Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час

  • Иван Михайлов

В этом выпуске:

- Жители Пензенской области не хотят, чтобы над ними проводили химические опыты;
- Борьба за свет и тепло "по-красноярски";
- Татария, Башкирия и Мордовия готовятся к очередному "великому затоплению";
- Кражи скота в Туве приняли масштабы стихийного бедствия;
- В Обнинске планируется увеличение числа абортов;
- Самарских доноров вот-вот начнут увольнять;
- Саранск: легко ли частным извозчикам конкурировать с властью?
- Псков: граница с Эстонией становится полузакрытой;
- Тюмень: страсти вокруг спиртзавода;
- Чебоксары: весенний сев на грани срыва;
- Владимир: бюджет области становится все более "пьяным";
- Оренбург: Большая вода, или Жизнь на чердаке.


В эфире Пенза, Иван Михайлов:

19-го апреля, в международный День марш-парков, школьники села Степановка с плакатами "Зарин, заман, V-газ уберите от нас!", "Вон, химическое оружие, из нашей области!" вышли в противогазах на трассу "Москва-Самара", где их приветствовали и поддерживали гудками водители проезжавших мимо автомобилей. Дети не хотят повторить судьбу своих родителей. Вот лишь некоторые выдержки из рассказов жителей Золотаревки о состоянии дел на сегодняшний день. Супруги Николай и Людмила Куликовские говорят о себе:

"Болят легкие. У нас вообще экология нарушена. У меня мать прожила 90 лет, у нее никогда ничего не болело".

"Давление у всех, даже у детей - давление. У меня уже два раза паралич был; в 30 лет был первый. В 93-м году опять меня парализовывало".

И все это, по мнению экологов, последствия радиоактивного заражения и захоронений химического оружия. Мало того - теперь в этом, и без того основательно загаженном, районе, согласно федеральной целевой программе, предполагается строительство завода по уничтожению химического оружия. У жителей сел на этот счет есть определенное мнение. Говорит Маргарита Никифорова:

"Это будет плохо для окружающей среды не только Золотаревки, но и для всей области. Если мы согласимся на то, чтобы строить здесь завод, то тогда больницы будут строиться, будут дороги строиться, где они недостроены, так же, как и в Леонидовке, - сейчас это уже там делают. Больница строится пусть добрым путем, но не путем строительства завода. Нам нужны кладбища тогда, но не больницы, зачем нам больницы".

Жители Степановки на сходе пришли к единогласному решению не разрешать строительство завода. А золотаревцы приняли обращение к президенту, председателю Совета Федерации и председателю Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, в котором, в частности, говорится: "При строительстве в этом районе завода по уничтожению химического оружия будут поставлены под угрозу здоровье и жизнь 600 тысяч жителей Пензы, нашего поселка Золотаревка, Леонидовки и всего Поволжья. Мы уже являемся пострадавшими от химического отравления, и заявляем: нет - строительству завода по уничтожению химического оружия".

В эфире Красноярск, Александр Макаров:

Около ста жителей так называемого частного сектора Свердловского района города перекрыли оживленную автотрассу "Красноярск-Дивногорск". Причем, перегородили ее основательно - бревнами, а для надежности - рядом встали женщины и дети. Прибывшему на место начальнику райотдела милиции с трудом удалось уговорить возбужденных пикетчиков пропустить хотя бы спецмашины. Поводом для волнения стало очередное отключение электричества. Большая часть здешних крупных предприятий давно обанкротилась. Созданные на их основе небольшие частные компании отказались обслуживать ведомственные тепло- и электросети. Так что жители бывших деревень Валитино и Базаиха, сейчас поглощенных Красноярском, уже несколько лет мучаются со светом и теплом. Районные власти ликвидируют аварии за счет своего скудного бюджета, а деньги за свет и тепло получают красноярские энергетики.

Глава местной администрации добивается, чтобы "Красноярскэнерго" забрало бесхозные электросети и наконец-то навело там порядок. Переговоры идут плохо. А пока заинтересованные стороны препираются между собой, жители этого многострадального района периодически сидят без света и время от времени перекрывают дорогу. К сожалению, это - типичная для Красноярского края ситуация.

Энергетики, пользуясь практически безоговорочной поддержкой краевых властей, ведут себя в регионе как хозяева. Дивногорский завод низковольтной аппаратуры не работает уже две недели, он задолжал энергетикам 9 миллионов рублей. Предприятие, где даже отопление осуществляется электротынами, отключили. Естественно, завод стал. Две тысячи человек на неопределенное время остались без работы и средств к существованию. Самое забавное в этой ситуации то, что в нескольких километрах от дивногорского завода находится одна из крупнейших гидростанций мира - Красноярская ГЭС, а завод выпускает вполне ликвидную продукцию, основным потребителем которой являются все те же энергетики. На последнем заседании регионального совета по безопасности губернатор Александр Лебедь объявил о неизбежном повышении тарифов на электроэнергию. По имеющимся у него данным, через 5 лет 70% оборудования электростанций края выработает свой амортизационный срок. "В 2005-м году будет уже не важно, по какой цене мы замерзнем" - заявил красноярский губернатор. Деньги же на модернизацию системы энергоснабжения можно получить только у потребителей. Александр Лебедь публично пообещал крупную премию тому, кто предложит другой способ решения этой проблемы. Впрочем, заместители губернатора поспешили успокоить красноярцев - они не планируют повышать тарифы до 1-го июля.

В эфире Казань, Ольга Юхновская:

Шквал протестующих писем вызвало решение правительства Татарстана о поднятии воды в Нижнекамском водохранилище на 6 метров уже в 2001-м году. Но возмущаются жители республики не только потому, что это "удовольствие" обойдется бюджету республики в 32600 миллионов рублей. Дело в том, что Татарстан готов пойти на очередное затопление части своих территорий; причем, затопление коснется также и ближайших соседей - Удмуртии и Башкирии. И, в первую очередь, это отразится на простых гражданах. Ведь в каждой из республик будут обречены на переселение с родных мест по 500 дворов; в среднем, это - 5 тысяч человек. Теперь для Татарстана главное - уговорить соседей, особенно Удмуртию, которая пока категорически против перспективы затопления.

А вот Башкирия не сильно возражает, хотя из зоны затопления ей придется выводить и деревни, и даже нефтяные скважины. Однако энергосистема Удмуртии напрямую зависит от электроэнергии, вырабатываемой Нижнекамской ГЭС. Оба соседа намерены требовать от Татарстана компенсацию за экологический ущерб. Под компенсацией они подразумевают получение части татарстанской электроэнергии. И еще - республика обязана взять на себя все расходы, связанные с переселением людей и выводом земли из сельскохозяйственного оборота. А аргументы специалистов такие: поднятие воды позволит увеличить выработку электроэнергии Нижнекамской ГЭС до 2640 мегаватт в год, что составит 7% от всей электроэнергии, вырабатываемой энергосистемой республики. Дополнительная энергия воды будет сопоставима с месячным потребления "Татэнерго" газа - 450 миллионов кубометров. Из почти 33 миллиардов рублей, требующихся на осуществление задуманного, 3,5 миллиарда - уйдет на возмещение экологического ущерба Башкирии. Доля компенсации для Удмуртии - 410 миллионов рублей. Татарстану запланировано всего 2,5 миллиарда рублей, хотя подводные территории здесь будут самые большие.

Под Нижнекамское водохранилище в конце 70-х годов вырубили 54 тысячи гектаров леса. По новому плану предстоит вырубить еще 40 тысяч лесных га. Еще с советских времен остались непереселенными из зоны затопления 427 дворов в деревнях Огрызского, Актанышского, Тукаевского, Елабужского районов и в Набережных Челнах. Если учесть, что в 79-м году было затоплено 78 тысяч гектаров земли, то при подъеме уровня воды в Нижнекамском водохранилище на 6 метров под воду уйдут еще 86 тысяч гектаров земли различного назначения. Есть подозрения, что районные власти, вопреки запрету, все же давали разрешение на отвод земли в зоне затопления. Не исключено, что по Каме, когда будет поднят уровень воды, поплывут дачные домики и туалетные кабинки, как это было на Волге в 1979-м году, когда уровень Куйбышевского водохранилища поднялся всего на 2 метра - на отметку "55 метров". Согласие соседей Татарстан может купить, но где взять миллиарды рублей? Частный капитал на Нижнекамскую ГЭС, разумеется, не притечет, ведь государственное предприятие "Татэнерго" - с большим износом генерирующих мощностей. Еще одна финансовая подробность - поскольку "Татэнерго" не акционировался и не входит в РАО ЕЭС России, то Нижнекамская ГЭС, как подразделение "Татэнерго" с 1996-го года перестала получать деньги из федерального бюджета. Сейчас же у кабинета министров республики нет денег на то, чтобы делать замеры, на какой уровень поднимется вода в паводок 2000-го года.

В эфире Кызыл, Александр Филатенко:

Кражи скота на протяжении вот уже многих лет остаются одним из самых распространенных видов преступлений в Туве. Принимаемые местными властями жесткие меры не приносят результата. В прошлом году, например, было официально зарегистрировано 1202 кражи - около 7 тысяч голов скота. Стабильно - в среднем, по сто краж в месяц - совершается и нынче. Кражи скота и торговля мясопродуктами сегодня - один из самых процветающих бизнесов в республике. И, кроме скотокрадов, в него втягиваются коррумпированные чиновники и даже сотрудники правоохранительных органов. Это признал президент Тувы, выступая с традиционным ежегодным посланием к народу и парламенту республики. В этот бизнес вовлекаются преступные группировки не только из Тувы, но и из соседних регионов - Красноярского края, Новосибирской области, Хакасии. Группировки наводят ужас не только на чабанов, чьи стоянки расположены в десятках километров от населенных пунктов, но и на жителей кожурных центров. Вооруженные огнестрельным оружием бандиты нападают на стоянки средь бела дня, людей связывают, сажают в ямы, а сами тем временем спокойно забивают животных и прямо на месте разделывают туши, затем загружают в машины и отвозят в Кызыл, где их уже ждут перекупщики, для которых оформить документы, необходимые для вывоза мяса за пределы Тувы, не составляет большого труда.

Бороться с этим злом действительно сложно. Дело в том, что испокон веков воровство скота являлось одной из составляющих образа жизни тувинцев-кочевников, ремеслом, возведенным едва ли не в ранг добродетели. А для тувинца украсть барана, что для цыгана лошадь. И если у одного чабана, скажем, сегодня украли барана, то завтра он украдет такого же у другого, чтобы восстановить справедливость и возместить ущерб. Это было своего рода традицией, передаваемой из поколения в поколение - как кровная месть на Кавказе, - и власти умышленно закрывали на это глаза. Даже сейчас, когда кражи приняли масштабы стихийного бедствия, воры - даже если их удается найти и завести на них уголовное дело - отделываются легким испугом. К примеру, по 70% уголовных дел, рассматриваемых судами, скотокрады получают условное наказание, хотя за квартирные кражи, например, преступники наказываются намного строже. Скот воруют не только в сельской местности, но и в городе. Даже в столице республики практически ежедневно фиксируются в милицейских сводках кражи скота. Для забоя украденных животных преступники используют подвалы заброшенных или строящихся пятиэтажек, даже в центре города.

Анализ преступлений, совершаемых в последнее время, свидетельствует, что скот воруют не столько для наживы, сколько для выживания. Условия жизни, особенно в сельской местности, из года в год ухудшаются. Там все больше становится безработных; коллективных хозяйств - совхозов, колхозов - практически не осталось, а заниматься частным предпринимательством, выращивать тот же скот, многие просто на просто не желают. В большинстве чисто тувинских сел не занимаются огородничеством, хотя все возможности для этого есть. Система потребкооперации, снабжавшая села продуктами питания, практически развалена, и порой бывает, что людям нечего есть, кроме хлеба.

Недавно в одном из сел кызымского кожума была обворована многодетная семья - ночью у матери-одиночки, воспитывающей троих детей, злоумышленники украли теленка. Утром, обнаружив пропажу, женщина сразу приступила к розыску. Вместе с участковым она застала преступников с поличным - в их кухне в большой кастрюле уже закипала телятина, вокруг печки сидела большая голодная семья, несколько истощенных малолетних ребятишек, которым не так-то просто было объяснить, что их завтрак конфисковывается.

В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:

В Обнинске решением местного медицинского начальства закрыт кабинет планирования семьи. Кабинет планирования семьи в Обнинске появился 7 лет назад - для того, чтобы сократить число нежелательных беременностей. Известно, что еще недавно главным средством контрацепции в нашей стране был аборт, и по числу этих операций мы занимали одно из первых мест в мире. Против деятельности Кабинета восстали представители православной церкви, которые считают, что просветительская деятельность Кабинета побуждала подростков к половой жизни, а это - разврат. Кроме того, противники планирования семьи уверены, что США, путем пропаганды средств контрацепции, добываются сокращения численности населения России. Ведь врачи в своей работе пользовались американскими учебными пособиями и рекомендациями Международной федерации планирования семьи. Все это делается для того, чтобы окончательно поработить нашу страну - так считают те, кто борется против кабинетов планирования семьи. В Калужской области, в которой находится город Обнинск, борцы с сексуальным просвещением добились больших успехов. На уровне правительства области было принято решение, которое запретило кабинетам планирования семьи работать со школьниками и принимать заявки на проведение факультативных занятий. Почему-то чиновники страшно испугались того, что 14-летние подростки узнают, для чего нужен презерватив. О том, что это знание полезно, свидетельствует такой интересный факт - в 95-м году в Обнинске было 3200 беременностей, а в 99-м - 1800, что явно свидетельствует о распространении средств контрацепции. Число абортов среди несовершеннолетних за это время сократилось втрое. Но у противников кабинетов планирования семьи своя статистика; вышеприведенным цифрам они просто не верят и говорят о вреде, который приносят здоровью различные контрацептивы, в том числе и гормональные.

Формально закрытие кабинета планирования семьи в Обнинске объясняется экономическими причинами - на его месте теперь будут оказывать платные медицинские услуги. Но, скорее всего, у врачей сдали нервы, они устали бороться против церкви. И те, и другие заявляют, что заботятся о здоровье нации, поэтому каждый может выбрать ту правду, которая ему больше нравится.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

Еженедельно главврачи самарских медучреждений вынуждены, посредством местного телевидения, обращаться к горожанам с просьбой прийти и сдать для больных свою кровь. На такие крайние меры врачей вынуждает катастрофическая ситуация, сложившаяся сегодня с обеспечением медицинских учреждений в Самарской области донорской кровью и ее препаратами.

"Донорство сейчас перестало быть почетной обязанностью" - заявил главный врач Самарской областной станции переливания крови Александр Косов.

Руководители предприятий запрещают своим работникам сдавать кровь. Так, директор Самарского производственного объединения "9-й подшипниковый завод" Игорь Швидок отказал медикам в проведении на своем предприятии Дня донора, заявив, что работник должен работать. Не лучше обстоит дело и на частных предприятиях. Как рассказал мне почетный донор России, работник фирмы "Гелиос" Игорь Егоров, когда он, в очередной раз сдав кровь, потребовал от своего начальника оплатить вынужденный отгул, тот отказался это сделать, намекнув, что если Егоров еще хоть раз по причине донорства не явится на работу, его ждет увольнение.

Сегодня за 400 грамм сданной крови, наряду с обязательным отгулом, каждому донору Самарской области выплачивается компенсация в размере 49-ти рублей. Гонорар этот, как отмечает большинство доноров, мизерный; единственное, что еще удерживает людей в рядах доноров, так это возможность получить за 40 кровосдач звание Почетного Донора России.

Впрочем, и здесь возникают проблемы. По вине администрации Самарской области, не перечислившей вовремя деньги санкт-петербургской типографии, две с половиной тысячи самарцев вот уже полгода не могут получить удостоверение "Почетный донор России", а значит, все это время остаются лишенными льгот, положенных им государством. На станции переливания крови попытались выйти из положения, выдав почетным донорам временные удостоверения. Однако во многих случаях (как, например, для бесплатного проезда в общественном транспорте) они не действительны. Замученные придирками чиновников из-за отсутствия заветных удостоверений и уже не надеясь получить их бесплатно, часть самарцев решила выкупить свои удостоверения почетных доноров за собственные деньги, заплатив за каждое по сто рублей. Другие почетные доноры, оскорбившись таким отношением, вообще перестали посещать областную станцию переливания крови. В итоге, ежедневно на областную станцию переливания крови приходят, в среднем, 50 доноров, тогда как в идеале их должно быть не менее 150-ти. И самая последняя информация: узнав о дефиците донорской крови, ее препаратов и компонентов, ректор Самарского Государственного медицинского университета Геннадий Котельников решился на крайние меры - обратить в число безвозмездных доноров поголовно всех своих студентов.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Не затихают транспортные страсти в столице Мордовии. В конфликте, признаки которого налицо, принимают участие четыре стороны - горожане, которые нормально, без толкучки, хотят добраться из одной точки города в другую; водители частных автобусов и водители государственного транспорта, которые хотят нормально зарабатывать и городская администрация, которая, возможно, и не знает, чего хочет. Поощряя, вроде бы, перевозку горожан частным пассажирским транспортом, чем недовольны водители государственных автобусов и троллейбусов, городские власти неожиданно принимают решение, способное фактически уничтожить весь смысл частного предпринимательства на транспорте. К числу таких решений относится и требование к владельцам частных автобусов Саранска заключить специальные договоры, по которым они должны будут бесплатно перевозить ветеранов труда, пенсионеров и инвалидов. Вообще-то льготы существуют в государственном транспорте, но ему-то само государство и выделяет субсидии на перевозку льготников. В новом же договоре с частниками ни о каких субсидиях и компенсациях и речи нет. А если учесть, что льготников в Саранске - 60% населения, и при условии соблюдения договора станут они пассажирами частных автобусов, то на свободном предпринимательстве в сфере транспорта в столице Мордовии можно ставить жирный крест, считает руководитель независимого профсоюза Сергей Шатов.

"Я, в общем-то, сам не против того, чтобы пенсионеры, инвалиды наши - имели эту льготу и ездили бы бесплатно на городском транспорте. Но дело в том, что все это упирается в денежный вопрос. И как бы там не хотели мы, водитель бесплатно в этих условиях, которые сегодня существуют, предприниматели - просто будут разоряться".

Подписание нового договора - дело сугубо добровольное, говорят в администрации Саранска. Но что будет, если кто-то из частных водителей не будет подписывать этот документ? Комментарий сотрудника транспортного управления столицы Мордовии Владислава Кимешева:

"Человек, который добровольно не подписывает договор, не имеет права на работу на муниципальном маршруте. Ему приходится работать, либо искать работу где-то по договоренности - на любом предприятии, где угодно, чтобы осуществлять перевозку пассажиров на коммерческой основе, но не по автобусно-троллейбусным маршрутам, которые находятся в городе".

Таким образом, городская администрация выступает монополистом в организации перевозок пассажиров в Саранске. А с монополизмом борются во всем мире, в том числе и в Мордовии. По мнению руководителя республиканского антимонопольного управления Василия Исаева, идея заключения подобного договора абсурдна сама по себе.

"Этот типовой договор вообще не должен родиться".

В пылу эмоций Василий Исаев ставит самого себя на место водителя-частника:

"Какое основание имеет какой-то чиновник заключать со мной договор? Еще в этом договоре расписывать такие пункты, которые перед частным предпринимательством ставит барьеры, чтобы я не конкурировал с кем-то! Ты туда езжай, сюда не езжай, сюда поедешь - будешь штраф платить. Но это - абсурд! Этот договор по отдельным пунктам нарушает закон о конкуренции. Органы власти и чиновники не имеют права ставить барьеры перед частным предпринимательством. Я считаю, этот договор - пустая бумага".

И, тем не менее, пока разгораются страсти в высоких кабинетах, водители частных автобусов, даже заключившие договоры, - как не возили льготников, так и не возят. Транспорта в городе не хватает; на остановках (тем более, в часы пик) - толпы пассажиров, которые рады, что прошла зима, тепло, а следовательно - не так страшно, если лишь через полчаса удастся все-таки втиснуться в подошедший автобус или троллейбус.

В эфире Псков, Анна Липина:

Псковичи - как, впрочем, и другие жители России - давно привыкли к тому, что для посещения Эстонии необходимо получить визу. Однако, для многих жителей приграничного с Эстонией Печорского района Псковской области до самого последнего времени существовал упрощенный порядок перехода границы - безвизовый, по спискам. В эти списки, утвержденные межправительственными соглашениями, входили люди, имеющие близких родственников "за кордоном".

И вот, псковская пресса, со ссылкой на правительство Эстонии, сообщила, что с 1-го июля упрощенный порядок перехода российско-эстонской границы отменяется. Это известие вызвало в приграничном с Эстонией районе панику. Начальник канцелярии эстонского консульства в Пскове господин Рэдппап подтвердил намерения Эстонской республики отменить упрощенный порядок перехода границы. Но он особо подчеркнул, что многократные визы будут выдаваться лицам, имеющим близких родственников в Эстонии, бесплатно.

Эстонская сторона оправдывает необходимость принятия этих мер для того, чтобы защитить свою экономику. И вот почему: в числе жителей приграничья, имеющих право упрощенного перехода границы, 38 тысяч человек с эстонской стороны и лишь две тысячи - с российской. Эстонцы считают, что часть вошедших в списки своих граждан имеет в этих льготах лишь корыстный интерес. К примеру, такие подакцизные товары как бензин, спиртное и табак, на российской стороне стоят гораздо дешевле. Этим активно и пользуются предприимчивые граждане Эстонской республики. Как говорит глава Печорского района Псковской области Александр Рогов, в списки с российской стороны входят, в основном, пожилые люди, у которых дети переехали в Эстонию на постоянное место жительства. Для них получение визы, за которой нужно ехать в Псков, создаст лишь дополнительные трудности. Для того, чтобы посетить, к примеру, могилы своих близких, расположенные буквально за несколько сот метров, теперь им придется преодолевать дополнительные бюрократические препоны.

Но особенно сильно новые порядки пересечения российско-эстонской границы затронут интересы сетта. Это - небольшая исчезающая финно-угорская народность. Сетта исповедуют православие, а их язык очень похож на эстонский. Печорский район и юг Эстонии, через который пролегла граница, является местом их компактного проживания. Во времена Российской империи эта народность имела свою культурную автономию. После восстановления независимости Эстонской республики государственная граница рассекла место компактного проживания сетта. Разница в успехе экономического развития России и Эстонии заставляет сетта покидать Россию, и за последний год уехало уже 109 человек; и это - при общей численности сетта в Печорском районе Псковской области в тысячу человек.

Впрочем, для многих граждан России, проживающих в Печорском районе, российско-эстонская дипломатия давно не имеет никакого значения. У них на руках два паспорта - российский и эстонский. Из 28 тысяч человек, проживающих в Печорском районе, уже три тысячи имеют эстонские паспорта.

В Эстонии много радикальных политиков, которые до сих пор считают Печорский район - оккупированной Россией территорией. Поэтому выдача эстонских паспортов населению Печорского района давно поставлена на широкую ногу. Теперь получить эстонское гражданство в Печорском районе очень просто. Для этого надо иметь желание и доказательство того, что среди ваших близких родственников были люди, проживавшие в Эстонии до 1940-го года. А это для коренных печорян не проблема. Кстати, восстанавливающему эстонское гражданство выдается еще и тысяча крон, это почти 1735 рублей. Сумма немалая для неизбалованного сельского жителя российской глубинки. Но, как говорят, агитаторы получают аналогичную сумму регулярно.

Эта работа ведется с середины 90-х годов, но официальной политикой эстонских властей ее назвать нельзя. До сих пор между Россией и Эстонией нет договора о государственной границе, о двойном гражданстве и многих других. А за неурегулированность дипломатических отношений между странами расплачиваются простые люди.

В эфире Тюмень, Алекс Неймиров:

В Тюменской области простаивает крупнейший спиртоводочный завод. Два месяца назад в селе с говорящим названием Падун Заводоуковского района появились налоговые инспекторы. Производственные цехи и склады готовой продукции спиртзавода были опечатаны.

"Сегодня акционеры оказались не у дел. Сегодня никто не сказал: вы не имеете права. Молчком пришли и закрыли. Три господина, пьяные, им не разрешили закрывать, они пришли на следующий день, когда протрезвели. Это беспредел самый настоящий".

Мнение менеджера Заводоуковского спиртзавода Нелли Байдашевой записано во время стихийного митинга, проведенного коллективом предприятия:

"Сопоставление суммы бюджетного долга - около пяти миллионов рублей, и денежного оборота завода породило версию о том, что предприятию чинят препоны с целью передела собственности. Появились сообщения о том, что администрация Заводоуковского района не возражает против продажи областному фонду Госимущества контрольного пакета акций. По официальной версии, спиртзавод закрыт согласно предписанию Министерства Российской Федерации по налогам и сборам. Действие лицензии приостановлено в связи с непогашением задолженности за прошлый год".

Это объяснение народ не удовлетворило. Говорит председатель профкома акционерного общества "Заводоуковский спиртоводочный завод" Жанна Бердова:

"Когда мы были должны 100 миллионов - нас не закрывали, когда мы оказались на 1-е января должны 15 миллионов - нас закрыли. Остались за воротами около 300 рабочих. Семьи, в которых оба родителя работают, дети работают, люди остались без средств к существованию".

Кроме того, простои завода ведут к проблемам наполнения городской казны и задержкам по выплате зарплаты бюджетникам. Возникли перебои в работе ликероводочных предприятий в Тюмени, использующих заводоуковский спирт в своем производстве. И наконец, ОблСтат подсчитал, что за последние месяц тюменцы стали меньше пить своей водки, так как торговую сеть заполонили привозные спиртные напитки.

Последний факт мало волнует местные власти и фискальные органы. Руководитель Тюменского областного управления министерства Российской Федерации по налогам и сборам Анатолий Аксюк дал понять, что у предприятия нет иного пути выхода из кризиса, кроме погашения налоговых долгов. В противном случае - спиртзавод ждет процедура банкротства. В том, что возник парадокс - водочное предприятие оказалось неплатежеспособным, по мнению господина Аксюка, виноваты сами акционеры.

"Если вы посмотрите структуру дебиторской задолженности... - к удивлению своему, мы обнаружили там акционеров на три миллиона... на два миллиона забрали продукции, которые являются акционерами Заводоуковского спиртзавода, и не отдают заводу. А всем объясняют, что это налоговики виноваты в этой истории. Так кто виноват - сам акционер, который из левого кармана украл и в правый переложил, или налоговики, которые требуют заплатить?"

На этой неделе акционеры попытались изменить ситуацию, отправив в отставку генерального директора завода Галину Букрееву и выбрав себе нового руководителя Ивана Германова. Но по-прежнему коллектив спиртзавода не намерен погашать долги путем продажи контрольного пакета акций.

В эфире Чебоксары, Анна Путина:

Весенне-полевые работы в Чувашии начались далеко не во всех районах. Самостоятельно провести посевную сможет лишь четверть районов из 22. У остальных - значительные проблемы с закупкой семян, горюче-смазочных материалов, минеральных удобрений, ремонта техники и, самое главное, получением кредитов на оплату вышеперечисленного. Некоторые хозяйства, например, Козловского и Узмарского районов, без посторонней помощи вообще ничего не смогут засеять.

Как известно, ни одна отрасль экономики не может работать без кредитов, но поскольку в Чувашии два последних года были засушливыми, многие сельхозпредприятия не могли расплатиться со многими долгами. Сейчас министерство сельского хозяйства и продовольствия Чувашии пытается, при помощи республиканских переработчиков сельской продукции, взять кредит в 17 миллионов в московском банке. Но столичный "Альфа-банк" требует в качестве залога контрольный пакет акций заемщика, как это произошло с Чебоксарским молочным заводом. Подобные условия выдачи займа делают практически невозможным получение дополнительных средств. Ни одно перерабатывающее предприятие не идет на такой риск. Кроме того, если планирующиеся кредиты и займы исчисляются миллионами, то, как сообщили в министерстве, на проведение только посевной необходимо около миллиарда рублей. Таких денег в дотационной агропромышленной республике нет.

Между тем, подсчитывая собственные убытки, сельские предприятия Чувашии вот уже третий год расплачиваются с особенными долгами. Дело в том, что три года назад перед выборами президента республики, долги сельского хозяйства перевели в облигации почти на 83 миллиона рублей. После чего чувашские сельские предприятия вынуждены отдавать живые деньги хозяевам облигаций. За три года долг уменьшился в 4 раза. Но чего это стоило! На уплату долга по облигациям, в основном, уходили причитающиеся сельским товаропроизводителям дотации и компенсации из бюджета. На уплату долга ушла и добрая половина суммы, выделенная Минфином на возмещение ущерба от стихийных бедствий. В большинстве хозяйств из-за сильной засухи зерно так и не смогли довести до кондиционного состояния, и в этом году им сеять нечего. Сегодня немногочисленные преуспевающие хозяйства вынуждены раздать резервные стратегические фонды семян практически разоренным сельхозпредприятиям. Но этого в любом случае недостаточно. Из-за нехватки урожая кормов многие предприятия сократили поголовье крупного рогатого скота, число свиней и птицы. Почти безвыходная ситуация и с минеральными удобрениями. Многие сельхозпредприятия Чувашии не смогли рассчитаться с поставщиками минеральных удобрений за два года. Из-за отсутствия финансов сельхозпредприятия не могут внести первоначальный взнос при оформлении лизинговых операций на закупку техники, по той же причине не смогли провести ее ремонт. Серьезной проблемой остается в республике обеспечение горюче-смазочными материалами. Если в прошлом году ГСМ практически не было, в этом году, по словам заместителя министра Владимира Григорьева, проблема усугубилась. На сегодня дизельного топлива имеется всего 26% и 11% бензина - от необходимого. Несмотря на тяжелый труд, работники сельхозпредприятий, в среднем, получают меньше 300 рублей в месяц, да и эти копейки больше половины районов не выплачивают месяцами.

В эфире Владимир, Михаил Кононенко:

Владимирские средства массовой информации в ходе баталий по принятию бюджета на текущий год имели все основания для того, чтобы окрестить его "пьяным". Иначе попросту и быть не могло, так как существенная часть бюджетных поступлений предусмотрена от реализации населению алкогольных напитков.

Спад предпринимательской активности, вызванной принятием властями области драконовским мер по отношению к малому бизнесу, неуклонно сокращает налогооблагаемую базу, а, следовательно, и поступления в бюджет. Одна из таких мер - введение в действие с 1-го апреля во Владимирской области последней редакции областного закона о едином налоге на вмененный доход, в несколько раз увеличивший и без того немалые поборы с предпринимателей. Начало года ознаменовалось во Владимире громкой кампанией по вытеснению с прилавков так называемого "левого" алкоголя. Итог ее подвел победоносный февральский пресс-релиз обладминистрации, через средства массовой информации рапортовавший населению о том, что подпольный алкоголь исчез из легальной торговли. Кроме того, этот документ, который с полным основанием можно назвать программным, озвучил целый комплекс мер по увеличению легального производства "огненной воды" - реализации ее на внутреннем рынке и экспорте за пределами региона. Стоит ли говорить, что областная власть не замедлила увеличить акцизы на крепкие напитки, что тут же отразилось на их ценах. Отныне большая часть населения Владимирской области вынуждена отдать предпочтение традиционно дешевым винам. Подобный выбор станет вполне понятным, если учесть, что 36% населения области по неофициальным данным находится ниже официально определенного уровня бедности. Стоимость минимальной потребительской корзины во Владимирской области по данным обладминстрации составляет сегодня 581 рубль. В 9-ти случаях из 10-ти, если не больше, покупатель, отдавший за бутылку адыгейского, дагестанского, осетинского и Бог весть еще какого портвейна свои кровные и настоящие 23 рубля, рискует получить взамен самый низкопробный суррогат.

Депутат областного Законодательного собрания Сергей Казаков считает, что суррогат составляет 60% всего винного ассортимента на владимирских прилавках. В то время как экс-губернатор области Юрий Власов, возглавляющий сегодня общественно-политическое движение "Владимирский край", полагает этот параметр равным 80%.

Таким образом, сложилась крайне двусмысленная ситуация. Если верить утверждению властей о вытеснении с рынка всего "левого" алкоголя, то выходит, что суррогат имеет вполне легальное происхождение; а если не верить, то победные фанфары губернаторского пресс-релиза, пользуясь выражением классика, - очередной "случай так называемого вранья".

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что областной власти оказалось проще найти общий язык с криминалом от алкоголя, чем с предпринимателями по вопросу о едином налоге на вмененный доход. Последнее предположение выглядит вполне убедительным, учитывая то обстоятельство, что в декабре в "красной" на сегодняшний день Владимирской области ожидаются выборы губернатора и в Законодательное собрание, и они, как известно, потребуют немалых денег.

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова:

Волна паводка, превратившаяся в стихийное бедствие для жителей востока области, докатилась в эти дни до Оренбурга. До последнего дня многие не верили, что уровень воды в Урале поднимется до 9-ти метров. Власти успокаивали людей. Прогноз гидрометеоцентра оспорил заместитель председателя областной противопаводковой комиссии Анатолий Артамонов. И все же прав оказался гидрометеоцентр - вода поднялась до отметки 929 сантиметров. Затоплено около 10 тысяч садовых участков. В Оренбурге, только в одном из поселков Кузнечном, затоплено, по словам жителей - 101, по официальным данным ГОЧС - 70 домов. Но население, в основном, остается дома, люди не надеются на охрану милиции и боятся мародеров. Они сами организовали и охрану, и лодочную переправу. На лодке Игоря Денисова мы отправились к нему в гости, а заодно доставили к дому Зинаиду Лимонову - ее больной 70-летний муж присматривает за хозяйством.

- У вас нет желания перебраться отсюда куда-то в город?

"У меня есть желание, у мужа нет".

- А что держит - хозяйство, огород?

"Хозяйство, огород. Жизнь тяжелая. При советской власти жили, и то здесь жили, а сейчас очень трудно".

- То, что заливает, для огородов это же благодать.

"Для это терпимо, а для жилья это очень нетерпимо".

Каждую весну в ожидании паводка люди поднимают на чердаки мебель, скот, эвакуируют стариков, но не уезжают, еще и новые дома строят. Муж Зинаиды Николай показал мне свое хрюкающее и квохчущее "хозяйство", разместившееся на чердаке.

"Очень хорошо живу. Я и не чувствую, что я выживаю или проживаю. Я живу настоящей жизнью".

- Вот, у вас тут куры, свиньи, кто еще тут?

-

"Собаки, кошки".

Дом Лимоновых застрахован, и они получат от страховой компании хоть какие-то деньги на ремонт. Но страховка есть всего у 30% жителей поселка. Почему так получилось? Об этом и о переезде в город мы поговорили с Марией Денисовой, женой моего перевозчика-лодочника:

"Если перейти отсюда, дома у нас очень дешевые, мы здесь продадим и в городе не купим. В городе за квартиру нужно будет очень много платить, а у нас в год страховку платим и все".

- Ваш дом застрахован?

"Был. В этом году почему-то страховщицы к нам не пришли. Летом у нас все-таки здесь хорошо - и природа, и все. Вот единственное нас мучает - это весна. Каждый год мы переживаем. Ремонты после каждого наводнения. Здесь столько ила, грязи. В 94-м нам заплатили 103 рубля. Как раз тогда хватило на 3-литровую банку краски".

6 лет назад паводок был настолько высок, что пострадавшие от него жители получили компенсацию от государства в размере от 3-х до 10-ти минимальных оплат труда. Что будет в этом году - неизвестно. Все больше рассчитывают на свои собственные силы. У Владимира Шведкова дом пострадал довольно сильно.

"Мебель плавает - хожу, как по подушке. А сплю - "под крышей дома своего"".

Владимир, впрочем, не унывает. Возможно, такому настроению людей способствует и теплая погода, и то, что вода больше не поднимается. И они пока не задают вопрос - а кто во всем этом виноват? Власти ссылаются на погоду и неточный прогноз гидрологов Приволжского управления гидрометслужбы России, из-за которого не был скорректирован сброс воды из водохранилища. Оренбургский независимый эколог Валентин Домбровский винит мосты, построенные через Урал у Оренбурга. Они, по его мнению, создают подпорный эффект, увеличивая и уровень воды, и длительность паводка.

XS
SM
MD
LG