Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час

  • Сергей Кузнецов

В этом выпуске:

- Уральские власти открыто игнорируют законы, защищающие прессу;
- Кто запрещает тамбовским типографиям печатать независимые газеты?
- "Газете Дона" напомнили, что про ростовских прокуроров надо писать только хорошо, а еще лучше - ничего;
- Биробиджанский еженедельник "Дивох" - на грани банкротства;
- Почему на редактора череповецкой газеты "Факел" Людмилу Иванову надели наручники?
- Оренбург: жертвы советских ядерных экспериментов нынешней власти тоже не нужны;
- Инта: угольная шахта как яблоко раздора;
- Самара: хлеб подорожал;
- Псков: детский лейкоз лечить некому;
- Нижний Новгород: что страшнее - СПИД или туберкулез?
- Рязань: 126 человек ежедневно находятся между жизнью и смертью;
- Кострома: у семьи Анисимовых отнимут последние сто рублей.


В эфире Екатеринбург, Сергей Кузнецов:

На прошлой неделе неожиданно лишились помещения, телефонной связи и электроэнергии журналисты информационного агентства "Регион-информ", чьи сообщения оказались совершенно не в русле информационной политики администрации губернатора. Из эфира областного телевидения исчезла программа "Золотая середина", неосторожно предоставившая слово одному из самых жестких оппонентов нынешних областных властей. Во вторник ночью прямо в центре Екатеринбурга неизвестные злоумышленники похитили передающие антенны радиостанции "Эхо Москвы" в Екатеринбурге, что журналисты так же напрямую связывают со своей независимой от областных властей информационной политикой. Рассказывает программный редактор радиостанции Галина Мигачева:

"Конечно, возникает ощущение, что это не случайно, что это не просто так люди пришли, или наркоманы какие-то, или кто-то там - своровал и унес на лом; это явно, что к этому готовились и выбрали именно нашу антенну. Ни звонков, ни разговоров, ни угроз не было; но то, что наш телефон прослушивается, это мы можем сказать с определенностью. Мы слышим посторонние звуки, слышим, как либо кто-то общается, либо звучит радиоприемник, либо какие-то шаги. То, что нас прослушивают, мы совершенно четко осознаем".

Рассказывала программный редактор радиостанции "Эхо Москвы" в Екатеринбурге Галина Мигачева. Еще более странная ситуация сложилась в городе Серове, расположенном в 300 километрах к северу от областной столицы, где в начале месяца был смещен директор крупнейшего в городе металлургического завода, а его место, с согласия областных властей, занял новый управляющий, который, в первую очередь, таким образом реорганизовал информационный центр предприятия, что все сторонники бывшего директора оказались буквально выброшенными со своих прежних рабочих мест. Рассказывает директор центра журналист Тамара Романова:

"Мой кабинет сегодня занят, а вот этот офис, который мы занимаем, - одна большая комната на всех, где люди сейчас занимаются забиванием "козла" в домино, играми в карты, чтением книг, журналов, газет, то есть - чем угодно, но только не своей нормальной профессиональной деятельностью. Мы практически все единодушно сделали вывод, что нас просто всех изолировали". - рассказывает директор центра Тамара Романова.

Однако гораздо более жестоко пострадала местная телекомпания "СТВ", не имевшая к заводу практически никакого отношения, но куда новые хозяева пришли в сопровождении вооруженных бойцов ОМОНа и конфисковали аппаратуру, обеспечивающую выход телепрограмм в местный эфир.

"Никаких оснований забирать модулятор, и вообще являться на телекомпанию - не было. Когда мы предъявили документы, что эта компания независимая, все оборудование находится, естественно, в собственности телекомпании, а не металлургического завода. Просто они поняли, что во время первого захвата именно эта телекомпания встала на защиту завода. Благодаря нашим информационным выпускам, нашим спецвыпускам, нашим прямым эфирам мы очень сильно поднялись, мы людей оперативно снабжали информацией и тогда нам удалось людей всех собрать, и они поняли, что сейчас этого допустить нельзя. Люди, которые хорошо знают Ленина, "брали почту, телеграф, телефон", сейчас - "взяли" телевидение, обрубили канал".

Столь беспрецедентные действия новых собственников, буквально захвативших не только предприятие, но и всю власть в городе с населением более ста тысяч человек, заставили Тамару Романову обратиться к общественности с отчаянным призывом защитить права журналистов и потребовать от областных властей полного восстановления законности.

"Поэтому мы совместно написали коллективное письмо на имя депутатов городской Думы. К счастью, Дума откликнулась и не просто откликнулась, а вчера на заседании Думы создали депутатскую комиссию по расследованию вот этих нарушений. Да, обращение в милицию есть - безрезультатно. Никаких следственных действий до сих пор не сделано. Поэтому сегодня директор телекомпании Андрей Медведев обратился в прокуратуру с заявлением".

Как пишет в своем обращении Тамара Романова: "Как журналист, я лишена законных прав на осуществление своих профессиональных обязанностей, очерченных статьей 47 закона Российской Федерации о СМИ. Мне, как и моим вынужденным товарищам по несчастью, запрещено появляться в здании заводоуправления. У охранников есть список лиц, которых ни в коем случае нельзя допускать на территорию Серовского металлургического завода и заводоуправления. Причем, моя фамилия, пишет Тамара Романова, стоит первая в этом списке. Иначе как нарушением прав человека и журналиста, как воспрепятствование осуществлению моих обязанностей, это расценить нельзя", - пишет Тамара Романова, член Союза журналистов России с более чем 15-летним стажем, в своем обращении к общественности.

В эфире Тамбов, Инна Кабанова:

Пока общественность и журналисты обсуждали перспективы выживания независимых средств массовой информации, озаботившись судьбой НТВ, в 500 километрах к юго-востоку от столицы, в Тамбове, местные власти объясняли прессе, "кто в доме хозяин". Несколько месяцев назад новый глава администрации области Олег Бетин принял решение: редактора областной общественно-политической газеты "Тамбовская жизнь" поменять. Контрольно-ревизионный отдел администрации области сразу же после выборов вскрыл факты нарушения финансовой дисциплины в газете. И хотя злые языки утверждают, что причина в другом - просто газета во время выборов занимала не ту позицию - официальным основанием стала попытка редактора создать автономную некоммерческую организацию, которая должна была бы стать соучредителем газеты, вместе с областной администрацией и Думой.

Однако власти приняли другое решение: преобразование признать незаконным, газета должна существовать только как государственное учреждение, журналисты - стать госслужащими, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Журналисты "Тамбовской жизни" утверждают, что подвигнуть их к принятию решения о самоликвидации автономной некоммерческой организации должны были, в частности, анонимные письма, отправленные каждому и по домашнему адресу. Новое руководство редакции, на основании постановления главы администрации, просто изъяло печать автономной некоммерческой организации и переоформило на себя право подписи банковских документов. Вся эта история так и осталась бы внутренним делом "Тамбовской жизни" и четырех ее приложений, ведь ни одно местное средство массовой информации о конфликте не сообщало, - если бы не редактор одного из четырех приложений, газеты "Наедине", Галина Юдахина. Правда, ее попытки найти содействие в областной прокуратуре ни к чему не привели. И новое руководство редакцией вводило все новые правила игры. Статьи, например, теперь не отправляются в печать без подписи на каждой странице так называемого "куратора". Один из последних материалов Галины Юдахиной вызвал отповедь кураторов, поскольку, на их взгляд, в них без должного почтения говорилось о президенте. По словам автора, "теперь в Тамбовской области о Владимире Путине можно говорить как о мертвом: или хорошо, или ничего". Это цитата уже из новой большой статьи, в которой Галина Юдахина и несколько ее единомышленников "вынесли сор из избы". Статья увидела свет в номере, изданным полуподпольным образом. Дело в том, что коллектив газеты "Наедине" перерегистрировал издание в Министерстве по делам печати как самостоятельное, то есть - не являющееся приложением к "Тамбовской жизни". Противная сторона считает перерегистрацию незаконной, и давление не прекращается - от предложения другим сотрудникам заменить строптивую Юдахину до вероятного возбуждения уголовного дела за попытку забрать редакционное оборудование. Во всяком случае - следствие уже идет. В конфликт вовлечены и Судебная палата по информационным спорам при президенте России, и Фонд защиты гласности, и Генеральная прокуратура. По-прежнему об этой истории почти ничего не знают жители Тамбовской области. Материал, уже подготовленный к эфиру, руководство областного радио, главного рупора новой областной администрации, - изъяло и отправило в корзину без объяснений. Несколько руководителей местных средств массовой информации, весьма лояльных к местной власти, подписали возмущенное письмо к журналистам "Наедине", написанное в лучших советских традициях.

"Наедине" издание не политическое, это газета для семейного чтения и сегодня оно существует как бы в двух вариантах. Правда, оппозиционное издание - а вышли уже два номера - печатается за пределами Тамбова и расходится с трудом, потому что распространители предпочитают не ввязываться в эту историю.

В эфире Ростов-на-Дону, Сергей Слепцов:

В последнее время Ростовская область стала настоящей ареной столкновений независимых средств массовой информации и государственных судебных органов. Северокавказское территориальное управление Министерства по делам печати, ссылаясь на приказ своего министра господина Лесина, внесло существенные коррективы в процедуру регистрации средств массовой информации. В частности, в управлении требуют, чтобы заявление о регистрации было отпечатано не на компьютере, а только на пишущей машинке; кроме этого, для физических лиц, учреждающих газету либо телеканал, в управлении требуют нотариального заверения подписи учредителя, хотя в законе об этом нет ни слова.

В городе Волгодонске независимый журналист Александр Жабский и главный редактор газеты "Волгодонская неделя" Григорий Заболоцкий вынуждены были обратиться в суд с жалобой на действия должностного лица. Глава администрации Волгодонска Сергей Горбунов грубо нарушил статью 39-ю российского закона о печати и средствах массовой информации. Направленный еще в январе главе администрации запрос журналистов о выборах народных заседателей так и остался без ответа, несмотря на всю значимость этого события для Волгодонска, явно лидирующего в криминальном отношении в Ростовской области. Но зато там же, в Волгодонске, судья городского суда Лидия Ткаченко вынесла решение по иску Северокавказского регионального управления по делам печати и средств массовой информации к тому же журналисту Заболоцкому, учредителю независимой газеты "Рекламная неделя". Суд признал недействительным свидетельство о регистрации издания на том основании, что редакцией был несвоевременно представлен в управление устав.

Закон, таким образом, нарушен и Северокавказским управлением по делам печати и средств массовой информации и Волгодонским судом, ибо непредоставление устава не является основанием для признания свидетельства о регистрации недействительным.

Целый шквал судебных исков и процессов вызвала публикация журналиста Кристины Милич. Статья ее называлась "Прокурор, берегись прокурора" и была она напечатана в популярном издании "Газете Дона". Автор статьи рассказывает о непростой обстановке, сложившейся в городской прокуратуре города Новочеркасска. В частности, в материале рассказано о том, что прокурор Дубовского района Ростовской области Николай Фефелов не раз заявлял, что следующим прокурором Новочеркасска будет именно он. Фефелов обратился в Кировский районный суд города Ростова, и судья Вера Колодкина удовлетворила его иск, обязав газету выплатить крупную сумму как возмещение морального вреда, и опубликовать опровержение. Однако в этой истории есть одна существенная деталь: высказывание Фефелова приводится в газете в виде интервью с Верой Воскресовой, женой ныне действующего прокурора города Новочеркасска. Но Кировский суд не счел необходимым допросить Воскресовых в качестве свидетелей. Кстати, этот же состав суда под председательством Веры Колодкиной удовлетворил и иск "Газете Дона" областной прокуратуры по поводу этого же материала. Областная прокуратура всерьез полагает, что публикация Кристины Милич "Прокурор, берегись прокурора" затрагивает ее деловую репутацию. С таким решением согласиться трудно, так как в материале вообще шла речь лишь об отдельных прокурорских работниках районного масштаба, и областной прокуратуре не может быть причинен моральный ущерб. Однако, по решению суда с "Газеты Дона" взыскано в пользу областной прокуратуры полмиллиона рублей, и с журналиста Кристины Милич - 50 тысяч рублей, каковые деньги и должны возместить моральный вред.

В эфире Биробиджан, Владимир Иващенко:

Угроза перехода к новому хозяину нависла над единственной финансовой независимой газетой Еврейской автономной области- еженедельником "Дивох" или, в переводе с языка идиш, "Неделя". Учредителем этого самого многотиражного издания автономии является общество с ограниченной ответственностью "Типография".

Еще в прошлом году городская налоговая инспекция обнаружила в работе бухгалтерии этого предприятия финансовые нарушения - здесь не оприходовали в кассу наличную выручку. Денег при этом никто не присваивал, просто в некоторых случаях, как теперь объясняют в "Типографии", возникала необходимость заплатить за бумагу, что-то еще. В итоге - сумма неучтенной выручки за год превысила миллион рублей, за это общество было оштрафовано сразу на 7 миллионов рублей.

Главный редактор газеты "Дивох", председатель областного Союза журналистов Людмила Нибурова считает, что еженедельник намеренно подводят к банкротству. По ее словам, местные власти таким образом пытаются завладеть полиграфической базой для печатания сидящих на бюджете газет, а заодно и укротить журналистов независимого издания, на страницах которого в последнее время была опубликована серия статей о коррупции чиновников правительства области и нарушения законов в правоохранительных органах. Ведь сумма вынесенного предприятию штрафа, который должен быть уплачен в течении 15-ти дней, в 4 раза превышает балансовую стоимость общества. Причем, налоговики не соглашаются подождать, имущество типографии уже описано судебными приставами, документы переданы в агентство по банкротству. Обращение в Конституционный и Верховные суды, как признает сама Людмила Нибурова, вряд ли спасет положение, так как Москва далеко, и очередь за правдой там очень длинная. А "Типографию", вместе с непокорным и, кстати, прибыльным изданием, на торги уже могут выставить через месяц.

В эфире Череповец, Иван Жуков:

После применения судебными приставами спецсредств редактор череповецкой газеты "Факел" Людмила Иванова попала в больницу с сотрясением мозга. Газета "Факел" принадлежит местной организации Единых свободных профсоюзов, а Людмила - по совместительству - является одним из руководителей этой организации. И газета "Факел", и Единые свободные профсоюзы - находятся в одном помещении. В свое время попытка боссов Свободного профсоюза заняться коммерческой деятельностью закончилась плачевно. И 19-го мая туда пожаловали судебные приставы, чтобы исполнить решение Арбитражного суда и описать имущество этой организации. По словам заместителя старшего судебного пристава Виктора Рудя, выполняя свои обязанности, они натолкнулись на ожесточенное сопротивление Людмилы Ивановой.

"Сразу же после того, как были предъявлены документы, взрыв эмоций, словесные оскорбления судебных приставов, которые участвовали в исполнительном действии, она разорвала бланки тех документов, которые были предъявлены ей для выполнения этого решения суда. Пыталась выхватить те документы, которые находились в руках судебного пристава, исполнителя и оказала физическое сопротивление судебному приставу по обеспечению установленного порядка деятельности судов. При этом, словесно оскорбляя его, пыталась нанести ему удары руками в различные части и области тела, не давая возможности им совершать исполнительные действия. Ими было принято решение по применению физической силы и специальных средств, в частности - да, мы не отрицаем то, что были применены наручники в отношении Ивановой".

Несколько иную картину происходящего нарисовала сама Людмила Иванова. Она утверждает, что сопротивление она оказала лишь после того, как приставы стали забирать принадлежавший лично ей компьютер со свежим, только что сверстанным выпуском газеты "Факел". Кроме того, жесткий диск компьютера содержал конфиденциальные сведения об информационных источниках этого издания.

"Они пришли не в ту организацию, пришли конкретно ко мне описывать имущество, как в редакцию газеты, забрали чисто мой компьютер с газетой и компьютер с конфиденциальной информацией, хотя я предлагала достать винчестер... железо они пусть бы забирали, мы бы это отвоевали в суде, но когда забирается информация, я просто... Ну да, я может быть, превысила какие-то там... оказала сопротивление, но мужиков было двое, даже трое, довольно-таки они высокие, большие, - я не считаю, что нужно было одевать наручники, бить головой об стенку. Дальше мне одели наручники, я опять пыталась ногами отстаивать оргтехнику. И уже когда в состоянии, чуть ли бессознательном, связались со старшим приставом-исполнителем Стрельцовым, и он прекратил дальнейший грабеж нашей организации".

Сейчас главный редактор газеты "Факел" находится в травматологическом отделении больницы с диагнозом "сотрясение мозга". В суд на своих обидчиков она подавать не собирается. А вот заместитель старшего судебного пристава Виктор Руть уже направил в городскую прокуратуру представление о привлечении к ответственности Людмилы Ивановой. Ей инкриминируется физическое и словесное сопротивление представителям закона.

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова:

"Я хотел покончить с собой, лечь и воткнуть нож сюда, поглубже", - сказал мне участник учений с применением атомного оружия на Тоцком полигоне Оренбургской области Василий Дуфинец, и показал на сердце. Он может сделать это и проще: закрыть дверь и заслонку неработающей печки и открыть кран газового баллона. Окна его сырого полуподвала - вровень с землей - уже много лет не открываются, нет и форточек.

"Печка у мня никудышняя, все сгнило, видите - все валится. В два одеяла закрываюсь, повернусь - холодно. Мне баллона на 10 дней еле хватает. Соседка мне помогает, воды принесет, помоет, вынесет. Я - на воде одной. Не хватает. За газ даю 120 рублей - баллон стоит. Сейчас уже я экономлю, я одетый сплю, в бане всю зиму не был".

Удобств в его каморке нет никаких, ноги в последние годы отказывают, а на свежий воздух - во двор ветхого домика, где живут 4 семьи - ветеран выходит с трудом.

"Ветераны подразделения особого риска" - так официально называют людей, на которых советское государство испытывало силу военного атома. Этих "атомных солдат" с годами все меньше, но число пострадавших от последствий радиации растет. Это их дети и внуки, жители районов области, над которыми 14-го сентября 1954-го года прошло смертоносное облако. Василий Дуфинец однажды чуть было не получил квартиру, но в момент распределения квартир он находился в больнице, и она ему не досталась. Позже ему предлагали взять субсидию, но при этом около трети стоимости новой квартиры он должен был бы заплатить сам. Средств у ветерана нет, его комнату и продать-то нельзя.

Комитет ветеранов подразделения особого риска просил городские власти предоставить квартиру Василию Дуфинцу и еще 4-м таким же ветеранам, живущим в Оренбурге, но пока тщетно. Люди, потерявшие здоровье во время безответственных экспериментов военных, по сути оказались теперь ненужными властям. Говорит заместитель председателя оренбургского Комитета ветеранов подразделения особого риска Михаил Израилевич:

"Буквально по каждому пункту приходится настойчиво выбивать решения. Есть случаи, конечно, очень и очень тяжелые. Ежегодно на стационарном лечении люди находятся по 4-5 месяцев, в течение года переносят 2-3 операции".

В Оренбургской области, в отличие от других - например, Московской, Саратовской, Самарской - ветераны подразделения особого риска не получают специальных витаминных добавок, восстанавливающих здоровье, врачи иногда отказываются выписывать даже нужные лекарства. Кроме того, вместо положенного пособия на погребение в размере 20-ти минимальных оплат труда в прошлом году члены семей умерших ветеранов получали лишь половину. Федеральное казначейство признало необходимость возобновления выплат, но только с 1-го января 2000-го года и не в полном объеме.

Не слишком жалуют своих избирателей ветеранов и депутаты. Николай Мордвинцев живет в частном доме в округе, от которого избран заместитель председателя Законодательного собрания области Виктор Нефедов, один из лидеров областного отделения движения "Отечество". Ветеран просил помочь его установить телефон.

"В ночное время невозможно позвонить ниоткуда. Случился инфаркт - я лежал до утра, а депутат говорит - вы за меня не голосовали, я делать вам ничего не буду".

Телефонов в Оренбурге нет еще примерно у полутора десятка ветеранов. Городская телефонная сеть идет навстречу и предоставляет законные льготы, но сначала надо провести кабель к домам, а это - десятки тысяч рублей, которых нет у ветеранов, и которые, очевидно, никак не найдутся в городской казне. В этих условиях многим из ветеранов, наверное, не дожить ни до своей квартиры, ни до телефона.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

В очередной передал собственности, происходящий в республике Коми, на этот раз оказалась вовлеченной шахта Западная из Инты. Два года тому назад интинские шахты после нескольких лет самостоятельной жизни вновь стали объединяться. Принудило к этому понимание того, что жить сообща для убыточной в целом угольной отрасли города все-таки гораздо экономнее и практичнее. Сейчас самостоятельной остается лишь шахта Западная, крупнейшая в регионе. В отличие от прочих шахт, 80% имущества которых принадлежит государству, здесь контрольный пакет акций находится в частных руках. В свое время, когда государство потеряло интерес к убыточным угольным предприятиям, эти акции были выкуплены с участием самого коллектива шахты. Сейчас они котируются гораздо больше своей номинальной стоимости, так как Западная сегодня - самая успешная и прибыльная интинская шахта, в чем немалая заслуга и ее руководителя Владимира Шахтина. Сам он признает необходимость союза предприятия с компанией "Инта-уголь", но говорит, что практически здесь возможны два пути интеграции: мягкий - выкуп акций шахты правительством республики; и жесткий - силовыми способами. Первый путь для властей явно не интересен, слишком дорого, поэтому был выбран второй. Говорит руководитель отдела информационной службы шахты Западная - Татьяна Шахтина:

"Действуют чиновники по известной схеме: чтобы изолировать основного акционера шахты, ее генерального директора Владимира Шахтина, ему предъявлено уголовное обвинение. Юрий Спиридонов, глава республики Коми, по словам следователя республиканской прокуратуры, практически заинтересован в исходе этого уголовного дела. В защиту своего директора выступает профсоюз шахты. Еще в феврале 2000-го года по поручению шахтеров они направили в адрес Владимира Путина письмо с просьбой объективно разобраться в этой ситуации".

О заинтересованности главы республики Коми Юрия Спиридонова в этом деле говорит то, что средства на командировку следственной группы в Инту шли не из республиканской прокуратуры, а были выделены прямым распоряжением главы.

Более того, начинает разгораться скандал, связанный с работой предприятия "Марганец Коми", контрольный пакет которого также принадлежит шахте Западная. Правительство республики сейчас предпринимает попытки навязать своих инвесторов для разработки месторождения. Владимир Шахтин в публикации в газете "Молодежь Севера" 30-го марта напрямую обвинил местную исполнительную власть в перепродаже республиканской собственности, говоря - "какая от этого выгода чиновникам, можно только догадываться". Ответа - ни прямо от самого главы республики, ни через подконтрольную ему прессу - не последовало. Зато в Инту отправилась еще одна следственная прокурорская группа.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

19-го мая в Самаре подорожал белый хлеб. В среднем, цена хлебопродуктов, выпекаемых из пшеничной муки, возросла на 15%. После подорожания буханка белого хлеба стала стоить 5 рублей 70 копеек, тогда как до него - обходилась покупателям в 4 рубля 90 копеек. Наиболее болезненно повышение цен на хлеб переживают самарские пенсионеры, для которых хлеб сегодня - основной продукт питания, заменяющий на столе и мясо, и фрукты.

Инициативная группа самарских ветеранов, возглавляемая Верой Архиповой, сейчас занимается сбором подписей под обращением к руководству губернии с просьбой вернуть старые цены на хлеб. Впрочем, чиновники уверяют, что ничего поделать уже нельзя. Начальник управления хлебопекарной промышленности администрации Самарской области Владимир Надеждин обвинил в подорожании хлеба самарских мукомолов, которые в мае резко подняли отпускные цены на муку. За килограмм пшеничной муки высшего сорта, стоивший в конце апреля 4 рубля 90 копеек, мельники сегодня запрашивают с руководства хлебозаводов 6 рублей. Самарские мукомолы имеют несколько иное объяснение повышения цен на хлеб. По их точке зрения, стоимость муки напрямую связана со стоимостью пшеницы. Сегодня самарские мукомолы вынуждены втридорога закупать пшеницу в соседних регионах, поскольку качество родной самарской пшеницы, заготовленной элеваторами губернии в прошлом году - крайне низкое, и качественной муки из нее не получишь. Если бы колхозы и фермеры вырастили для Самары хорошее зерно, то и хлеб не подорожал бы - заявили мельники. Почему в закромах самарских элеваторов оказалось только пшеница второго сорта, рассказал мне фермер из Сызраньского района Василий Токарев:

"Закупочные цены на зерно прошлогоднего урожая в Самарской губернии были очень низкие. За тонну пшеницы давали на 500 рублей меньше, чем в других областях. Поэтому пришлось везти зерно в Москву и Башкирию, где за него предлагали большие деньги. Закон рынка".

Самарские мельники заявляют, что им удастся не допустить повышения цен на муку до июля-августа, то есть - до тех пор, пока в губернии не начнется уборочная, от итогов которой и будет зависеть: подорожает вновь хлеб в Самаре, или нет. Губернские агрономы скептически оценивают перспективу хороших урожаев пшеницы в Самарском регионе, поскольку сроки посевной кампании, которая должна была завершиться 25-го мая, из-за неожиданно нагрянувших холодов были сорваны.

В эфире Псков, Анна Липина:

За последние годы Псковская область стала лидером по числу заболеваемости раком. Для многих псковичей это стало ошеломляющим известием. Все давно привыкли считать, что Псковская область - один из самых благоприятных в экологическом отношении регионов России. Но статистика показывает, что это утверждение - не более чем очередной миф. При этом Псковская область по благосостоянию населения находится на одном из последних мест в России. Ученые и экологи считают, что качество питьевой воды в городах и районных центрах неудовлетворительно. Псковская вода содержит большой процент хлорорганических соединений, а низкий уровень жизни населения не позволяет многим нормально питаться. Эти два фактора считаются главными виновниками роста заболеваемости злокачественными опухолями.

По свидетельству главного врача псковского областного онкологического диспансера Тамары Боровцовой, каждый третий из рождающихся сегодня псковичей рано или поздно обречен стать пациентом врачей-онкологов. Это - данные бесстрастной и неумолимой статистики.

Однако, если у взрослых больных есть шанс получить квалифицированную медицинскую помощь в областном онкодиспансере, то дети этой возможности лишены. Специалистов в области детской гематологии катастрофически не хватает. В настоящее время, как нам сообщили, должность главного детского гематолога в области фактически вакантна. Все псковские дети, болеющие лейкозами, направляются на лечение в Московский институт педиатрии. Лечение подобных заболеваний - процесс длительный и дорогостоящий. Немалые средства требуются и для последующей реабилитации после процедур химиотерапии и облучений. Методика такова, что большинство больных, прошедших эти процедуры, становятся инвалидами. Ко всему прочему, многие заболевают гепатитами В и С, лечение которых относится к наиболее дорогостоящим.

Наравне с туберкулезом и психическими заболеваниями, онкология всегда считалась отраслью, требующей от государства особого внимания. Но в Псковской области эти проблемы до настоящего времени находились вне сферы внимания государственных социальных институтов. Такое положение вещей заставило родителей больных детей объединяться. В области создан общественный благотворительный фонд "Помощь". Отчаявшись искать поддержку у государства, родители теперь надеются только на помощь со стороны благотворителей.

В эфире Нижний Новогород, Олег Родин:

По инфицированности СПИДом Нижегородский регион сейчас - на 11-м месте в России. Хотя по мнению Георгия Мошковича, главного врача Нижегородского центра по борьбе со СПИДом, 786 человек, зарегистрированных как инфицированные - это примерно одна десятая часть от реального масштаба распространения ВИЧ-инфекции в Нижегородской области. В пользу такого предположения и данные о том, что в регионе употребляют наркотики 7-8% всех жителей; причем, среди подростков этот показатель вдвое выше - около 14%. Слабо помогает антиреклама по телевидению и на транспарантах вдоль некоторых магистралей. По итогам интерактивного опроса телезрителей, две трети дозвонившихся на телестудию считают угрозу заражения СПИДом вполне реальной, и Георгий Мошкович подтверждает, что есть заразившиеся и среди среднего класса. На вопрос, есть ли в Нижнем Новгороде инфицированные крутые бизнесмены, он отвечает:

"Крутых бизнесменов нет, но предприниматели уже появились, заразившиеся ВИЧ-инфекцией".

На пресс-конференции Георгия Мошковича спрашивали и о возможных его пациентах среди влиятельных нижегородцев.

"Когда у нас в Нижнем Новгороде заболеет кто-то из известных, как вы говорите, людей или из власть имущих, тогда мы это почувствуем - на профилактику ВИЧ-инфекции будет выделяться достойное количество денег".

Впрочем, "достойное" количество денег не выделяется. В Нижегородской области уже есть смертельные случаи от СПИДа, пока это - 4 человека.

Но гораздо более катастрофическая ситуация с распространением туберкулеза. Только за первый квартал текущего года в области прибавилось несколько сотен новых больных. На учете в диспансерах состоят около 4-х тысяч человек, из которых почти полторы тысячи представляют серьезную угрозу для окружающих, поскольку больны заразной формой туберкулеза. Теперь болеют не только в малообеспеченных семьях, но даже и в благополучных. Медиков настораживает рост смертности среди туберкулезных больных.

"Ежемесячно теперь исчисляется, если по городу говорить, то до 25 случаев смерти по городу за месяц. Раньше это было количество 4-5 человек за месяц".

Сообщила Евгения Алилекова, замглавного врача городского противотуберкулезного диспансера. А главный санитарный врач Нижнего Новгорода Тамара Макарова предупредила:

"Уже у нас выработалась такая туберкулезная палочка, практически на которую не действуют лекарства, которые у нас применяются отечественные. То есть она уже приспособилась к этому. И эффекта от лечения уже нет".

Эффект от лечения возможен при употреблении дорогостоящих импортных препаратов, на приобретение которых нет денег пока ни в бюджете, ни в кошельках у большинства рядовых граждан.

В эфире Рязань, Татьяна Борискина:

В Рязанской области 126 человек страдают почечной недостаточностью. Возможность лечения такого заболевания есть лишь в отделении гемодиализа 11-й городской больницы, единственном на всю область. 11 аппаратов искусственной почки, от работы которых зависит жизнь десятков людей, отказались на грани отключения - нет диализаторов расходных материалов, необходимых для функционирования аппаратов.

Виктор Артамонов уже в течение 6 лет пользуется искусственной почкой, 3 дня в неделю по 4 часа он подключен к аппарату. Если закончатся диализаторы, и искусственная почка перестанет функционировать, Виктор Артамонов не проживет и трех дней. Сам пациент прекрасно об этом знает, но тратить три тысячи рублей в неделю на то, чтобы самостоятельное купить диализаторы, Виктор не может. Тем более что, страдая почечной недостаточностью, очень тяжело устроиться на нормальную работу, так как строго отведенное время - 12 часов в неделю - нужно находиться на процедуре в больнице.

В начале текущего года долг отделения перед двумя московскими фирмами, поставлявшими диализаторы, достиг 600 тысяч рублей. Сейчас отделение должно намного больше. На приобретение расходных материалов - вместо 4 миллионов, как в прошлом году, - в этом году выделено всего полтора миллиона рублей из областного бюджета и миллион 300 тысяч из городского. Кроме того, в этом году по решению городской Думы на 10 миллионов рублей было увеличено финансирование здравоохранения. Один миллион из этих средств должны были еще в апреле направить непосредственно на приобретение расходных материалов для аппарата искусственной почки. Но до их пор деньги в отделение так и не поступили. Подобная ситуация с финансированием уже складывалась в Рязани весной 98-го года; тогда помогло то, что в Россию под западные кредиты поступили расходные материалы из Испании. Отделение гемодиализа Рязанской областной больницы номер 11 приобрело тогда 5 тысяч диализаторов, но их хватило лишь на год. Не зная, где брать денег, врачи и пациенты обращались даже к Владимиру Путину, отправляли ему телеграмму. В результате - областному отделу здравоохранения было указано обеспечить бесперебойную работу аппаратов искусственной почки, чего сделано до сих пор не было.

В данный момент цена одной процедуры гемодиализа, то есть очищения крови от вредных веществ путем прогона через искусственную почку, подскочила до тысячи рублей. Понимая проблемы отделения, некоторые московские фирмы продолжают поставлять диализаторы в долг, но насколько хватит их терпения, не знает никто. Проблема остается нерешенной, положение отделения гемодиализа - критическое, в то время как больные находятся между жизнью и смертью.

В эфире Кострома, Михаил Токмачев:

С первого июня костромичи будут платить за жилищно-коммунальные услуги на 70% больше, чем раньше. Учитывая то, что костромские хлебопеки летом обещают тоже повышение на свою продукцию, а проезд на городском транспорте уже месяц как подорожал до двух рублей, - бюджет средней костромской семьи будет складываться непросто.

Семья Натальи и Сергея Анисимовых - вполне обычная для Костромы: Наталья учитель, Сергей специалист методического центра, сын ходит во второй класс. Анисимовым нет еще и 30-ти, по образованию оба педагоги и высокооплачиваемую работу найти не могут. Их общий ежемесячный доход не больше двух с половиной тысяч, живут они в двухкомнатной квартире и с первого июня будут платить за нее примерно 350 рублей. Заплатить нужно еще и за проезд в городском транспорте, в том числе школьный проездной, 230 рублей, и за телефон 42 рубля. Минимальные необходимые расходы на питание по официальной статистке для такой семьи в Костроме составляют 1750 рублей. На оставшиеся сто с небольшим целковых Анисимовым надо жить месяц, одеваться, лечиться и учить 8-летнего Андрея. Для того, чтобы как-то сводить концы с концами Сергею и Наталье раньше приходилось подрабатывать. В категорию льготников, получающих субсидии, они не попадают, и теперь вынуждены ломать голову над тем, как жить дальше. Сергей говорит, что готов работать даже по ночам.

Таких семей в Костроме больше 10-ти тысяч и Наташа с Сергей не самые бедные, почти треть горожан, 80 тысяч семей, имеют право на льготы по оплате жилищно-коммунальных услуг, то есть среднедушевой доход у них меньше 700 рублей в месяц. Поэтому тотальное повышение цен на жизненно необходимые товары и услуги неизменно приведет к снижению уроня жизни костромичей.

Примечательно, что рост тарифов в сфере жилищно-коммунального хозяйства произошел с благословения костромской городской Думы. Несмотря на грядущие в декабре перевыборы, большая часть народных избранников проголосовала за увеличение квартплаты. Причин называлось несколько, и прежде всего - это рост цен на энергоносители.

Кроме этого, каждая пятая семья в Костроме имеет задолженность по квартплате; причем, половина этих семей не платила за квартиру более полугода. Но самой весомой причиной, определившей положение дел в жилищно-коммунальной хозяйстве Костромы стала бюджетная война между губернатором Костромской области Виктором Шешуновым и мэром областного центра Борисом Коробовым. В 2000-м году Кострома не получила ни копейки из московских дотаций, перечисленных в субъект федерации. Прямое следствие - совершенное отсутствие средств в городском бюджете - например, на капитальный ремонт жилья.

К 2003-му году, по решению российского правительства, население должно оплачивать 100% расходов на жилищно-коммунальные услуги; до недавнего времени костромичи платили всего треть, теперь им придется взять на себя более половины расходов. Однако, как считают в администрации Костромы, это не компенсирует постоянный рост цен на энергоносители. И текущие крыши, неработающие лифты и гнилые трубы останутся серьезной проблемой для города.

XS
SM
MD
LG