Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


Куда исчезают деньги мордовских контрактников?
Ставропольский край устал содержать российскую армию.
Тюменские "солдаты удачи" нанимают адвокатов.
Чеченские беженцы покидают Кабардино-Балкарию.
Липецкие чиновники не хотят знать, что такое быть слепым.
Президент Шаймиев предлагает бизнесменам либо платить, либо покинуть Татарстан.
Воркута: техника безопасности шахтерам не по карману.
Астрахань: почему милиция знает, но не ловит наркоторговцев?
Красноярск: голод и темнота выгоняют людей на дороги.
Архангельск: жизнь в умирающих поселках.
Благовещенск: скрытая фаза ВИЧ-инфекции на российско-китайской границе.
Самара: американцы рассказали губернатору Титову, как бороться с коррупцией.
Урюпинск: зачем гранитной козе каждый вечер свинчивают рога?


Игорь Телин:

В эфире Саранск, Игорь Телин. Существенной проблемой для российских солдат, находящихся в Чечне, становится не только выживание в зоне боевых действий, но и благополучное возвращение домой при демобилизации с Северного Кавказа. Причина - в тех деньгах, которые выплачиваются всем участникам боевых действий. Круглые суммы, в десятки тысяч рублей, в их карманах становятся, по словам председателя Комитета солдатских матерей Мордовии Ирины Голиковой, весьма желанной добычей для бандитов.

Ирина Голикова:

Деньги там перечисляются на лицевые счета. На каждого нашего мальчика заведен лицевой счет. И вот эти деньги, двадцать четыре тысячи, ежемесячно перечисляются на этот счет.

Что получается с ребятами: ребята приезжают довольные, бегом - им нужно получить эти двести тысяч. Они летят, как очумелые, в эти банки, получают эти деньги на руки, и по дороге их, естественно, грабят.

У нас такая вещь идет во Владикавказе. Сложно из Владикавказа выбраться, вот там - да.

Игорь Телин:

Но если и удается благополучно выйти из воинской части и сесть в поезд, проблемы солдат на этом не закачиваются.

Ирина Голикова:

Дальше идет милиция на вокзалах. Естественно, ребята после Чечни едут возбужденные, естественно могут выпить. И их как будто прямо специально подкарауливают, где штраф... где там... где тысяча, где две тысячи, и так далее.

Игорь Телин:

Однако, бандиты у выхода из расположения воинских частей и милиция на железнодорожных станциях - явления суть вторичные. Первыми же на солдатские так называемые "чеченские деньги" покушаются не кто иные, как отцы-командиры. Возможностей для этого у них предостаточно.

Например, бюрократические задержки, связанные с демобилизацией. Рассказывает Ирина Голикова.

Ирина Голикова:

Обман начинается вот в самого начала, с части. Ребятишки, вот они уже втихаря, чтобы уволиться быстрее, они выкладывают эти деньги, там, двадцать-тридцать тысяч....

Игорь Телин:

Следующий способ изъятия солдатских денег - доверенности на получение полагающихся сумм. Дескать, "ребята, вы знаете, что творится, бандиты кругом, ограбят. Доверьте нам свои деньги, мы их за вас получим - и вышлем переводом вашим родителям". Среди тех, кто согласился на такое предложение, - отслуживший в Чечне Владимир Татаров из Старошайговского района Мордовии. Уже восемь месяцев он и его мать ждут перевода.

Мать Владимира Татарова: Я говорю: "Ну, Вова, как же они тебе..." - "Они, мам, нам сказали: "Если вы здесь будете ждать деньги получать, вы их полностью домой не привезете. Мы, давайте, лучше вам... вашим матерям отошлем..."

Игорь Телин:

Так и не отослали. Председатель мордовского Комитета солдатских матерей Ирина Голикова восстанавливает события января этого года.

Ирина Голикова:

К ним подходит капитан, очень хороший человек, как они говорят, и пишут доверенность: "Я 25 января такого-то года доверяю капитану Гусеву Андрею Викторовичу получить в финансовом отделе воинской части такой-то причитающееся мне денежное довольствие за январь месяц". Все. Доверенность заверяет командир части: "Настоящая доверенность удостоверена мной, командиром воинской части 93 подполковником Зиминым".

Приезжает мальчишка домой, естественно, денег он этих не получает. Мама пишет письмо на командира части, и начинаются хлопоты всевозможные, чтобы получить эти деньги.

Игорь Телин:

От подполковника Зимина мать Владимира Татарова получает, наконец, ответ следующего содержания.

Ирина Голикова:

"Уважаемая Федосья Григорьевна, на ваш запрос сообщаем, что денежное довольствие за участие в боевых действиях за январь выслать не имеем возможности, так как оно получено другим военнослужащим по доверенности, которую ваш сын оставил другому военнослужащему".

Из текста следует, что доверенность в воинской части не имеет отношения к дальнейшему контролю над деньгами: "Какими были договоренности между вашим сыном и Гусевым, мы не знаем. Обращение в суд в отношении воинской части вам ничего не даст. Больше по этому факту сообщить ничего не можем". Все.

Игорь Телин:

Как будто капитан Гусев не является подчиненным подполковника Зимина, и если заверенная печатью части доверенность на получение денег не стоит, как оказывается, ничего, то зачем подполковник ставил ее, да еще и скреплял своей подписью?

Подобных фактов обмана офицерами солдат из Мордовии в распоряжении председателя республиканского Комитета солдатских матерей Ирины Голиковой немало. Отсюда и ее вывод: для одних людей боевые действия трагедия, для других смертельный риск, а для третьих - способ наживы.

Лада Леденева:

В эфире Ставропольский край, Лада Леденева.

Более двухсот воинских формирований насчитывается сегодня на территории Ставропольского края. Многие из них были выведены из Закавказья и Чечни. Ни копейки на их обустройство за последние два года правительство Российской Федерации не выделило.

Военные были вынуждены просить продовольствие и стройматериалы в долг у ставропольских предприятий, причем в большинстве случаев - на условиях госзаказа с гарантией погашения долгов правительством России.

Федеральное правительство своих обязательств не выполнило, вследствие чего несколько строительных фирм разорились, а десятки предприятий - товаропроизводителей края остались на грани банкротства. Многие из них сейчас не в состоянии платить налоги, на имущество других наложен арест.

Говорит Геннадий Кутепов, заместитель председателя правительства Ставропольского края.

Геннадий Кутепов:

Ухудшилась и без того сложная ситуация на Солдато-Александровском комбинате в Советском районе. Коллектив комбината в 1997 году на конкурсной основе согласно договору с Министерством внутренних дел изготовил серию конструкций для казарм, которые должны строиться были в поселке Затеречном и станицу Курской. Однако МВД в настоящее время не только не проавансировало изготовление конструкций, но и не рассчиталось за выполненный объем работ. А сумма неподъемная. Означает, практически, банкротство предприятия.

Лада Леденева:

Несколько воинских частей, размещавшихся в специально переделанных помещениях заводов, уже перевели из края, однако долги за ними остались. Общая сумма долга военных перед предприятиями края составляет полтора миллиарда рублей. Это треть краевого бюджета.

По словам бывшего капитана спецподразделения МВД города Железноводска Вячеслава Михеева, уволившись в запас, он не пользуется никакими льготами, а когда служил (причем, в трех "горячих точках" - в Дагестане и в Северной и Южной Осетии), не получал за это никаких материальных надбавок и поощрений.

По словам бывшего военнослужащего пятигорчанина Юрия Шмидта, компенсация за наем жилья военнослужащим в крае осуществляется крайне выборочно, и лично он этой льготой воспользоваться не смог.

Говорит Валерий Гаевский, первый заместитель председателя правительства Ставропольского края, министра финансов.

Валерий Гаевский:

Мне кажется, что здесь все-таки наше федеральное правительство должно набраться мужества и решить, по карману ему содержать такую армию или, может быть, менять военную доктрину, изменять армию в сторону уменьшения, увеличения, я не знаю...

Но перекладывать эту основную федеральную функцию (содержание армии) на плечи субъектов Федерации, которые... большинство их которых являются дотационными, на мой взгляд, это все-таки нечестно. Это нечестно.

Лада Леденева:

Не за горами зима, с приближением которой военнослужащим края грозят отключением тепла и света.

Алекс Неймиров:

В эфире Тюмень, Алекс Неймиров.

Из Тюмени в Чечню отправился очередной отряд воинов-контрактников, состоящий из 60 человек.

Только в этом году Тюменский облвоенкомат направил в "горячую точку" для службы по контракту 485 бойцов, пообещав каждому добровольцу в среднем 1 500 рублей в месяц. Но, как выяснилось, условия чеченских контрактов могут остаться только на бумаге.

На днях в Тюмень - без денег, но с массой проблем- вернулись Станислав Прокопьев и Андрей Глуздак, служившие по контракту в разведывательном отделении комендантской роты в чеченском поселке Ачхой-Мартан с 13 июня этого года. Как объяснили неудачливые наемники:

Станислав Прокопьев:

Там, в Чечне говорят, что вообще платить не будут. Отменили "боевые". Каждый день 830 рублей должны нам платить...

А потом вообще сказали, что должны какие-то журналы быть, что деньги будут платиться тогда, когда только непосредственно ты участвуешь в этих боевых действиях. А как "непосредственно", если каждый день там под пулями ходишь, потому что это война? Придумали, наверное, чтобы доказать, что там войны нет, что...

Алекс Неймиров:

Станислав, а это звучал его голос, бывший матрос. Отслужил в Кронштадте, работал в милиции, и не скрывает, что отправился воевать ради денег для семьи. Андрей - бывший десантник. Служил в составе миротворческих сил в Югославии.

За время короткой службы в Чечне они вместе ходили в разведку, сопровождали грузы, снимали "растяжки", попадали под обстрелы. В августе сменилось командование войсковой части и устроило досрочную демобилизацию, объяснив, что комендантская рота отныне будет комплектоваться за счет местных жителей. Деньги за службу пообещали выдать в Ростове-на-Дону, в штабе Северо-Кавказского военного округа. Но штабисты ответили, что боевые тем, кто служил не в спецназе, не положены.

Только после акции протеста, в которой участвовало около 50 обманутых контрактников, в том числе и из 70-го полка, часть денег была выплачена. Этих денег хватило, чтобы добраться домой, кому в Омск, кому в Новосибирск, Красноярск, Читу, Тюмень.

Вернувшись, Станислав Прокопьев и Андрей Глуздак обратились за помощью в местную адвокатскую контору "Чацкий и компания".

Станислав Прокопьев:

Мы хотим в прокуратуру военную обратиться, потому что в военкомат пришли, а сказали, что "Вы еще оттуда не уволены". Это надо туда ехать опять, чтобы нас уволили. А мы еще не согласны со статьей... там нам поставили статью, что - расторжение контракта с нашей стороны. А они-то ведь не выполняли условия контракта.

В военкомате сказали: "Ждите". А чего ждать-то, если мы знаем, что ребята там по несколько лет, еще с первой кампании не могут получить деньги тоже...

Алекс Неймиров:

Юристы обнаружили массу нарушений при заключении контрактов, признав подобные сделки юридически ничтожными. Выяснилось, например, что документы были подписаны командиром роты капитаном Спириным, а не командиром войсковой части. Срок службы указан не был, сказали "сколько навоюете, столько и проставим". Я слышал мнение, что контракты с открытой датой выгодны Министерству обороны России, потому что "гробовые" выплачивать дешевле. Когда, после разногласий с командованием, контрактникам раздали документы, то они с удивлением прочли "Срок службы - три года". После всего, что произошло, ребят вполне могут признать дезертирами.

Станислав Прокопьев:

Сейчас мы вообще не знаем. Мы не военнослужащие и не гражданские получаемся. С человека, вообще, даже еще оружие не списано. В военном билете как стоит, что он получил оружие, так могут, вообще, сказать, что мы дезертиры какие-нибудь.

Алекс Неймиров:

Дезертиры?

Станислав Прокопьев:

Скажут: "А где автомат?"

Алекс Неймиров:

Глуздак и Прокопьев намерены обратиться в суд, чтобы получить заработанные деньги, но, как они сказали, больше не собираются записываться в "солдаты удачи".

Марина Карданова:

Официальные лица в Кабардино-Балкарии категорически отвергают обвинения в том, что из местных санаториев и домов отдыха с применением силы выселяют вынужденных переселенцев из Чеченской республики. Заместитель руководителя территориального органа российского Министерства по делам федерации и национальной миграционной политики Замиркалов считает, что возвращение чеченских беженцев на родину прошло без эксцессов.

В начале года на территории Кабардино-Балкарии проживали более 2 000 зарегистрированных переселенцев, 1 700 из них в Нальчике, а остальные в районах. Все переселенцы получили компенсацию за утраченное жилье, кроме трехсот. Они, как утверждает Замиркалов, даже не подали необходимые документы для получения компенсации.

Согласно известному Постановлению № 510 российского правительства, лица, получившие компенсации, теряют право бесплатного проживания в санаториях и домах отдыха. За полгода, с января по июль, управление курортами Нальчика понесло убытки в размере 5.5 миллионов рублей. И поскольку беженцы не торопились освобождать занимаемые помещения, курортное управление в лице его руководителя Бориса Ибрагимова обратилось с исковым заявлением в Нальчикский городской суд.

В течение мая-июня эти иски были рассмотрены, и приняты решения о выселении отдельно по каждой семье. Выселение произвела служба судебных приставов. 1 450 вынужденных переселенцев уже покинули Нальчик, 300 человек по-прежнему бесплатно проживают в курортной зоне. 140 из них - это немощные старики, беременные и женщины с грудными детьми.

Проблему прокомментировал и руководитель кабардино-балкарского Совета общественной безопасности Руслан Абазов. По его словам, власти Кабардино-Балкарии были вынуждены ускорить возвращение переселенцев в Чечню еще и по просьбе главы временной администрации Ахмада Кадырова. Кадыров апеллировал к тому, что военные действия идут не на всей территории Чечни, а разрушенное хозяйство, так или иначе, нужно восстанавливать. Часть людей выехала на личном автотранспорте, а не имеющим такового были предоставлены автобусы.

В эти дни из Нальчика организованно выезжает группа чеченских детей, бывших здесь на отдыхе. Всего за лето в Кабардино-Балкарии отдохнули 14 500 чеченских детей. В организации и проведении отдыха руководители группы, по их словам, столкнулись лишь с одной проблемой.

Говорит управляющий чеченским территориальным фондом социального страхования Сайпан Усутов.

Сайпан Усутов:

Приняли в лагерях отдыха, на базах - очень хорошо. Относились очень внимательно, чутко. Все хорошо, кроме вашего руководства, которое всегда на наши неоднократные обращения... ну, вот, на постах чтобы нас пропускали, по шесть-семь часов, по восемь часов мы стоим на каждом блок-посту с детьми.

Марина Карданова:

С 1992 года, напомню, в Кабардино-Балкарии действуют ограничения в регистрации лиц, не являющихся гражданами республики. До конца сентября это положение, как противоречащее российской конституции, должно быть пересмотрено местным парламентом.

Андрей Юдин:

В эфире Липецк, Андрей Юдин.

В отдаленном районе города Липецка, рядом с хлебозаводом, есть небольшой городок, где живут слабовидящие и незрячие люди. Полгода прошло с момента закрытия единственного гастронома для инвалидов по зрению. Магазин закрыли по решению городской администрации.

Инвалидов не спросили, нужен он им или нет, хотя чиновники знали о том, что магазин этот был построен специально для слепых 40 лет назад. Магазин закрыли, ничего толком не объясняя людям.

Рассказывают инвалиды, представители Всероссийского общества слепых.

Житель:

Мы совсем, знаете... Мы вообще никуда не можем ходить. Спички нам нужны, ну, самое вот даже необходимое там... И нам, конечно, магазин бы... мы бы, конечно, очень...

Житель:

Продовольственный.

Житель:

Мы были бы всем благодарны, если бы нам открыли магазин. Только - продовольственный.

Житель:

Никто не понимает, потому что вот... даже просто хочется сказать этим руководителям, что они всегда так вот отвечают... Некоторые даже так говорят, что "он им не нужен, там есть рядом магазины". А он бы завязал глаза, прошел бы по квартире своей. И попробовал бы найти... Он бы ни кухню... не нашел, и никуда бы.

Житель:

Ехать вот к церкви, в этот магазин, или наш. Там улицу переходить, тут улицу переходить.... А зимой сугробы там и прочее. Вот в этом нужда наша.

Андрей Юдин:

Более 200 человек проживают в этом небольшом микрорайоне, где живут и работают слепые люди. А рядом кипит городская жизнь и оживленная автомагистраль. До ближайшего гастронома не менее двух автобусных остановок.

Говорят покупатели ближайшего гастронома.

Покупатель:

В общем, безобразие, что закрыли этот магазин.

Покупатель:

Магазин должен быть восстановлен. Должны люди слепые ходить в тот магазин, куда они ходили до этого.

Покупательница:

Магазин для слепых должен быть. Один здесь ходит постоянно. "Я, - говорит, - беру вот на неделю. Вот раз в неделю прихожу". Мне очень жалко их, искренне жалко.

Покупатель:

Вывод один - надо дать дальше им возможность, чтобы они посещали магазин.

Андрей Юдин:

На очередной пресс-конференции в городской администрации я задал вопрос председателю городского совета Михаилу Гулинскому. "Когда откроется магазин для инвалидов по зрению?" Однако точного ответа я так и не получил.

Ольга Юхновская:

В эфире Казань, Ольга Юхновская.

"Споришь с президентом, - убирайся из Татарстана". Такой ультиматум поставлен перед бизнесменами республики. Недвусмысленное предложение первого лица Татарстана сейчас с особым волнением комментируют средства массовой информации и предприниматели, которые всерьез приняли замысел Москвы обеспечить выполнение федеральной конституции.

Президента Шаймиева возмутило желание бизнесменов освободиться от незаконного налога в фонд ликвидации ветхого жилья, которым облагаются все предприниматели. Тогда на совещании республиканского уровня Шаймиев возмутился: "Как, подавать в суд на программу, официально именуемую президентской?". И разъяснил перед телекамерами без лишней дипломатии: "Кто не хочет платить, - пусть уезжает из Татарстана".

Действительно, трущобы в центре той же Казани - бельмо на глазу властей и простых казанцев, и покончить с ними уже давно пора. Однако для этого избран чисто административный путь обложения всех и вся.

Целевой налог для ликвидации ветхого жилья введен в Татарстане в 1996 году и предусматривает взимание одного процента от объема реализованной продукции со всех юридических лиц, ведущих коммерческую деятельность, даже если они работают с убытком. Освобождены только фирмы, где работают инвалиды, сельхозпредприятия и исправительные колонии. Все остальные в обязательном порядке участвуют в так называемой президентской программе. Причем не только бизнесмены, но и все жители Татарстана, ведь налог отражается в ценах на продукцию.

Немногочисленные пока фирмы-камикадзе (ведь судиться с властью в Татарстане это финансовое самоубийство) прекратили платить свободный налог и оформили судебные иски. И хотя их интересы в суде в идеале должна представлять налоговая инспекция, как представитель федеральной структуры, получается наоборот. На злостных неплательщиков именно налоговую инспекцию и натравливают. Сигналы идут не только из Казани, но и из Чистополя, Бугульмы, Лениногорска, Актаныша.

А пока президент Шаймиев пообещал собрать всех неплательщиков и отвезти в трущобы, чтобы наглядно продемонстрировать все прелести жизни прозябающих там людей. При этом в очередной раз подчеркнул, - если у предприятий и у банков нет денег для внесения взносов, зачем им дальше существовать?

Николай Зюзев:

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев. В Воркуте продолжает работать правительственная комиссия Республики Коми, которая расследует причины пожара, случившегося 15 сентября в административном корпусе шахты "Северная". Тогда в огне погибло десять человек, в том числе, трое женщин и ребенок. Все они задохнулись в дыму. Жертв могло быть и больше. Многие выпрыгнули из окон, а около 30 человек спасли пожарные. Тринадцать человек госпитализировано с травмами и ожогами. Столь тяжелые последствия пожара связаны с тем, что в здании не соблюдались элементарные нормы пожарной безопасности. Говорит представитель пожарной службы республики Михаил Верзилин.

Михаил Верзилин:

Было одно из грубейших нарушений правил пожарной безопасности, это устройство металлической двери, решетки, на путях эвакуации.

Николай Зюзев:

Именно около этих дверей нашли большинство погибших.

Непосредственной же причиной возгорания, по предварительным данным, явилась неосторожность при проведении сварочных работ.

Заместитель главы республики Вячеслав Бибиков припомнил в связи с этим старые добрые времена, по сути, взвалив всю вину на самих горняков.

Вячеслав Бибиков:

Я сам работал 12 лет в Воркуте и знаю, когда на шахте получали допуск для ведения огневых работ, это каждый раз оформляли, каждый раз огнетушители, каждый раз то да се, и прочее и прочее, и прочее...

А если это связано с этими делами, то это никуда не годится.

Николай Зюзев:

Последнее время шахтеры гибнут в Воркуте все чаще. Последняя трагедия случилась совсем недавно, 4 сентября, на "Воргашерской", когда в результате аварии погиб горнорабочий.

Лидер Независимого профсоюза горняков Воркуты Виктор Семенов считает, что трагедия на "Северной" вполне закономерна. И у нее есть и другая причина, нежели только безответственность людей, обеспечивающих безопасность.

Виктор Семенов:

Это резкое снижение господдержки, в связи с чем предприятиям приходится отрывать средства не только от заработной платы, от выплаты каких-то пособий.... Направляются именно на то, чтобы каким-то образом поддержать предприятия. Поэтому и несчастные случаи мы связываем именно с этим.

Николай Зюзев:

Из десяти погибших только один похоронен в Воркуте. Остальных увозят на родину, в другие регионы России и за границу. Собираются уехать и семьи погибших, но сделать это, по мнению Виктора Семенова, лидера Независимого профсоюза горняков Воркуты, будет непросто.

Виктор Семенов:

Если брать с учетом того, что у нас более 120 семей погибших шахтеров до настоящего времени не получили жилья, и, в принципе, они уже потеряли всякую надежду на получение этого жилья...

Поэтому здесь говорить конкретно о чем-то очень тяжело.

Николай Зюзев:

Все последние годы шахтеры Республики Коми, по сути, находятся на голодном пайке. Здесь огромные долги по зарплате и, фактически, отсутствие ассигнований на модернизацию производства, выход отрасли из кризиса исключен.

Сейчас угольщики Воркуты ведут переговоры с другими шахтерскими регионами России - о проведении в октябре совместной акции протеста против экономической политики российского правительства.

Александр Макаров:

В эфире Красноярск, Александр Макаров.

19 сентября около семи часов вечера несколько сотен жителей поселка Базаиха, это один из микрорайонов Красноярска, перекрыли федеральную автомагистраль "Енисей". В течение нескольких часов образовалась огромная пробка. Она растянулась на десяток километров, причем, и с той, и с другой стороны живой баррикады.

Что удивительно, большинство застрявших в пробке водителей философски восприняли случившееся. "Довели людей". К этой фразе можно свести все, сказанное ими. Лишь несколько джипов попытались объехать внезапно образовавшееся препятствие по железнодорожным путям.

Жители окраины Красноярска требовали, чтобы местные власти немедленно включили свет в поселке. В Базаихе уже три дня не было электричества, до сих пор не подключили отопление. А тут еще в городе ударили заморозки. Тьма и холод действительно довели людей до крайностей.

"Дома нам делать нечего, лучше мерзнуть здесь", - заявили наиболее решительно настроенные граждане. Призывы начальника городской милиции Александра Горового решить эту проблему цивилизованным путем остались без ответа. Жители Базаихи готовы были разойтись только после того, как начальство твердо пообещает, что свет включат сегодня.

К приезду представителя районной администрации в большинстве домов свет действительно дали, однако на следующий день вновь выключили, пообещав, правда, что к вечеру дадут вновь.

Как оказалось, линия электропередач, снабжающая Базаиху, серьезно повреждена, однако красноярские энергетики утверждают, что они здесь ни при чем. Номинальный хозяин этой линии - Красноярский деревообрабатывающий комбинат. Но это предприятие уже давно разорилось, и поэтому устранить неисправность было просто некому.

В этом объяснении есть определенная доля лукавства.

Известно, что обслуживанием всех городских сетей - и этой, в том числе, - занимается одно из подразделений акционерного общества "Красноярскэнерго", однако за дело они взялись только после прямого обращения администрации Свердловского района.

Совершенно очевидно, что на ветхой линии подобные аварии просто неизбежны, я не буду повторяться, вновь и вновь. Так что жители Базаихи теперь полностью зависят от настроения энергетического начальства.

Местные власти считают, что выход есть. Они готовы принять бесхозные электросети в муниципальную собственность, а затем продать их акционерному обществу "Красноярскэнерго". Именно продать, так как это, по сути, частное предприятие. Энергетики, в принципе, не возражают против подобной сделки, однако сейчас денег на эти цели у них нет. Так что муниципальным властям предстоят непростые переговоры.

А пока власти и энергетики препираются между собой, обычные люди продолжают мучаться без света и тепла. Так что я не удивлюсь, если завтра или через неделю дорога на Дивногорск снова будет перекрыта.

Александр Макаров из Красноярска - для Радио Свобода.

Владимир Тимков:

В эфире Астрахань, Владимир Тимков.

Астраханская милиция часто обвиняется в том, что она не заинтересована в борьбе с продавцами наркотиков. Официальные данные говорят о 38 000 зарегистрированных наркоманах. Истинное число потребителей наркотиков несоизмеримо больше, и одна из главных причин распространения наркотиков в Астрахани - их доступность.

Пункты распространения наркотиков опутали густой сетью весь город. Весной этого года родители наркоманов, входящие в астраханскую организацию "Родители за здоровое будущее своих детей", передали представителям УВД список из 34 адресов продажи наркотиков. Однако пунктов распространения наркотиков меньше не становится.

Объяснить, почему астраханская милиция не борется с продажей наркотиков, помогла беседа с одним из представителей астраханской милиции. По понятным причинам, назвать его имя невозможно.

В беседе работник астраханской милиции рассказал, что милиция, конечно же, знает адреса почти всех пунктов продажи наркотиков. Знает, но не привлекает продавцов к ответственности. Основной причиной этого является отчетность, которую каждый отдел милиции должен регулярно предоставлять, и, в частности, процент раскрываемости преступлений. Именно от этого зависит премия, присвоение очередного звания или выговор, если процент раскрываемости низкий.

Каждый наркоман рано или поздно вынужден идти на преступление, чтобы достать деньги на покупку наркотиков. Преступления, совершаемые наркоманами, выгодны милиции, потому что они легко раскрываются. Ворованные вещи наркоманы чаще всего несут продавцам наркотиков.

Те сообщают о них работникам милиции, и вот уже кража раскрыта.

Если же преступление расследовать не удается, то необходимо найти человека, который согласится взять на себя всю вину. В этом случае милиция - опять-таки - идет в пункт продажи наркотиков и задерживает одного из наркоманов. За одну или две дозы опиума наркоман, который не может перенести "ломку", согласится признаться в чем угодно. Милиции остается только оформить явку с повинной - и преступление раскрыто. Преступник, который на самом деле ни в чем не виновен, - в тюрьме. А наркотик, который дается в обмен на признание в совершении преступления, милиция берет у известного ей продавца опиума.

И даже если особо честный работник милиции начинает бороться с распространением наркотиков на своем участке и сажает торговцев, это приводит только к уходу продавцов в подполье и росту цен. А, следовательно, наркоману придется совершить более тяжелое преступление, украсть больше денег или вещей, чтобы купить необходимую дозу.

То есть, борьба с продавцами наркотиков ведет к всплеску преступности и падению процента раскрываемости. Получается, что за борьбу с торговлей наркотиками милиция получит от своего же начальства выговор.

Вот такой замкнутый круг объединил торговцев наркотиками и астраханскую милицию.

Владимир Ануфриев:

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев.

В Архангельской области признаны бесперспективными и подлежащими ликвидации 26 лесных поселков с населением около 8 000 человек. Об этом сообщил руководитель областного комитета по труду, занятости и миграции населения Валерий Синицкий. По его словам, предстоит закрыть и переселить людей из отдаленных лесных поселков в Виноградовском, Нендомском, Пенежском и Холмогорском районах области, где не осталось никаких производств, и развивать их невыгодно.

Содержание бесперспективных поселков, их инфраструктуры, дорог, линий электропередачи и связи обременительно для местных бюджетов. Однако переселение требует денег, которых нет. Правда, есть и еще одно "но". Как признает Валерий Синицкий, большинство людей не хотят уезжать с насиженных мест.

В поселке Неводы, где прежде базировался лесопункт, остались одни пенсионеры, 70 человек. Все семьи с детьми уже переселили в ближайшее крупное село Рочегду, что в 20 километрах. Остальные переезжать не хотят потому, что некуда. Из собственных домов и квартир с обихоженными огородами перебираться на старости лет в комнаты-коммуналки - радости мало. Денег же на переезд, обустройство на новом месте - никто не скопил, а местные власти, по словам заместителя главы сельской администрации Любови Стародубовой, ничем помочь не могут.

Жизнь же в Неводах сродни обитанию отшельников. Кругом на два десятка километров лес, а единственная дорога - железнодорожная узкоколейка. Весной на полпути к поселку половодьем снесло мост через речку Нондрус. Восстанавливать его, похоже, никто не собирается. Теперь хлеб в поселок подвозят только трижды в неделю с большими сложностями, по опасной переправе и через быструю лесную речку.

Наиболее плачевной оказалась судьба поселка Поморье, который был построен на месторождении алмазов имени Ломоносова - в тайге, под Архангельском. Со всего бывшего Советского Союза съехались в него молодые специалисты - геологи с семьями. Возводили поселок основательно - дома с центральным отоплением, детский сад, школа, клуб. Но изменилась концепция разработки месторождения. Теперь решено вести работы более дешевым вахтовым способом.

Хозяевам поселка геологам и компании "Севералмаз" он стал не нужен. У людей не стало работы. В Поморье отключили свет и отопление, закрылась школа. Бесхозные здания тут же разбирались на дрова. Кто смог, тот уехал сам, а 130 семей остались в поселке, уже непригодном для жизни.

Люди в отчаянии объединились, пикетировали здания органов власти в Архангельске, дошли до Госдумы, правительства России, и своего добились. Их организованно переселили в отремонтированное здание бывшего пятиэтажного общежития в Северодвинске, а на месте поселка Поморье теперь остались лишь руины.

Анна Липина:

В эфире Псков, Анна Липина.

Только пять процентов псковитянок, готовящихся стать матерями, могут произвести на свет здоровых детей. У остальных врачи констатируют очаги инфекции, токсикоз, недонашивание. Каждый пятый новорожденный, появившийся на свет в Псковском перинатальном центре, попадает в отделение реанимации.

В последнее время достаточно часто, по словам заведующего отделением реанимации и интенсивной терапии новорожденных Сергея Белявского, дети появляются на свет с врожденной пневмонией, развившейся еще в утробе матери. Нередки случаи заболевания сифилисом, а также вирусным гепатитом В или С.

В среднем, ежедневно в Псковском перинатальном центре рождается по семь-восемь детей, правда, добрую половину рожениц составляют жительницы ряда районов области, в которых временно закрыты роддома. Общее количество рождений в Пскове за последние годы сократилось более, чем в два раза, и сейчас в Псковском городском перинатальном центра в год появляется на свет около 2 000 детей. Это немного. Если обратиться к недалекому прошлому, то даже в 1980-х - начале 1990-х годов рождаемость составляла 4 000 - 4 500 детей в год.

Одну из причин падения рождаемости Сергей Белявский формулирует так. В стране не созданы условия для того, чтобы нормальным семьям было выгодно рожать. Демографическая ситуация улучшается, прежде всего, за счет социально ответственного и социально активного слоя населения, то есть, тех мам и пап, которые убеждены в том, что их родительский долг это не просто воспроизвести себе подобных, но и вырастить их и дать образование. К этому слою населения относятся люди с высоким образовательным уровнем - врачи, педагоги, офицеры, инженерно-технические работники.

Но именно эта категория населения в процессе последних экономических потрясений понесла наиболее ощутимые потери. К примеру, заработная плата молодого педагога или доктора начинается с 400 рублей. Говорить в таком случае о том, что молодая семья, где папа доктор, а мама учитель, скоро соберется заиметь ребенка, весьма затруднительно.

Вот и приобретают популярность методы контрацепции или, на худой конец, аборты. Как выяснилось, статистика абортов оказалась закрытой.

Между тем, на каждого родившегося в Пскове приходится, по статистике, трое умерших. В этом учебном году в Пскове началось сокращение учителей начальных классов. Администрациям школ города в целом пришлось сократить около 28 первых классов. Для двухсоттысячного города это немало.

Антон Лузгин:

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин.

С начала 2000 года число больных СПИДом в Амурской области увеличилось вдвое, тем не менее, общая цифра, казалось, не должна давать повода для пессимизма. 22 больных на миллион населения, по мнению большинства, не катастрофа.

Специалисты придерживаются иной точки зрения. По их оценкам, эта цифра занижена не менее чем в 100 раз. Иначе как объяснить, что Амурская область, занимая одно из первых мест в России по числу наркоманов, по заболеваемости СПИДом - имеет чуть ли не самую благоприятную картину? С диагностикой в области нет никаких трудностей. Десять имеющихся специализированных лабораторий вполне достаточны.

Определенные категории, а это 160 000 человек, проходят ежегодное обследование согласно приказу Минздрава. Из числа же наркоманов проверяются на СПИД лишь те, кто состоит на учете, а это единицы. На самом же деле, их, по самым приблизительным оценкам, не менее 5 000, и заставить пройти обследование никто не имеет права.

Еще более неясная картина с китайскими гражданами, проживающими в Амурской области, и с теми, кто регулярно пересекает границу.

Говорит главный врач Амурского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД Нина Меретина.

Нина Меретина:

Пересечение границы идет ежедневно. Единственное, что: конечно, они пересекают границу, они имеют медицинские книжки, где поставлено об обследовании на ВИЧ-инфекцию. Ну, и, как правило, этим занимается санэпиднадзор на водном транспорте, который на границе стоит, контролирует эти вещи.

Понятно, что они не всех могут проверить. Но у нас нет правовых документов, которые бы нас обязывали проводить среди них обследования.

Антон Лузгин:

В начале года санэпидемстанция впервые провела медосмотр китайских граждан, работающих в Благовещенске. Специалисты центра по профилактике и борьбе со СПИД в этой работе задействованы не были. Китайская сторона, в свою очередь, не предоставляет никаких данных.

Сергей Хазов:

В эфире Самара, Сергей Хазов.

С 18 по 23 сентября в Самаре проводили свои социологические исследования эксперты американской ассоциации "Международные системы управления".

Главной задачей независимых экспертов из Вашингтона, приехавших в Самару по приглашению губернатора Константина Титова, стала разработка системы по борьбе с коррумпированными самарскими чиновниками. По словам Константина Титова, коррупция, захватившая в России сегодня всю вертикаль власти, не оставила в стороне и Самарскую область, в которой должностными злоупотреблениями грешат не только чиновники администрации, но и руководители сельхозпредприятий.

Константин Титов:

Люди должны видеть, что председатель совхоза продает зерно по ценам ниже рыночных, а все остальное как бы делится с покупателем этого зерна.

Сергей Хазов:

Составить свое мнение об уровне коррупции самарских чиновников эксперты из США решили не по данным местной статистики, а из бесед с жителями губернии. Тем более - что некоторые из представителей самарского бизнеса сами захотели рассказать американским ученым о тех трудностях, с которыми сталкиваются самарцы, желающие заняться коммерцией.

Говорит предприниматель Ольга Левченко.

Ольга Левченко:

Я держу три киоска. Хотела открыть четвертый в августе, и, как всегда, везде требуют чиновники взятки. Приходится платить. А что делать? Кому на произвол власть имущих пожалуешься?

Сергей Хазов:

Боясь быть узнанными, коллеги Ольги Левченко по бизнесу, которые вместе с ней пришли в гостиницу к проживавшим там американским экспертам, отказались давать интервью, даже при условии, что их фамилии не будут названы в репортаже. А один предприниматель добавил, цитирую: "Если чиновники районной администрации услышат мой рассказ о том, как я давал им взятки, чтобы получить разрешение на право торговли, моему бизнесу просто конец. Его прикроют, найдя для этого первый попавшийся повод". Конец цитаты.

Однако у самарских бизнесменов все же хватило мужества передать сотрудникам организации "Международные системы управления" свои письменные соображения об уровне коррупции самарских чиновников.

22 сентября, подводя итоги визита в Самару, директор организации "Международные системы управления" Бертран Спектор отметил, что коррупцию среди самарских чиновников властям удастся прекратить лишь в случае, если они будут опираться на помощь простого народа.

Ольга Шушлебина:

В эфире Урюпинск, Ольга Шушлебина.

Урюпинск вновь подтвердил статус города анекдотов. На днях к 382-й годовщине города здесь установили памятник козе. Вот он наш ответ Сенбернару, где французы поставили памятник собаке, только в роли народной спасительницы у нас выступает скромное рогатое животное.

Надо сказать, что памятник ей, в, общем-то, поставили по заслугам. Ведь вязание платков и шалей из уникального козьего пуха веками было для местных казаков доходным промыслом - и по сей день является неплохим подспорьем к семейному бюджету. Для безработных же урюпинцев, которых в городе едва ли не каждый третий, пуховые платки - и вовсе единственный источник существования.

Мэр города Валерий Сушко, он же главный идейный вдохновитель возведения памятника, возлагает на козу большие надежды. По его мнению, у урюпинских шалей и палантинов большое будущее, ведь интерес к местным пуховым изделиям проявил сам московский модельер Вячеслав Зайцев. Кроме того, экстравагантная затея с памятником привлечет внимание к городу деловых кругов России. Во всяком случае, на это надеются городские власти, выигравшие, между прочим, не так давно конкурс "Стратегия развития малых городов России", организованный Фондом Сороса.

Что же касается рядовых урюпинцев, то о памятнике козе они говорят разное. Городские ветераны, к примеру, недовольны, ведь почти год - другой монумент героям-землякам, павшим в года Великой отечественной войны, стоит в лесах, и средств на его капитальную реконструкцию в бюджете не хватает. Рабочий люд на гранитную козу смотрит философски. "Какова жизнь, - говорит, - таковы и памятники". Среди "новых русских" урюпинцев ходит шутка о том, что делать "козу" сегодня стало признаком дурного тона.

А вот кому памятник очень нравится, так это урюпинской ребятне. С утра до вечера малышня сидит верхом на серой гранитной козе, держась за блестящие рога. Такую козу увидел и вырубил из двадцатитонной глыбы гранита волгоградский скульптор Фетисов. Правда, выглядит она несколько грузновато, и мордой смахивает больше на овцу.

Это сходство еще больше усугубляется вечером, когда рабочие городского коммунхоза приезжают и откручивают для сохранности на ночь ей рога. Но утром коза вновь приобретет свой прежний вид и вновь будет гордо стоять с козленком на лужайке возле детского городка.

XS
SM
MD
LG