Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час

  • Александр Яковенко

В этом выпуске:

- Беженцам из Грозного предлагают бежать еще дальше;
- Чеченским кадетам в Омске не понравилось;
- Рамзан Ахмадов добился того, что чеченские дети вновь танцуют;
- Костомукша учится жить в эпоху СПИДа;
- Почему оренбургские врачи надевают по три пары хирургических перчаток сразу?
- Жители с улицы Чекалина против уфимских властей - кто кого?
- Саранск: отмена итогов приватизации по-мордовски;
- Астрахань: калмыцкие налоги на большой дороге;
- Архангельск: дети уходят из дома;
- Самара: родители уже в июне "ждут-не дождутся первого сентября";
- Пермь: сдержать цены на хлеб опять не удалось;
- Снежинск: как вырваться из однокомнатной квартиры?
- Магадан: "Ингуш-золото" на берегах Колымы.


В эфире Северная Осетия, Александр Яковенко:

Многие из вынужденных переселенцев, которые сейчас живут за пределами Чеченской республики, не торопятся возвращаться в свои дома. Они не верят в то, что у них на старом месте может начаться нормальная жизнь.

"Что там делать? Люди озверели, то же самое сейчас происходит, несмотря на то, что там - бой".

"Я родилась там, и я сто процентов дам гарантию: через каждые 3-4 месяца там будут эти действия".

Более трех десятков стариков, детей и женщин живут в трех комнатах и подвале бывшего Дома Быта в станице Луковской Моздокского района. Это стихийное поселение возникло осенью прошлого года стараниями местного казачества. Первых поселенцев они подобрали ночью на железнодорожном вокзале Моздока - людям просто некуда было ехать. Говорит Ольга Кошелева, бывшая жительница Грозного:

"В основном, здесь остались те люди, которые уже были в Грозном, и у них там все разрушено, возвращаться практически некуда. Поэтому мы вынуждены здесь быть, в этих условиях".

На 34 человека здесь - одна газовая плита и один кран с холодной водой. Женщины и дети живут в верхней части дома, до 10-ти человек - в одной комнате. Старики и мужчины - в подвале. Красный Крест обеспечил талонами на питание - один талон в день на один обед или одну булку хлеба. В ближайшее время здесь ожидают отключение света и газа за полугодовую неуплату.

"Во-первых, это техническое здание, не приспособленное для проживания людей".

Говорит атаман станичного казачества Владимир Степанов.

"Во-вторых, большая очень скученность. И сейчас, не дай Бог, какая-нибудь инфекция - и может быть вспышка или эпидемия какая-нибудь. Поэтому желательно их расселить в помещения, приспособленные для этих целей".

Миграционной службой всем им была выдана так называемая "справка по форме номер 7" - документ, удостоверяющий статус вынужденного переселенца. Однако местные власти эту бумагу не признают, отказывая в предоставлении временной прописки и трудоустройстве. Местные жители помогли устроить детей в школу, но из-за отсутствия прописки выпускники не могут получить свидетельства об окончании 9-ти классов.

Вновь - Ольга Кошелева:

"Мы надеемся на то, что правительство России обратит внимание на своих граждан и примет какие-то меры - или компенсацию нам выплатят, или перемещение какое-нибудь. Но, конечно, не так, как предлагают - Тамбовскую область, село, где по колено грязь. Люди все уже не молодые, поднимать землю и за счет этого жить уже они не смогут".

Всего в станице Луковская и соседнем Моздоке 240 беженцев. Пенсию из них получают не больше 10-ти человек. Для того, чтобы ее оформить в Северной Осетии, необходимы справки с прежнего места жительства, то есть - из Грозного.

"Нашли чем разбить нас, а вот на жилье нам дать за то, что разбили - нет денег. Это как понять?"

Официальные лица, несмотря на частые приглашения, так и не посетили бывший станичный Дом Быта. Администрация предлагает переселенцам вернуться домой, но вряд ли кто-нибудь из них поедет в Чечню. Уже назначена и очередная - четвертая по счету - дата отъезда: 20-е июня. Осенью прошлого года, уходя из Грозного, эти люди знали, что уходят навсегда. Теперь они вновь стоят перед неизвестностью - куда ехать и как жить?

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

Все чеченские курсанты Омского кадетского корпуса отказались учиться и вернулись на родину. Эти кадеты прибыли в Омск накануне Нового года из освобожденных районов Чечни. По неофициальной информации, авторство проекта обучения юных чеченцев в российской глубинке принадлежит чиновникам Министерства обороны. С руководством Омской области и самого корпуса его не обсуждали, просто известили - принимайте пополнение из Чечни. Военные преподаватели и даже губернатор были уверены, что в Омск вывозят сирот или детей русских жителей Чечни.

Приехали же 15 юных чеченцев. Пятеро из них почти сразу вернулись домой, двое не смогли учиться по состоянию здоровья, трое категорически отказались жить вдали от дома. В конце января 10 оставшихся приняли присягу.

За полгода они смогли догнать своих сверстников в учебе, хотя некоторые очень сильно отстали за годы войны. Один из чеченцев даже стал отличником. Но в конце учебного года пятеро из шестерых отказались сдавать экзамены на аттестат о неполном среднем образовании. Они написали рапорты об отказе от обучения. По словам руководства корпуса, кадетов поддержали их родственники. Только один подросток решил пройти аттестационные экзамены и успешно выдержал их - тот самый отличник. Он хотел учиться и дальше, но не решился оставаться один в чужом сибирском городе.

Командование кадетского корпуса основной причиной отказа чеченских мальчишек от возможности получить образование и стать кадровыми военными считают несоответствие их ожиданий и действительности. Они ехали в Омск с желанием учиться, но все же не представляли, что их ожидает много уроков, домашних заданий и строевой подготовки, а не оружие и военные учения. Кроме того, офицеры уверены, что чеченские подростки не могут сразу испытывать к россиянам доверие, - после того, что они увидели в своей недолгой жизни. К тому же, они не нашли - или не разглядели - доверия и открытости сибиряков. Встречи с омскими соотечественниками были ограничены, запрещены даже беседы с журналистами. Возможно, все это делалось для их блага, но не нашло понимания у ребят с обостренным чувством свободы.

В эфире Назрань, Елена Рогачева:

В экстремальных условиях люди демонстрируют удивительные качества. Чаще всего это - стойкость, но лишь в единицах проявляется подвижничество. Именно такого человека мне посчастливилось встретить в Назрани. Беженец из Грозного, он тратит свои небольшие сбережения и огромную энергию для того, чтобы возродить к жизни детский танцевальный коллектив "Даймокх". Это Рамзан Ахмадов, заслуженный артист Российской Федерации и народный артист Чечено-Ингушской АССР. Свой ансамбль Рамзан Ахмадов создал полтора года назад, и уже через полгода репетиций танцевальный коллектив стал победителем городского конкурса в Грозном. Рамзан рассказывает, что педагоги работали с полной отдачей, сами ремонтировали хореографический зал, строили планы концертов. А дальше...

"Началась война. Как и многим чеченцам, мне пришлось переехать с семьей в Ингушетию, это был единственный коридор, который был предоставлен для беженцев. Эти же родители, эти дети искали во мне какое-то спасение. Я начал интересоваться - где, кто, как устроился; приходил в ужас, когда я ездил к некоторым семьям: кто в кошаре, кто в бараке. И с этого момента у меня появилась идея собрать детей, найти какую-то базу.

И, наконец-то. меня судьба свела с английским центром миротворчества и общественного развития, который возглавляет Крис Ханклер. Он пообещал мне вывезти коллектив в Нальчик для реабилитации в санаторий "Радуга". С каким трудом я их собрал, со всех сел Ингушетии, с сел и города Грозного, с Чечни, где еще шли боевые действия. Собрал я их в течение двух месяцев в целом, и удалось мне вывезти их в Нальчик. Всего делегация 50 человек - вместе с музыкантами, с педагогами. Мы занимались, уже восстанавливали концертную программу. В этот месяц нам пришлось вернуться опять, и опять дети разъехались".

Начало было положено, и Рамзан с необыкновенной энергией вновь начал искать базу для занятий, потому что знал, насколько это важно для людей, ответственность за которых он взял на себя. Рассказывает председатель родительского комитета Раиса Тутаева:

"Если ансамбль существует, для нас никакое время не помеха. Хоть война, не война - у нас своя цель есть, мы не хотим от нее отступать, чтобы эти дети танцевали наши танцы. Больше всего, чего дети боятся, чем мы взрослые, - что этот ансамбль распадется. Слава Богу, этого не случилось".

В мае дети вновь отдыхали и репетировали в Нальчике.

"Когда Крис Ханклер увидел, что мы занимаемся этим коллективом серьезно, у коллектива серьезная программа, что этих детей можно показать с их концертной программой на любом уровне, он предложил идею вывезти коллектив за рубеж, в качестве реабилитации, в качестве вознаграждения. И с тех пор я начал заниматься загранпаспортами, вышел на президента Ингушетии Руслана Аушева, он пошел на встречный шаг, за что я ему очень благодарен".

Рамзан Ахмадов обозначил свою гражданскую позицию:

"Я честно скажу: не нравится, когда в газете, по телевизору говорят, что - "чеченцы, вот они такие, вот они сякие, бандиты, террористы"; сплошь и рядом вешают ярлыки на всех чеченцев, на весь народ. В противовес, в пику этому мнению - я поставил перед собой задачу собрать коллектив, показать красивую грань, качественную грань нашего народа. Народ с такой культурой, с таким сценическим искусством - не может быть таким, какими нас рисуют".

В эфире Петрозаводск, Сергей Коробов:

Достаточно благополучная в отношении заболеваемости вирусом СПИДа Карелия буквально в считанные дни перешла в число регионов, имеющих угрожающую тенденцию его распространения. Вспышка ВИЧ-инфекции самым неожиданным образом была обнаружена на севере республики в приграничном городе Костомукши.

Но сама история началась в Петрозаводске, где 21-го февраля этого года совершенно случайно зараженность СПИДом была выявлена у одного из обитателей следственного изолятора, жителя Костомукши, который является так называемым "шприцевым наркоманом" - употребляющим героин. К счастью, он дал исчерпывающую информацию по своим связям, и выехавшая тут же Костомукшу группа специалистов Карельского центра по профилактике и борьбе со СПИДом провела анонимное обследование лиц, страдающих наркоманией и обнаружила еще 12 случаев ВИЧ-инфекции.

Возможное число случаев заболевания СПИДом в Костомукше уже этой осенью может составлять порядка 700. Для города с 30-тысячным населением это, конечно же, настоящая трагедия. Но подобное, по мнению специалистов, сегодня может произойти в России где угодно, поскольку процесс распространения ВИЧ-инфекции идет абсолютно вне реального контроля со стороны государства. Несмотря на существование федерального закона о предупреждении распространения СПИДа, национальная программа в этой области в прошлом году финансировалась лишь на 5%. В республике Карелия за последние 5 лет на приобретение и модернизацию необходимого лабораторного оборудования не было выделено ни рубля. В Костомукше, в связи со случившимся, была утверждена муниципальная программа противодействия распространению ВИЧ-инфекции, но какого-либо бюджетного финансирования она опять же не получила.

Существуют и другие аспекты проблемы; о них - главный врач Карельского центра по профилактике и борьбе со СПИДом Александр Гаврилов:

"Неразрешимая на сегодняшний день проблема заключается в том, что система здравоохранения, лечебные учреждения, поликлиники - не приспособлены оказывать адекватную помощь людям с состоянием наркотической зависимости и ВИЧ-инфекции. Ведь помощь им предусматривает длительное врачебное наблюдение, длительную помощь. Наша же наркологическая служба может заниматься лишь снятием острых состояний или, как говорят - "ломок". Человек физически приводится в порядок, а избавить от психологической зависимости за это короткое время нарколог, конечно же, не может. Федеральный закон, например, гарантирует и информирование населения, и оказание бесплатной медицинской помощи. Но вся деятельность по этому закону ведется в рамках целевых национальных и региональных программ, которые совершенно не подкрепляются финансовыми ресурсами и являются, на мой взгляд, скорее, примером бюрократического творчества. Необходимо делать все для распространения информации о том, как человеку себя вести, как жить нам в эпоху СПИДа".

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова:

Количество ВИЧ-инфицированных в Оренбургской области только за 5 месяцев текущего года, по сравнению со всем прошлым годом, выросло на 537% и составило 422 человека. Первый ВИЧ-инфицированный появился в Оренбургской области в 1996-м году, и до прошлого года таких больных можно было по пальцам пересчитать. В прошлом году было зарегистрировано 64 случая, а в этом - 344. Медицинский персонал обычных больниц порой отказывается работать с ВИЧ-инфицированными. Отдельной больницы, где они могли бы получать все медицинские услуги, в Оренбурге нет. Главный врач центральной женской консультации Оренбурга Наталия Еловикова рассказала мне, что она, когда у них появилась первая ВИЧ-инфицированная беременная, просто пошла и забрала у лечащего врача ее карточку и стала наблюдать эту беременную сама, поскольку ей, заведующей, почти как на войне - "отступать некуда". И если раньше врачи-гинекологи надевали для осмотра женщин одну пару перчаток, которые затем просто стерилизовали, то теперь они надевают три, и верхнюю - выбрасывают. Перестраховка - заявила по этому поводу заместитель главврача областного Центра по профилактике и борьбе со СПИДом Галина Зибзеева. Возможно, и так. Но можно понять тревогу гинекологов, работающих с первичными больными, у которых уже потом, по результатам анализов, может быть найдено какое угодно заболевание - от венерического до СПИДа.

Закон требует соблюдать врачебную тайну, и никаких пометок на карточке больного СПИДом делать нельзя. Сами ВИЧ-инфицированные не всегда предупреждают лечащего врача о заболевании, хотя их об этом просят специалисты Центра по борьбе со СПИДом, когда проводят собеседование о правах и обязанностях ВИЧ-инфицированных. Работа гинекологов вредной не считается, и за риск заражения им, в отличии от инфекционистов или врачей туберкулезного диспансера, денег не доплачивают.

По закону, разъяснила мне заместитель главврача областного Центра по борьбе со СПИДом Галина Зибзеева, выплата компенсаций положена уже тогда, когда в случае какой-то аварийной ситуации произошло заражение медицинского персонала. Пока таких случаев в Оренбургской области не было, хотя аварийная ситуация с нарушением кожного покрова врача была. Делали операцию, а больной оказался ВИЧ-инфицированным наркоманом. Результаты анализов пришли, разумеется, позже, поскольку операция была срочной, врач не перестраховался.

Специалисты областного Центра по борьбе со СПИДом советуют лечащим врачам внимательнее относиться к неработающим и неучащимся молодым людям-наркоманам. Ведь 92% всех случаев заражения СПИДом в Оренбургской области произошло через употребление наркотиков. Около 90% ВИЧ-инфицированных - мужчины.

Быстрый рост числа ВИЧ-инфицированных врачи объясняют появлением в прошлом году на наркорынке области героина. Пресс-служба УВД области подтверждает это. И хотя милиция не дремлет - за 5 месяцев текущего года изъято около 11 килограммов наркотиков, в том числе 210 граммов героина, а на прошлой неделе в Орске изъят килограмм героина, - что-то доходит и до потребителей-наркоманов. И брошенный шприц с иглой для инъекций стал привычным атрибутом подъездов оренбургских многоэтажек, особенно - в одном из самых криминогенных районов города Степном поселке. Именно там зарегистрировано и наибольшее число ВИЧ-инфицированных в Оренбурге.

В эфире Уфа, Артур Асафьев:

Вторую неделю стоят в пикетах жители уфимской улицы имени Чекалина. Эта маленькая улица находится в одном из пригородов Уфы и расположена вблизи большой автомагистрали, соединяющей столицу Башкирии с Москвой. Именно здесь муниципальное предприятие "Уфа-газ" решило построить станцию для заправки автомобилей сжиженным газом. Станция будет располагаться всего лишь в 10-ти метрах от жилых домов.

Несколько дней назад рабочие "Уфа-газа" за одни сутки срубили 110 деревьев, составлявших зеленую зону и защищавших жилые дома от выхлопов автотранспорта. Вслед за этим началось выравнивание грунта для последующего строительства. Возмущенные жители вышли на стройплощадку и заставили строителей прекратить работы. По вызову рабочих приехали представители "Уфа-газа". Они предъявили жильцам архитектурную карту, на которой многие жилые дома, как ни странно, не значились. Людей пытались обвинить - ни больше ни меньше - как в самовольной застройке. Недоумевающие жильцы принесли свои документы и точно такую же карту, на которой с местоположением домов все было в порядке. На этом аргументы представителей "Уфа-газа" закончились, в ход пошли угрозы. "Все равно мы эту станцию построим, как бы не дергались", - так заявило людям некое должностное лицо по имени Сергей Калинин, точное название должности которого узнать так и не удалось. Его поддержал начальник службы безопасности "Уфа-газа" Владимир Плотников. Он сказал, что если люди будут мешать строительству, то предприятие пришлет омоновцев и оцепит ими стройплощадку, а недовольные "попробуют на себе милицейские дубинки".

8-го июня жители улицы подали коллективную жалобу на действия "Уфа-газа" в районный суд. Они обвиняют газовиков в незаконном строительстве и нарушении санитарных норм, а также - в незаконной вырубке деревьев лесозащитной полосы. Уличный комитет требует встречи с мэром Уфы Видусом Емалдиновым и главой администрации Советского района Уфы Рамилом Гельмухамедовым. А на другом конце улицы Чекалина - и так же в непосредственной близости от жилых домов - вскоре начнется строительство бензозаправочной станции предприятия "ЛУКойл". Маленькая улица в скором времени окажется стиснутой между бензозаправкой, газонаполнительной станцией и большегрузной автомагистралью.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

К пересмотру результатов приватизации привел конфликт между работниками и руководством одного из сельхозпредприятий, расположенных в пригороде столицы Мордовии. В 1992-м году совхоз "Тепличный" было решено преобразовать в товарищество с ограниченной ответственностью. Решение это как всегда принималось, что называется, сверху.

"Собрание было. Мы пришли, посидели и - скорее, скорее на работу. И все так прослушали, вроде собрали нас и выгнали. И на этом у нас собрание закончилось. И ни один раз - мы были члены этого пая - ни один раз не вызывали на эти собрания, больше ни разу".

Это Нина Зобова, одна из 810 человек, работавших в Тепличном 8 лет назад и ставших учредителями товарищества со всеми вытекающими из этого факта правами на получение дивидендов, на земельный пай в полгектара, и так далее. Что, собственно, подтверждает свидетельство на право собственности на землю, выданное Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству Саранска. Чуть позже она ушла с работы в ТО "Тепличное", а о пае не вспоминала, но знала, что имеет право на получение дивидендов. Хозяйство работало успешно, и доходы не заставили себя ждать. Однако ни Нина Зобова, ни другие собственники земли, уже не работавшие в Тепличном, денег не увидели.

"Они несколько раз выдавали дивиденды, 2-3 раза. Когда мы с работы уволились, после уже долго прошло, когда мы услышали, что они стали получать дивиденды, которые работают, - мы пошли. Нет - кто уволились, мы тем не выплачиваем. Раз сходили, второй раз пошли".

Обиженные отсутствием денег 90 бывших работников "Тепличного", пайщики и учредители товарищества, стали требовать уже не дивиденды; они стали требовать свою собственность - землю.

"И тут, когда мы уже сами стали просить, когда умных людей стали спрашивать, все говорят, что нам положено. При увольнении нас должны были полностью рассчитать за имущественный и земельный пай".

Половина гектара земли - это пай одного человека. 90 бывших работников "Тепличного" имеют право на 45 гектаров; естественно, никто эту землю отдавать им не собирался. Но существует закон, положение о приватизации. Чтобы их не нарушать, власти, по мнению юриста Камиля Аширова, принимают соломоново решение: аннулировать сам факт преобразования 8 лет назад совхоза "Тепличный" в товарищество с ограниченное ответственностью "Тепличное".

"Было предъявлено исковое заявление в районный суд, и районный суд принял такое решение о том, что образование ТО является недействительным. Якобы были нарушены некоторые положения, которые имеются по приватизации таких предприятий".

Поводом для такого решения суда послужил недостроенный сарай, который не включили в список имущества преобразуемого совхоза, а это уже - нарушение закона. 8 лет безбедно существовало товарищество, не имея на это никаких прав; соответственно, его учредители так же не имели права - права на землю. То, чего пока безуспешно добиваются коммунисты - пересмотра хода и итогов приватизации, было реализовано весьма успешно в пригороде столицы Мордовии.

В эфире Астрахань, Владимир Тимков:

Калмыцкие власти собирают с машин, проезжающих по трассе Астрахань-Волгоград налог за воздух. Еще в октябре прошлого года на обочине оживленной магистрали федерального значения около села Цыган-Аман появился вагончик. Калмыцкие милиционеры стали брать с проезжающих так называемый экологический сбор - 20 рублей с легковых автомобилей, 80 рублей - с грузовых.

Участок этой важнейшей для Астрахани трассы проходит по калмыцкой территории, и хотя длительность этого участка всего 12 километров, платы избежать невозможно. Объехать этот участок калмыцкой земли можно только по другому берегу Волги, но это удлиняет дорогу на 70 километров. Вот и приходится водителям платить этот странный сбор. Взамен водителям дают бумажку, которая действует 10 дней, после истечения этого срока водители обязаны заплатить экологический налог снова. При этом, все эти машины прошли техосмотр, то есть - отвечают общепринятым экологическим требованиям, и калмыцкие экологи даже не пытаются проверить автомашины на содержание выхлопных газов.

За что же берут этот странный налог? Астраханская прокуратура сразу признала его незаконным. После этого астраханский депутат Олег Шеин направил запрос в прокуратуру Калмыкии. Совсем недавно пришел ответ от прокурора Калмыкии Илжиринова. Прокурор Калмыкии согласился, что этот экологический сбор незаконен, он не соответствует Конституции Российской Федерации. Но прокурор Калмыкии ответил также, что не может отменить указ президента республики Илюмжинова, который и ввел этот незаконный сбор.

Что касается действий астраханского губернатора, то он проявил свое бессилие или нежелание заниматься этим вопросом. Все, чего он добился - чтобы экосбор не брали с водителей соседних районов Астраханской области, которые ездят по этому участку дороги чуть ли не каждый день. Но пока незаконный сбор денег продолжается.

Скоро будет уже год, как Калмыкия пытается решить проблему нехватки финансов за счет Астраханской области. Особенно большие поступления в бюджет Калмыкии ожидаются летом, когда в Астраханскую область приедут сотни туристов, любителей рыбалки, когда приедут рефрижераторы за знаменитыми астраханскими арбузами, дынями и другими овощами. Скажется незаконный налог и на жителях Астрахани, которые поедут в города Поволжья, чтобы продать выращенные собственным трудом помидоры. Жителям районов Астрахани эта выездная торговля приносит основной - пусть и небольшой - доход. Однако теперь этим доходом придется поделиться с нашими калмыцкими соседями.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

Более ста детей пропали без вести с начала года в Архангельской области - ушли из дома и не вернулись. О судьбе их ничего не известно. Всех бесследно пропавших детей ищет милиция, кого-то из них ищут родители, но далеко не всех.

По словам начальника отделения розыска, без вести пропавших УВД Архангельской области Владимира Федосеева, часть детей просто сбежали из дома, и горе-родителям до них и дела нет. В прошлом году в Архангельской области пропали 512 несовершеннолетних, из них - около ста детей просто ударились в бега. Почти всех "бродяг" удалось найти и, к счастью, живыми.

В основном, убегают из детских домов-интернатов, в которых невозможно жить; из неблагополучных семей, где детей просто бьют, не кормят, совсем не заботятся о них.

Бегут и из семей, где с виду все хорошо, и есть достаток в доме. Бегут - в результате пустячной ссоры с родителями, из-за конфликтов в школе. Эта часть пропавших, по оценке Владимира Федосеева, дает самые высокие шансы на благополучный исход поисков. Рано или поздно абсолютное большинство их объявится: кто через несколько дней или месяцев, а кто - и лет. Был случай, когда 17-летний парень ушел из дома, а спустя четыре года предстал перед выплакавшей все слезы матерью уже с женой и двумя детьми.

Однако большинства бесследно пропавших детей уже нет в живых. Особенность Архангельской области - в том, что края здесь таежные и болотистые, все селения стоят вдоль рек, и 80% детей теряются, заблудившись в лесу, гибнут в водоемах. Иногда трагедии происходят на глазах сверстников, но те, испытав шок, боятся рассказать о случившемся взрослым. Так, в Северодвинске мальчишку унесло на льдине в Белое море, а игравшие с ним дети в испуге разбежались по домам. Тело несчастного потом прибило к берегу, милиция же все это время сбивалась с ног в его поисках.

Самый пик исчезновения детей приходится на теплое время года с весны до осени. Становятся дети и жертвами преступников, убийц, насильников. Пока в Архангельской области, по сведениям Владимира Федосеева, не было ни одного случая прямой криминальной пропажи детей, то есть - похищений.

Сколько бы времени ни прошло с момента исчезновения ребенка, его будут искать, срока давности здесь нет. Но насколько эффективно - это уже вопрос. На каждого сотрудника отделения розыска архангельского УВД приходится более ста дел о пропаже детей. При этом они не освобождены и от прочей работы криминальной милиции. "Мы уже пять лет добиваемся открытия специализированного сыскного бюро для розыска пропавших людей, - говорит Владимир Федосеев. - Для этого есть все, кроме денег".

За 10 последних лет число без вести пропавших в Архангельской области возросло в 10 раз. У Владимира Федосеева тому есть объяснение: "Обретя свободу, люди забыли об осторожности".

В эфире Самара, Сергей Хазов:

Скандалом открылась в Самарской области летняя детская оздоровительная кампания. Три крупных оздоровительных лагеря, принадлежащие заводам "Авиакор", "Салют" и научно-техническому комплексу имени академика Кузнецова - оказались не готовы к приему детей, в результате чего возможности хорошо отдохнуть от надоевшей им городской суеты в июне лишились более тысячи самарских мальчишек и девчонок.

Как сообщил заместитель председателя Федерации независимых профсоюзов области Анатолий Никитин, подобная ситуация может произойти и в июле, поскольку руководители большинства самарских предприятий считают содержание детских лагерей отдыха слишком накладным для своего бюджета. В среднем, для подготовки одного лагеря к летнему сезону необходимо более полутора миллионов рублей. Руководители заводов, не имеющие таких денег, просят Федерацию независимых профсоюзов взять принадлежащие им детские лагеря отдыха в свое полное пользование. По словам Анатолия Никитина, это невозможно, поскольку в этом случае профсоюзам придется целиком финансировать работу всех 64-х детских оздоровительных лагерей области, на что сейчас нет средств.

Сегодня Федерация профсоюзов ставит под сомнение даже работу тех 60-ти оздоровительных лагерей губернии, что уже успели принять детей. Если Государственная Дума России примет новый закон о едином социальном налоге, в июле и августе самарские дети не смогут побывать в оздоровительных лагерях, поскольку новый закон существенно ограничит отчисления предприятий в фонд социального страхования, что резко повысит стоимость путевок в детские лагеря отдыха. Ведь сегодня половину их стоимости самарцам оплачивает областной соцстрах.

Самарцы, уже уставшие вникать в финансовые проблемы своих предприятий, вынуждены самостоятельно заниматься организацией летнего отдыха детей. Работница завода "Авиакор" Елена Столярова, узнав, что получить на родном предприятии путевку в оздоровительный лагерь для своих двух детей ей не удастся, предпочла, как и подруги, взять на все лето отпуск и отправиться отдыхать в деревню к родственникам. Такой отдых, по словам Елены Столяровой, избавит ее от тревог за безопасность своих детей. Ведь, по сообщениям самарской прессы, правоохранительные органы губернии прогнозируют этим летом рост детской преступности.

В эфире Пермь, Олег Антонов:

В среднем на 10% возросли на прошлой неделе отпускные цены на муку для хлебокомбинатов и пекарен Перми. Это уже третье повышение цен за последние два месяца. Первый раз в этом сезоне пермский монополист - мукомольный завод - повысил отпускные цены на свою продукцию в конце апреля: мука высшего сорта достигла в цене 4-х рублей 77-ми копеек за килограмм. Второй раз мукомолы пересматривали расценки 22-го мая, установив их в пределах пяти рублей. И вот, уже спустя две недели хлебокомбинаты закупают муку по 5.20-5.40. Через неделю после каждого повышения цен на муку переписываются ценники и в хлебных магазинах. За 7 дней хлебозаводы полностью выбирают запасы старой муки. Несложно подсчитать, что уже в грядущий понедельник в булочных пермяков будет ждать хлеб по новой цене.

Подорожание хлеба этой весной вряд ли можно назвать неожиданным. Уже несколько лет подряд с апреля-мая цены на хлеб начинают расти, что - закономерно. Цена на хлеб, прежде всего, зависит от стоимости зерна; на зиму его запасов в закромах области еще хватает, весной же, когда начинается сев, зерно приходится покупать в южных регионах, и уже - по новым ценам. Тонна зерна из Саратова, Кургана и Казахстана обходится сегодня области в 3600 рублей. В прошлом году область закупала зерно не дороже двух тысяч рублей за тонну. Таким образом, последнее подорожание муки в Перми примечательно лишь тем, что новые ценники в магазинах появятся - так уж совпало - в День независимости России, 12-го июня, и впервые пермский хлебушек повсеместно в торговых точках города перешагнет за пятирублевый рубеж.

Сезонное повышение стоимости хлеба воспринимается пермяками без энтузиазма, многие привыкли, что буханка стоит 4 рубля с копейками, а хлеб за пятерку для многих - психологическая травма. Особенно волнуются пенсионеры, для кого хлеб и молоко - основные продукты питания. Правда хлебных бунтов в Перми нет, а борются пожилые пермяки с ценами по-своему. Каждый из них вам без труда ответит, в каком хлебном магазине или киоске - минимальная торговая наценка, и точно сообщит, когда с молокозавода придет очередная бочка с дешевым молоком.

Сегодня у пермских властей нет оснований полагать, что грядущее повышение цен на хлеб - последнее. Губернатор области Геннадий Игумнов обещает только, что резкого, взрывного скачка хлебных цен в регионе не произойдет.

В эфире Снежинск, Евгений Архиповский:

Понятие "жилищный кризис" в Снежинске пока не в ходу, но право на жизнь уже имеет. Давайте рассмотрим пути преодоления этого кризиса на примере типичной снежинской семьи. Юрий и Марина Сергеевы. Муж - научный сотрудник, жена - инженер-программист. Оба работают на градообразующем предприятии - Российском федеральном ядерном центре, в институте технической физики. Двое детей и однокомнатная квартира, все достоинство которой - большая кухня, являющаяся одновременно и рабочим кабинетом. Для того, чтобы воплотить в жизнь наиболее приемлемую жилищную схему, а именно - по одной комнате на каждого с общей гостиной, существует три пути.

Первый - купить квартиру на так называемом "вторичном рынке жилья", то есть - старую.

Второй - принять участие в долевом строительстве, то есть оплатить четверть стоимости строящегося жилья, с тем, чтобы в течении года-двух выплатить остальную сумму.

И третий - получить субсидии от муниципалитета, добавить свои деньги и, по возможности, переехать.

Совокупный доход семьи - около пяти тысяч рублей в месяц. Исходя из этого, покупка приличной квартиры даже на вторичном рынке представляется весьма проблематичной. Цена одного квадратного метра жилья в Снежинске около 3700 рублей. Для покупки квартиры необходима весьма солидная сумма, собрать которую семье не под силу даже с учетом субсидий. Председатель Комитета по жилищной политике города Снежинска Валерий Колгушкин отметил, что из 165-ти горожан, получивших ее в прошлом году, приобрели квартиры только семеро. По его мнению, граждане переоценивают свои финансовые возможности. Следовательно, для семьи Сергеевых этот вариант - не выход из положения.

93 человека, получившие субсидии в прошлом году, приняли участие в долевом строительстве. Для среднестатистической снежинской семьи это тоже неприемлемо и тоже по финансовым причинам. Осилить первоначальный взнос в размере четверти стоимости строящегося жилья и выплатить оставшуюся сумму в течение года-двух - задача для семьи с доходом около пяти тысяч, прямо скажем, непосильная, даже с учетом субсидий муниципалитета.

И, наконец, самый популярный путь улучшения жилищных условий, которым и пошла семья Сергеевых - обмен с доплатой. Успехом это не увенчалось, так как в маленьком Снежинске вариантов обмена не так уж и много, - во-первых; да и негде взять начальную сумму в 55-60 тысяч рублей, - во-вторых.

Но стоит отметить, что по заданию мэра Снежинска Анатолия Планчука разработана концепция ипотечного кредитования строящегося жилья, которая позволит взять банковский кредит под залог покупаемой квартиры на срок до 20-ти лет. На семейном совете Сергеевы решили принять участие в программе ипотечного кредитования, когда программа, пройдя стадии концептуальной проработки, воплотится в принятое решение и конкретные документы. Это ожидается к осени. И хотя три снежинских банка уже выразили желание работать по ипотеке, прокурор города Леонид Большаков отметил, что "схема действующая, но действует она только при наличии денег. При нашей нищете жители ипотечный кредит не осилят".

В эфире Магадан, Михаил Горбунов:

Полтора килограмма весит золотая шейная цепочка, изъятая сотрудниками милиции в магаданском аэропорте. Жительница города Сусумана на днях попыталась провезти ее в Москву под видом латунной, якобы окрашенной в золотой цвет. Работников контрольно-пропускной службы насторожил солидный вес бижутерии. На Калыме начался очередной "промывочный сезон" - так здесь называют сезон добычи рассыпного золота, которое извлекают из земли, промывая породу на специальных установках. Моют здесь золото более двухсот старательских артелей, различных открытых и закрытых акционерных обществ. За каждый грамм желтого металла они платят солидные налоги, поэтому многие старатели предпочитают продавать свою добычу напрямую - контрабандистам, которые платят за золото в валюте наличными и сразу: от 5-ти до 7-ми долларов за грамм.

Монополистом в этой отрасли на Колыме уже лет 40 является структура, которую в местных средствах массовой информации открыто называют "Ингуш-золото". Высланные на Калыму при Сталине представители нескольких тейпов-родов ингушей - Нальгиевы, Аушевы и другие - еще лет 40 тому назад нашли для себя это прибыльное занятие. И сегодня, по сведениям из компетентных источников, ежегодно скупают в области до двух и более тонн драгоценного металла, который по разным каналам переправляют в Турцию и страны Кавказского региона. По некоторым версиям, магаданское золото этим путем регулярно пополняет и казну чеченских бандформирований. Все чаще "Ингуш-золото" расплачивается за свои покупки не только долларами, но и наркотиками, которые здесь идут - "грамм за грамм".

С начала промсезона завоз наркотиков в регион заметно оживился, крепость их растет. Если ранее на Калыму доставлялись, в основном, гашиш и маковая соломка, то на днях впервые в истории области в Магадане задержана партия героина.

Короче говоря, у каждого на Колыме свой промсезон. Одни золото добывают, другие нелегально скупают, третьи их ловят. По имеющимся точным данным, посаженные выкупаются из тюрем и сплывают затем в Ингушетии. Все при этом довольны. Тем более, что многие из северных ингушей состоят в близком родстве с некоторыми крупными российскими чиновниками. Криминальный бизнес продолжается.

XS
SM
MD
LG