Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Почему плачут матери тюменских солдат?
- Чеченские беженцы не могут найти защиты в Саранске;
- За чей счет наживаются офицеры Ставрополя?
- Кто держит в страхе жителей Тулы?
- Липецкие заключенные не торопятся выходить на свободу;
- Нижегородской милиции не нравятся хрупкие девушки;
- Подмосковье: нелегкие проблемы легкой промышленности;
- Ярославль: почему болеют гаврилоямские буренки?
- Омск: между молотом и наковальней;
- Пятигорск: 7 тысяч долларов за курс лечения от наркомании;
- Екатеринбург: лучшее средство от СПИДа - легализация проституции;
- Азов: грибы под запретом;
- Ижевск: таможня берет добро;
- Самара: кто перевезет через Волгу?



В эфире Тюмень, Алекс Немиров:

На этой неделе в Нижневартовск Ханты-Мансийского автономного округа был доставлен "груз-200" с телом солдата Евгения Борисенко, погибшего в Чечне. Неделей раньше здесь же был с почестями похоронен погибший в этой горячей точке Александр Иванченко. 27-го июля исполнилось бы 22 года Анатолию Никитину, парню из города Ишима Тюменской области, но солдат, служивший водителем бензовоза, умер от ожогов, когда колонна федеральных сил попала под обстрел в районе Сержень-Юрта. Сегодня, по данным комитета солдатских матерей, мартиролог солдат, призванных в армию из Тюменской области, погибших в Чечне с августа прошлого года, состоит из 48-ми фамилий. Конца и края этим жертвам не видно, поэтому все чаще звучат требования прекратить боевые действия в Чечне.

"Первая война полностью была предательской, предали детей - 18-летних, 19-летних. Нужно сделать замок, чтобы с Азербайджана, Узбекистана, ниоткуда не поступали средства и боевики. Боевики обученные, а у меня сын необученный, и убили его".

Солдатская мать Галина Яния потеряла сына во время первой чеченской военной кампании. Вот почему Раис Шарипов, вырастивший своих сыновей, не хочет отдавать их служить в армию.

"Я своих детей... голодный хожу, нищий - а их ращу, 11-й класс у меня заканчивает, я не отправлю в Чечню, не надо мне этой войны".

В последнее время сообщения по линии МВД о потерях на Северном Кавказе поступают, пожалуй, чаще, чем от Минобороны. Только за последний месяц, сообщает агентство "Югра-информ", в зоне боевых действий погибли три сургутских милиционера. Как сообщил начальник ГУВД Тюменской области Валерий Рожинцев, за время второй чеченской кампании ранен 21 сотрудник милиции. Во время пресс-конференции, посвященной итогам полугодовой работы милиции, генерал отметил, что напряженная ситуация в Чечне мешает органам внутренних дел заниматься главной задачей - охраной правопорядка на территории Тюменской области. "200 человек сейчас там, 200 готовим, они приедут, снова готовим. ОМОНа практически нет. Я думаю, что для стабилизации оперативной обстановки на территории Тюменской области эти люди не лишние были".

Как свидетельствует статистика: в два раза, по сравнению с прошлым годом, возросло число наркопреступлений. Количество преступлений в сфере экономики увеличилось на 19%.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Мордовия не относится к числу регионов, благоприятных для беженцев и вынужденных переселенцев. Причин тому несколько. Одна из них - отсутствие на территории республики крупных, стабильно работающих предприятий. Очень трудно найти работу. Существенное значение имеют и уровень безработицы, и относительная дороговизна жилья в столице Мордовии, многим покупка квартиры недоступна. На сегодня в республике зарегистрировано всего 152 вынужденных переселенца из Чеченской республики. Уставшие от войны, люди видят в провинциальной Мордовии островок спокойствия.

"Здесь более спокойный регион, потому что, мы считаем, что наши дети и мы, наши руки, наш ум, мы можем принести пользу республике. И здесь очень доброжелательный народ".

Народ действительно доброжелательный, чего не скажешь об официальных структурах. Федеральная программа помощи вынужденным переселенцам в республике финансируется чуть более, чем на половину, а республиканские власти переселенцам не помогают ни деньгами, ни жильем. И этим, по мнению специалиста миграционной службы республики Ольги Викановой, Мордовия отличается от других близлежащих регионов. Отличается в худшую сторону.

"Ничем не помогают, абсолютно ничем. В Пензе, Ульяновске оказывают помощь из местных бюджетов, а у нас никакой помощи. У нас люди ходят, жилье... не сразу же приехал! - получил ту же компенсацию на жилье, всех отправляют к нам, отфутболивают".

Спортивная терминология как нельзя лучше подходит для описания типичной ситуации с вынужденными переселенцами в Мордовии, считает политолог Родион Муртазин.

"Ситуация формируется под воздействием нескольких обстоятельств. Потому как республика самостоятельно не может воздействовать на положение, то есть она достаточно бедна. Республиканские власти заняты решением внутренних социально-экономических проблем. Что касается действия федеральной программы в части ее реализации на территории Мордовии - фактически она не действует. Денег выделяется очень мало, и она просто не может обеспечивать нужды переселенцев. И возникает такая ситуация, когда республика становится очень непривлекательной для мигрантов, для переселенцев. Здесь можно заметить, что на тысячу, на 10 тысяч населения Мордовии - переселенцев приходится намного меньше, чем в других регионах. Прежде всего, действует, конечно, экономический фактор и невнимание к проблемам переселенцев".

Общественное мнение в республике взбудоражила история Надежды Кобзарь и ее мужа. Выехав из Грозного, супруги попали в один из райцентров Мордовии, местные чиновники на все просьбы о помощи, которая им полагалась по закону, отвечали: мы вас не звали, уезжайте в Москву или куда подальше. Им все-таки удалось получить немного денег и купить заброшенный дом. Не выдержав издевательств чиновников, от инфаркта умер муж, а сама Надежда, чья жизнь, по ее словам, потеряла всякий смысл, готова наложить на себя руки. Об этом рассказала одна из местных газет, но и после этого в жизни Надежды Кобзарь ничего не изменилось, местные власти не реагируют никак.

В эфире Ставрополь, Сергей Слепцов:

Курской район Ставрополья отделен от Чечни только рекой Терек. Ныне жители этой части Ставрополья надежно защищены российскими войсками, специально дислоцированными здесь. Однако среди защитников в последнее время происходят странные вещи. Недавно районная прокуратура выявила факты прямого хищения денег, предназначенных для выплат воевавшим в Чечне солдатам срочной службы. Организатором этого преступления стал 24-летний старший лейтенант, финансист воинской части, расположенной в хуторе Дыдымкин. Вместе с двумя сотрудницами местного отделения Сберегательного банка России они обналичивали и присваивали денежные суммы, предназначенные для выплаты так называемых "боевых" - солдатам, воевавшим в Чечне в 94-96-м годах. Эти солдаты, уже демобилизовавшись из армии, должны были получить деньги по месту жительства. Расчет, видимо, строился на том, что отвоевавшие воины просто не поедут в часть на границу с Чечней выяснять отношения. По данным прокуратуры, таким образом была обворована целая рота, около ста человек, а сумма похищенного составила более 600 тысяч рублей. Разворотливый офицер и одна из его сообщниц арестованы. Как сообщил прокурор Курского района Ставропольского края Юрий Тихонов, сейчас создается специальная оперативно-следственная бригада для выяснения всех обстоятельств преступления. Видимо, объем хищения гораздо больший, чем тот, который установлен на данный момент. Однако, имена расхитителя в интересах следствия не разглашаются, и им предъявлено обвинение по статье 160-й уголовного кодекса Российской Федерации - присвоение или растрата денежных средств. По этой же статье, кстати, предъявлено аналогичное обвинение и начальнику финансовой службы 92-го полка Министерства внутренних дел России, который дислоцируется там же, в Курском районе Ставрополья. Однако здесь речь идет уже не только о махинациях. У участников боев с чеченскими сепаратистами их же сослуживцы, ведающие финансами, открыто вымогали часть причитающихся по закону денег, как говорят здесь - "для ускорения процесса". Вообще в военной среде ходят настоящие легенды об огромных состояниях, нажитых офицерами тыловых служб Министерства обороны и Министерства внутренних дел России. Но расследуемые уголовные дела подают хоть какую надежду ограбленным солдатам чеченской войны.

В эфире Тула, Сергей Новиков:

Несколько дней назад некоторые российские средства массовой информации сообщили о том, что сотрудники правоохранительных органов и спецслужб задержали людей, причастных к подготовке террористических актов в пяти российских городах, в том числе и в Туле. Изъято изрядное количество взрывчатых веществ, один несостоявшийся террорист был арестован в Москве на Курском вокзале. В Туле после этого, естественно, началась небольшая паника, жители стали обращаться в правоохранительные органы и спецслужбы с просьбой дать хоть какие-то разъяснения, прокомментировать тревожные сообщения. И вот, наконец, пресс-группа управления федеральной безопасности по Тульской области обнародовала заявление. В нем говорится о том, что управление в течение последних месяцев участвовало в проведении оперативно-розыскных мероприятий по задержанию лиц, готовивших серию террористических актов, но не в пяти, а в трех российских городах, это - Москва, Нижний Новгород и Волгоград. Тулы среди них нет, выходит, журналисты что-то напутали. За участие в подготовке взрывов задержаны 17 человек, в отношении которых прокуратурой из города Волгограда возбуждены уголовные дела по статье 205-й уголовного кодекса Российской Федерации - "Терроризм". Тульское управление ФСБ принимало участие в этой операции по просьбе-поручению коллег из Волгограда, и в настоящее время продолжает вести следственное мероприятие. Начальник отдела по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом управления федеральной службы безопасности по Тульской области полковник Александр Матренко в одной из местных газет сообщил о том, что задержанные потенциальные террористы частенько останавливались в Туле. Здесь им оказывали материальную и моральную помощь, предоставляли жилье. В отношении посредников сейчас так же ведутся следственные мероприятия и о результате будет сообщено после их завершения. Что же касается одного задержанного, то Александр Матренко пояснил: это человек, который по поддельным документам, оформленным в Чечне, пытался получить прописку в Туле. И следить за ним, как за участником одной из диверсионных групп, начали здесь еще в июне.

После всех этих заявлений, сделанных 26-го июля, напряженность в городе несколько спала. Туляки обрадовались известию о том, что операция "Вихрь. Антитеррор" продолжается, она не прекращалась ни на один день. Продолжает же тревожить туляков осознание того, что конца и края этой операции не видно.

В эфире Липецк, Андрей Юдин:

Самая крупная амнистия со времен 1953-го года коснулась Липецкой области. Здесь в местах лишения свободы находится 9 тысяч заключенных. Всего количество амнистируемых, включая условно осужденных, составляет 6,5 тысяч человек. 2319 человек покинут колонии в течение двух месяцев, а 673 амнистированных уже освободились. В связи со сложившейся ситуацией в Липецкой области губернатор Олег Королев издал распоряжение "О социальной адаптации лиц из мест лишения свободы в связи с актом амнистии". Однако дадут ли предпринятые меры ощутимых результатов? Об этом говорит лидер Липецкой правозащитной организации Марк Гольдман:

"Как всегда бывало в России, толком никто ничего не продумал, и к закону об амнистии не было дополнительных предложений, приложений, которые бы определяли - как, кто, чего получит. Освобождается масса людей - без прописки, без возможности жилья. Более того, есть люди, которые вот-вот готовы получить пенсию; чтобы получить пенсию, нужно где-то прописаться, без прописки пенсию не дают. Я обратился в соцзащиту и говорю: господа, вопрос надо решать. Они мне что отвечают: мы ему сейчас дадим, он уедет в Воронеж и там получит. Не решен этот вопрос в масштабе страны".

Люди, возвращающиеся из мест заключения, имеют те же конституционные права, что и все остальные граждане. Однако получить пенсию, вернуть законное жилье и прописку, получить работу - удается немногим. Прибывающие в Липецк амнистированные поселяются в дом временного пребывания или, как его называют в народе, в "ночлежку". Один из постояльцев этого дома Василий Беев - амнистированный человек пенсионного возраста, без семьи, без квартиры, без работы и без прописки. Как он сам считает, перспектив на работу и жилье у него нет. Получить прописку невозможно, и если сам себе не поможешь, то никто тебе не поможет. "Никому мы не нужны", - говорит Василий Беев.

"Сегодня ни на что я не надеюсь, особенно насчет жилья и прописки, я знал, что они этим мне не помогут. Единственное, что они могут помочь, это ночлежка, и то милиция меня ловила, на 30 суток чуть не посадили, в спецприемник привезли, но меня спасло, что у меня талоны, я их заставил позвонить сюда".

Решить одну из проблем социальной адаптации для лиц, прибывших из мест лишения свободы, можно. Как - об этом говорит начальник пенсионного отдела социальной защиты населения города Татьяна Нацкина:

"Дом ночного пребывания - это, конечно, не выход из положения. Надо какое-то или общежитие выделить именно для этого, какие-то свободные места выделить. Хотя бы их на время адаптации, на 3-4 месяца, на полгода зарегистрировать, чтобы людям пожить, найти работу. Поэтому хотя бы на это время, пока документы, вы знаете, это месяц или два запрос, пока подтвердят трудовой стаж и так далее".

Смертность в колониях в Липецкой области составила в 1999-м году 22 человека и 90 человек за 6 месяцев текущего года. В управлении исправительных учреждений для лечения туберкулезных больных ежегодно необходимо три миллиона рублей. Для детской колонии нужно 8200 рублей на медикаменты и оборудование один миллион рублей. Сегодня этих денег нет, деньги не поступают из федерального бюджета. Между тем, в Липецке на днях при содействии Министерства юстиции России открылся филиал владимирского юридического института, а это значит, что деньгами в Министерстве юстиции располагают. Образование - дело хорошее, а как же здоровье общества? Лица, возвращающиеся из мест лишения свободы, оказываются больными, никому не нужными и выброшенными из общества. И это обстоятельство может служить причиной для новых преступлений.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

Чрезвычайное происшествие случилось на берегу Волги у Грибного канала. Во время автомобильных гонок, организованных клубом "Четыре на четыре", несколько девушек, активисток экологического движения, пытались лечь на дороге поперек трассы гонок, чтобы выразить своей протест проведению подобного мероприятия у берега реки в охранной зоне. Однако бдительные стражи порядка с помощью силовых приемов, рассчитанны, скорее, на задержание дюжих бандитов, не допустили проведения акции протеста и оттащили хрупких девушек к милицейским машинам. Несмотря на протесты девушек, им грубо выкрутили руки, а затем, оторвав от земли, просто отнесли их к стоянке автомобилей дежурящих омоновцев. Для участников и зрителей автогонок это было дополнительное бесплатное развлечение, не более того. Иронично отнеслись к акции экологов и местные средства массовой информации - народ требует зрелищ, и не надо ему мешать. Но почему гонки джипов, то есть внедорожных автомобилей, должны проводиться именно в зеленой зоне на берегу Волги? Этот вопрос перед общественностью и властями ставит Ирина Фуфаева, сотрудник экологической газеты "Берегиня".

"Да, исторически так сложилось, что практически на всех берегах всех рек, в том числе крупных - Оки и Волги, стоят заводы, располагаются промзоны, большие зоны заняты свалками промотходов и так далее. Чтобы исправить положение, чтобы действительно охранять зону и соблюдать режим, который им нужен водоохранной зоны, нужны средства, нужны деньги. Для того, чтобы перенести ралли, как нам кажется логичным, на территорию уже изъятую у природы, на мертвую территорию, каких много, - ничего не нужно, нужна добрая воля".

Нужна добрая воля - говорят экологи, но ее, видимо, не достает. Как сообщается в пресс-релизе организации "Экополюс", после моторалли, прошедших еще в мае, до сих пор в полосе речного прибоя плещутся 12 автопокрышек. Также осталось полно разметочной ленты и бутылок из-под напитков, хотя организаторы отрапортовали о полной уборке. Авторалли в охранной зоне, похоже, будут продолжены. Как говорит директор клуба "Четыре на четыре" Валерий Кондратьев:

"Если они будут нам мешать работать, просто мы будем решать тоже такими же мерами".

"Такими же мерами" обещают устроители шоу выпроваживать протестующих экологов.

В эфире Подмосковье, Вера Володина: 25-го июля в сквере на Старой площади столицы, напротив правительства Московской области должны были стоять пикеты рабочих с текстильных предприятий. Но поскольку власти незамедлительно вступили в переговоры с обкомом профсоюза, пикетирование было отодвинуто до 28-го августа. Вокруг чего все происходит, проще рассказать на примере закрытого акционерного обществе "Славия" в городе Щелоково, это одно из 130-ти предприятий текстильной и легкой промышленности Подмосковья. Только каждая четвертая из этого числа не имеют долгов, а вот уже почти 20 охвачены процедурой банкротства, "Славия" - в том числе. У проходных этой фабрики кроме привычного вахтера вот уже третий месяц стоят бойцы военизированной охраны и постоянный пикет из нескольких работниц. По инициативе местного забастовочного комитета они не пускают на фабрику временного управляющего предприятием, назначенного решением московского областного арбитражного суда по требованию одного из кредиторов "Славии" "Мосэнерго". Отмена практики взаимозачетов в этом году резко увеличила долги предприятия, а загруженные лишь на четверть мощности и работа на давальческом сырье, на кабальных из-за отсутствия собственных оборотных средств и условиях и так давали коллективу лишь нищенские заработки. Теперь и они стали задерживаться, что пугает текстильщиц.

Валентина Романова отработала здесь 27 лет, сегодня получает 1200 рублей в месяц и, как другие сотрудницы, ждет выхода на пенсию, а не за ворота в качестве безработной.

"Пугает то, что мы можем остаться без работы. Всю молодость сюда вложили свою".

"Возраст - ни туда, ни сюда, нам бежать некуда, нам бы на одном месте доработать и заработать пенсию. У нас молодых нет, как раньше".

Что такое банкротство - им известно непонаслышке. На соседнем листопрокатном заводе процедуру банкротства тот же самый управляющий произвел так, что 95% рабочих остались за воротами, а новое оборудование было пущено с молотка. Директор "Славии" Ольга Казакова считает, что далекий от отрасли управляющий опасен.

"В Московской области фабрика текстильная попала, но там внешний управляющим был текстильщик, который именно предприятие сохранил в том виде, в каком оно есть, то есть не довел до того уроня, когда пошла распродажа оборудования, распродажа площадей и так далее, чтобы предприятие как текстильное было остановлено".

Благодаря вмешательству профсоюзов, областные власти намерены уделять особое внимание назначению таких ключевых фигур, заявил вице-губернатор Подмосковья Михаил Мень.

"Вообще назначение временного конкурсного управляющего - это момент действительно очень тонкий и очень важный. Все заинтересованные структуры должны участвовать в этом назначении. Действительно, и трудовые коллективы, и профсоюзы, и власть субъекта федерации тоже должны как-то принимать некое участие в согласовании хотя бы такой кандидатуры". 1-го августа московский арбитражный суд решит, кто станет временным управляющим "Славии", и если эта кандидатура вызовет доверие, то пройдет, наконец-то, через проходные. Общеизвестно, что банкротство - мощное оружие для передела собственности, а именно этот процесс и начинается в текстильной отрасли Подмосковья.

"В конечном итоге, нам, как руководству области, все равно, кто будет хозяином и собственником данного предприятия, лишь бы это предприятие заработало в полный рост. Важен момент какой, что почему-то руководители предприятий накручивают, извиняюсь за непарламентское выражение, свои профсоюзы идти сюда к Старой площади. Они не понимают, вообще, в какой они правовой форме находятся".

Именно поэтому вряд ли власти выполнят одно из требований профсоюза частных текстильных предприятий - гарантировать государственный заказ и авансировать его на 50%. Но в целях сохранения рабочих мест для жителей Подмосковья сегодня областные власти ведут активные переговоры с "Мосэнерго" по реструктуризации долгов текстильщиков. Если же не договариваться, то такой собственник может появиться в Подмосковье, что равнодушных не останется. За долги по энергоресурсам изрядная часть Московской области теоретически может достаться если не одному, то другому монополисту, тогда пикеты пройдут по другим адресам, но уже после 28-го августа.

В эфире Ярославль, Михаил Токмачев:

Каждый день в 10 часов утра в Ярославле прекращается движение электрического транспорта. В городе третью неделю на два часа в день отключают электричество, мэрия Ярославля должна за него 32 миллиона рублей и энергетики требуют немедленной 100% оплаты живыми деньгами. Проблемы с электроэнергией в относительно благополучном Ярославле возникли впервые. Несмотря на то, что в прошлые годы город всегда исправно платил за электроэнергию, местное предприятие РАО ЕЭС сразу прибегло к веерному отключению. От света отрезали муниципальные учреждения и здание мэрии, причем пострадали и простые граждане. У должников нет отдельных рубильников, и свет регулярно гаснет в нескольких районах Ярославля.

В области ситуация не лучше, энергетики отключают животноводческие комплексы прямо во время дойки коров, что, как считают специалисты, может привести к болезни и гибели животных. Первыми на борьбу с энергетиками встали работники сельхозпредприятий Гаврилов-Ямского района. Они выступили с призывом организовать областную акцию протеста. Если отключения не прекратятся, колхозники пригрозили вывести коров на дороги, перекрыть автомобильное движение. Профсоюз работников агропромышленного комплекса обратился к энергетикам с открытым письмом, в котором утверждает, что сельхозпредприятия способны оплачивать потребляемую электроэнергию, если их не будут заставлять платить за социальные объекты - детские сады и школы. Требование немедленного погашения долгов застало сельхозпредприятия врасплох. Во время сенокоса и накануне уборочной все средства идут на закупку топлива и ремонт техники. Кроме того, предыдущие неурожайные годы серьезно сказались на платежеспособности ярославских аграриев.

Надо сказать, что хозяйства Гаврилов-Ямского района Ярославской области всегда были социально активны. Каждый раз, когда им не хватает денег на горючее или не платят зарплату, они обещают перекрыть дороги - и никогда этого не происходило. Акция протеста не состоялась и в этот раз. Губернатор Ярославской области договорился с энергетиками о согласовании отключений, и крестьяне успокоились. Мэр Ярославля Владимир Волончунов собрал расширенное заседание, на котором приказал подчиненным в срочном порядке найти деньги и попросил энергетиков ограничиться отключением троллейбусных линий. Но пока хоть "Ярэнерго" это не называет веерными отключениями, свет продолжает гаснут на 2-3 часа в сутки и в городе, и на селе.

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

В противостояние городских и областных властей в Омске втягиваются все новые участники. Минувшая неделя ознаменовалась громким обращением руководителей ряда предприятий к мэру Омска Валерию Росщупкину. Ему почти в ультимативной форме предложено подать в отставку, а на раздумья дан месяц. Основной причиной демарша названа якобы неспособность мэра подготовить город к зиме. В прошлом году этот же аргумент выдвигался для обоснования досрочных выборов губернатора. По мнению политолога Сергея Богдановского, инициатива директоров больше всего похожа на расправу должников со своим кредитором. Список предприятий, от имени которых подписано обращение, совпадает со списком должников муниципалитета. Если бы они вместо обращения вернули долги, средств хватило бы не на одну зиму. Может быть, поэтому словам производственных генералов не очень верят. Заместитель мэра Александр Стреляков назвал происходящее "целенаправленной дискредитацией мэра".

"В Омской области быстрее, чем в России складывается тоталитарно-полицейский режим".

Вице-губернатор Андрей Галушко считает, что требование об отставке высказал весь город. Между тем, горожане не так единодушны, как того хочется участникам конфликта. Большинству омичей давно надоело, что ими манипулируют и пользуются как разменной монетой. Задерживают зарплату, а потом щедрой рукой выплачивают, выводят в пикеты, на рельсы, доводят до забастовки. Люди не наивны и не верят словам об интересах города и населения. По мнению многих, прикрываясь интересами народа, чиновники дерутся из-за власти и денег.

"Причина банальная, всем известная - это деньги. Борьба за владение деньгами".

"Они спорят о деньгах, то есть о материальных, финансовых потоках, это все совершенно однозначно".

Населению, о котором так много говорят, вовсе не хочется, чтобы ему кто-то создавал трудности, а потом сам же героически преодолевал. Очень похоже, однако, что подготовка к зиме вновь будет развиваться именно по такому сценарию. За непрерывными спорами и взаимными обвинениями уже не скрывается отсутствие реальных дел. Складывается впечатление, что борьба стала для областных и городских властей синонимом работы или даже заменила ее, а жертвами этой борьбы становятся люди. Горожане понимают, что жить в таких условиях невозможно, но никаких гражданских инициатив не предпринимают.

"Эта борьба уже многим надоела, и просто неприятно слышать нападки по одному каналу на губернатора, по другому на мэра. Просто похоже на склоки такие семейные, просто уже не приятно и противно".

Всем хочется жить спокойно, чтобы не было как во Владивостоке. Пока же все идет к тому, что самым страшным сравнением вскоре станет "жить как в Омске".

В эфире Пятигорск, Лада Леденева:

На учете в пятигорском наркологическом диспансере состоят около тысячи человек при менее, чем двухсоттысячном населении. По словам главврача диспансера Татьяны Тимофеевны Полищук, самому молодому из пятигорских наркоманов 14 лет. Предельная продолжительность их жизни не превышает 35-ти, от силы 40 лет. По сообщению врачей и биологов, Ставрополье - край эндемический, то есть наиболее благоприятный для произрастания многих видов наркотических растений, самое распространенное из них - индийская конопля. В обилии произрастает она в Буденновском, Нефтекомском и других степных районах края. Говорит один из местных жителей, которому эта проблема не чужда.

"По нынешним временам наркотик, в частности - анашу, коноплю и ее производные достать не проблема. У нас фактически под любым городским рынком достаточно народу, который ходит и предлагает ее по сходным ценам, например, Пятигорский район, пятигорского автовокзала - там вообще фактически на этот квартал приходится 3-4 таких точки, о которых, в принципе, знают все и даже милиция".

За 6 месяцев текущего года управлением внутренних дел Ставропольского края изъято около полутонны различных наркотических средств на сумму, превышающую 111 тысяч долларов. По оперативным сводкам УВД Пятигорска в городе ежедневно регистрируются порядка 10-ти случаев незаконного оборота наркотиков. Наркомания - это болезнь и существуют соответствующие методы лечения от нее. Другое дело, что не каждому это по карману. Полный курс лечения в коммерческой структуре 60-70% гарантии излечения колеблется от 3-х до 7-ми тысяч долларов, в государственных медицинских учреждениях эта сумма составляет 10 тысяч рублей. Универсальных методов борьбы с наркоманией в крае - и, в частности, в городе - не применяется, количество больных тем временем растет.

В эфире Екатеринбург, Сергей Кузнецов:

Проблема борьбы со СПИДом, эпидемия которого была официально объявлена в Екатеринбурге 5-го июня, стала основной темой заседания областного правительства на проходящей неделе и послужила поводом для взаимных обвинений между областными властями и мэрией Екатеринбурга, а также стала причиной для громких заявлений и весьма отчаянных предложений санитарных врачей и эпидемиологов области. Как заявила вице-премьер области Галина Ковалева, наркомания и СПИД не распространялись бы в таких масштабах и с такой стремительностью, если бы администрация города не устраивала массовых праздничных мероприятий в центре Екатеринбурга, где городские дискотеки и клубы уже давно являются эпицентрами распространения наркотиков и пользуются поддержкой администрации города. На что вице-мэр Екатеринбурга Михаил Матвеев сообщил, что по его данным, сегодня в Екатеринбурге зарегистрировано чуть более 440 случаев ВИЧ-инфекции, что составляет примерно 2 человека на 100 тысяч населения, в то время как в Верхней Солде, за которую отвечают уже областные власти, этот показатель "более чем в 10 раз выше". В целом же областной кабинет министров в лице премьера Алексея Воробьева заявил, что меры, принимаемые администрацией города, недостаточны, и предложил расценивать распространение СПИДа в Свердловской области как военные действия без объявления войны.

Как поясняет главный государственный санитарный врач Свердловской области Борис Никонов, нынешняя ситуация обостряется тем, что среди заболевших ВИЧ-инфекцией постепенно снижается доля наркоманов и, соответственно, увеличивается количество заразившихся половым путем. С чем и связано его предложение рассмотреть возможность легализации проституции для того, чтобы заставить местных "путан" под страхом административной ответственности еженедельно проходить медицинский осмотр. Без чего, по мнению Бориса Никонова, СПИД в Екатеринбурге не остановить. Кроме этого, необходимо в самое ближайшее время внести изменения в ныне действующее законодательство, с тем, чтобы повысить ответственность лиц, употребляющих наркотики и заболевших СПИДом, за распространение инфекции среди остального населения. Сейчас же, по мнению Бориса Никонова, складывается парадоксальная ситуация, когда медицинские данные заболевших СПИДом абсолютно закрыты как для населения, так и для практически всех медицинских работников.

"Мы должны обратиться в органы государственной власти, в Госдуму, коли мы пошли по западному образцу и защитили их в какой-то мере, будем говорить, их гражданские права, то мы должны сделать и вторую половину - мы защитить должны и все остальное население. А для этого нужно финансирование и соответственное законодательство, чтобы мы могли оградить других".

В противном случае, считает главный государственный санитарный врач Свердловской Области Борис Никонов, столкнувшись со стремительным распространением ВИЧ-инфекции и неудержимым ростом количества заболевших СПИДом, государство, не желающее сегодня тратить достаточно средств для цивилизованной борьбы с этой социально-медицинской проблемой, будет вынуждено завтра решать ее недемократическими, административными и принудительными мерами.

В эфире Азов, Людмила Улихина:

На территории Ростовской области сложилась чрезвычайная эпидемиологическая ситуация в связи с массовыми пищевыми отравлениями грибами. В текущем году благоприятные погодные условия на территории области повлияли на массовый рост грибов, однако обильные дожди приводят к деформации и изменению их внешнего вида и повышают риск сбора и употребления несъедобных грибов в пищу. Первые отравления в Ростовской области были зарегистрированы в конце июня. По сообщению заведующей отделением гигиены питания Госсанэпиднадзора области Эммы Гасинской, на сегодняшний день зарегистрировано более 70-ти человек заболевших, в том числе 11 детей до 14-ти лет. Многих из пострадавших удалось спасти, но, несмотря на все усилия медиков, 7 человек умерли. Причина их смерти, по заключению специалистов - большая концентрация токсинов, попавших в организм.

Подобной ситуации, сложившейся в области, можно было бы избежать, если бы центр Госсанэпиднадзора вовремя начал бы работу предотвращению и профилактике отравлений грибами. Однако постановление о мерах борьбы было принято совсем недавно, когда отравления приобрели уже массовый характер. Сейчас центром Госсанэпиднадзора начата активная работа, направленная на уничтожение грибов, а также предупреждение о смертельной опасности от их употребления через все средства массовой информации. Однако люди продолжают собирать грибы и употреблять их в пищу, несмотря на все предупреждения. Этот факт объясняется прежде всего тем, что в категорию пострадавших попадают, в основном, малоимущие граждане и их дети. То есть - нехватка денег толкает их на сбор грибов, чтобы как-то прокормить себя и свою семью в надежде на то, что с ними ничего не случится.

В эфире Ижевск, Любовь Чижова:

Удмуртские таможенники, недовольные российским законодательством в области оформления дорогих иномарок, пытаются самостоятельно навести порядок с уплатой в казну таможенных пошлин. Через средства массовой информации они обращаются к владельцам престижных автомарок "Лендровер", "Мерседес", джип "Чероки", которые сомневаются в правильности оформления документов на свои машины, добровольно прийти в таможню, тогда на них не будут заводиться уголовные дела, все обойдется штрафом.

Почему же владельцам иномарок невыгодно все оформлять по закону? Очень просто: если в среднем престижный автомобиль стоит около миллиона рублей, то за его растаможивание надо платить еще около 700 тысяч. Удмуртские таможенники не раз обращались в Москву с предложением снизить размер пошлины на иномарки, тогда миллиарды рублей не пролетали бы мимо казны. Но законодатели, от которых это все зависит, оставили все как есть. И потому приобретать контрабандные иномарки сегодня выгодно и пока не очень опасно. Вероятность, что таможенники или работники Госавтоинспекции засекут нелегальный автомобиль, не очень высока. Кстати, дорогие иномарки попадают в Россию и в Удмуртию как раз из-за нечистых на руку таможенников и сотрудников Госавтоинспекции. Удмуртские таможенники прикинули, что примерно 90% дорогих машин зарубежного производства, колесящих по дорогам республики, не прошли официального таможенного оформления. Если их владелец сумеет доказать, что не знал об этом при покупке автомобиля, то машину у него не конфискуют, если не сумеет, дело кончится не только конфискациями и штрафами, но и возбуждением уголовного дела. Стоит отметить, что автомобилями иностранного производства, стоимостью около миллиона рублей, в республике владеет очень небольшой круг людей - в основном, представители политической и экономической элиты. Захотят ли они добровольно заявить о том, что ездят на своих машинах незаконно - большой вопрос.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

Владельцы моторных лодок, подрабатывающие перевозкой горожан за Волгу, в последнее время испытывают на себе пристальное внимание самарских властей. Еще в июне у любой самарской пристани ежедневно предлагало свои услуги до 20-ти частных паромщиков, сейчас перевозить людей за Волгу на своей моторке рискнет далеко не каждый. "С середины июля работников государственной инспекции по маломерным судам будто подменили", - признался в разговоре со мной Владимир, фамилию свою он назвать не рискнул, заявив, что за критику у него могут отобрать лодку. Владимир рассказал, что, начиная с 18-го июля, работники инспекции по маломерным судам или, попросту - речной милиции, 9 раз останавливали его во время перевозки пассажиров. "Никаких нарушений у меня ни разу не выявили, зато пассажиров запугали: мол, на частной моторной лодке переправляться опаснее, чем на государственном пароме," - признался Владимир. Такие же методы работы полицейских испытали и другие коллеги Владимира по бизнесу.

Но даже страшилки инспекторов водной полиции об опасностях переправы на "Казанках" и "Прогрессах" не убеждают самарцев воспользоваться муниципальным паромом. Как рассказала, например, Ольга Иванова, паром для нее - слишком дорогое удовольствие. Ольга сейчас в отпуске, и всей семьей (а это - муж и двухлетняя дочь) отдыхают на своей даче за Волгой в селе Рождествено. За продуктами для ребенка Ольге приходится ежедневно ездить в Самару. "Проезд до Самары на пароме мне обойдется в 10 рублей, а та же самая переправа на частной моторке вдвове, а то и втрое дешевле. Если удастся договориться с частником, то за пятерку он может свозить меня в Самару и обратно," - рассказала Ольга Иванова. Того же мнения и соседи Ольги Ивановой по даче, большинство из которых пенсионеры и студенты, а потому платить 10 рублей за переправу на пароме не желают. Самарские журналисты на страницах местной прессы пытались обратить внимание горожан на возникшую проблему. Однако их немногочисленные публикации были истолкованы властями как попытка критики городского водного транспорта. А работники самарской налоговой инспекции проявили интерес к доходу, получаемому владельцами частных лодок от перевозки людей за Волгу.

Впрочем, частные паромщики уж точно не миллионеры, многих, как Виктора Елисеева, заниматься переправой людей заставила безработица. По словам Виктора, за день ему удается заработать на своем стареньком "Прогрессе" чистыми - немногим больше 30-ти рублей. По самарским ценам, этих денег хватит на буханку хлеба и две бутылки молока. Чтобы организованно отстаивать свои права на бизнес, самарские лодочники решили объединиться в ассоциацию. К слову, так уже поступили частные водители, составившие завидную конкуренцию самарскому общественному транспорту.

XS
SM
MD
LG