Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- 6 тысяч красноярских детей в школу не собираются;
- Хочешь в Самаре найти деньги на новый учебник, продай старый;
- Родители костромских наркоманов возмущены бездействием властей; - 25 псковских спецназовцев в списках потерь не значились;
- Почему на берегу Белого моря мерзнут африканцы и индусы;
- Череповецкие пенсионеры считают, что их вновь обманули;
- Саранск: как продать картошку;
- Кубань: зюгановский социализм на Выселках;
- Иваново: щит родины отключен за долги;
- Сыктывкар: печорская деревня против нефтяников;
- Магнитогорск: кто поможет искалеченным на производстве;
- Пермь: российских беспризорников кормят и учат американцы.


В эфире Красноярск, Александр Макаров:

Мэрия Красноярска, совместно с рядом общественных организаций, объявила о начале акции "Помоги пойти учиться". Жители города просят приносить по определенным адресам ненужную детскую одежду и обувь, канцелярские принадлежности, тетрадки, учебники, книги. Кроме того, красноярцы могут позвонить по нескольким номерам и рассказать о местах, где собираются беспризорники. По расчетам экспертов, в 2000-м году от 6-ти до 8-ти тысяч детей в Красноярском крае первого сентября не пойдут в школу. А начальник городского управления образования Надежда Антипина сообщила, что только по официальным данным в Красноярске в прошлом году бросили учебу 73 ребенка. Власти вынуждены признать, что они не в состоянии решить эту проблему самостоятельно и обратились к общественности. Причины, по которым дети не ходят в школу, самые разнообразные, но в основном это пьянство и нищета родителей. У Елены Ибрагимовой, женщины неопределенного возраста, прогрессирующая инфекция ног. По мнению врачей, это одно из последствий хронического алкоголизма. Тем не менее, Елена продолжает пить. Она одна воспитывает дочь, однако, это трудно назвать воспитанием, полупьяная женщина так и не смогла вспомнить, где сейчас находится 12-летняя девочка. Ночью она спит на одной кровати с больной матерью, а все остальное время предоставлена сама себе. На вопрос, есть ли у ребенка все необходимое для школы, Елена с трудом выговорили: "Да, конечно, вон висит махровый халатик, и тапочки стоят".

Инспекторы отдела образования Центрального района города Красноярска давно знают эту семью, поэтому решили поискать ребенка у соседей. У Шокоревых две девочки, но дома удалось застать только младшую, 10-летнюю Наташу, она еще не решила, идти ли ей в школу. Наташа сказала, что в последний раз родители купили ей сланцы, но когда это было, не помнит. Не удалось застать дома и 9-летнюю Татьяну Пугачеву, ее слега выпившая с утра мать не знала, куда ушла Татьяна, но к школе они готовятся. 4-летний Никита, бегавший по кухне, даже посчитал нарядным тетенькам в синей форме до пяти. Детей из таких семей, как правило, кормит улица, они собирают бутылки и банки, моют машины, продают газеты, просят деньги на вокзалах, около кинотеатров или торговых центров. В школе им учиться тяжело, и не потому, что они глупее "благополучных" детей - им некогда, они добывают свой кусок хлеба. Уже сейчас можно сказать, что акция "Помоги пойти учиться" будет малоэффективной. Дай Бог, если несколько десятков ребятишек начнут учиться. Но, по мнению начальника ГорОНО Надежды Антипиной, это - тоже результат. Дети не могут ждать, пока мы придумаем, как сделать хорошо всем, они - растут. И если сегодня кто-то пройдет мимо ребенка, живущего на чердаке, завтра он может прийти к вам домой - и не потому что он вор и ему нравится так жить, просто он по-другому не умеет.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

В последнее воскресенье августа на самарском книжном рынке, что по выходным вырастает на площадке у городского ипподрома, было непривычно много юных продавцов. Несколько сот мальчишек и девчонок пришли сюда, чтобы продать свои ставшие ненужными школьные учебники. По словам ребят, такая нехитрая коммерция для них едва ли не единственный шанс заработать деньги на покупку книг для нового учебного года. В среднем, по подсчетам самарских книготорговых фирм, один новый учебник в губернии стоит сегодня примерно 60 рублей, зная это, не трудно подсчитать, что, к примеру, покупка учебной литературы для 7-классника, которому необходимо более 15-ти книг, обойдется его родителям без малого в тысячу рублей. Если в семье двое школьников, сумму затрат нужно увеличить вдвое, а то и втрое. Ведь кроме книг для школы нужно приобретать тетради, контурные карты, атласы, разные канцелярские мелочи. Многим самарским семьям, особенно состоящим из бюджетников, месячный доход которых не превышает одной тысячи рублей, такие расходы явно не по карману. А потому родители отправляют своих детей на книжный рынок делать коммерцию на продаже старых учебников. Вот как объясняет причины, заставившие ее продавать ненужные школьные книги, 7-классница Юля Стягова:

"Просто, чтобы люди могли купить учебники подешевле, ну, если даже подержанный, все равно по нему можно учиться, ну и чтобы заработать немножко денег. Цены сейчас очень дорогие. Могли бы хотя бы немножко понизить. И поэтому приходится продавать".

Многие родители самарских ребят склонны считать, что их детям не пришлось бы торговать на книжном рынке учебниками, сохранись в губернии старая система, по которой вся необходимая для получения знаний литература выдавалась прямо в школьной библиотеке. Однако вот уже два года как из-за нехватки средств библиотеки самарских школ вынуждены ограничить себя в покупке учебников. Чиновники областного управления народного образования заявляют, что ситуация, когда родители должны сами приобретать детям нужные для учебы книги, вполне нормальна. Планируется, что в ближайшие 5 лет школьные библиотеки будут выдавать ученикам только 30% необходимой литературы - заявили представители областного отдела народного образования. Поэтому 29-го августа участники областного родительского педсовета предложили властям организовать в Самаре благотворительный книжный коллектор, в который можно было бы сдать ставшие ненужными учебники, к примеру, за 7-й класс и получить бесплатно взамен книги, необходимые для 8-го класса. Предложение общественности самарские власти пока оставили без ответа.

В эфире Кострома, Михаил Токмачев:

Практически каждый в Костроме знает, где можно купить наркотики. Поселок Высокова и улица Окружная - места традиционного проживания цыган, и к ним обращено повышенное внимание правоохранительных органов и городских властей. Более того, если раньше костромские цыгане продавали только легкие наркотики - марихуану и гашиш, то, начиная с сентября прошлого года, у них все чаще появляется героин. Каждую неделю в костромские больницы с диагнозом "передозировка наркотиков" поступают до 30-ти человек. В последнее время участились случаи смертельных исходов. Это, как правило, подростки. И отчаявшиеся просить помощи у власти родители готовы сами бороться с теми, кто продает их детям наркотики. На улице Окружной по не установленным причинам сгорели уже два цыганских дома. Муниципальные власти Костромы считают, что могут и должны заниматься, прежде всего, профилактикой наркомании, особенно среди подростков. В Костроме принята программа работы социальных учреждений, главное для них - создание альтернативы наркотикам, организация нормального досуга молодежи. И, прежде всего, профилактика наркомании, по мнению костромских специалистов-наркологов, должна проводиться среди подростков школьного возраста. Молодежный центр, проводивший среди школьников и учащихся средних специальных учебных заведений исследование и опросивший несколько тысяч ребят, регистрирует, что почти две трети опрошенных старших костромских школьников и студентов хотя бы один раз в жизни пробовали наркотики, а половина из них делает это постоянно. На официальном учете у костромских наркологов состоит около 700 наркоманов со стажем. А Совет матерей, чьи дети употребляют наркотики, утверждает, что эта цифра на самом деле больше в 10 раз. Вот как родители оценивают работу милиции по пресечению наркоторговли в Костроме:

"Если в городе начинается эпидемия дизентерии, то все службы встают на уши, если в городе эпидемия наркомании, то все спокойно продолжают отдыхать".

Так говорят родители детей-наркоманов, просившие не называть своих фамилий.

"Если наши власти не в состоянии нас защитить, ну что ж, давайте, как в старые давние времена, вооружаться граблями и кольями, гранатометами, и пойдем".

Последнее выражение вызвано, скорее всего, эмоциями, но оно точнее всего выражает позицию горожан.

Дело в том, что, например, в поселке Высокова нет даже постоянного милицейского поста. Покупатели травки и героина проникают туда практически беспрепятственно, и совет матерей, вместе с городскими властями, организовал рейды в цыганский поселок. Женщины вынуждены сами ловить своих детей, пришедших за очередной дозой, и цыган, готовых продать наркотики любому. Один "чек" героина (так у наркоманов называется минимальная доза) стоит около 130-ти рублей. Зарабатывают на этом многие, даже таксисты, доставляющие подростков в цыганские поселки. Трудно сопоставить финансовые обороты наркодельцов и деньги, которые городские власти могут потратить на борьбу с ними.

Многие детские и юношеские центры, учреждения дополнительного образования, в том числе и молодежный центр, который занимался исследованием детской и подростковой наркомании в Костроме, при скудном финансировании пытаются создать условия для организации у ребенка некоего психологического барьера перед наркотиками. В Костроме существует довольно большое количество досуговых объединений, альтернативных обычным дискотекам и клубам. Студенты-инвалиды, например, создали клуб молодых инвалидов. Люди с нарушением работы опорно-двигательного аппарата занимаются даже танцами и говорят, что никакие наркотики не заменят им общения друг с другом. И другой пример: костромским муниципальным педагогам удалось взять под контроль популярное сегодня молодежное "хип-хоп" движение. Одно из главных правил в нем - здоровый образ жизни. Но получается так, что родители многих детей не в состоянии покупать им одежду, обувь, и подростки вынуждены уходить из клубов на улицу. Все специалисты, работающие в сфере борьбы с наркоманией, говорят, что бедность - это главная причина роста количества наркоманов.

В эфире Псков, Анна Липина:

Спустя более чем полгода Псков начал узнавать ранее тщательно скрываемую армейскими властями правду о самых первых потерях федеральной группировки в Чечне. Еще 21-го февраля под селением Хорсиной группа псковских спецназовцев Главного разведывательного управления Генштаба выполняла некую специальную задачу, о деталях которой до сих пор никому не известно. Тогда погибло сразу 25 военнослужащих из Пскова. Лишь немногие средства массовой информации пытались приоткрыть завесу молчания. Выводы журналистов таковы: армейскому спецназу была поставлена задача, с которой они не могли справиться, по определению - разведчикам поручили то, чем обычно занимаются десантно-штурмовые подразделения. В ходе операции спецназовцы столкнулись с боевиками, имевшими значительное численное преимущество. В бою погибло 25 военнослужащих. Но тогда об этом ничего не публиковалось, и их похороны были обойдены вниманием центральных телеканалов.

Через несколько дней последовала гибель роты псковских десантников, омоновцев из Подмосковья и Перми. После этого скрывать правду о неудачах военных в Чечне стало невозможно. Официальные средства массовой информации Псковской области вспомнили о гибели военнослужащих бригады псковского спецназа лишь спустя полгода. Теперь выяснилось, что президент Путин подписал указ о награждении погибших в конце июня, но до сих пор этот указ не выполнен, награды матерям и вдовам не вручены. К званию героя России указом президента был посмертно представлен старший лейтенант Сергей Самойлов, он во время боя поучил тяжелое ранение, и когда в окоп влетела граната, своим телом прикрыл двух солдат. О Сергее рассказывает заместитель директора псковской школы № 21, в которой он учился, Ольга Алексеева:

"Мальчик такой высокий, стройный, красивый. И вот - какой-то целеустремленный. Мальчик учился как обычно, не очень отличался прилежанием, то есть был как все ребята. А потом поступил в военное училище, и после первого курса он каждые каникулы приходил в школу. И когда пришла эта страшная весть, это было жутко. Я даже не помню, кто-то пришел в школу и сказал: Сережа Самойлов погиб. Страшно. Он хороший, славный мальчишка был".

Укором непростительной забывчивости и равнодушию властей стали расклеенные на днях в Пскове листовки. Их авторы обращаются ко всем жителям города, командованию военной части, где служил Сергей Самойлов, увековечит его имя. Руководитель инициативной группы по увековечиванию памяти Сергея Самойлова Андрей Бениаминов убежден, что трагедия, произошедшая с псковскими спецназовцами, не будет забыта.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

В Архангельском медицинском университете начало занятий первого учебного семестра отложено на неопределенное время. В университетских корпусах нет света. Электричество энергетики отключили за долги и готовы подключить в любой момент, при условии, как выразился главный инженер "Архэнерго" Евгений Ильин, процитировав нетленный роман Ильфа и Петрова: "утром - деньги, ночью - стулья", то есть свет, но никак не наоборот. По словам ректора университета Павла Сидорова, медицинский вуз с его 10-ю факультетами и пятью тысячами студентов обесточивать "ну никак нельзя, поскольку это еще и больница". В стенах университета располагаются поликлиника, бактериологическая лаборатория и самый современный в Архангельской области ветеринарный центр. Сейчас все это не работает. Особенно трудно приходится иностранным студентам. В общежитии, где живут 70 индусов и нигерийцев, также нет электричества. Вечера они коротают при свечах, и хотя еще не зима, теплолюбивые африканцы и индусы, по уверениям Павла Сидорова, мерзнут, простужаются и болеют. Ситуация для ректора не из приятных: иностранцы заплатили за обучение немалые деньги, а здесь - ни занятий, ни элементарных житейских удобств. Со дня на день приедут еще 50 африканцев. Три архангельских вуза задолжали акционерной компании "Архэнерго" за тепло и электричество более 16-ти миллионов рублей, однако, в техническом университете свет есть, его и не отключали. Как объяснил проректор вуза Сергей Петухов, долги у них только за тепло, а до начала отопительного сезона остается еще месяц, время есть, чтобы расплатиться. В Поморском университете ситуация иная - там обесточены 8 из 18-ти университетских корпусов. Но, по словам проректора Юрия Кудряшова, они удачно подготовили все документы и попали в число вузов, по которым правительство России и РАО ЕЭС сейчас проводят федеральный зачет.

Проблема долгов за энергоресурсы для Поморского университета вот-вот разрешится, и серьезных сбоев для учебного процесса не будет. До последнего дня перед первым сентября в Архангельской области были отключены от электричества и часть общеобразовательных школ. Но волевым решением губернатора Анатолия Ефремова подачу электроэнергии возобновили повсеместно и безоговорочно. А вот профессионально-техническим училищам повезло меньше - 26 из них обесточено и, как заявил пресс-секретарь "Архэнерго" Петр Чечель, без оплаты долгов подключены не будут. Задолженность системы профтехобразования составляет почти 14 миллионов рублей. Свою несговорчивость энергетики объясняют просто - топливные баки и угольные склады на электростанциях пусты, а денег на приобретение топлива нет. Долги же потребителей компании "Архэнерго" превышают три миллиарда рублей.

В эфире Череповец, Иван Жуков:

Каждый приемный день в Череповецкое управление пенсий и пособий приходят тысячи пенсионеров. Всех их объединяет одно - они не получили той прибавки к пенсии, о которой с экранов телевизоров пообещал сам президент Путин. 125 рублей - сумма для пенсионера немаленькая, и поэтому известие о ней пенсионеры восприняли с надеждой и радостью. Однако, преждевременно. По словам специалиста Череповецкого управления пенсий и пособий Веры Чистяковой, президентский указ касается лишь части пенсионеров:

"Да действительно, я сама слышала, когда президент обещал, что всем пенсионерам будет выплачена надбавка 125 рублей. Но после выступления президента был опубликован указ об увеличении соотношения заработков тем пенсионерам, которым назначена пенсия по закону от 97-го года. С 1-го августа увеличению стали подлежать только те пенсии, которым было выгоднее назначить пенсию по закону от 97-го года. Где-то 38 тысяч, которые остались на пенсии по закону от 90-го, года никакого увеличения не получили".

В коридорах управления пенсий и пособий людно и душно. Сюда пришли не только те, кто прибавку к пенсии не получил, но и те, у кого она оказалась очень мала. С вопросом "почему?" и немым укором в глазах пожилые люди часами выстаивают в очереди к специалистам управления. Все они возмущены отношением власти к пожилым людям.

"Вообще мне ни копейки не добавили. Считаю, что несправедливо".

"Несправедливо, одни получили больше, другие меньше, а лично я вообще ничего не получил".

"Сказали: 125 рублей каждому пенсионеру, получила 71 и тоже не согласна. Они, видно, нас обирают, это местная власть виновата. Очень возмущены все".

"Зачем прибавили рубль? Не смешили бы людей".

"Ни копейки не получили".

"Вот узнать пришли, что за причина. Самые беззащитные стали, мы не знаем, куда обратиться".

Вопрос, кто виноват в сложившейся ситуации, звучит достаточно риторически, ведь президент, как самый большой начальник, всегда прав, а в обманутых, как всегда, оказались беззащитные и обездоленные пенсионеры.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Мордовское правительство не собирается и в этом году отказываться от централизованных закупок картофеля у населения. У местных властей есть определенное обязательство перед политическими партнерами из блока "Отечество - Вся Россия". И хотя появилась информация о том, что Москва собирается отдать предпочтение более дешевому - белорусскому картофелю, мордовские сельхозпроизводители, из частного сектора особенно, уверены, что закуп картофеля ведется именно с ориентацией на столичный рынок. Чиновники Министерства сельского хозяйства Мордовии от каких-либо комментариев по этому поводу отказались, заявив, что пока механизм закупок не отработан. Однако цена уже определена - два рубля за килограмм. Сельчан, которые, по традиции, измеряют урожай картофеля не в килограммах, а в ведрах - 15 рублей за ведро, не устраивает, ведь даже на саранском рынке картошку можно продать в 2-2,5 раза дороже.

"Ну, конечно, нам бы хотелось продать на рынке, зачем мы будем продавать по 15 рублей, когда я пойду, встану и продам в два раза дороже, это же мои деньги, это же я хочу жить. Нет, сдавать мы, конечно, не собираемся, будем продавать на рынке".

По словам Марии Ларькиной из пригородного села Николаевка, она ежедневно на саранском рынке продает по два ведра картофеля. Однако и рыночная торговля в мордовской столице проблематична, так считает Андрей Назаров:

"На базаре сдать картошку невозможно. Я сам четвертый раз приезжаю, "Газель" свою гоняю. Подходят, спрашивают - сколько у тебя, я отвечаю - почти 800 килограмм. Предлагают 15 рублей за ведро, не хочешь - иди отсюда. Попробуй встань здесь: и без головы останешься, и машину изуродуют. Будешь сам на лекарства платить, да еще машину потом восстанавливать. Кому же это хочется?"

Андрей Назаров уверен, что объявленный правительством централизованный закуп картофеля у населения и бандитский беспредел на рынке - звенья одной цепи.

"Да ну как же, если государственный рынок считается - муниципальный, если так себя бандиты чувствуют вольготно, - значит, так это и есть. Третий раз гоняю машину и просто встать даже не могу. Вот так поездишь, поездишь по этим базарам, так же и отдашь. Ну а куда деваться, не выбрасывать же, да и труд свой жалко, хоть что-то получить, хоть бензин оправдать, детям чего-то купить. Рассчитывал на картошку, а тут с картошкой вот чего получается, не знаешь, куда деть".

В дело закупа картофеля у населения Мордовии включилась и потребкооперация, которой принадлежит большинство сельских магазинов. Причем, делается это своеобразно - путем натурального обмена. Рассказывает Мария Ларькина:

"Мужики возьмут ведра три, пойдут в магазин, сдадут за бутылку водки, вот и вся картошка наша".

Установленная сверху цена - 2 рубля за килограмм картофеля, не устраивает большинство мордовских крестьян. Именно рынок должен определять цены, а не воля государственных чиновников - так считает житель одного из сел Мордовии Константин Никольский.

"Забирают по три рубля, по два, а я поехал в Москву, на мордовский рынок - 8 рублей".

В принципе, крестьяне Мордовии не против поставок картофеля в Москву, они против местных посредников и тех, кто стоит за ними.

"Пускай Москва сама приедет и закупает у нас картошку. Пускай приезжают из других областей, закупают. И мы картошку даем тоже россиянам, своим же, если там мало. Вот, в прошлый год с Волгограда с пшеницей ко двору подъехал, я ему сменял картошки на пшеницу, как хорошо! Арбузы привозят. А наш председатель совета сразу милицию и говорит - угонять".

Однако мордовское правительство твердо намерено проводить централизованные закупки картофеля у населения. Официальные власти полагают, что, как только будет отменен централизованный закуп картофеля, его цена мгновенно упадет, и многочисленные заезжие скупщики просто выгребут по дармовой цене весь урожай, по сути дела обобрав мордовского производителя. Поэтому - не лучше ли это сделать самим?

В эфире Краснодар, Иван Петров:

В станице Выселки, районном центре Краснодарского края, с 28-го августа на главной площади у здания администрации района продолжают голодовку и пикетирование акционеры хозяйств "Колос" и местные фермеры. Около полусотни людей, доведенных до отчаяния действиями местных властей, требуют встречи с руководителем района Борисом Расторгуевым и депутатом Государственной Думы Александром Ткачевым. Предыстория конфликта, взбудоражившего небольшую станицу, такова: в Выселках находится одна из крупнейших сельскохозяйственных фирм Кубани "Агрокомплекс", генеральным директором которой является Алексей Ткачев, старший брат депутата Государственной Думы Александра Ткачева. В последние годы "Агрокомплекс" из заурядного кубанского колхоза, руководил которым в советское время, кстати, отец братьев Ткачевых, превратился в огромную фирму, поглощающую соседние. В состав "Агрокомплекса" вошли "лежавшие на боку" хозяйства "Нива" Усть-Лабинского района и "Светлый путь" Кавказского района.

Теперь пришла очередь выселковского акционерного общества закрытого типа "Колос". Но поглощение "Колоса" не прошло безболезненно. Многие акционеры потребовали выделения им в собственность земельных паев размером каждый приблизительно в три гектара. "Растаскивать земельный фонд не позволю", - заявил генеральный директор фирмы "Агрокомплекс" Алексей Ткачев. Акционеры "Колоса" были растеряны, но неожиданно для самих себя получили мощных союзников в лице местных фермеров. Фермерские хозяйства давно были бельмом на глазу у районных властей. Десятка два крестьян, самоотверженно ковыряясь на своих участках земли, получили в этом году хороший урожай зерновых. Алексей Ткачев на встрече с крестьянами предложил сдать все зерно ему по мизерной цене. Фермеры отказались и попытались вывезти зерно на соседние элеваторы. Но не тут-то было. Машины с зерном были остановлены совместными патрулями милиции и местных казаков. К фермерам, разбросанным по бескрайним полям района, стали приезжать милиционеры, совместно с сотрудниками охраны "Агрокомплекса", и угрожать, требуя сдачи зерна на ткачевский элеватор. И тогда фермеры и акционеры "Колоса" отправились на центральную площадь станицы и потребовали встречи с главой администрации района Борисом Расторгуевым и депутатом Госдумы Александром Ткачевым. Депутат тут же улетел в Москву, глава района ушел в отпуск, а люди, усевшись на площади, устроили голодовку. В акции приняли участие только женщины, опасаясь, что мужчин милиция тут же арестует. Сотрудники выселкового райотдела милиции голодающих женщин не тронули, в бой пошли казаки районного общества, возглавляемые заместителем главы администрации по делам казачества и военным вопросам атаманом Войтенко. Если сначала нетрезвые "хлопцы" требовали от митингующих убраться по добру по здорову с площади, то через два дня казаки приступили к решительным действиям. Под операцию по зачистке районной площади была подведена и идеологическая основа - загоревшие за лето фермерши были объявлены "расово неполноценными цыганками", хотя на деле все они происходят из казачьих родов. 30-го августа началось избиение кричавших во весь голос женщин, их хлестали нагайками, били кулаками, а кто-то из казаков стал брызгать женщинам в лицо неизвестной жидкостью. В результате чего станичница Анна Базлова попала в больницу с сердечным приступом. На шум стали сбегаться мужчины, казаки поспешно убрались за спины милиции, которая во время избиения равнодушно наблюдала за происходившим. "Мы не рабы", - скандировали люди на площади, и не расходились. Из Краснодара в Выселки приехала председатель женской правозащитной организации "Союз казачек Кубани" Татьяна Морозова, которая помогла голодающим юридически оформить заявление в суд и прокуратуру. А первого сентября в Выселках появился чиновник из департамента сельского хозяйства администрации края, который встретился с голодающими и признал справедливость их требований. Однако люди не расходятся и требуют встречи с главой района и депутатом Александром Ткачевым. Александр Ткачев в левых кругах считается наиболее вероятным преемникам Николая Кондратенко на посту губернатора. Два месяца назад Выселки посетил руководитель КПРФ Геннадий Зюганов. В этой партии, кстати, и состоит депутат Ткачев. Гостя встречали по партийной традиции - на меже района. И как взахлеб писала газета администрации края "Кубанские новости": "Геннадий Андреевич подошел к кромке пшеничного поля и, ласково погладив колосок, сказал: "Вот он - настоящий социализм. И так должна жить вся наша родина". Однако жизнь ставит под сомнение оптимизм лидера коммунистов. Оказывается, и в выселковском раю есть недовольные социализмом по-зюгановски.

В эфире Иваново, Елена Смагина:

Терактом без взрывчатки назвали отключение электроэнергии на военном аэродроме работники Ивановской городской прокуратуры. По приказу генерального директора акционерного общества "Кранэкст" был отключен фидер, через который подается электроэнергия в квартирно-эксплуатационную часть. КЭЧ питает северный военный аэродром и гарнизон, где проживает более десяти тысяч военнослужащих и членов их семей. В течение трех дней электроэнергия в гарнизон не подавалась ни в дневное, ни в ночное время. Для подключения аэродрома предприятие "Городские электрические сети" использовало резервный канал, который, однако, смог обеспечить только 25% необходимой мощности. Все эти дни единственная в России часть дальнего боевого дозора, где готовность для поднятия по тревоге самолетов составляет считанные минуты, была парализована. Почти издевательски выглядели расклеенные в гарнизоне объявления о собрании в связи с проведением акции "Вихрь-Антитеррор". Было ли отключение инициативой директора "Кранэксо" Юрия Токаева, который, кстати, является членом правительства Ивановской области, или его действия были заранее согласованы с руководством области и энергетиками, пока не известно. Выяснить удалось только то, что поводом к отключению послужил почти полуторамиллионный долг военных за потребленную электроэнергию. Первоначально руководством "Кранэксо" было заявлено, что отключение произошло в результате аварии на подстанции, однако эксперты горэлектросети дали заключение, что технических неисправностей, из-за которых следовало бы отключать электроэнергию, не было. Интересно, что о так называемой "аварии" начальник квартирно-эксплуатационной части не только был извещен заранее, но и получил уведомление о переносе отключения.

Сейчас расследование этого инцидента ведет Ивановская городская прокуратура. Отключение стратегического военного объекта - событие, выходящее из ряда вон, даже если речь идет о задолженности, но не менее удивительно и то, что электроэнергия была отключена в жилом массиве, где население довольно исправно платит за услуги энергетиков. В свете последних событий об этом, к сожалению, мало кто вспоминал.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

Беспрецедентный для республики Коми случай - жители отдаленной деревни Ласта Ижимского района своими силами провели научно-практическую конференцию. На нее съехались ученые, экологи, общественные деятели не только из самой республики, но и из-за ее пределов, в том числе из Москвы и Санкт-Петербурга. По свидетельству участницы конференции, председателя Комитета спасения Печоры Валентины Семяшкиной, происшедшее настолько удивило местные власти, что руководитель Госкомэкологии республики Коми Александр Попов до сих пор уверен, что за этим стоит чья-то коварная рука.

"У нас считают, что люди живут в деревнях - дураки, например, наш Александр Николаевич Попов у меня спрашивает: вы знаете, кто там подстрекатель? Я говорю, какой подстрекатель, кто их там подстрекает, этих мужиков, чтобы они возмущались! Руководители такого ранга вообще не могут представить, что люди в деревне могут сами какую-то мысль высказать или какое-то сопротивление оказать".

Прибегнуть к этому необычному для сельчан мероприятию их принудили начавшиеся разработки месторождения нефти на территории заказника. О том, чем это им, в конечном счете, грозит, жители деревни (а это коренные коми-население) хорошо знают. Нефтеразработки уже фактически уничтожили некогда богатейшую фауну и флору соседнего Усинского района, а регулярно случающиеся там, в результате аварий, разливы нефти отравляют и местные воды. Вторжение геологов на родную территорию, тем более - территорию уникального заказника, вызвало резкий протест в деревне. Это для сельчан вопрос жизненно важный в буквальном смысле. Говорит правозащитница и эколог Валентина Семяшкина:

"Всем известно, что на сегодняшний день в совхозах население, народ, который работает в совхозе, практически денег не получает, и они живут за счет своего собственного хозяйства и за счет охоты, рыбалки, грибов и ягод. Поэтому отдать им этот их последний, так сказать, бастион, очень проблематично, они этого не хотят".

Потребность в конференции возникла уже в ходе первых конкретных действий по защите своих исконных угодий. Оказалось, что для эффективной борьбы не хватает знаний, прежде всего - юридических и экономических. В частности, не удалось организовать местный референдум, на что имеют право представители малочисленных народов Севера, у которых по той или иной причине отторгают территории их традиционного природопользования. Сами Коми к малым народам не относятся, но дело в том, что здесь занимаются выпасом оленей ханты, манси и ненцы. И тогда в деревне решили эту проблему радикальным образом, собрав специалистов. Проходила конференция в пустовавшем по случаю выходных детском саду, питались ее участники продуктами с огорода и теми же лесными дарами, а жили по домам у сельчан. На самой конференции присутствовали фактически все жители деревни, и по итогам ее они приняли резолюцию с требованием к главе республики Коми Юрию Спиридонову запретить нефтеразработки в заказнике.

Ответа пока нет. Но показательно, что представители администрации Ижимского района, получившие приглашение присутствовать на конференции, на нее не пришли.

В эфире Магнитогорск, Ксения Харламова:

"Налогом на увечных и покойников" назвали специалисты новый закон о страховании от несчастного случая на производстве и профзаболеваний. С вводом в действие этого документа изменяется порядок начислений и выплат пособий для людей, пострадавших на производстве. Если раньше такие пособия выплачивало само предприятие, то теперь эту роль взяло на себя государство, а предприятия лишь перечисляют в фонд социального страхования обязательные платежи. Несмотря на то, что в действие новый закон вступил 6-го января этого года, со всеми его прелестями в Магнитогорске по-настоящему столкнулись лишь в августе. 6 лет назад Владимир Вашкинский, работавший на магнитогорском металлургическом комбинате, получил перелом позвоночника, результатом травмы стал паралич нижней части тела. Тогда Владимиру было всего 22 года, его супруга Надя ждала ребенка. Сегодня социальное пособие, да пенсия по утрате трудоспособности - основной источник дохода семьи.

"По-моему, лучше было, когда комбинат платил. У нас было больше уверенности, что получаем стабильно. А как в фонде, мы еще сами не знаем, сами боимся, что не увидим денег".

Мария Москвина, инженер отдела социальных программ Магнитогорского комбината, где работал Владимир, говорит, что с такими опасениями обращаются многие.

"Людей беспокоит, прежде всего, изменятся ли сроки выплат, если изменятся, то насколько. Волнует также вопрос: изменится ли сумма, насколько изменится она?"

Действительно, раньше предприятие доплачивало своим пострадавшим сумму, равную почти официальному пособию, и оказывала дополнительную помощь в виде оплаты расходов для лечения и приобретение лекарств. Владимиру Вашкинскому металлургический комбинат оплатил лечение в 19-й Московской горбольнице в знаменитом центре Дикуля. После этого у Владимира появилась надежда хотя бы на частичное восстановление здоровья. Чтобы поддержать эту надежду, каждые полгода ему необходимо проводить курс лекарственной терапии, стоимость препаратов превышает месячную сумму пособия. Наталья Попова, директор регионального отраслевого фонда социального страхования, говорит:

"Существовала форма, когда в коллективные договора включали доплаты пострадавшим на предприятии. Эти доплаты выплачивает предприятие. Сейчас, когда государство берет на себя эти обязательства, то мы уже по таким договорам доплаты эти не можем производить, это остается за предприятием. Оно способно производить, они продолжают дальше эти выплаты производить".

Но государство оставляет предприятию все меньше и меньше возможностей оказывать дополнительную помощь пострадавшим работникам. Слишком высоки новые ставки тарифа. Как говорит та же Наталья Попова:

"Очень высокий тариф по социальному страхованию для наших предприятий. И когда мы анализировали, то затраты фактические на выплаты, пособия, на дополнительные расходы у нас, по филиалу нашему, челябинскому, - в 5 раз ниже, чем начисления. А если брать отдельные предприятия, когда в 80, в 100 раз выше начисления, чем фактически затраты".

В этом, пожалуй, основная идея реформы начислений пособий трудувечным - десятки еще богатых предприятий должны содержать тысячи бедных и при этом не иметь возможности помогать своим работникам. Все должны получать одинаково - одинаково мало.

"Логика - "богатый всегда не прав" - точно так же порочна, как и - "бедный всегда не прав"".

Говорит юрист государственной инспекции труда Альберт Кукушкин.

"Вот такая система - в том виде, в котором она существует, она начисто, рано или поздно, убьет вообще само понятие охраны труда. Потому что раньше любое предприятие платило из своего кармана деньги, и оно было прямо заинтересовано в как можно меньшем количестве несчастных случаев на производстве. Теперь оно платит вне зависимости от количества несчастных случаев. Поучается, что, в общем-то говоря, прямой заинтересованности в охране труда уже нет".

Как сообщает государственная инспекция труда, два человека подали в суд на фонд социального страхования за неверное начисление пособий.

В эфире Пермь, Сергей Ликомцев:

Проблемы с беспризорными людьми существовали в нашей стране всегда. Если уж власти некогда этим заниматься, то простые граждане вообще уже не обращают внимания на детей, которые ходят по рынкам, нюхают клей или ацетон и попрошайничают. Как это ни страшно осознавать, но привыкли. В Перми появились люди, которым не безразличны проблемы маленьких бродяжек, и как ни странно, люди эти приехали из Америки, волонтеры, которые не получают за это никаких денег. Они в Перми уже три года и зарабатывают себе на жизнь, уезжая домой и работая там, этого им хватает на целый год. На приюты для беспризорников им выделяют деньги коммерческие организации не только Перми, но и Москвы, да и местные власти наконец-то повернулись лицом к этой проблеме. Обо всем этом и состоялся мой разговор с Кристиной Гримбер, родом она из Сан-Франциско, Калифорния.

- Почему ты решила заняться именно беспризорниками именно России, в Америке нет беспризорников?

Кристина Гримбер:

Там, можно сказать, проблемы именно с детьми-беспризорниками уже решены. Это не значит, что нет проблем, это значит, что там знают, как с этой проблемой работать и как ее решить. Тут можно сказать, что это довольно новая проблема для России. Очень много сил на это надо уделять. И у государства пока есть очень много других забот. Очень мало людей занимаются, и из-за этого мы решили заниматься как раз беспризорниками.

Сергей Ликомцев:

Ты решила заниматься беспризорниками в России, потому что такая добрая или ты преследуешь какие-то свои цели?

Кристина Гримбер:

Не то что я сама добрая, я просто думаю, что любой человек, который бы видел, что я видела и что мы видели, как эти дети живут, как они питаются, как они даже умирают на улицах, любой человек так же поступал, как мы поступаем.

Сергей Ликомцев:

Что конкретно вы делаете для того, чтобы помогать детям?

Кристина Гримбер:

Мы открыли приют тут в городе Перми. Там только дневное, дети могут приходить, покушать. Мы с ними просто разговариваем, общаемся. Это просто самые необходимые нужды мы исполняем. А сейчас мы открываем второй этап, это будет и ночной, и дневной приют, чтобы уже с ними работать. Это будет открытое общество, они могут приходить, уходить гулять. Чтобы они еще чувствовали свободу, к которой они привыкли. А потом из этого мы уже дальше пойдем, где будут учиться, работать. На тот год мы делали эксперимент, мы квартиры снимали, и там 8 человек жили и учились. 5 человек уже идет на второй год обучения. Они все не нюхают, почти не пьют, не гуляют. Они, можно сказать, совсем другие люди. Надо просто детей привести на такой этап, чтобы они сами выбрали - не нюхать, чтобы они сами выбрали - учиться, чтобы сами выбрали - работать. Но, чтобы к этому постепенно прийти, надо с ними общаться много, и просто показать нормальную жизнь, не ту жизнь, которую они видели каждый день. Надо их из этого общества снять и поставить в нормальное общество.

Сергей Ликомцев:

Помогают американские спортсмены, которые выступают за пермские команды. Скажем, Стив Уилсон, играющий за хоккейный "Молот Прикамья", постоянно покупает на свои деньги билеты на матчи. А Вуди Свинстон, выступавший в прошлом сезоне за "Урал", часть своей зарплаты отдавал на развитие приюта. Вот так, общими усилиями и стараются решить проблему маленьких бродяжек и русские, и американцы. И, по словам волонтеров, это решить можно. Правда, на это уйдет не месяц и не два, а несколько лет. По словам Кристины, домой она не хочет уезжать. Безусловно, она скучает по друзьям и родным, но жить хочет именно в России - ей просто здесь нравится.

XS
SM
MD
LG