Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Альтернативные взгляды на альтернативную службу в Мордовии;
- За кражу электроэнергии в Иванове вводится коллективная ответственность;
- Марийские учителя вновь бастуют;
- С приближением зимы тепло в Архангельске стало в два раза дороже;
- Лермонтовское общежитие подали вместе с жильцами;
- Кто купит самарскому дворнику метлу;
- Краснодар: хоронить или не хоронить погибших немецких солдат;
- Печора: больниц становится все меньше;
- Хабаровск: водоканал становится недоступным для телеканалов;
- Вологда: кому выгодна болезнь Владимира Попова;
- Омск: журналистов обвинили в снижении цен на зерно;
- Барнаул: кто защитит садоводов от бродяг;
- Саратов: фермера Юсупа Батраева волнует проблема перепроизводства.


В эфире Саранск, Игорь Телин:

Решение о проведении эксперимента по созданию механизма для прохождения альтернативной гражданской службы на территории Нижнего Новгорода будоражит умы в соседней Мордовии. Мнения разделились - от активного неприятия работниками республиканского военкома, и не просто потому, что они считают, что проведение нижегородского эксперимента до принятия федерального закона об альтернативной службы не имеет законной силы, но и вообще, потому что, по их мнению, сама подобная служба подорвет некие устои общества. С другой стороны, местные правозащитники уверены, что эксперимент в соседнем регионе необходимо всеми силами поддерживать, так как это еще один и очень важный этап построения в России демократического общества. Однако в мордовском республиканском Комитете солдатских матерей считают, что отношение к альтернативной гражданской службе должно быть более взвешенным и какие-то однозначные оценки здесь невозможны.

"Вопрос альтернативной службы для меня очень непонятный".

Это мнение председателя Комитета Ирины Голиковой.

"Альтернативная служба должна быть только для детей со слабым здоровьем и семей, где одна мама, больная мама, - вот для этих ребят должна быть альтернативная служба. Созрели или не созрели мы до этой службы? Во всех публикациях, которые выходили на альтернативную службу, говорилось о том, что не хочу держать оружие, только это. Надо, чтобы другие мотивы были. Не знаю людей, которые хотят держат оружие. По-моему, нет таких практически, только бандиты, наверное, и то, наверное, не все. Боюсь, что эта альтернативная служба станет лазейкой для определенной категории людей. Опять для кого - сильных, богатых, обеспеченных. Вот будут искать методы и способы, чтобы попасть на эту альтернативную службу".

Характерная особенность: как конфиденциально сообщили в республиканском военном комиссариате, за последние семь лет на военную службу в Мордовии не было призвано ни одного молодого человека из числа детей сколько-нибудь известных республиканских чиновников и так называемых промышленных генералов. Часть из них имеет длящуюся годами отсрочку от службы, другая часть вообще - полное освобождение от армейской службы по состоянию здоровья. Так что призываются в Мордовии дети рабочих, инженеров, рядовых работников сельского хозяйства.

Но существует еще одна проблема, связанная с альтернативной гражданской службой - готовы ли к ней сами молодые люди? Ирина Голикова считает, что - нет.

"Я с трудом верю в то, что наша молодежь может быть использована где-то, как говорилось, в домах престарелых по уходу за больными. Это - для определенного круга молодежи. Например, для ребят, которые с медицинским образованием, которые уже настраивают себя на такую работу, то есть, они еще могут себя представить в качестве нянек. Остальные сильные ребята, вы сами представьте - если они дома за бабушкой никогда не ухаживают, вы себе представляете их уход за больными старушками в доме престарелых? Не верю я в это".

По мнению Комитета солдатских матерей Мордовии, введение альтернативной гражданской службы в настоящее время лишь отчасти может помочь обществу. Она не решит проблем армии, которая напрямую связана с нарушениями прав человека. Сейчас необходима военная реформа. И если она будет проведена, то проблема - служба в армии или гражданская альтернатива отпадет сама собой, а будет просто свободный выбор.

В эфире Иваново, Елена Смагина:

Более шести тысяч ивановцев остались на этой неделе без света. Акционерное общество "Ивэнерго" возобновило в Иванове принудительные отключения электроэнергии. В октябре из-за сентябрьских веерных отключений увеличился долг населения за потребленную энергоэнергию, в этом месяце люди оплатили лишь 40% услуг энергетиков. Общий долг населения, с учетом долгов прошлых лет, составил 70 миллионов рублей. Неплатежи населения спровоцировали сами энергетики, начавшие в сентябре веерные отключения только из-за того, что Сбербанк, а вовсе не городской бюджет, всего на несколько дней задержал платежи. С другой стороны, энергетики так и не обеспечили нормальное теплоснабжение квартир. На выходе с ТЭЦ температура воды - вместо положенных 95 градусов Цельсия - всего 75. Люди, уже начавшие платить за тепло, вынуждены отапливать свои квартиры электроприборами. Во многих домах тепла нет до сих пор. Тарифы на электроэнергию постоянно растут. Только в ноябре региональная энергетическая комиссия повысить их на 20%. Поэтому жильцы вынуждены пускать электроэнергию мимо счетчиков. В связи с неуплатой текущего потребления руководство "Ивэнерго" потребовало от города сократить потребление электроэнергии на 10 мегаватт, то есть на одну девятую необходимой для жизни города и предприятий мощности. 30-го октября энергетики отключили пять фидеров с 8-ми до 20-ти часов. Во второй половине дня жители в знак протеста перекрыли дороги сразу в двух районах Иваново. Муниципальному предприятию "Ивгорэлектросеть" удалось перевести на резервное питание 80% обесточенных объектов, но в каждый последующий день энергетики стали отключать все новые фидеры. В пятницу их было уже восемь. Отключение в этот день продолжалось с 8-ми до 23-х часов. 30-го октября мэр Иваново Александр Грошев провел экстренную пресс-конференцию, на которой заявил, что на этот раз ничем не сможет помочь горожанам. "Мы все лето держались без отключений только за счет бюджетной "иглы", но бесконечно так продолжаться не может, в бюджете деньги кончаются. Прекращения веерных отключений можно ждать только в том случае, если население бегом побежит в сберкассы. Разговоры о том, что кто-то платит, а кто-то не платит - разговоры для бедных. Если люди не хотят платить, я расцениваю это как тихое неповиновение. Для чего оно нужно? Чтобы перейти потом к активному неповиновению, перекрытию дорог, массовым выступлениям? Но если горожанам хочется жить бурной жизнью, пусть живут. Я официально заявляю, что мы не в состоянии больше покрывать долги населения бюджетными деньгами. От тихого коллективного неповиновения мы перешли к коллективной ответственности. Но администрация города готова перейти от коллективной ответственности каждого горожанина за весь город к коллективной ответственности жителей своего дома за свой дом". Нововведение, предлагаемое городской администрацией, предполагает заключение договоров коллективной ответственности. Договоры предусматривают установку на дом входного счетчика, который будет фиксировать количество энергии, потребленной всеми жителями дома, и уже сами жильцы будут следить за теми, кто станет пускать электричество мимо счетчика или не заплатит за электроэнергию. Если задолженность будет у кого-то одного - отключат весь дом. Похоже, что со временем подобные договора администрация собирается заключать и на другие виды коммунальных и прочих услуг. Если однажды кто-то из жильцов дома окажется не в состоянии оплатить их, его начнут выселять не по решению суда, а по требованию и, возможно, под физическим воздействием соседей.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

В два раза увеличилась в Архангельске плата за отопление квартир. В эти дни горожане получают квитанции по оплате жилищно-коммунальных услуг за октябрь уже по новому тарифу. Так, семья Ирины и Олега Петровых из четырех человек, живущие в четырехкомнатной квартире типового панельного дома, теперь только за коммунальные услуги должна выложить 1018 рублей. Причем, в эту сумму не входит плата за электроэнергию и холодную воду. В целом же содержание жилья обойдется им, как минимум, в полторы тысячи рублей в месяц, это вдвое больше, чем было в летние месяцы. Таким образом, в Архангельской области начали более решительно проводить реформу, направленную на то, чтобы население полностью оплачивало жилищно-коммунальные услуги. Пока, по данным представителя компании "Архэнерго" Петра Чечеля, в Архангельске жильцы платят только 45% от реальной стоимости затрат на отопление и горячую воду. Разница в тарифах для населения должна компенсироваться из бюджета, что до недавних пор не делалось вовсе. В результате - суммарный долг бюджета двух крупнейших городов области Архангельска и Северодвинска перед энергетической компанией достиг примерно двух миллиардов рублей. Нужно отметить, что рост платы за жилье и коммунальные услуги происходит вместе с принятием мер по социальной защите населения в виде предоставления денежной помощи - субсидий. Так, на 30-е июня, более свежих данных в областном комитете государственной статистики пока нет, субсидии получали 32 тысячи семей или менее 8%. Теперь, с двукратным увеличением тарифов, это число должно резко возрасти, поскольку в Архангельске по действующей норме право на жилищные субсидии получают семьи, в которых затраты на оплату жилищно-коммунальных услуг превышают 15% общего денежного дохода. Таким образом, по самым приблизительным оценкам, в очереди за пособием выстроится большинство горожан. Аналитики же считают, что возрастет не только количество людей, обратившихся за субсидиями, но и тех, кто просто перестанет вообще платить за жилье. По данным департамента городского хозяйства, в Архангельске и таких примерно 10% населения. А общая задолженность по квартплате превышает 65 миллионов рублей. Расходы на содержание квартир бьют все чувствительнее по карману горожан, и люди начинают более серьезно относиться к экономии. Утепляют окна и двери, чтобы в холода реже пользоваться электрическими обогревателями, устанавливают счетчики, которые позволяют контролировать расход воды и газа, использовать более дешевый ночной тариф на электроэнергию. В то же время в Архангельске остается массовым явлением вандализм по отношению к муниципальной собственности. Из подъездов домов воруют оконные рамы, входные двери, разрушают лифты. По данным мэрии, четверть всех средств, отпущенных на содержание жилищно-коммунального хозяйства города, расходуются только на восстановление порушенного.

В эфире Йошкар-Ола, Елена Рогачева:

Вторая учебная четверть может не начаться для многих школьников Марий-Эл. 89 школ имеют право приостановить работу, если трудовые права педагогов будут нарушены. Сейчас у марийских учителей есть все основания для начала забастовки - более чем на два месяца идет отставание по выплате текущей заработной платы работникам сферы образования. Остались еще долги и за прошлый год. Перед осенними каникулами пять коллективов школ уже проводили предупредительную забастовку, однако, на ситуацию она особо не повлияла. Только в Йошкар-Оле учителя получили сентябрьскую зарплату. Как рассказала председатель марийского республиканского комитета профсоюза работников образования Людмила Пуртова, в денежном выражении бюджет должен учителям почти 60 миллионов рублей, при этом зарплата школьного педагога очень низка. В среднем она составляет 875 рублей, что практически в два раза ниже, чем в целом по Марий-Эл. Ставка молодого учителя вообще смехотворна - 412 рублей, их нужно три, чтобы соответствовать официальному прожиточному минимуму в республике. По мнению Людмилы Пуртовой, спровоцирован не всегда гибкой политикой местных властей. Например, в Космодемьянске только 9% собственных доходов города направляется на оплату труда бюджетников, а потому здесь неспокойно не только в учительской среде, работники здравоохранения тоже выражают недовольство - правда, не в столь резкой форме, то есть работу не прекращают. У глав районов есть свои аргументы. Их настолько прижали энергетики, что приходится выбирать - либо оставить людей без тепла, либо без зарплаты. Когда на улице минусовая температура, тепло, по их мнению, важнее, чем кусок хлеба. Повлиять на глав районных администраций практически невозможно, они имеют право распределять все трансферты, поступающие из бюджета республики, по своему усмотрению. Тем временем педагоги не знают, как получить кровно заработанные деньги. Например, коллектив средней школы Звениговского района направил открытое письмо в местное средство массовой информации, в котором говорится, что учителя были обрадованы решением российского правительства об увеличении зарплаты бюджетникам. Но о каком повышении можно говорить, если не выплачивается даже положенная законом. Более всего педагогов возмутило, что управление информации администрации марийского президента сообщает об улучшении ситуации в социальной сфере и своевременной оплате труда бюджетников. Формально правительство Марий-Эл не лукавит. По словам президента Леонида Маркелова, все положенные трансферты стопроцентно направляются районам.

В эфире Кавказские Минеральные воды, Лада Леденева:

Уже три месяца 15 семей сотрудников Лермонтовского УВД и работников обанкротившейся воинской части живут без горячей воды, а с наступлением отопительного сезона и без отопления. Из-за банкротства имущество части пошло с молотка, а вместе с ним и общежитие, в котором живут эти 15 семей. Новый хозяин общежития - житель Новороссийска, попросил лермонтовчан очистить помещение, а чтобы ускорить выселение, добился отключения общежития от системы отопления. В октябре выпал первый снег, мела метель, и столбик термометра на неделю опускался ниже нулевой отметки. Отопительный сезон все же начали, однако, лермонтовчан это благо цивилизации так и не коснулось. И это - в добавление к сырым углам, мокнущим стенам, осыпающейся с потолка штукатурки.

"Нам выделили жилье в полностью разрушенном состоянии, то есть - одни стены. Мы полностью сделали капитальный ремонт, начиная от электропроводки, потом канализация, горячая вода, все это мы сделали своими силами и средствами. Многие даже взяли кредиты, которые нам нужно платить три года. Мой муж работает в УВД 21 год, выслуга у него 20 уже есть. Он работает только потому, чтобы жить здесь, из-за жилья".

Уйти из общежития людям с малолетними детьми и всем скарбом некуда. За съем однокомнатной квартиры в Лермонтово нужно платить полторы тысячи рублей в месяц, а заработная плата лермонвтовчан едва достигает тысячи. Доведенные до отчаяния семьи два месяца назад обратились за помощью в городскую администрацию, где получили ответ - ждите, ваш вопрос решается. По словам жильцов, тот факт, что на сегодняшний день 210 тысяч семей российских военнослужащих не имеют собственного жилья, утешением отнюдь не назовешь. Не объяснишь это и простуженным мерзнущим детям. А в семье участкового Спицина, пока что проживающего в полуразрушенном и неотапливаемом общежитии, их четверо.

"Есть семья, двое из них - женщина и ребенок, лежат с воспалением легких в больнице. Другой ребенок - у него сегодня воспаление уха среднего, отит. И сами жильцы кашляют все, на больничный многие пошли".

Заместитель начальника Лермонтовского УВД Раиса Яковлева также не имеет собственного жилья, снимая квартиру. Говорит Раиса Яковлева:

"Все жильцы дома № 20 по улице Промышленной города Лермонтова были извещены о том, что в связи с решением Арбитражного суда Краснодарского края от 19-го марта текущего года введена процедура банкротства и принято решение о продаже бывшего военного городка на территории города Лермонтова".

Как рассказала Раиса Яковлева, на сегодняшний день местные власти предоставили крышу над головой только двум жильцам общежития, в отношении остальных пока что звучат лишь обнадеживающие обещания. Рассчитывая, что придание ситуации огласки поможет делу, жильцы общежития обратились за помощью в средства массовой информации. Однако в ответ на это, на следующий день после показа сюжета по местному телевидению, лермонтовчанам отключили электричество. Теперь из всех благ цивилизации у жильцов осталась лишь холодная вода.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

Второго ноября прошла забастовка работников жилищно-коммунального предприятия "Металлург". Дворники, сантехники, маляры, строители, всего более 150-ти человек - отказались выйти на свои рабочие участки, расположенные в Кировском районе Самары. Главным поводом для проведения забастовки стала двухмесячная невыплата зарплаты. Последний раз зарплата работникам ЖКХ "Металлург" выдавалась в августе. Задолженность муниципалитета привела к тому, что работники коммунальных служб оказались вынужденными на собственные деньги покупать себе лопаты, метлы, строительный инструмент. Вот что рассказали сами рабочие.

"Зайти в подвал - у нас даже резиновых сапог нет. Все - свое. И инструмент я уже пять лет не получал. Как от завода нас перевели, вот больше мы ничего не получали".

"Сейчас на нас совсем, моно сказать, плюнули. Как говорится, есть все, работая совесть, как таковая. Мы работали, и мы будем работать, но будем работать тогда, когда нам выплатят то, что они нам должны".

Городские власти предпочли публично не реагировать на забастовку, прибегнув к тактике умолчания. В те дни, когда бастовали рабочие жилищно-коммунального предприятия "Металлург", с первых полос самарских средств массовой информации сообщалось, что глава города Георгий Лиманский признан победителем общенационального конкурса на звание "лучший мэр года". 5-го ноября вице-губернатор Самарской области Виктор Казаков, выступая перед журналистами, сообщил, что в администрации губернии началась подготовка текста постановления о введении контроля за расходованием средств администрацией Самары. Говоря проще, областная администрация намеревается впредь контролировать все расходы городского бюджета. По сообщению вице-губернатора Виктора Казакова, "областные власти склонны считать, что расходование средств из городского бюджета самарская мэрия ведет не по назначению".

В эфире Краснодар, Иван Петров:

Быть или не быть немецким воинским кладбищам на Кубани? Споры по этому вопросу идут уже несколько лет. Во время войны Краснодарский край стал ареной битвы за Кавказ, длившейся около полутора лет, и только Красная армия потеряла здесь более восьмисот тысяч человек убитыми. Значительные потери несли также и германские войска. Только при обороне Таманского плацдарма погибло более 50-ти тысяч немецких солдат и офицеров. После освобождения немецкие воинские кладбища запахивались, часто, словно по иронии судьбы, на их местах власти возводили мемориальные комплексы победителям. Останки людей были убраны только с полей, и те солдаты, что погибли в горах, до сих пор не захоронены. Причем, это касается всех, в том числе и советских военнослужащих. Немало в крае и кладбищ, где покоятся немецкие военнопленные, работавшие на Кубани до 51-го года. Много лет уже существует в Германии Народный союз по уходу за военными могилами. Эта общественная организация существует на пожертвования немецких граждан. Народный союз Германии занимается тем, что строит немецкие воинские кладбища в тех странах мира, где погибли немецкие солдаты. На Кубани представители Народного союза Германии впервые появились пять лет назад, незадолго до губернаторских выборов. Вместе с представителями организации приехала группа немецких ветеранов, горных стрелков, воевавших здесь в 42-43-х годах; немцы приехали не с пустыми руками. В дар городской больнице они принесли уникальный набор хирургических инструментов. В рамках визита прошли встречи с российскими ветеранами, жителями Новороссийска. Группа российских ветеранов выехала в Германию по приглашению немецкой стороны. Вопрос о создании немецкого сборного кладбища, казалось, был решен окончательно. Ведь только в пригороде города-героя Новороссийска Мысхака немецкие горные стрелки только за один день потеряли убитыми тысячу человек. Следует сказать, что немецкие воинские кладбища для нынешней России не редкость. Уже давно построены и открыты кладбища в Волгограде, Ржеве, Калининграде и многих других городах. Но на Кубани процесс строительства кладбища откладывается в долгий ящик. Вскоре после визита немцев в Новороссийск губернатором края был избран Николай Кондратенко. Сам губернатор неоднократно заявлял о том, что "фашистским мемориалам на Кубанской земле не бывать". Ульрих Беше, представитель Народного союза Германии по уходу за военными могилами ,так рассказал о своей встрече с председателем краевого совета ветеранов, а по совместительству - председателем комитета Законодательного собрания края генералом Анатолием Максимовым: "Я считал, что неплохо знаю русский язык, но из криков генерала понял только три слова - "сволочь, фашист, никогда". Кстати, сам генерал участия в войне не принимал по причине малолетства, однако, занял абсолютно бескомпромиссную позицию. Существует соглашение между правительствами России и германии о воинских захоронениях. В Германии советские военные кладбища находятся под защитой государства и за ними есть надлежащий уход. Однако в Краснодарском крае позиция властей не позволяет сделать какие-либо шаги в этом направлении. А ведь немецкая сторона много раз разъясняла, что речь не идет о мемориалах фашизму, просто останки людей будут захоронены по христианскому обычаю. Собраны они будут со всего края и размещены на нескольких воинских кладбищах. Кроме того, родственники погибших получат информацию о том, где покоится прах их близких. А исходя из этого, край сможет принимать у себя многих немецких туристов в рамках так популярного на Западе военного туризма. Однако позиция местных властей до сих пор не позволяет рассчитывать на создание немецких воинских кладбищ. Правда, несколько дней назад администрацией города Новороссийска и городской Думой было принято решение о выделении участка земли под немецкое сборное кладбище в районе плацдарма Малая земля. Однако говорить о том, что проблема, связанная с немецкими кладбищами на Кубани решена, еще рано.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

В Печоре в республике Коми закрывается старейшая городская больница. Ей в ноябре исполняется 60 лет. Это больница - ведомственная, принадлежит водникам. А так как полгорода - речники, то, вместо положенных по нормативу семи тысяч, здесь лечится народу вдвое больше. В последние годы финансирование резко сократилось, сейчас составляет лишь процентов 60 от необходимого. Но стало известно, что Министерство здравоохранения республики решило прекратить поступления из Фонда медицинского страхования, якобы они нужнее другой, муниципальной больнице Печоры. На деле, по мнению возмущенных горожан, это приведет, во-первых, к неизбежному закрытию больницы водников, потому что на одних дотациях из федерального бюджета ей долго не протянуть, а во-вторых, муниципальной больнице, гораздо хуже оснащенной, не справиться в одиночку с потоком больных. Эта история - лишь очередное событие в сокращении учреждений здравоохранения, происходящем в республике Коми в последние годы. Повсеместно, объясняя это экономией средств, закрывают амбулатории и больницы в сельских районах. На деле же многим сельчанам, неспособным из-за бездорожья или безденежья доехать до райцентра, остается одно - преждевременная смерть. В селе Подейск Карперовская больница, построенная еще до 17-го года земством, всегда была гордостью местных жителей. В ней лечились жители всех окрестных сел и деревень. Сейчас ее перевели в здание в два раза меньше. Сократили и штаб. Но его, как говорит главврач Наталья Картушова, все равно невозможно набрать. Причина - бедность.

"На сегодняшний день, на пять коек стационар, там работает один врач и одна медсестра. Фельдшер у нас один год проработал и сбежал, потому что нет жилья, вопрос с жильем не решается".

И такая картина повсеместна. В одном лишь Усинске в этом году уволилось свыше 30-ти врачей. Вместе с тем, само Министерство здравоохранения республики Коми с каждым годом контролирует все большие финансовые средства. Получилось так, что у Сыктывкара уже нет своей муниципальной больницы, Минздрав прибрал к себе их все. А год назад - и городскую скорую помощь. Объяснение: у муниципалитета нет средств на ее содержание. Финансирование увеличили, но почему эти деньги нельзя было, как и раньше, направлять городу, а не Министерству, объяснено не было. Лишив печорскую больницу водников денег из фонда медицинского страхования, Минздрав овладеет еще одним финансовым потоком. Сам руководитель медицинского ведомства Георгий Дзудцев называет это реформой системы здравоохранения.

В эфире Хабаровск, Марина Ильющенко:

Не так уж часто в Хабаровске происходит противостояние журналистов и чиновников. Поэтому то, что произошло накануне Дня примирения и согласия вызвало недоумение и непонимание многих представителей средств массовой информации города. Журналисты информационного агентства "Губерния" снимали рядовой сюжет о проблеме снабжения Хабаровска холодной водой. Причинами этого стали конструктивные недостатки главного водозабора, который постоянно забивается песком, а также низкий уровень Амура, который меняет свое русло. Это известные факты, журналисты о них говорят из года в год. Для того чтобы получить видеоматериал и комментарии по проблеме, съемочная группа выехала на территорию центральной насосной станции, которая не является закрытым объектом. Закончив съемку, операторы Борис Иванов, Алим Беркинов и журналист Инна Перехожева собрались уезжать обратно, как вдруг по непонятным причинам заместитель генерального директора предприятия "Водоканал" Юлий Плотников вызвал наряд милиции. Подъехавшие блюстители порядка без предъявления удостоверений и объяснения причин стали отнимать камеру у оператора и грубо заталкивать в милицейский "уазик" журналиста Инну Перехожеву. За всем этим наблюдал Юлий Плотников, который уехал только тогда, когда на место происшествия подъехала вторая съемочная группа ИТА "Губерния" и начала снимать происходящее. Можно предположить, что неадекватность такой реакции заместителя генерального директора предприятия "Водоканал" Юлия Плотникова заключается в том, что летом агентство "Губерния" обнародовало факты нецелевого использования бюджетных средств предприятием "Водоканал". По словам начальника финансового департамента администрации Хабаровска Валерия Соколова, около 14-ти миллионов оборотных средств были потрачены на вознаграждение и строительство коттеджей отдельным работникам предприятия "Водоканал". Неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы спустя некоторое время на место происшествия не подъехал начальник охраны при УВД Центрального района Хабаровска Василий Меднев, который констатировал факт неправомочных действий своих коллег. Он подтвердил, что милиционеры должны были предоставить удостоверения и объяснить причину выдворения съемочной группы с территории центральной насосной станции, где проходила съемка. Участники этого нелепого происшествия сказали следующее:

"Нет слов выразить унизительное отношение к нам, я уже не говорю, что с нами была женщина. Те слова, которые были сказаны в наш адрес, оскорбление словами, оскорбление действиями".

"Когда стали вырывать у меня аппаратуру, был, конечно страх, потому что это очень дорогая аппаратура, комплект стоил около 30-ти тысяч долларов. Этих денег, пожалуй, ни у рядового милиционера, ни у нас не будут никогда".

"Ситуация, на самом деле, очень глупая, потому что ее не должно было быть, этой ситуации. Если бы не такое безапелляционное поведение господина Плотникова, который нас увидел, давал интервью другой телекомпании, нас тут же стал игнорировать, призвал на помощь милицию. Необъяснимо его поведение".

Сотрудники милиции и работники Горводоканала принесли извинения журналисту и операторам, снимавшим 6-го ноября видеоматериал. Однако нельзя отрицать тот факт, что чиновники отказываются давать комментарии журналистам по конкретным проблемам, иногда отказ сопровождается нелицеприятными комментариями, а иногда, как в этом случае, чиновники сталкивают журналистов и милицию.

В эфире Вологда, Людмила Мартова:

В Вологодской области существует средство массовой информации, активно разжигающее межнациональную рознь, призывающее к погромам и объявляющее президента страны гомосексуалистом. Это газета "Славянин", против редактора которой Владимира Попова уже дважды возбуждались уголовные дела, которые заканчивались ничем. Пациент психдиспансера с официальным диагнозом шизофрения смог избежать наказания и продолжает печатать свое издание, поскольку закон не в силах запретить ему это. Газета "Славянин" выходит в Вологодской области с 97-го года, ее официальное направление - антисемитизм. За четыре года "Славянин" умудрился столько раз нарушить закон, что этого хватило бы на целую подрывную организацию. Однако реакции со стороны властей долгое время не было вообще. Два года назад по заявлению одного из граждан Вологды местная прокуратура возбудила против Владимира Попова уголовное дело по статье 282-й уголовного кодекса - "возбуждение национальной и религиозной вражды". По заключению старшего следователя вологодской прокуратуры Кирилла Буракова, вина Попова была полностью подтверждена, но тут подоспела амнистия. В феврале этого года по новому заявлению, опять поступившему от частных лиц, которыми по иронии судьбы оказались два украинца, городская прокуратура снова возбудила против Попова уголовное дело. Двигалось оно как-то вяло, пока в майском номере "Славянина" не вышла статья о президенте России Владимире Путине, которого Попов объявлял гомосексуалистом. Прокуратура зашевелилась вовсю. Спустя полгода, перелопатив кучу документов и допросив массу свидетелей, проведя языковую экспертизу текста "Славянина", следствие установило то, что было известно давным-давно - Владимир Попов болен, а его газета действительно разжигает межнациональную рознь. Пока в этом деле поставлена точка. За все четыре года власти так и не собрались обратиться в Министерство печати, которая в силах отозвать регистрацию воинствующего издания. Лишь после некорректных высказываний в адрес президента России такое уведомление все же было отправлено, и его результатом стал иск от Министерства печати и прокуратуры в областной суд об аннулировании газеты и признании ее редактора недееспособным. Ответа из суда пока нет. Газета "Славянин", возглавляемая явно больным человеком, продолжает продаваться через киоски "Роспечати" Вологды. Открытым остается и вопрос о том, кто финансирует ее издание, прикрываясь официальным диагнозом Владимира Попова. Ведь его пенсии явно не хватит на ежемесячный пятитысячный тираж.

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

В Омской области виновниками падения цен на зерно называют журналистов. В прессе развернута кампания по разоблачению собственных корреспондентов центральных телеканалов. В конце октября в эфире по ОРТ была показан репортаж Михаила Кинченко из Омской области, журналист, побывавший в сельской фирме Карачинского района, рассказала о том, что неубранный урожай гибнет на полях, а на токах зерно гниет и прорастает. Вскоре об этом же рассказали НТВ и РТР. Реакция омских властей последовала незамедлительно. Начальник областного управления сельского хозяйства Виктор Белевкин заявил, что в падении цен и спроса на омское зерно виноваты журналисты. Тонна зерна, как говорят чиновники, до этого стоила 1600 рублей, а после репортажей резко подешевела. По словам Виктора Белевкина ему очевидно, что репортаж это заказ тех, кому нужен был этот негатив. В результате этого, якобы, в сельхозуправление звонят потенциальные покупатели и заявляют, что омское зерно плохое и предлагают купить его подешевле. В областных изданиях появились разоблачительные репортажи о том, что на примере единственного хозяйства нельзя делать выводы о состоянии урожая, что журналисты выполняли заказ определенных сил, а сами корреспонденты непрофессиональны. Обозреватель "Омской правды" Елена Пантелеева посоветовала собкорам вместо поиска сенсаций лучше рассказывать о рекордном урожае, собранном в Омской области - 4400 тонн пшеницы. Между тем, аналитики еще летом предсказывали, что рекордный урожай вызовет падение цен на зерно. По расчетам Министерства сельского хозяйства, средняя себестоимость пшеницы в этом году составляет 1251 рубль. Немудрено, что по окончании поры цены на зерно упали. Крестьяне надеялись сдать зерно в региональный продовольственный фонд по более высоким ценам. Но до сих пор неизвестны ни сроки начала закупок зерна, ни поставщики фонда. Собственные хранилища хозяйств не вмещают урожай, а областные элеваторы способны вместить только треть собранного зерна, вот и приходится спешить продавать урожай, пока он цел. Директор акционерного общества Алевтина Ланк говорит, что все деньги хозяйства от реализации зерна пойдут на покрытие расходов на дизельное топливо и бензин. Ведь после этого надо будет платить за запчасти и электроэнергию. За долги крестьянам приходится отдавать хлеб по цене, которая устраивает только компанию, поставляющую на село горюче-смазочные материалы и запчасти. А пожелавший остаться неизвестным представитель одной из районных администраций признал, что большой урожай только усугубил ситуацию в сельских акционерных обществах, поскольку из-за огромных затрат на производство зерна выросла его себестоимость, а закупочные цены по сравнению с прошлым годом снизились почти в два с половиной раза. Авторы вызвавших негодование репортажей спокойно выслушивали обвинения в очернительстве и выполнении чьих-то заказов. Собкор ОРТ Михаила Кинченко накануне выдержал атаку областной прессы за репортаж о селе, в котором дети уже не учатся несколько лет. По его словам, он не ощущает чего-то нового по отношению к себе, хотя вопрос о доступе к аппаратуре для переправки репортажей в Москву изредка возникает. Другие корреспонденты независимых изданий тоже говорят о том, что работают в привычной обстановке ограниченного доступа к информации и некоторого прессинга. Попавшие между молотом и наковальней журналисты областных средств массовой информации отдают своим более независимым коллегам собственные непроходимые материалы. За шумом скандала все забыли о том, что еще неделю назад областные власти ставили себе в заслугу падение цен на хлеб. Возможно, это достижение оказалось политически не очень выгодным.

В эфире Барнаул, Олег Купчинский:

"Я прошу немногого - организуйте в садоводствах элементарный порядок. Если не можете, так и скажите - и тогда мы выберем другую власть", - говорит председатель садоводства "Прогресс" Владислав Зарницин. Возле крутого берега реки Обь на десятки километров тянутся садоводства барнаульцев. На дачных участках вплоть до зимних холодов живут в основном пенсионеры, люди небогатые и сад для них большое подспорье. Уже несколько лет возле садоводств образовалась большая колония бомжей. Они живут в землянках, а продукты и нехитрую утварь предпочитают воровать у садоводов. Тащат посуду, подушки, мебель, срезают провода. Воров часто ловят, отводят их в милицию, а там отпускают восвояси, мол, ничего с бомжей не возьмешь, да и ущерб незначительный. А они на следующий день появляются на садовых участках снова. Некоторых территориальный отдел милиции поселка Южный отпускал по десять раз. Уже третий год права и безопасность барнаульских садоводов пытается защитить Владислав Аркадьевич Зарницин, пенсионер, председатель садоводства "Прогресс". Он пишет во все инстанции, несколько раз был у главы областной администрации Владимира Баварина и убедил его наконец снять с садоводов налог в городской бюджет. Теперь эти деньги остаются в садоводствах и идут на многочисленные нужды садоводов, в том числе - и на охрану. Губернатор края Александр Суриков выделил милиции шесть машин на охрану садоводств. Для краевого центра это капля в море. Зарницин рассказал, что один раз они задержали очередного вора, он оказался сотрудником милиции, передали его в райотдел, а там спустили дело на тормозах. Однажды милиция все же попыталась решить проблему бомжей, но весьма своеобразно. Хотели бульдозерами сравнять землянки с землей, а их обитателей вывезти за город. По мнению Зарницина, власти должны решать эту проблему по-другому: организовывать для бомжей приюты и приемники-распределители, привлекать их к работам по благоустройству города. Его возмущает, что губернатор края публично с экранов телевизора признал, что нет такого закона, чтобы привлечь вороватых бомжей к ответу. "Получается, что власть расписалась в своем бессилии, - считает он. - Да после таких слов нас будут грабить все, кому не лень". Настойчивый председатель садоводства стал многих раздражать. Вначале ему советовали успокоиться, потому пугали. "Я старый, свое отбоялся," - отвечал Зарницин. Затем администрация Центрального района Барнаула пыталась привлечь его по надуманному предлогу к административной ответственности. После этого его избили возле подъезда своего дома и предупредили, чтобы больше не высовывался, а потом возбудили против него уголовное дело по статье 330 - "за самоуправство". Один из садоводов, директор торговой базы, незаконно прирезал себе три сотки земли общего пользования, хотя эти земли разделу не подлежат. Когда Зарницин стал требовать от нарушителя соблюдать закон, последовали угрозы и исковое заявление в суд. "Это был не суд, а профанация, - считает Зарницин. - Вначале мне отказали дать почитать свое же уголовное дело, потом суд отложил это дело на неопределенный срок". 8 месяцев требует Зарницин от районного и краевого суда разобраться в его деле, в ответ - молчание. Владислав Аркадьевич сказал, что думает не только о себе, он хочет защитить права и безопасность всех барнаульских садоводов и все же решить эту многолетнюю проблему.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

Саратовского фермера Юсупа Батраева волнует проблема перепроизводства. Если условия зимовки будут благоприятны, валовой сбор зерна в новом году намного возрастет, а как реализовать урожай? За рубль не отдашь - жалко. Так что же, зерно бульдозером в овраг? По мнению фермера, необходимо решение на государственном уровне. Излишки урожая должны или скупаться за счет специального страхового фонда или продаваться за рубеж. Саратовская область уже четвертый год живет со своим законом о земле. Но фермеры, по словам Юсупа Батраева, все же ждали решения на федеральном уровне, ощущая как бы полузаконность своего существования. Сельскохозяйственная фирма "Деметра" была создана Батраевым в 92-м году. Четыре человека обрабатывали 230 гектаров земли. Сейчас это одно из крупнейших фермерских хозяйств в области. 15 тысяч гектаров, на которых выращиваются зерновые, крупяные культуры, подсолнечник, есть пастбище для крупного рогатого скота и овец, развито свиноводство, организована переработка продукции. Все предприятие работает стабильно и дает прибыль. Огорчает Батраева, что 70% крестьян в хозяйстве не имеют своего пая. "Надо, чтобы земля принадлежала тем, кто на ней работает, - говорит фермер. - А мы каждый год по три-четыре миллиона раздаем владельцам земли, давно живущим в городе. Надо перевести землю в актив хозяйства, превратить в акции, тогда человек, ими владеющий, будет заинтересован в том, чтобы хозяйство процветало, а он получал дивиденды и средства дополнительные для этого в землю вложит". У Юсупа Батраева - хозяйство, по сути, коллективное, но вот в прежних колхозах урожайность может быть четыре центнера с гектара, а фермер по соседству собирает 35 центнеров. Значит дело не в природно-климатических условиях и не в организационной форме. Юсуп Батраев взял кредит, заложив собственный дом. "Председатель колхоза никогда так не сделает, - говорит он. - Колхоз пусть пропадает, руководитель в Саратов уедет и новую должность получит. Я же ночами не сплю, все просчитываю, чтобы прибыль получить". Брат Юсупа Батраева работает вдвоем с сыном. У них 230 гектаров земли и ему нравится, что с хозяйством можно управиться силами одной семьи. Но урожайность у него меньше. Юсуп Батраев считает, что будущее - за крупными агрофирмами, которым по средствам и дорогая техника, и удобрения, и обработка полей с помощью авиации. Все то, что уже сегодня может позволить себе предприятие "Деметра". Ну, а если все фермеры начнут работать так же эффективно как Батраев, проблема перепроизводства сельскохозяйственной продукции действительно станет для России актуальной.

XS
SM
MD
LG