, а кто-то, вероятно из соображений гигиены, поливает кислотой и посыпает хлоркой колодцы, в которых живут бездомные. Неоднозначное отношение к этим людям и у тех, кто работает в 11-й больнице, и у тех, кто здесь принимает лечение.

- "Больные лежат, нормальные больные, которые пришли из хороших семей, из хороших домов, они требуют к себе тоже отношения, а дышат они всем этим. Кому это приятно?"

- "Они не виноваты, что они такие, это мы... До того они нас допекли, что мы готовы хоть куда, лишь бы их не было".

- "Конечно, это очень плохо. Я считаю, что у человека должен быть дом, семья и все остальное. Людям они проблемы создают, что за ними ухаживают и кормят их, а пользы от них никакой".

- "Все равно понять их надо, как бы ни было. Может быть какие-то моменты неприятны, но ничего не поделаешь, я считаю, что медицина не должна никому отказывать в чем-то. Такие же больные люди, как и мы. Мы же не знаем, почему он бездомный стал, судить нельзя человека".

Врачи хабаровской больницы № 11 смущенно говорят, что им легче найти место для трупа, чем определить живого человека без документов и места жительства. Они с ужасом ожидают холодов, потому что именно в зимнее время процент таких пациентов резко возрастает.

В эфире Пятигорск, Лада Леденева:

Владимир Казаков инвалид первой группы, здоровье потерял в Великую Отечественную, в 43-м году освобождал Пятигорск от немецко-фашистских захватчиков, дошел с советскими войсками до Берлина.

В течение последних 15-ти лет Владимир Александрович ежегодно поправляет здоровье в спинальном отделении пятигорского санатория "Лесная поляна". Здесь проходят курсы лечения люди с тяжелейшими травмами позвоночника, инвалиды детства, Великой отечественной, афганской и чеченской войн, инвалиды, получившие трудовые увечья. В коридорах санатория можно встретить людей в инвалидных колясках, приехавших сюда из Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Ростова, Зауралья. И Владимир Казаков, и еще около ста инвалидов-спинальников своим пребыванием в санатории довольны. Устраивает работа медперсонала, удобно расположение санатория. Говорит Владимир Казаков: "Базар, магазин, транспорт, железная дорога, дальше - связано с автодорогой Москва-Баку, и ветка идет на Кисловодск. Аэропорт - 40 километров, автовокзал. Здесь лечатся больные с тяжелыми заболеваниями позвоночника и другие. Если подобрать такое помещение, это надо вложить миллионные деньги и на несколько лет, что у государства нет".

Известие о продаже санаторного комплекса "Лесная поляна" вызвало среди инвалидов буквально шквал возмущений и вылилось в стихийный митинг отдыхающих. Как выяснилось в ходе общего собрания медперсонала, санаторий выставлен на продажу собственником - федерацией независимых профсоюзов и краевой профсоюзной организацией. Инвалидов на собрание не пустили, но, под видом медперсонала, в зал санатория все же пробрались несколько человек. Из разговоров поняли - санаторий закрывается, медперсонал работой обеспечат, что будет с пациентами спинального отделения - неизвестно. И это притом, что за последние годы отделение разрослось, здесь появилось специальное, крайне необходимое инвалидам оборудование. Говорит инвалид первой группы Владимир Казаков: "За последние два года они стали получать большие прибыли, за счет этого спинальное отделение расширилось и сумело мобилизоваться так, что сейчас на второй, третий этаж уже мы на колясках можем смело заезжать. Переоборудовали специально за последний год".

Как объяснила начальник объединения санаторно-курортного учреждения профсоюзов главный врач Алевтина Тювакина, с юридической точки зрения никаких нарушений нет, собственник реализует законное право распоряжаться своим имуществом.

- "Все уничтожить, заново построить, извините, какой смысл и у кого такие средства могут быть?"

Когда в местной прессе по поводу закрытия санатория разразился настоящий скандал, инвалидов пообещали в призрачном будущем куда-нибудь пристроить, не сообщив при этом, куда именно. А сами отдыхающие не понимают другого: зачем?

- "Я не говорю о себе, я говорю о моих детях, внуках. Разве можно с такими тяжелобольными так обращаться? Просто бездушно, мягко выражаясь".

- "Россия имеет такие масштабы территории, спинальников очень много в России, и ни одного санатория".

- "Мы будем принимать какие-то свои меры, чтобы этот санаторий функционировал".

Как события будут развиваться дальше, пока неизвестно. Пока же люди в инвалидных колясках пишут письма во всевозможные инстанции в надежде на помощь местных и федеральных властей.

В эфире Воронеж, Михаил Жеребятьев:

Не успели в Воронежской области опомниться от уборочной, подсчитать потери рекордного урожая (а они по официальным данным только в зерновом секторе составили 20% от планировавшегося сбора, говорят, подвела старая техника), как нагрянула новая напасть. Правительство России приказало с 1-го декабря начать реструктуризацию долгов аграрного сектора. По замыслу инициаторов очередной реформы отношения государства с сельскими товаропроизводителями, хозяйства, которые способны рассчитаться по платежам текущего года до начала декабря, ожидают льготы в виде шестилетней рассрочки выплат накопившихся долгов по федеральным налогам, сборам и страховым взносам, при условии погашения их равными долями, не реже одного раза в полгода. К тому же долги по пеням и штрафам хозяйства смогут гасить еще в течение последующих четырех лет. Впрочем, федеральная власть обещает быть снисходительной даже к закоренелым должникам, если они пройдут процедуру санации, обязательно заключив мировые соглашения с кредиторами. О постановлении правительства за номером 458, объявляющим зимний сезон банкротств на селе, было известно давно, вышло оно 8-го июня. А вот активно готовиться к его реализации в той же Воронежской области начали в октябре. На проблему областное начальство ответило совещанием, которому предшествовал некий предварительный подсчет. Из более чем 700 действующих в области сельхозпредприятий разных форм собственности лишь 70 или 80, максимум сто, безболезненно переживут реформу. Что делать с остальными, более чем шестью сотнями, кто возьмет их долги и как организационно провести банкротство, чтобы при этом сохранить сельское хозяйство в качестве отрасли, дающей поступления в областной бюджет, - только об этом говорят сегодня публично воронежские администраторы областного уровня.

По крайней мере, уже сейчас ясно, что процедура банкротства на селе будет не простой и не скорой. Пропускная способность областного Арбитражного суда - не более 20-25-ти дел в месяц. Требуемой для решения задачи авральных банкротств численности арбитражных управляющих, способных в одночасье занять председательские кресла, в области нет, и за оставшийся месяц их не подготовишь. В Воронежскую область уже хлынули заезжие спецы. Одни из них присматриваются, прицениваются, другие открыто обещают за определенную мзду уладить долговые проблемы председательского корпуса. Областная власть, в свою очередь, уже пообещала пресечь деятельность гастролеров и пытается апробировать собственную модель банкротств, которая получила название "горизонтальной кооперации". Оставшихся на плаву промышленных гигантов, способных перераспределять средства в аграрный сектор, подобно тому, как это делается в соседних Липецкой и Белгородской областях, в Воронежской области нет. Но есть предприятия пищевой промышленности, мясокомбинаты, молокозаводы, которые не перешли под контроль московских фирм, их мощности загружены от силы на 50-60%. Как раз за счет банкротств планируется принудительно расширить их сырьевую базу.

Правда, похоже, не для всей территории области такая модель оказывается приемлемой. В самом конце октября увидело свет открытое письмо к общественности, всем мыслимым и немыслимым инстанциям, призывающее остановить разрушение сельского хозяйства за подписью главы (одного из преуспевающих, по меркам Воронежской области) Анненского района и его подчиненных.

В эфире Псков, Анна Липина:

В Пскове на минувшей неделе прошла забастовка предпринимателей города, организованная местным отделением профсоюза работников среднего и малого бизнеса и Союза налогоплательщиков. В момент проведения забастовки по Пскову не работало более двух тысяч мелких торговых точек. Поводом к массовому выступлению псковских предпринимателей послужило намерение областных властей увеличить ставку единого налога на вмененный доход с 5,5 до 12,5 тысяч рублей. Этот налог с нового года должны будут платить все предприниматели Псковской области. К забастовке псковичей также присоединились предприниматели Великих Луг, Печор, Пушкинских гор, Порохово и Дно.

Единый налог на вмененный доход рассчитывается по размеру торговый площади и не зависит от объема продаж. Его в Псковской области до сего момента платили мелкие предприниматели, торгующие с лотков и палаток. В течение двух лет ставка этого налога не изменялась и составляла 5,5 тысяч рублей с квадратного метра торговой площади в год. Предприниматели, владельцы магазинов, платили 5% налог с продаж. Говорит заместитель председателя областной общественной организации Профсоюзы работников среднего и малого бизнеса Владимир Сацков: "Цель акции очень простая. Еще 16-го мая было заседание комитета по бюджету, налогам и финансовой политики областного собрания. Представители областной администрации, настаивая на том, что ставка должна быть увеличена, подтверждали это тем, что налог с продажи уже заложен в областной бюджет, и если всех переведут на уплату единого налога, а плательщик единого налога не платит налог с продажи, бюджет области потеряет около 130-ти миллионов рублей.

Мы спросили у уважаемых представителей администрации, депутатов: скажите, пожалуйста, а вы рассчитали, хотя бы в черновую, какой доход вы получите от единого налога со всех площадей, используемых в торговой детальности? Вы это просчитали, для того, чтобы хотя бы сравнить, даже грубо, какие-то цифры? Нет. Нам в ответ было заявлено, что неизвестно, какая площадь используется в торговой деятельности. И неизвестно даже государственному комитету статистики. Наши предложения не были использованы, и 15-го октября этого года состоялось заседание комиссии по налогообложению и торговле с 2002-го года. Почему вылезла ставка в 12,5 тысяч рублей. Простите, это что?

Это мотивируется необходимостью пополнения местного бюджета. Поэтому новая ставка единого налога на вмененный доход была взвинчена сразу более чем в два раза. Вместе с тем, как пишет газета областной администрации "Псковская правда", даже при планируемом повышении ставки единого налога, недобор в бюджет в будущем году составит около 70-ти миллионов рублей. Однако мелких и средних предпринимателей это повышение налога приведет к разорению. А таких только в Пскове около 20-ти тысяч человек. Говорит Владимир Сацков: "Мы выдвигаем требование - одна ставка прежняя - 5,5 тысяч, не более, не менее. Потому что мы считаем, что, не проведя даже черновой какой-то расчет суммы единого налога со старой ставкой, извините, нам просто пудрят мозги, не более того".

Между тем, ставку, предложенную областной администрацией, депутаты законодательного собрания пока не утвердили.

В эфире Тольятти, Василий Жильцов:

В октябре милиционерам города Тольятти пришлось в приказном порядке изучать закон "О средствах массовой информации". Так распорядился начальник городской милиции после того, как местные журналисты, устав от повышенного внимания правоохранительных органов, стали протестовать против произвола людей в форме.

Еще в сентябре у корреспондента "Тольяттинского обозрения" Юрия Левина милиционеры отобрали фотоаппарат и засветили пленку, когда он снимал перевернувшийся автомобиль с заключенными. Потом похожая история случилась в здании суда. Там разбиралось дело о драке двух молодежных группировок, в который националисты-скинхеды в городском автобусе серьезно побили подростка, поклонника одного из музыкальных стилей. Прямо в здании суда сотрудники конвоя на три часа задержали фоторепортера Алексея Яблокова и корреспондента "Тольяттинского обозрения" Викторию Ан. Журналисты пытались снять обвиняемых - местных скинхедов. Выяснилось, что по должностной инструкции конвоиры не должны допускать фото- и видеосъемки процесса конвоирования. Кроме того, у журналистки в паспорте не оказалось местной регистрации. Тогда находчивому фотографу Алексею Яблокову удалось спрятать фотопленку в носок. Репортер вспомнил, что видел подобную ситуацию в американском фильме "Сальвадор". Приехали адвокаты редакции и объяснили милиционерам, что по закону "О средствах массовой информации" журналист имеет право производить фото - и видеосъемку, а должностная инструкция вступает в конфликт с федеральным законом, и не может быть применена. Кроме того, законы России не запрещают гражданам аудиозапись и съемку процесса, если это не мешает ходу суда. Ну а наличие или отсутствие местной регистрации по федеральному закону вообще не может вести к ущемлению прав и свобод гражданина. После этих случаев журналисты уже не в первый раз решили обжаловать действия сотрудников милиции, которые мешают прессе выполнять профессиональный долг.

Удачный опыт был. Два года назад журналист Алексей Сидоров после суда получил по мировому соглашению две тысячи рублей за то, что во время облавы в ресторане репортера поколотили милицейской дубинкой. Но сейчас сотрудники "Тольяттинского обозрения" не ожидали такой быстрой реакции руководства УВД. Начальник милиции Александр Шахов приказал своим сотрудникам взяться за изучение закона "О средствах массовой информации" и доложить о результате. Милицейское начальство заявило, что таким образом выполняется указание московского руководства о том, чтобы повернуть МВД лицом к народу. Рядовые сотрудники милиции восприняли разнарядку руководства по изучению закона о печати с юмором, мол, еще одна кампания. Ни для кого не секрет, что российским правоохранительным органам, даже зная о с существовании той или иной буквы закона, зачастую ничего не стоит ее не замечать, если силовикам это нужно.

В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:

Ульяновск, родина Ленина, долгие годы был своеобразной идеологической столицей Советского Союза, что оставило неизгладимый след на экономике, политике и культуре города. В этом году Ульяновск был объявлен первой культурной столицей Приволжского федерального округа. Но спущенная сверху культурная революция многим показалась не более чем аппаратной идеей полпреда президента в округе Сергея Кириенко. В частности, редактор самарской газеты "Окна" Виктор Долонько критически отозвался о завершившемся на днях ульяновском фестивале: "Я очень хорошо отношусь к той идее, которую высказал Сергей Владиленович, - культурная столица. Но комсомольский энтузиазм, с которым его окружение загубило эту идею, вызывает у меня резко негативное отношение. Речь идет о том, что мы открываем программу этих двух месяцев и видим, что она насыщена художественной самодеятельностью. И поэтому - это очередной комсомольский сбор с очередной галочкой, который, вообще говоря, провалился".

И все-таки культурная столица - политтехнология или знаковое событие?

Известно, что фестиваль вместил в себя около 60-ти культурных проектов: музыкальных, художественных, театральных, музейных. На их реализацию было затрачено около семи миллионов рублей, половину из которых дал Фонд Сороса, а остальное - бюджетные деньги и взносы меценатов.

Определенно, фестиваль внес свежую струю в городскую культуру, пострадавшую от тотальной ленинизации, но вовлечь массы ульяновцев в фестивальные мероприятия не удалось. Одни говорят, что фестиваля просто не заметили, другие считают более важной проблему горячей воды и отопления. Сергей Кириенко на это отвечает, что композитор Шостакович свои лучшие симфонии написал в блокадном Ленинграде. Идеологи проекта уверены в успехе. Следующей культурной столицей проекта выбран Киров.

У организаторов будет больше времени на подготовку, и они учтут промахи ульяновцев. Но координатор программы "Культурная столица" Анна Гор считает, что и для Ульяновска роль культурного полигона очень важна: "Все, что он притянул к себе, он по наследству передаст другому. И вот кумулятивный эффект, эффект плюсования, эффект приращивания должен дать результат не для новой столицы, что само собой разумеется, но для Ульяновска самого. Он уже выступает в роли некоего эксперта, некоего центра опыта. И это новая роль для города, я думаю, что она крайне важна для самооценки, для самосознания".

Журналисты и эксперты-культурологи спорят о том, что останется в городе после фестиваля. Эксперт Совета Европы Роберт Палмер, курирующий программу "Культурная столица Европы", говорит, что статус культурной столицы это только начало: "Если город исчерпывает этот статус в течение нескольких месяцев, то влияние его невелико. Главное - не перечень проведенных мероприятий, главное, что город сумеет построить на том культурном фундаменте, что был заложен в эти месяцы".

Некоторые музейные работники утверждают, что факт рождения в городе Владимира Ленина является его главным культурным ресурсом. Той маркетинговой идеей, которая может привлечь сюда массу туристов. Роберт Палмер не верит, что культурная политика любого города должна привязываться к отдельной личности или историческому событию.

"Это может быть стимулом, одним из факторов целостной политики, но планировать развитие на основе единственного проекта или личности было бы слишком большим упрощением и ограничением. Более смелый подход - осознать свои исторические связи и двигаться дальше, в 21-й век, стремиться к более современному, новаторскому самоопределению в культурной среде".

XS
SM
MD
LG