Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Тысячи мирных жителей, погибших в Чечне, похоронены безымянными;
- Компания "ЮКОС" отвечать на вопросы байкальских экологов не готова;
- Бесплатных лекарств в Вологде больше не будет;
- Свердловская электрификация наоборот;
- В республике Коми быть безработным выгоднее, чем работать;
- Архангельская молодежь против дискриминации кавказцев;
- Хабаровск: детский алкоголизм начинается с пива;
- Саранск: жизнь и смерть в магнитном поле;
- Омск: предпринимателей гонят на окраины;
- Поселок Мама: если бы Лена и Витим текли на юг;
- Благовещенск: жители несуществующего поселка переезжать в город не хотят;
- Белгород: кто спасет Колю Джумирова.

В эфире Ростов-на-Дону, Сергей Слепцов:

6-го декабря на Северном кладбище в Ростове были захоронены тела еще восьми жителей Чечни, обнаруженные в Итум-Кале, селе Старые Атаги и в городе Грозном. Судебно-медицинские эксперты 124-й лаборатории Северокавказского военного округа, исследовавшие их останки, так и не смогли установить личность погибших. С большой осторожностью высказались военные эксперты и о причинах смерти этих людей, хотя, судя по состоянию останков и обнаруженных на них повреждениях, можно говорить о том, что смерть наступила в результате так называемой минно-взрывной травмы. Скорее всего, это тела мирных жителей Чечни, погибших случайно в результате обстрелов и бомбардировок еще времен первой чеченской войны. Все эти тела были в разное время извлечены из земли на местах так называемых несанкционированных захоронений, вне пределов кладбищ. Эксгумацию тел произвели следователи военной прокуратуры, занятые поиском останков российских военнослужащих, погибших в ходе двух чеченских войн. В сентябре прошлого года таким образом было обнаружено тело российского солдата Андрея Рейтера, служившего в 136-й Майкопской мотострелковой бригаде и погибшего в январе 95-го года при штурме Грозного. Его тело было захоронено чеченцами в районе грозненского железнодорожного вокзала. Личность Андрея Рейтера была установлена, и его тело находится пока в специальном хранилище. Эксперты ожидают прибытия из Германии родственников убитого солдата. Что же касается опознания погибших мирных жителей, то здесь ситуация намного сложнее. Если идентификация тел погибших солдат значительно облегчается строевыми списками и военно-медицинскими документами, то, сталкиваясь со случаями гибели гражданского населения Чечни, эксперты вынуждены лишь фиксировать признаки, по которым могут быть опознаны тела погибших. После первой чеченской войны в 124-ю судебно-медицинскую лабораторию (среди тел убитых российских солдат) были доставлены останки 101 мирного жителя.

Установить личность погибших удалось лишь в сорока случаях, 20 человек из них были чеченцами, остальные захоронены безымянными. По мнению председателя ростовской организации беженцев из Чечни Сергея Зорина, на территории Чеченской республики сегодня захоронено безымянными не менее пятидесяти тысяч мирных жителей, погибших во время боевых действий в Чечне.

В эфире Улан-Удэ, Александр Мальцев:

Экологи Бурятии с большим опасением относятся к проекту прокладки в Китай нефтепровода с маршрутом через южную оконечность озера Байкал, признанного ЮНЕСКО участком мирового природного наследия.

Проект, который начинается в рамках реализации межправительственных соглашений России и КНР, представили правительству республики нефтяная компания "ЮКОС" и научно-исследовательский институт "Гидропровод", который разрабатывает техническое решение. Сейчас проект находится на стадии инвестиционного обоснования. Строительство может начаться уже в 2003-м и закончиться в 2005-м году.

За двадцать лет нефтепровод Ангарск-Дацин, общей длиной более 2400 километров, при перекачке через него до 30-ти миллионов тонн нефти в год может принести в бюджет республики до 250-ти миллионов долларов.

Главный инженер проекта Олег Ищенко в интервью заметил, что, учитывая ценность озера, будут учитываться соответствующие технологии.

"Проектные возможности института "Гидротрубопровод" позволяют применять технические решения, которые соответствуют мировым стандартам, которые могут быть апробированы и оценены любой экспертизой, включая государственную экспертизу".

Между тем "зеленые" все же чрезвычайно обеспокоены проектом, в особенности спешкой в его реализации. Как сказал заместитель директора байкальского центра экологической экспертизы Леонид Ленхоев, серьезно не рассматривается нулевой вариант, при котором водопровод пройдет не через Байкал. Кроме того, как сказал Ленхоев:

"Свою обеспокоенность мы хотели выразить на общественных слушаниях, которые были запланированы на 13-е ноября в Тункинском районе. В пределах границы Тункинского района размещается национальный парк, который подпадает под все те экологические требования, которые предъявляются особо охраняемым территориям. Однако фирма "ЮКОС" прислала письмо об отсрочке проведения общественных слушаний в виду своей неготовности к подобному общественному суждению. У них нет ответа по насущным экологическим, экономическим проблемам, которые явно будут высказаны. Нам, экологам Бурятии, неясно до сих пор, на какой стадии находятся предпроектные работы. Такая непрозрачность и неоткрытость компании "ЮКОС" вызывает много вопросов".

Как подчеркнул Леонид Ленхоев, за время до начала строительства практически невозможно провести качественную экспертизу, общественные слушания, внести предложения и замечания по судьбе Тункинского национального парка и другим особо охраняемым территориям на маршруте. В то же время правительство Бурятии для себя все решило. Говорит министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства республики Николай Быков:

"Правительство Бурятии будет всячески способствовать тому, чтобы те задачи, которые стоят по строительству нефтепровода, они были реализованы в установленные сроки и, безусловно, с соблюдением экономической заинтересованности Бурятии в первую очередь. Второе - это население. И безусловное подключение с соблюдением всех экологических требований, и строительных мощностей, в том числе стройиндустрии нашей республики, явится одним из факторов экономического роста и развития".

А экологи в случае, если мнение общественности не будет учтено, и слушания будут формальными, рассчитывают на вмешательство международных природоохранных организаций и надеются, что оно не запоздает.

В эфире Вологда, Людмила Мартова:

Вологодские врачи больше не будут выписывать рецепты для ветеранов и инвалидов войны, вернее, почти не будут. Такой вывод сделали медики, узнав о решении властей Вологды ограничить количество таких рецептов. Отныне им придется не только принимать огромное количество больных, но еще и объяснять каждому второму пожилому пациенту, почему ему не будет дан положенный по закону рецепт на бесплатное лекарство.

Причиной столь непопулярного решения стала, естественно, нехватка денег. Компенсация за бесплатные медикаменты ветеранам и инвалидам войны приходит в область из федерального бюджета, и на первое декабря вся сумма, положенная Вологодчине на 2001-й год, оказалась исчерпанной. В начале следующего года придут новые средства, однако проблема с лекарствами по-прежнему останется острой. Пока будет объявлен конкурс на поставку, пока его кто-нибудь выиграет, пока будет заключен договор, все это время муниципальным аптекам придется сидеть без лекарств. В долг нищей медицине вряд ли кто даст, фирмы, сегодня работающие с бюджетом, совершенно необязательно сохранят за собой это право в будущем году. Кроме того, задолженность перед поставщиками лекарств составляет два миллиона рублей, и уже несколько лет эта сумма не снижается. Таким образом, в Вологде, во-первых, нет денег на бесплатные лекарства, во-вторых, нет самих лекарств, вернее, их очень мало. А потому самым разумным выходом власти видят сокращение количества рецептов на бесплатные лекарства, выписываемые врачами на амбулаторных приемах.

По мнению начальника городского управления здравоохранения Виктора Золотилова, это правильно. "Сегодня бесплатные лекарства выписываются всем без разбора, - говорит он, - но ведь человек должен ходить на прием не потому, что ему положены льготные лекарства, а потому что у него что-то болит. Если пациент просит выписать заодно еще пять видов таблеток, то не надо идти у него на поводу". С одной стороны понять такой подход можно, в ситуации полного безденежья очень обидно знать, что многие пожилые люди запасаются лекарствами впрок, не потому, что они им нужны, а на всякий случай. С другой, в законах об инвалидах и ветеранах ничего не говорится о критериях, по которым врачи должны определять, кому дать рецепт, а кому нет.

По закону льгота положена всем 78-ми тысячам льготников, проживающим в Вологде. Понятно, что любому участковому врачу невыгодно сокращать количество рецептов на бесплатные лекарства, поскольку его приемы в таком случае неминуемо превратятся в кошмар. Для того чтобы у медиков появился стимул экономить рецепты, им пригрозили, что стоимость выписанных бесплатных медикаментов будут вычитать из их скромных зарплат. Получается, что врачи попадают в своеобразные клещи - либо мучиться на приемах с обиженными ветеранами, либо сохранять нервную систему за счет своей же зарплаты. "Почему нас делают крайними? - возмущаются они. - Если нет денег на реализацию закона о ветеранах и инвалидах, то пусть местные власти сами открыто об этом скажут. Почему ответственность за это перекладывается на нас? Ведь это мы окажемся один на один со стариками, которые привыкли добиваться своего. Представляете, что мы будем слышать каждый день?" Однако, по мнению начальника горздрава Виктора Золотилова, забота о бюджете - дело общее. И если хочешь избежать ответственности и облегчить себе работу, то нужно делать это не за счет государства, а за свой собственный. "Врачам будет трудно, - говорит он, - им придется тратить на одного пожилого пациента не пять минут, а пятнадцать, но легкой жизни никто и не обещал".

В эфире Екатеринбург, Андрей Нестеров:

Уже месяц нет электричества в деревне Елунино Белоярского района Свердловской области. Местные жители, а это в основном пенсионеры, освещают свои дома керосиновыми лампами и свечами. Старики лишились света по вине воров, которые сняли провода с линий электропередач. Теперь жители деревни приучают себя ложиться спать в шесть часов вечера и вставать в восемь утра. В этой деревне провода воровали десять раз, и энергетики их вновь восстанавливали. В последний раз провода с линии электропередач не украли, а забрали в открытую. Приехали двое на тракторе, стали снимать провода на глазах у местных жителей, а когда один из стариков возмутился, один из грабителей выстрелил в его сторону из двустволки.

Кража цветного металла в Свердловской области носит массовый характер. За десять месяцев текущего года с объектов акционерного общества "Свердловэнерго" совершено 289 краж на сумму свыше шести миллионов рублей. Такие кражи происходят каждый день. Воруют цветной металл с объектов энергетики организованные группы, имеющие технику и специальное оборудование. Кражи впечатляют своим масштабом, воруют за один раз по несколько километров провода, весом от 500 килограмм и выше, грабят трансформаторные подстанции. Из-за таких краж "Свердловэнерго" резко сократило плановые ремонтные работы на линиях, вместо ремонтов приходится восстанавливать разграбленное. По каждому факту хищения энергетики направляют заявление в правоохранительные органы, но только эффективность обращений в милицию невысока. Зачастую поступают отказы в возбуждении уголовного дела. Милиция мотивирует отказ незначительностью ущерба, приравнивая ущерб от краж с энергетических объектов к кражам обычного металлолома. С объектов "Сердловэнерго" за десять месяцев совершено 289 краж, а было возбуждено только 146 уголовных дел, осуждено лишь 15 человек. Причем, большинство осужденных получают в суде условное наказание.

В апреле всю Свердловскую область потрясло сообщение об одном из преступлений. Вор обрушил опору линий электропередач и создал аварийную ситуацию в энергоснабжении нескольких городов, а также железной дороги. В ходе судебного процесса выяснилось, что вор металла очень зажиточный человек, нигде официально не работает, содержит троих детей, имеет личный трактор, специальное оборудование для резки металла. Его приговорили к трем годам лишения свободы условно. Но даже такого наказания большинство воров цветного металла избегают. Руководители восточных электрических сетей недоумевают, почему преступления неоднократно оставались нераскрытыми даже в тех случаях, когда энергетики сообщали в милицию номера машин, на которых преступники увозили украденный металл? А одни энергетики остановить грабителей не в состоянии, так как последние зачастую вооружены. Были случаи, когда самим работникам электрических сетей при встрече с грабителями приходилось спасаться бегством. "Сегодня происходит великая деэлектрификация России", - считает главный инженер Восточных электрических сетей "Свердловэнерго" Алексей Сташкевич. Он постоянно выступает в прессе и направляет обращения в милицию, требуя начать борьбу с кражами металлов. Но его обращения остаются без ответа. Преступный бизнес на металле продолжает процветать.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

В республике Коми происходит резкий рост безработицы, прежде всего, в сельской местности. Центры по занятости не справляются с очередями желающих встать на учет и получать пособия. В Искуломском районе сейчас около полутора тысяч официально зарегистрированных безработных. Но на деле - незанятых в три раза больше - четыре с половиной тысячи, а это 25% трудоспособного населения района. Причем, как уверяют в центре занятости, это только начало, главный рост безработицы еще впереди. Косвенной причиной этого стало благое дело - повышение прожиточного минимума в республике. Сейчас он составляет 2157 рублей, но к прожиточному минимуму привязана выплата пособий по безработице, и они тоже возросли. Теперь даже их нижний предел составляет около 400 рублей. Для Коми села это огромные деньги, и люди, иногда годами в хозяйствах не получающие зарплату, предпочитают увольняться оттуда, чтобы получать пособия. А если даже деньги на работе платят, то заработки редко превышают сумму пособий. Для безработных в такой ситуации, как утверждает Александр Василевский, директор районного центра занятости, самое страшное - это получить в центре новую работу.

"Когда мы даем консультацию, спрашиваем: с какой целью встаете на учет? Никто не сказал, хоть бы один сказал - с целью поиска работы, получше работы. Основная масса говорит - из-за пособия. Они получают льготы".

Ситуация абсурдная со всех сторон. Многие, получая пособия, умудряются еще и подрабатывать на стороне, где-нибудь у частников, не оформляя документов. Очень много молодежи, не достигшей и 18-ти лет. Юноши бросают школу после девятого класса и не поступают ни в училища, ни на работу, прекрасно зная, что хотя бы минимальное пособие им обеспечено. Конечно, само повышение прожиточного минимума не задумывалось как диверсия, сказывается катастрофическая бедность села, отсутствие правительственных программ по созданию там новых рабочих мест. В итоге на выплаты уходят миллионы, на которые можно было бы открыть не одно новое предприятие. Если мужчины где-то еще могут найти сезонную работу, к примеру, на лесозаготовках, то женщинам особенно тяжело. В некоторых районах доля женщин среди безработных превышает 80%. В целом в этом году в республике Коми официальная безработица выросла на 4 с лишним процента. Почти весь рост начался с повышения прожиточного минимума и за счет села.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

Во втором по величине городе Архангельской области Северодвинске объявлен конкурс сочинений и журналистских работ на тему антикавказских настроений в обществе, а также по противодействию дискриминации и нетерпимости по национальному признаку. Его организатором выступила городская общественная организация "Демократический союз молодежи" при финансовой поддержке правозащитного фонда "За гражданское общество".

По словам лидера организации Анатолия Быкова, в городе пока не было каких-то серьезных конфликтов на национальной почве, но недавние кровавые события в Москве, когда жертвами юных погромщиков стали безвинные люди, пострадавшие только из-за своей неславянской внешности, побуждают к тому, чтобы начать противостоять национализму на бытовом уровне. В том, что подобное существует, легко убедиться, побывав на ближайшем рынке, где обязательно услышишь недовольное бурчание у прилавков какой-нибудь дамы с авоськами, адресованное торговцам-кавказцам: мол, понаехали тут, дерут втридорога, убирались бы восвояси.

Во что может переродиться такая национальная нетерпимость, в Архангельске знают не понаслышке. Несколько месяцев назад группа бритоголовых подростков-скинхедов до полусмерти избила двух приезжих из Грузии. Преступников поймали и судили.

Самая крупная диаспора выходцев с Кавказа в Архангельской области у азербайджанцев, она насчитывает несколько тысяч человек. Причем, это повелось еще с советских времен, когда южная республика шефствовала над северной областью. Здесь каждое лето работали студенческие отряды из Азербайджана. Теперь кавказцы держат почти монополию на торговлю овощами и фруктами, турецкой одеждой и обувью на архангельских рынках. Бытует мнение, что они поголовно входят в этнические преступные группировки, однако, по информации сотрудника пресс-службы областного управления внутренних дел Павла Климовского, это не так, и у милиции каких-то особых претензий к азербайджанцам, как и чеченцам или дагестанцам нет. Конечно, если полистать криминальные сводки, то обнаружишь среди кавказцев и торговцев наркотиками, и уличных налетчиков, и изготовителей подпольной водки. Но в процентном отношении к общему населению области они совершают преступления не чаще местных жителей. Предупреждением антикавказских настроений в Архангельской области озаботилась общественная организация. А что же власти? Они пока предпочитают простые решения - ужесточить контроль за соблюдением приезжими паспортного режима или вообще выдворить их со своей территории. Как произошло этим летом в Архангельске с таджикскими цыганами, заполонившими самые людные в городе места детьми-попрошайками - их посадили в отдельный железнодорожный вагон и отправили в Санкт-Петербург.

В эфире Хабаровск, Марина Ильющенко:

В последнее время хабаровские врачи-наркологи все чаще сталкиваются с проблемой детского алкоголизма. За экстренной помощью при отравлении алкоголем в краевой наркологический диспансер обращаются дети от шести до 18-ти лет. Чаще всего эти подростки живут в семьях, где алкоголизмом страдают родители. Говорит главный нарколог Хабаровска Светлана Косырева:

"Проходила лечение семья, где папа и мама страдают алкоголизмом. У них есть сын, которому 16 лет и который с 12-ти лет употребляет алкоголь. Вначале речь шла об эпизодическом употреблении алкоголя, начиналось все с пива, а сейчас речь идет о формировании первой стадии алкоголизма. Употребляет он алкоголь с целью как-то разрядить свое состояние. Потому что в школе не ладится, дома не ладится, плохо, а выпил - полегчало, как он говорит. И в состоянии алкогольного опьянения он пытался покончить жизнь самоубийством. Сказал: я не нужен никому, выпью бутылку водки, потом покончу жизнь самоубийством. Слава Богу, мы его спасли".

Пристрастие к алкоголю у детей начинается с пива. Этот безвредный, по мнению большинства, напиток особенно пагубно влияет на организм ребенка.

"В пиве содержатся фитэкстрагены. Это аналоги женских половых гормонов, то есть у подростка меняется эндокринный статус. И что происходит: феминизация у мальчиков и маскулинизация у девочек. Одни приобретают мужские какие-то свойства, другие приобретают наоборот женские".

Врачи считают, что в недалеком будущем им придется работать с подростками, страдающими пивным алкоголизмом. В этом году участились случаи обращений родителей (чьи дети употребляют пиво) в наркологический диспансер. Как правило, это 12-летние подростки.

"Буквально на днях у нас была мама, которая жаловалась на своего сына, ему 14 лет, он в неделю выпивает 4-5 литров пива".

Зачастую врачей-наркологов приглашают в школы. Бывает, что целые классы подростков болеют, что называется, с похмелья. Рассказывает врач-нарколог Андрей Дегтярев:

"В школе 6-й или 7-й класс, у кого-то был день рождения, и на следующий день все одноклассники приходят на урок в состоянии, мягко говоря, с похмелья. Когда начинаешь разговаривать, то понимаешь, что родители к этому спокойно относятся, они считают, что седьмой класс, 14-15 лет, уже паспорт получил, как же мы не можем разрешить им устроить вечер. Мы покупаем пиво, мы считаем, что это безопасно. Своего рода ритуал, к ритуалу привыкают подростки. И сегодня день рождения у кого-то, потом по календарю у нас масса праздников".

На сегодняшний день в Хабаровске с диагнозом "алкоголизм" на учете состоит один ребенок, на профилактическом учете 23 подростка, это те, кто алкогольные напитки употребляет эпизодически. На самом деле масштабы этой проблемы больше. Многие родители не видят большой беды в том, что ребенок пьет пиво, и не придают значения, когда тот приходит откуда-то выпивши. Для родителей это не является сигналом, и они не обращаются к специалистам. Порой дети сами приходят в наркологический диспансер за помощью. Но если подростку нет 15-ти лет, то, согласно действующему законодательству, назначить лечение ребенку врачи имеют право только с разрешения родителей.

"Если это экстренная помощь, конечно, мы ее оказываем, а если это плановое лечение, то нам приходится объяснять подростку, что есть такой закон и что ему непременно нужно прийти на прием с одним из родителей, и чтобы он написал письменное согласие на лечение. Вообще должен быть закон о наркологической помощи, мы бы тогда смогли оказывать более квалифицированную, лучшую помощь этим подросткам. А сейчас только с письменного согласия родителей, а родители не всегда согласны. Они считают, что с этой проблемой могут справиться сами. К сожалению, время идет, меняется клиническая картина, и уже когда мы ставим диагноз, тогда, конечно, уже труднее работать с подростком".

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Жители нескольких кварталов в центре мордовской столицы намерены получить компенсацию за тот вред здоровью, который, по их мнению, нанесло воздействие электромагнитного излучения от саранской радиовышки.

"И старые люди болеют, и мы - среднего возраста, и дети наши".

Говорит Наталья Корнеева, живущая в одном из домов по улице Терешковой, рядом с которой и расположена пресловутая вышка.

"Незаметно как бы, но, в сравнении со всеми остальными, это что-то ужасное, постоянная головная боль. Ребенку 12 лет, мы измеряем ему давление практически ежедневно. Я теперь знаю, что у детей 12-ти лет бывает давление. Но это же не дело, это не просто так - все равно излучение есть".

Действительно, вредное воздействие электромагнитного излучения на жителей этого района было подтверждено научными исследованиями еще несколько лет назад. Однако лишь совсем недавно принято решение о прекращении действия радиоустановки в центре Саранска, но пока никто не собирается платить людям, живущим здесь, компенсации за годы вредного облучения.

"Допустим, чернобыльское облако прилетело к нам: в Николаевке опустилось, в Саранске не опустилось, Николаевка получает так называемые "гробовые" чернобыльские деньги. Мы же, облучаясь около этой вышки, радиоантенны, не получаем ничего, хотя страдаем, может быть больше, чем они. Но наука у нас так высоко шагнула, в космос мы летаем, Интернет у нас существует, неужели нельзя определить дозу вот этого излучения, вредного для организма, и что-то хотя бы выплачивать, компенсацию".

70-метровая РВ-65, о которой, собственно, и идет речь, обеспечивала радиосвязь в Мордовии с 1933-го года, соседствуя с промышленными предприятиями, где работали тысячи людей и множеством жилых домов. Когда появились научно обоснованные данные о вредном воздействии электромагнитного излучения на здоровье работающих и живущих вблизи вышки людей, врачи провели специальное исследование состояния здоровья окрестных жителей. Выяснилось, что расстояние от эпицентра вредного излучения до жилых домов катастрофически мало, всего сорок метров, а по нормативным данным, разработанным еще в 60-х годах, разрыв должен составлять 1200 метров. В зоне вредного воздействия проживают около тысячи человек, на всех из них, по словам заместителя главного врача городского центра Госсанэпиднадзора Татьяны Бурлаковой, сказалось соседство радиовышки.

"Нами были получены такие результаты, что уровень заболеваемости населения, проживающего именно в зоне влияния радиостанции, превышал по органам кровообращения где-то в два с половиной раза, по сравнению с средними показателями по городу. Более того, заболеваемость онкологическими болезнями превышала средний показатель по городу в два раза. Кроме того, изучалась смертность населения, проживавшего в данном районе. И тоже были доказаны факты, что уровень смертности в данном районе выше, чем в других районах города".

В последнее время действовали новые санитарные нормы, определяющие степень вредного воздействия радиовышки на жителей близлежащих домов. Врачи замеряли электромагнитное изучение в некоторых высотных домах по улице Терешковой, и превышение нормы излучения фиксировалось в два с половиной раза. Это притом, что уже произошло снижение мощности вышки в несколько раз. И хотя злополучная радиовышка прекращает вещание радиопрограмм населению, однако связисты намерены продолжить ее использование, но уже для других нужд.

Специалисты центра Госсанэпиднадзора в Саранске категорически против размещения на площадке РВ-65 каких бы то ни было радиотехнических объектов, считая, что радиостанцию нужно полностью вынести за городскую черту. Пока же жители близлежащих домов пытаются получить хоть какую-то компенсацию за причиненный вред здоровью. Однако их усилия, по словам Татьяны Корнеевой, пока тщетны.

"Куда бы ни обращались, в какие-то организации медицинские, поликлиники, больницы: ну почему это происходит? Так просто не может человек болеть, откуда-то это должно идти. Никто нам не может дать ответ, что это такое с нами происходит. А может быть не хотят?"

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

Уже несколько месяцев предприниматели ярмарки "Торговый город" проводят массовые выступления с требованием дать им спокойно работать. В сентябре губернатор Омской области Леонид Полежаев под предлогом угрозы террористических актов посоветовал администрации Омска перенести ярмарку за городскую черту. Вскоре градостроители решили через год убрать "Торговый город" в другое место. В борьбу за сохранение "Торгового города" вступили Союз предпринимателей, Союз работников торговли и политические партии. По словам председателя Союза работников торговли Николая Ефимкина, ситуация вокруг "Торгового города" стала частью наступления на бизнес.

"Обострилась ситуация в области торговли. Первое - принятие единого налога на вмененный доход, который душит предпринимательство. Второе - принятие упрощенной системы налогообложения без обсуждения с людьми, с предпринимательскими союзами и руководителями. И третье - грозящий перенос "Торгового города". Сейчас просто идет проба сил. Вынесли молчаливо, безропотно - еще добавят. В ситуации протеста власть вынуждена будет поправить положение, чтобы соблюсти закон".

Оптово-розничная ярмарка "Торговый город" расположена в спальном районе Левобережья, куда ее перевели пять лет назад с территории старого вещевого рынка. На деньги муниципального бюджета и взносы предпринимателей бывший пустырь благоустроили, построили подземный переход, проложили дороги. Ярмарка уже окупила вложенные сотни миллионов рублей и приносит доход городской казне. После ввода в строй метромоста, который соединит левый берег с центром города, ярмарка окажется в деловом центре Омска. Именно эта зона привлекает внимание крупных строителей и торговых фирм. Редактор газеты "Деловой Омск" Евгений Лефантьев объясняет происходящее финансовыми интересами близких к власти компаний.

"Изменение перспективного плана развития левого берега и лоббирование интересов отдельных строительных компаний. Эта точка становится практически центром, кусочек вкусный".

В пятницу в "Торговом городе" прошло очередное собрание, больше напоминающее многотысячный митинг. До этого предприниматели пикетировали Законодательное собрание и Горсовет, проводили митинги и забастовки. Самым громким выступлением торговых работников стало живое кольцо вокруг гипермаркета "Континент", куда после очередного звонка о минировании переманивали выдворенных с ярмарки покупателей. Хозяев этого центра цивилизованной торговли предприниматели считают источником своих проблем, заинтересованных в устранении конкурентов с недорогими товарами. Работники ярмарки заявляют, что борются за рабочие места и благополучие детей, поэтому пойдут до конца.

- "То мост строят, то еще что-то, то жилому району мешаем".

- "Континенту" мешаем".

- "Территория оборудована, асфальтирована, подведены все коммуникации, за наш счет, можно сказать".

- "Мы те же бывшие врачи, учителя, и завтра, если нас выгонят с "Торгового города", мои дети окажутся обездолены. Меня оттуда можно будет только силой выгнать".

В эфире поселок Мама, Артур Асафьев:

Нынешней осенью в Мамско-Чуйском районе начались большие перебои со снабжением. Из-за затянувшейся теплой погоды до сих пор не открыта зимняя дорога по руслу реки Витим, поэтому продукты в район пока можно завозить только самолетами. Да и магазины в районе остались исключительно коммерческие. Все это приводит к тому, что основной массе населения не по карману даже необходимые продукты, централизованный же северный завоз в район давно уже прекращен.

Мамско-Чуйский район сейчас является полностью дотационным, промышленность в настоящее время здесь практически отсутствует. Работают лишь две золотодобывающие артели, пользующиеся налоговыми льготами и потому не приносящие районному бюджету никаких поступлений. Огромный Мамский слюдодобывающий комбинат, обеспечивавший ранее почти все население заработком, давно уже остановлен. В своей истории Мамский край уже претерпел немало колоссальных изменений. В эпоху сталинской индустриализации в район прибыли десятки тысяч людей, причем далеко не все из них приехали по своей воле. Это были раскулаченные из ленских деревень, завербованные в 30-е годы из голодного Поволжья, высланные в годы Отечественной войны и после нее, репатриированные из Германии, и снова завербованные уже в 50-е и 60-е годы 20-го столетия. Именно они составили основную часть населения Мамско-Чуйского района. Многие из них относились к спецпереселенцам - людям, которых власти преследовали и по политическим мотивам, и по государственной целесообразности, и за религиозные убеждения, и за такое, что сразу и не поймешь, за что.

В заброшенной вымирающей деревне Колотовка я беседовал с одиноким старым пенсионером Харизом Хазимуратовым. Его жена, ссыльная эстонка, умерла шесть лет назад. Родители завербовались на Маму из Татарии в 30-е годы. Отец позднее был расстрелян, мать умерла в лагере. Хариз помнит, как в 37-38-м годах по замершему Витиму гнали сотни измученных людей, рабочих, добывавших в тяжелейших условиях слюду - ценный оборонный минерал. Теперь их гнали в Бодайбо на расстрел. Охранники орали, чтобы никто не смел подходить и давать еду так называемым изменникам родины. Никто из тех людей, вспоминает Хазимуратов, так и не вернулся назад. В 90-х годах потребность в слюде резко упала, ее добыча стала нерентабельной. В 1994-м году Мамско-Чуйская геологическая экспедиция была ликвидирована, остановился и слюдодобывающий комбинат. Сейчас по району работают лишь два-три его цеха, да пара слюдяных рудников. В поселке Мусковит до сих пор находятся самые крупные цеха комбината. Условия труда здесь очень тяжелые. Постоянно распыленная в воздухе слюда оседает в легких человека и уже не выводится оттуда. Из-за этого рано или поздно начинаются страшная болезнь - силикоз. Рабочие цеха сухого помола слюды рассказывают, что уже десять лет они не видят так называемых живых денег, лишь иногда им выплачивают раз в полгода по триста или четыреста рублей. Обычно же зарплату выдают продуктами, которых дают очень мало, и по сумасшедшей ценам. На севере такая система расчетов называется "подтоварка". На севере от людей очень часто приходится слышать заявления о том, что власти очень целенаправленно делают все, чтобы выжить, выдавить как можно больше населения на Большую землю, выдавить за счет самих людей. Например, в том же поселке Мусковит десять лет назад проживало три с половиной тысячи взрослого населения, теперь осталось человек триста, не больше. Власти здесь делают все, чтобы закрыть в поселке среднюю школу. Как только подходит время для очередного ремонта теплотрассы, именно Мусковит каждый год остается без новых труб. Или взять, например, поселок Большой Северный, сейчас уже опустевший. Его, по рассказам местных жителей, ликвидировали следующим образом: кто-то периодически поджигал дома, поджигал школу, обрезал единственную ведущую к поселку линию электропередачи. В конце концов, люди выехали, а виновных в поджогах власти даже не пытались искать. Впрочем, большинство людей уехали бы из района и сами, будь у них такая возможность, но только единицы сумели выехать сразу после массовых увольнений в середине 90-х годов. Те, кто пытался выехать впоследствии, вынуждены были по несколько лет судиться, чтобы добиться выплаты и расчета выходного пособия. За это время деньги съедала инфляция. Поэтому основная масса уволенных рабочих по-прежнему остается здесь, так ничего не имея за душой. Даже природа как будто бы против них. Не раз приходилось слышать, что если бы Витим и Лена текли на юг, отсюда бы все на плотах поплыли. Но все реки из Мамы текут на север.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:

Пять лет жители Мариинска живут в несуществующем поселке. Более века назад здесь был образован горный участок Большого селемджинского прииска. За это время золото практически выработали, а поселок старателей документально закрыли. Жителям Мариинска предложили уехать, из областного бюджета выделили деньги. Однако перебраться из глухой тайги захотели не все. 17 человек продолжают жить в поселке, где нет электричества, почты, фельдшерского пункта и других признаков цивилизации. Те, кто остался, говорят, что им не к кому ехать, и не зачем. Начинать все заново в иных краях вряд ли получится, привычнее жить таежным промыслом. В январе, когда открывается зимняя дорога на Хабаровский край, местные жители обменивают самогон на красную рыбу и прочий провиант, который везут транзитники. Регулярность доставки пенсий и прочих пособий в Мариинске зависит напрямую от времени года и от погоды. Иногда приходится прибегать к довольно нестандартным способам. Рассказывает Александр Платонов, часто бывающий в этих краях по долгу службы: "В межсезонье подъезжают инкассаторы к берегу, какой-нибудь Ваня, мотоциклист местный: эй! Мешок с деньгами через речку перекидывают, поймали, привез в деревню. И вот жизнь наша сегодняшняя 21-го века".

Села и деревни подобные Мариинску, давно стали трудноразрешимой проблемой областных властей. Прекращают работу леспромхозы, артели, сельхозпредприятия, людей нужно переселять. Одно дело - деньги, которых на эти цели всегда не хватает, другое - сами люди, которые не хотят покидать родные места, готовы терпеть любые неудобства, лишь бы оставили их в покое.

"Помню, парень один говорит: а чего волка в шахту загонять? Я таежный пацан, я в тайге вырос, и не надо вашей благоустроенной квартиры, я хочу жить так, как я живу, я на "ты" с природой, дайте мне квадратный километр тайги, я избушку построю и ничего у вас просить не буду. Чего вы меня выгоняете? Счастливые люди, это их мир, чего лезть, их ломать. И потом, сколько случаев бывает: додавят, заставят уехать - сопьется он; он не сможет жить в этом. Знаем много примеров. Спитых алкоголиков, деградированных, я в Мариинске не видел, там нормальные мужики, в меру выпивают, читают книги, мы все при свете читаем, и чтива полно. У каждого своя лампа, фитилек почистил - и все".

Официальных данных о том, сколько в Амурской области заброшенных сел и деревень нет, известно только, что их от года к году меньше не становится. И люди там продолжают жить, несмотря на почти первобытные условия. Вполне понятна невеселая ирония местных жителей: еще немного, и мы сможем зарабатывать большие деньги, устраивая для иностранцев экскурсию в далекое прошлое.

В эфире Белгород, Игорь Марков:

В Белгороде 14-летнего Колю Джумирова от смерти спасают пока только его одноклассники. Мальчик болен тяжелой формой диабета и живет при поддержке дорогостоящего дозатора. Пять тысяч долларов за него нужно выплатить уже в декабре. Вот что о своей болезни говорит сам Коля: "Врачи установили, что это аллергия на продленный инсулин и маленькая аллергия на короткий инсулин, а все диабетики они не могут без продленного жить, только один дозатор может обеспечить. Поэтому с ним лучше. Каждый день, пока не было, ацетон появлялся, отравление организма. Потом можно в конце умереть".

Основные усилия по спасению ребенка прилагает его мать - Ольга Джумирова: "Считается это как тяжелый случай, в России пока таких не было. Можно на дозатор перейти, он у нас в России не используется. Но хотя бы даже по цене, невозможно нашему россиянину иметь такую вещь. Мы два года ждали этот дозатор. Министерство не подключилось, потому что это не то, что не доказано было, это был единственный случай, и для них это была неожиданность".

Часть денег обещает выплатить белгородский благотворительный марафон. "Пока еще ничего нет. Я думаю, что те деньги, которые марафон пообещал, они перечислят, но там не вся сумма. То есть в любом случае нам надо ехать или его отдавать или, если продолжать, у него закончились все расходные материалы".

Реальная помощь - несколько тысяч рублей, по словам матери, пришла пока только от детей, одноклассников Коли.

- "Мы сами ходили по классам и делали объявление, обращались к классам, чтобы они помогли нам в этом деле. Устраивали ярмарки, в которых тоже приняли многие классы участие".

- "Когда мы смогли собрать в школе десять тысяч, она была удивлена этой сумме, и она очень благодарна нам. Коля тоже, ему было очень приятно, мне кажется, что его не забыли, его помнят".

Детскую инициативу поддержало руководство школы. Завуч по воспитательной работе Инна Владимирова: "Как раз это чувство, что на данный момент нуждается человек, которого они знают, и этот человек реально может умереть, наверное, вызвало такую реакцию. Они сами собрали достаточно большую сумму. На данный момент десять тысяч, но подходят классные руководители, классы, которые говорят, что мы продолжаем собирать средства. Мы повесили ящик для пожертвований, оттуда тоже деньги изымались, и большое спасибо тем людям, кто, не называя себя, оставлял сумму".

И, конечно, Коля и его мама очень благодарят своих друзей.

- "Знаете, когда они пришли к нам домой и такую фразу сказали, что мы хотим вам помочь, у меня, откровенно говоря, просто спазм в горле стал. Вы знаете, но они когда ушли, меня слезы задушили просто. Еще что-то такое светлое осталось, это не то, что приятно, это просто что-то такое необыкновенное".

XS
SM
MD
LG