Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Кто уберет костромскую капусту?
- В Туве началась битва за урожай конопли;
- Передел собственности по-ивановски;
- Почем чистая вода в Архангельской области;
- Подмосковные врачи и учителя берут в руки швабры;
- Саранск: вечный вопрос - кто накормит страну?
- Магнитогорск: учеба с опасностью для здоровья;
- Пятигорск: сколько стоит проверка документов в поезде;
- Сыктывкар: семга под высоким напряжением;
- Саратов: у детей отобрали школу;
- Самара: в армию идут наркоманы;
- Нижний Новгород: куда деваться инвалидам, которые хотят сами зарабатывать себе на жизнь?


В эфире Кострома, Михаил Токмачев:

Хозяйства Костромского района вынуждены привлекать на уборку урожая горожан, военных и даже заключенных костромских колоний. И дело не в том, что урожай слишком велик, сеют сейчас в 3-4 раза меньше, чем раньше, а в том, что убирать его некому - люди бегут из села. Совхоз "Пригородный" в прошлом одно из самых стабильно работающих сельхозпредприятий Костромской области и выращивают в нем в основном овощи, в том числе и в теплицах, которые отапливаются газовыми котельными. Восемь миллионов рублей топливного долга, которые тянутся за совхозом с 96-го года, не дают ему нормально работать. Но в разгар уборочной "Пригородный" испытывает недостаток не только в средствах. Что стало в последнее время уже обычным, технику в овощеводческих хозяйствах Костромской области и в лучшие времена использовали мало, обрабатывают и сортируют овощи в основном в ручную, а после того, как канули в прошлое централизованная система закупки сельхозпродукции, ее и вовсе перестали выводить на поля. Галина Болдова, главный агроном совхоза, говорит, что в "Пригородном" сейчас работает только один комбайн.

"У нас не только денег нет, у нас техники не хватает. Проблема в основном и в кадрах, и в технике. Весь объем работ можно было бы выполнять, но мы не можем из-за того, что у нас нехватка техники и людей. Зарплату выплатить и рассчитаться с долгами мы, наверное, не сможем. Зарплату будем задерживать. Надо какой-то выход искать. Как мы будем этот вопрос решать, не могу я вам ответить, откровенно говоря".

Посевные площади в хозяйстве тоже сократились. Основные культуры - морковь, капуста и свекла. Выращивают еще и зерновые, чтобы содержать скотный двор и получать органику, столь необходимую для производства овощей. Убранного хватает только на то, чтобы дотянуть до следующего года. Зарплату в совхозе не платят уже давно, как и во многих хозяйствах Костромской области. Если дадут сто рублей аванса в месяц, это считается удачей. И люди уходят из совхоза. За последний год численность работников сократилась почти вдвое. Надо отметить, что отношение к оплате труда у крестьян и горожан разное. Своих рабочих в счет зарплаты обеспечивают мясом молоком, горожанам тоже платят натурой - 6 килограммов овощей за день работы, то есть за ведро моркови нужно почти тонну ее перебрать и отвезти на склад. Но горожане идут в поле, а селяне - нет. Каждый день из Костромы совхозный автобус привозит 40 человек пенсионеров. Они, взвод солдат-десантников, столько же ракетчиков да две бригады женщин-заключенных - вот и вся основная рабочая сила совхоза "Пригородный". Но в правлении говорят, что лучше всех работают последние. Костромская женская колония направляет своих подопечных в три хозяйства, убирают картошку, капусту и свеклу. Каждое утро отряд рабочих (20 женщин - из тех, у кого срок подходит к концу и статья не из разряда тяжких, кражи или мошенничество) под наблюдением всего троих охранников вывозят в поле. К обеду они уже возвращаются "на зону". Поехать на капусту считается праздником - воля все-таки. Ольга - самая молодая из бригады, работающей в "Пригородном". Срок у нее только начался, и она очень надеется на амнистию.

"Так как я могу попасть под амнистию, я попала в совхоз. Тут - более-менее, все-таки воля. Мы собираем для совхоза и для зоны. У нас - 1 рубль 50 за час. В ларьках отоваривают, все есть. Когда выйду - планы большие".

Специального хранилища в костромском совхозе нет, поэтому капусту стараются сразу же продать, а морковь и свеклу, которые хранятся лучше, вывозят на городские рынки до самой весны. Правда, на спрос жалуются. Раньше, говорят, покупатель с осени затаривался овощами, а теперь все привыкли к тому, что даже в самый лютый мороз на прилавках - свежие капуста и морковь. Покупают мало, а значит и денежный оборот в "Пригородном" небольшой. Пожалуй, только зэки и военные готовы брать овощи в любых количествах, да у самих денег нет. Так и работают вынужденной кооперацией. Впрочем, в совхозе говорят, что без этого им совсем не справиться.

В эфире Кызыл, Александр Филатенко:

Туву все чаще называют второй Колумбией, где наркобизнес постепенно становится привычным явлением. Сводки МВД ежедневно фиксируют по 5-6 случаев задержания людей, занимающихся сбором, переработкой и сбытом наркотических веществ. Если так будет продолжаться, то уже через пару лет почти каждый житель Тувы будет привлечен к уголовной ответственности за причастность к наркобизнесу. Среди тех, кого задерживают на полях во время сбора дикорастущей конопли - в основном, женщины, которым не на что содержать детей, и сами дети. Они выходят в поле для того, чтобы не умереть с голода.

Но есть и другие примеры. 15-го сентября на контрольно-пропускном пункте Новый мост задержана пассажирка автобуса "Кызыл-Абакан", девушка везла в своем багаже 135 спичечных коробков, в которых находились не спички, а наркотическое вещество, весом в 2 килограмма 500 граммов. Задержанная призналась, что она - студентка и ей нечем платить за обучение в вузе. Спичечный коробок гашиша в Кызыле стоит примерно 200 рублей.

В центральном филиале "Тува-банка" при обмене 700 фальшивых долларовых купюр задержан 43-летний кызылчанин. При обыске в гараже у него обнаружен 21 килограмм 700 граммов марихуаны, он сбывал ее за фальшивые доллары.

Где наркотики - там другие преступления. В пригородном селе Арбек при задержании сбытчика наркотиков обнаружен тайник с оружием.

Наркотики становятся все более распространенным средством добывания денег не только для коренных жителей. Недавно приговорен к семи годам лишения свободы гражданин Азербайджана Камиль Алиев, задержанный в декабре прошлого года. В ходе следствия выяснилось, что он закупал оптовые партии у жителей кажунов, промышлявших сбором конопли. Тариф был такой - один мешок муки обменивался на мешок конопли.

По словам министра внутренних дел Тувы Сергея Мангуша, все больше выявляется преступных региональных групп, которые занимаются реализацией наркотиков за пределами республики. География оборота тувинских наркосредств простирается до Абакана, Новосибирска, Иркутска, Томска, Читы, Кемерово. Бороться с наркобизнесом очень сложно. Всего в отделе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков при МВД республики - семь штатных сотрудников. К тому же, иногда по приказу МВД России их отлучают в командировки в Чечню.

Но главная причина, конечно же, не в этом. В Туве из года в год сокращается количество пахотных земель, за последние пять лет их площадь уменьшилась почти на треть. Именно на заброшенных полях и растет конопля, до которой никому, кроме местных жителей, нет дела. В Министерстве сельского хозяйства сообщили, что на уничтожение зарослей конопли денег давно уже не выделяется, обработка заброшенных полей не ведется.

Вторая причина - тяжелые условия жизни на селе. По уровню безработицы Тува - на втором месте после Ингушетии. Неслучайно из сельской местности все больше людей переселяется в Кызыл на заработки. Чтобы как-то свести концы с концами, они прихватывают с собой наркотики. За один год численность столицы республики за счет миграции населения выросла на 8 тысяч человек. В эти дни, например, все разговоры на селе только о конопле, как раньше во время сенокоса. Только теперь вместо того, чтобы косить сено, люди выходят в поле собирать урожай конопли. Во время командировки женщины жаловались на то, что дождей было мало и урожай конопли хуже, чем был в прошлом году.

Самое страшное, что все больше молодых людей не только вовлекается в преступный наркобизнес, но и сами приобщаются к наркотикам. По наркологической заболеваемости, по данным Минздрава, Тува занимает одно из первых мест. По крайней мере, это в два раза больше, чем в среднем по России.

В эфире Иваново, Елена Смагина:

"Мы, рабочие Родниковского хлебокомбината, очень обеспокоены дальнейшей судьбой предприятия, потерей своих рабочих мест, и опасаемся, что наш комбинат к концу года превратится в складские помещения какого-нибудь частного предприятия или авторемонтные мастерские".

Это письмо было направлено в Ивановскую областную федерацию профсоюзов и без движения пролежало два месяца. Говорит работница Родниковского хлебокомбината Светлана Арсеньева:

"Под угрозой увольнения мы решились.... Девчонки, которые там подписывались, конечно, по-быстрому ушли, а я не успела. У меня ребенок, я тоже его хочу воспитывать, как они, но этой нищенской зарплаты мне не хватает. Я живу с дочкой, которая у меня в школу ходит, в третий класс, всего на 500 рублей. В Вычеге дают хлеб, а нам ничего нельзя брать. Мы заворовали, наняли милицию проверять наши шкафы. Согласна - проверяйте, даже можете обшарить меня при выходе. Я у вас лишнего ничего не возьму, но вы нам зарплату поднимите".

Работники считают, что зарплату им не поднимают умышленно. Большая часть специалистов уже ушла работать в частное хлебоперерабатывающее предприятия "Мечта". Именно с этой фирмой областные власти решили объединить Родниковский государственный хлебокомбинат.

О том, что работники Родниковского хлебокомбината забили тревогу не напрасно, говорит ситуация, сложившаяся на другом государственном предприятии. В мае этого года была проведена реорганизация международного аэропорта. Большая часть имущества Ивановского государственного авиапредприятия перешла в собственность вновь созданного общества с ограниченной ответственностью "Золотое кольцо". Несмотря на то, что во всех документах речь шла о реорганизации предприятия, участниками этого действа было заявлено о его ликвидации. 16-го августа работники авиапредприятия получили уведомление об увольнении, части из них предложили написать заявление о приеме на работу в ООО "Золотое кольцо". Рассказывает председатель профкома ивановского государственного авиапредприятия Татьяна Лазарева:

"Оформляя новые заявления о приеме на работу в это новое предприятие, они были вынуждены писать заявление о приеме на работу на два месяца всего, то есть срочный договор был с ними заключен. После истечения двухмесячного срока им социальные гарантии нового предприятия никто не обеспечил. Два месяца сейчас истечет, им скажут - все, идите. Все это затевалось для того, чтобы профсоюзов не было там, ни под каким соусом, потому что если бы это было оформлено переводом, то автоматически профсоюзная организация должна была сохраниться".

Саму Татьяну Лазареву, председателя профкома Ивановского государственного авиапредприятия, уволили, не пожелав соблюсти при этом даже элементарной формальности, очевидно, надеясь на то, что даже если она и выиграет суд о восстановлении на работе, восстанавливаться ей будет уже негде.

"Два-три месяца пройдет, Филатов ликвидирует ИГАП и возможно, он же начнет заниматься банкротством ООО "Золотое кольцо".

Владимир Филатов - это конкурсный управляющий авиапредприятия, но его роль в этом процессе не так велика, весомее оказывается участие уже упомянутого председателя правительства Ивановской области Анатолия Головкова. Учрежденная им группа предприятий "Союз" имеет свою долю в ООО "Золотое кольцо".

Эти примеры - далеко не единичные. Из прибыльного государственного предприятия агропромышленная компания "Кумир" с ведома областных чиновников через частные фирмы было выведено основных фондов на 110 миллионов долларов. Нижегородский масложировой комбинат получил контрольный пакет акций маслоэкстракционного завода, одного из предприятий "Кумира", всего за 50 миллионов рублей - в то время как "Кумир" только в реконструкцию этого завода вложил 68 миллионов долларов, 24 миллиона долларов вложил федеральный бюджет. Сам "Кумир" был обанкрочен, а рабочие отправились на биржу. Аппетит приходит во время еды, и то, что при этом кто-то остается без куска хлеба, к сожалению, давно никого не волнует.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

Вирусным гепатитом, или в просторечье - желтухой, в деревне Топси Архангельской области заболели 74 человека. По данным пресс-секретаря центра Госсанэпиднадзора Архангельской области Виктора Сосницкого, причиной распространения опасной инфекции стала вода из местных источников, непригодная для бытовых нужд без обеззараживания. В старинной деревне Топси, удаленной на 400 километров от Архангельска вверх по Северной Двине, проживают около 450 человек. Воду для питья берут из колодцев и одноименной с деревней речки. Как рассказала заместитель главы сельской администрации Тамара Носникова, врачи давно предупреждали людей, что вода в деревне плохая. Был организован платный подвоз чистой воды. За бочку объемом примерно в полтора кубометра приходилось платить по 35 рублей. Деньги вроде небольшие, но потратиться на воду - это просто не укладывается в голове у большинства жителей села, ведь кругом столько совершенно бесплатной воды. Когда в августе появились первые заболевшие, воду в деревню стали возить даром. Правда, по оценке заместителя заведующего департаментом здравоохранения Архангельской области Галины Ермохиной, проку от этой акции немного. Привозную воду сливают в те же самые грязные колодцы, приходится увещевать людей соблюдать элементарные правила личной гигиены, мыть руки с мылом перед едой и обязательно кипятить воду. "Вся беда в том, - говорит Галина Ермохина, - что в деревне - а Топса здесь не исключение - очень много социально неблагополучных семей. Работы практически нет, люди выживают за счет пенсий и пособий на детей, домашней скотины, огородов, собирательства ягод и грибов, рыбалки и охоты. Процветает пьянство, дети предоставлены самим себе. Наплевательское отношение к гигиене зачастую объясняют тем, что - мол, нет денег даже на кусок мыла, а между тем, на выпивку находят". Вспышка вирусного гепатита типа "А" в деревне Архангельской области усилиями врачей остановлена. Массовой заболеваемости больше нет, но единичные случаи заражения продолжаются, и виной тому, по мнению медиков, остается вода.

Вообще проблема чистой питьевой воды остро стоит перед всей Архангельской областью, а для Виноградовского района, где находится многострадальная Топса, особенно. Там даже в районном центре Березняки нет водоснабжения, отвечающего санитарным нормам. По словам той же Галины Ермохиной, цена вопроса - один миллион рублей. Есть разведанный подземный источник, нужно пробурить две скважины и проложить полтора километра водопровода. Планировали начать работы в этом году, но перенесли на следующий. А тем временем в районе отмечен угрожающий рост кишечных инфекций и вирусных заболеваний.

В эфире Подмосковье, Вера Володина:

Из Климовской городской больницы № 2 уже уволились 63 санитарки. Вот уже второй месяц в бюджетных организациях города наблюдается ажиотажный спрос на такую рабочую силу, как младший обслуживающий персонал. Работа сторожей и уборщиц привлекала лишь пенсионеров, а теперь и они от нее отказываются. Для того чтобы выжить, сегодня в городе каждый третий пенсионер работает; это почти 4,5 тысячи человек. И около двух сотен из этого числа исполняли самую низкооплачиваемую работу. К примеру, больничным санитаркам платят 180 рублей в месяц, а школьным уборщицам 280. Сегодня через несколько месяцев после того, как начали применять индивидуальный коэффициент пенсионеров, стало очевидно даже не искушенному в пенсионном законодательстве, что в среднем пенсия работающих пенсионеров меньше, чем у не работающих на 330 рублей. И поскольку эта разница соизмерима с зарплатой санитарки, ей выгоднее уволиться и пересчитать пенсию на большую.

За пенсионера можно и порадоваться, а вот главные врачи больницы, директора школ, заведующие детскими садами - в панике, поскольку, кроме пенсионеров, на такую работу, за такую нищенскую зарплату никто никогда не придет. Уволившиеся из второй городской больницы 63 санитарки - это почти 10% всего персонала больницы, и увольнения продолжаются, увольняются и медсестры-пенсионеры. Даже стоматологическая поликлиника, где, казалось бы, широк спектр платных услуг, испытывает тот же кадровый голод. Главный врач Нонна Комарова отпустила в отпуск санитарку, которая, возможно, в октябре уже не вернется на свое рабочее место.

"Я завтра снимаю первую смену на два часа, вторую смену на два часа в пересменке и заставляю врачей, сестер... ну, хорошо, они согласились, а врач и сестра не обязаны совершенно мне это делать, они могли сказать: тебе это надо, ты и мой. У нас же не хватает штатов, у нас нет их, мы в дефиците живем, и мы пенсионеров заставляем уйти с работы, потому что это совершенно невыгодно. Нам дали сверху этот закон, а прибавке, кричат вовсю, какая у нас хорошая социальная политика, они прибавляют пенсию, но они забыли прибавить пенсию работающим пенсионерам тем, которые нищенскую зарплату получают".

В школах - та же картина. Директор городской гимназии Валентина Архипова подчеркивает, что положение учителей-пенсионеров не намного лучше, чем у уборщиц-пенсионерок.

"Мы боимся, что учителя-пенсионеры разбегутся. Что касается младшего персонала, то вообще ставки у них 280 рублей. Вы представьте себе: это надо школу содержать в порядке, это туалеты, это работа с хлоркой каждый день и за такие деньги, конечно, никто не идет. Как нам жить? Много знакомых пенсионеров, тех же учителей, они прямо плачут. Они говорят: ну что, получу я пенсию, пусть она 900, 500 я должна за квартиру заплатить, остается 400 рублей, это что - молоко и хлеб и все, больше ничего. Я не знаю, что там в правительстве, что там выше думают. Вот сейчас в городе начался гепатит, в той части города, предписание нам СЭС дает мыть каждую перемену коридоры, туалеты каждую перемену мыть. А кто будет мыть? У меня нет кадров. Они говорят: ничего, получите штраф полторы тысячи или две, найдете. Я говорю: да вы мне двести штрафов давайте, я не найду, нет их, где я возьму?"

В коммунальной сфере города Климовск, где заработки дворников и уборщиков мусорных площадок повыше, чем ставки в бюджетных учреждениях, так же с августа этого года началось добровольное увольнение пенсионеров, поскольку из-за ограничения пенсии их реальный заработок теперь уменьшился вдвое, а то и втрое.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Чиновники Мордовии хотят уничтожить фермерство в республике. Об этом прямо заявили в местной прессе руководители мордовской ассоциации крестьянских фермерских хозяйств. Как считает руководитель этой организации Александр Чапанов, атака на мордовское фермерство ведется сразу по нескольким направлениям. Здесь и бюрократические препоны в получении документов, и постоянные проверки, выделение худших земель. Финансовые средства, направляемые на фермерское развитие из федерального бюджета, тратятся на другие нужды. Много различных рычагов воздействия на сельских мужиков. По словам фермера из Ковылкинского района Мордовии Владимира Мосина, начинать свое дело в аграрном секторе сейчас как никогда трудно.

"Фермерам приходится плохо, если не сказать больше. По сути дела удавку вешают на нашу шею. Если затеешь какое-то дело стоящее, скажем, цех открыть, гиблое, по сути дела - гиблое. Есть у меня такой примерчик, вот мужик в соседнем селе Пензин, деловой, хваткий - кредит раздобыл, оборудование закупил для цеха, колбасный цех. Все вроде бы пошло, запустил, мясо повезли ему люди, поверили, сдают, все рядом, колбаса идет, сбыт есть. И что? Начальство, наша администрация: хватит, парень, есть у нас в районе мясокомбинат, ты - лишний. Давай, сворачивай свое производство. Ну и что остается делать? Кстати, он еще даже с кредитом не расплатился, даже не дали это сделать, чего уж там говорить о большем".

С делом фермера Владимира Пензина связано своеобразное обстоятельство. По словам заместителя главы муниципального образования Ковылкино Василия Сяткина, колбасный цех фермера Пензина закрыт временно по санитарным соображениям. И в то же время существует документ, подписанный 21-го июля этого года вице-премьером мордовского правительства Виктором Печаткиным: "В Ковылкино есть свой мясокомбинат, и нет необходимости открывать новый цех". Районные чиновники говорят одно, республиканские - другое, но суть дела от этого не меняется: фермерский цех закрыт.

Начало развития фермерского движения в Мордовии связано с именем первого ее президента Василия Гуслянникова. Именно он сказал - в республике фермерству быть.

"Я и тогда, и сейчас - думаю, что фермер накормит страну. Частник работает гораздо эффективнее. Когда все говорят о том, что у нас производство молока и мяса убыточное, я этому не верю, только работать надо. И фермеры показывают, что они могут работать. Я понимаю их трудности, понимаю, что начальство их душит. При таком раскладе подъема сельского хозяйства никогда не будет".

Самостоятельный фермер, по словам Василия Гуслянникова, не может существовать в одной системе координат с чиновниками советского образца, каковых в Мордовии немало. Отсюда и конфликт.

"Существует большая прослойка между конкретным производителем и потребителем. То есть, вот эта рать чиновников, которую нужно кормить, которые сами еще плюс к тому, что кормятся на этом деле, еще воруют, и поэтому у нас, естественно, каждый год - убыточный в сельском хозяйстве".

И еще один нюанс. Всего у фермеров Мордовии имеется несколько десятков малогабаритных мельниц, пекарен, колбасных производств, из них в работе единицы. Чиновники не пускают фермеров именно в переработку: дескать, зачем, если во многих районах есть уже крупные мясокомбинаты, маслосырзаводы, мельничные комплексы. Фермеры по этому поводу уверены - у чиновников в этих предприятиях есть свой интерес. И еще одно: фермеры считают, что главе республики Николаю Меркушкину эти самые чиновники не доносят всю правду о проблемах фермеров. Что, опять вера в доброго царя и плохих бояр? В этой связи планируют фермеры провести массовую акцию в Саранске, Мордовской столице. Хотят приехать на своей технике и разбить лагерь на центральной площади, авось кто увидит и поймет.

В эфире Магнитогорск, Ксения Харламова:

Школа дает ребенку знания, а вот что она забирает взамен? Медики считают, что, получая образование, дети теряют здоровье. Главный педиатр города Надежда Вавилова говорит:

"Мы отмечаем рост патологии опорно-двигательного аппарата. Мы имеем прирост патологии щитовидной железы, мы, к сожалению, имеем большую патологию со стороны сердечно-сосудистой системы, аллергические заболевания возрастают, бронхиальная астма. Конечно, больше стало у нас и язвенных болезней".

По данным санэпиднадзора, в половине школ замеры освещения не соответствуют санитарным нормам, в итоге - количество детей с пониженным зрением увеличивается с 4% в младшей школе до 10% в 9-х классах. Каждая четвертая школа в городе имеет устаревшую мебель, поэтому нарушения опорно-двигательного аппарата имеют 43% первоклассников и 64% выпускников. Этот список может быть долгим, и негативные факторы могут накапливаться. Из-за нарушения режима проветривания прирост заболевания органов дыхания составляет 10% ежегодно. А в целом лишь 5% школьников города считаются здоровыми, 73% имеют отклонения в здоровье и 20% детей до 14-ти лет уже считаются хронически больными.

Но медики сегодня лишь ставят проблему, а решать ее должны учителя, о скудном бюджете которых наслышан каждый. Правда, городское управление образования имеет специальную программу, направленную на улучшение здоровья школьников, но при принятии бюджета на следующий год под нож, как правило, попадают статьи, связанные с ремонтами, приобретением школьной мебели или оздоровительными мероприятиями. Не надеясь на чиновников, директора школ часть проблем решают сами. Единственным отрадным фактом служит то, что сами дети готовы сделать осознанный выбор по поводу здоровья, по крайней мере ученики 9 "Б" класса школы № 26.

"И здоровье, и учеба - это тоже вещь важная. И то, и другое. Что выбрать? Конечно, здоровье. Учиться никогда не поздно, в конце концов, здоровье дороже, с чем ты будешь всю жизнь. Если ты заболеешь, будешь лежать в больнице, никакая карьера тебе не поможет, никакая учеба".

Очевидный выбор детей совсем необязателен для взрослых. В этом году управление образования не получит семи миллионов рублей, необходимых на проведение витаминизации, антиструминовой профилактики и профилактики гриппа. А дополнительно полученные бюджетом средства пойдут на коммунальные расходы.

В эфире Пятигорск, Александр Яковенко:

Сентябрь отмечен подорожанием билетов на поезда дальнего следования. Министерство путей сообщения прогнозирует скачок цен еще как минимум дважды до конца этого года. Но с поднятием цен качество проезда вызывает все больше вопросов. Особенно у пассажиров поезда "Санкт-Петербург - Кисловодск", которые вынуждены самостоятельно защищаться от произвола представителей линейной милиции. Говорит студент пятигорского лингвистического университета Антон Гребнев.

"Мы прибыли в Ростов без двадцати час. Весь вагон спал - начали будить всех пассажиров, и как бы сначала была проверка документов. Они не представлялись ничего, просто в форме трое ребят, с автоматами, со всем, как полагается. После того, как дошла очередь до меня, я дал свой паспорт, они посмотрели, прописку посмотрели, потом сказали: надо проверить вашу сумку. Я говорю - пожалуйста. Потом говорят: надо пройти в вагон, где проводник. Я выхожу из купе, дверь закрывается. Я говорю: почему там, а не здесь? - Ну, так полагается. Полагается, насколько я знаю, совсем по-другому. Прозвучала фраза: ты же знаешь, мы что-нибудь можем "найти", если не пройдешь с нами".

Далее герою нашего сюжета милиционер, проверявший документы, намекнул, что в его вещах могут "найти" что-нибудь незаконное. Стоянка поезда на станции Ростов-на-Дону длится 25 минут. За это время наряду линейной милиции из трех человек надо проверить документы пассажиров и, при необходимости, проверить багаж.

"Насколько я знаю, они ходят по три человека в каждом вагоне, чтобы проверить быстро, потому что всего 16 вагонов. Они прошли и вышли, а до этого одну женщину оштрафовали, она приехала с Украины, и у нее был украинский паспорт, у нее не было визы. Они говорят, что "тебя сейчас с грудным ребенком высадим". После того, как они ушли, она сказала, что заплатила 300 рублей, и они спокойно ушли. Штраф - намного дороже".

Если вы не хотите утомлять себя доказательством того, что ничего незаконного вы не везете, достаточно заплатить несколько десятков - а то и сотен! - рублей. По свидетельству пассажиров, часто пользующихся услугами железнодорожников, такие случаи не редкость. Нашему герою повезло, он изучал российское законодательство и смог мгновенно разобраться в ситуации.

"Поднял несколько человек, собрал около своего купе, где я спал, около своей постели, достал сумку, открыл замок, а теперь - смотрите. Насколько я знаю, нужно, как минимум, трое понятых, чтобы ничего такого не случилось. Они демонстративно закатили рукава, показали всем пальчики, что ничего нет, и сам, как я понял, старший два раза по моим вещам постучал ручкой и сказал: желаю удачи, извините, что разбудили, до свидания. Кто чего-то не знает, сразу достают деньги, им желают удачи, и они уходят".

Выписка из правил проезда на железнодорожном транспорте: "Контроль за соблюдением правил в железнодорожном транспорте возлагается на работников железнодорожного транспорта". Однако получается, что пассажиру необходимо надеяться только на собственные силы и знания, иначе, в противном случае, он рискует, выехав из точки "А", в точку "Б" добраться с большим опозданием и "неожиданными материальными затратами".

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

Нерест семги на реке Печоре вновь сопровождается вспышкой браконьерства. На незаконный лов в Усть-Илимский район едут, в основном, рыбаки буквально со всей республики Коми. Популяция семги в Печоре - на грани исчезновения, но от этого деликатесная рыба не перестает быть лакомой добычей. Говорит заместитель начальника управления "Комирыбвода" Сергей Цагоев:

"В среднем килограмм семги продается 150, а то и 200 рублей за килограмм. Есть за что бороться. Есть такие дельцы из Печоры, из Усинска, из Ухты. В Нарьян-Маре очень сильная мафия".

Нарьянмарскую рыбную мафию, считает Сергей Цагоев, можно сравнивать - по численности и завязкам - лишь с махачкалинской, промышляющей осетра. Границу с республикой Коми рыба переходит, уже изрядно поредев числом. Но здесь ее ждут местные браконьеры, которые последние 2-3 года стали применять новый, очень жестокий способ лова - с помощью электрического тока. Для этого используют мотор лодки или катера, от которого отводят два электрода, затем опускают их в воду. Электрический разряд - и рыба всплывает вся, и крупные, и мальки. Способ простой, эффективный и по-настоящему убийственный для рыбы. Есть и такие специалисты, что ходят с заплечными мешками, где находится электроприбор. Их добыча составляет многие десятки и даже сотни килограммов семги. Браконьеры имеют налаженные каналы сбыта, рыба поступает в рестораны и магазины фактически всех городов республики Коми. Там на нее оформляют фиктивные накладные, и она появляется на прилавке или в меню как прибывшая, к примеру, из Норвегии.

Борьбу с незаконным ловом затрудняет то, что сейчас рыбинспекторы лишены возможности совершать вертолетные рейды. Говорит Сергей Цагоев, заместитель начальника управления "Комирыбвода".

"Очень эффективная вещь, если она регулярно проводится. А у нас получается только фрагментарный вертолетный вылет, потому что финансирования по этой статье нет".

Браконьерство не спускается с уровня, на которое оно взлетело в 92-93-м годах. Председатель комитета "Спасения Печоры" Валентина Семяшкина объясняет такое положение дел, помимо других причин, и обнищанием села.

"Население местное само ловит, потому что кушать очень хочется. Сейчас и на продажу, если попадется, ловят, потому что денег нет".

Уровень жизни в припечорских селах, в том числе, и крупнейшем из них - Усть-Сылме, крайне низок. Работа в колхозах и совхозах оплачивается, в лучшем случае, продуктами, и то - не постоянно. А хорошая рыбина - это полторы-две тысячи рублей, деньги для сельчан огромные.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

В Саратове уничтожена детская художественная школа. Не закрыта, а именно уничтожена последовательными действиями муниципальных властей. Процесс этот начался 13 лет назад, когда с потолка школы обрушились гигантские куски штукатурки. По счастью - ночью, иначе трагедии бы не миновать. С той поры требования капитального ремонта здания оседали в папках руководителей горисполкома, горсовета и, наконец, мэрии. Сменялись политические режимы, руководители города и даже директора школы, неизменным оставался ответ властей - средств на ремонт нет. Художественная школа, открытая в военном 44-м году, тихо угасла в мирное время. Особняк 1860-го года постройки расположен как раз напротив здания правительства области, точнее, целого комплекса ухоженных зданий за высокой резной оградой. В центре комплекса к Дню города в сентябре открыли памятник, именуемый "Сердце губернии" (его автор, кстати, учился в саратовской художественной школе). Нынешние учащиеся провели День города буквально под забором правительства, держа в руках раскисшие от дождя плакаты: "Мы хотим учиться, верните нашу школу".

Школу уже закрывали год назад. Тогда Министерство юстиции, проводившее ремонт в примыкающем к школе здании, отрезало отопление. Говорят, именно этому Министерству приглянулся особняк, или земля под ним. Дети не учились целую четверть. Тепло в классы тогда все-таки дали. Провели обследование здания, оно было признано аварийным. Лицензию на обучение школа не получила, лишь - временное разрешение. На ремонтные работы, по заключению экспертов, нужно было, как минимум, два миллиона рублей. Были выделены деньги, но не два миллиона, а 150 тысяч. Имевший опыт бюджетного финансирования работ УКС начать ремонт под обещание оплаты отказался. Прошел год. Летом в школу были отобраны по конкурсу еще 90 учащихся, все 340 будущих художников 1-го сентября увидели на дверях школы лаконичное объявление "Детям вход запрещен". С той поры каждую субботу сентября школьники и их учителя проводят открытые уроки у глухого забора, огораживающего школу, а потом отправляются с рисунками к зданию правительства. Незамысловатые лозунги, написанные детьми на заборе, на следующий день аккуратно закрашиваются невидимыми работниками муниципалитета. Совесть у власть предержащих чиста, они наконец-то нашли выход из положения - здание будет выставлено на аукцион. Будущий владелец снесет архитектурный шедевр конца 19-го века и на его месте построит новый дом, в котором непременно найдется место художественной школе. Пока же она будет расформирована. Часть детей отправится на окраину города в ДК строителей, другая будет закреплена за художественным училищем. В светлое будущее и идеалиста-спонсора, который построит здание в центре города, чтобы разместить там школу, ни учителя, ни дети не верят, а вот то, что временное расформирование приведет к гибели творческого коллектива школы, несомненно. Да и дети после занятий в общеобразовательной школе вряд ли смогут тратить два часа, чтобы добраться до класса школы художественной. Почему нельзя найти помещение для уникального учебного заведения в центре города, по которому, как раковые опухоли, расползаются министерства и ведомства, - этот вопрос, увы, остается без внимания, как и плакат, который каждую субботу выносит на очередной урок под открытым небом член родительского комитета школы Алла Ефимова. На нем слова: "Страна, в которой учили рисовать так же, как учат читать и писать, превзошла бы вскоре все остальные страны во всех искусствах, науках и мастерствах".

В эфире Самара, Сергей Хазов:

Работники самарских военкоматов оказались не готовы к осенней призывной кампании. Как заявил 26-го сентября военный комиссар Самарской области генерал-майор Сергей Кужилин, работники самарских призывных комиссий в ближайшее время будут вынуждены работать бесплатно, поскольку федеральный бюджет не выделил военкоматам области ни рубля на организацию призыва. Общая задолженность государства перед самарскими военкоматами сегодня превысила 40 миллионов рублей. Когда деньги придут в область - неизвестно. Такое недофинансирование, по словам облвоенкома, приводит к взяточничеству и к недоработкам членов призывных комиссий.

Так же, по словам облвоенкома Сергея Кужилина, ежегодно в Самарской губернии призывают непригодных для службы призывников. Именно по этой причине в нынешнем году из армии были возвращены 25 самарских юношей, первоначально признанных годными к военной службе. Особенно тревожит военных медиков рост числа наркоманов среди призывников. Начальник самарской военной врачебной комиссии, полковник Виталий Пшиевский сообщил, что за время весеннего призыва удалось выявить 608 наркозависимых юношей. За прошедшие полгода в Самарской губернии выросло не только число призывников-наркоманов, но и уклонистов. Осенью военным предстоит разыскивать более четырех тысяч самарцев, не желающих выполнять свой воинский долг.

Елена, фамилию которой по понятным причинам не называю, чей 18-летний сын Андрей призывается в пограничные войска, с возмущением рассказала мне, что она две недели добивалась своего законного права присутствовать вместе с сыном на призывной комиссии в военкомате Промышленного района Самары. Когда я обратился с подобной просьбой в военкомат Промышленного района, дежурный прапорщик не пустил меня дальше порога, заявив, что руководство военкомата будет общаться с журналистом только после разрешения пресс-центра Приволжского военного округа.

Родителей самарских юношей, кроме закрытости работников военных комиссариатов, беспокоит так же и отсутствие в Самарской области общественных организаций, где можно было бы получить грамотную и независимую консультацию по проблемам, возникающим во время призыва в армию.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

В нижегородском Кремле прошла акция протеста представителей малого бизнеса, работников кооператива "Вымпел", выпускающего медицинские приборы - тонометры для измерения давления крови. Кооператив считается предприятием социальной ориентации. В нем работают 400 человек из наиболее незащищенных групп населения - пенсионеры, инвалиды, школьники и студенты. Они пришли в нижегородский Кремль с требованием к чиновникам дать им возможность спокойно продолжать работать.

"Дети работают, инвалиды. Инвалиды работают даже хромые, с клюшками ходят, надомники".

"Мы хотим, чтобы нам вернули наше место, чтобы мы работали. Нам нравится эта работа".

Это говорят участники акции протеста. Они обратились в Комитет по управлению государственным имуществом с просьбой отменить решение о выселении кооператива из подвального помещения Сормовского медицинского училища номер три, где в прошлом году произошел пожар. После этого представители пожарной инспекции потребовали убрать из подвалов арендовавшие помещения посторонние организации, среди которых был и кооператив "Вымпел". Как рассказал Владимир Буров, директор кооператива, его работники помогали училищу ликвидировать последствия пожара.

"У нас после пожара с директором медучилища была согласована реконструкция, мы ее выполнили, затратили много денежных средств".

По рассказам пикетчиков, они привели в порядок подвальные помещения, вывезли земельные завалы, сделали основательный ремонт, оборудовали пожарные выходы, изолировали подвал от основного корпуса училища и даже получили от пожарной инспекции заключение о соответствии противопожарным нормам вновь оборудованного подвального помещения, ставшего, по сути, цокольным этажом.

"Руками все там делали, после пожара все отмывали, все сделали, все как надо. И нас хотят оттуда выгнать. По-моему, это непорядок".

Приведенные в приличное состояние руками и средствами работников кооператива помещение срочно понадобилось его законному хозяину - медицинскому училищу, естественно, для благих целей обучения и воспитания кадров, столь необходимых нашему здравоохранению - зубных врачей. И хотя согласно договору срок аренды еще не истек, кооперативу предложено убраться вон со ссылками на прошлогоднее предписание пожарников: "В целях пожарной безопасности освободить здание от посторонних организаций". Как пояснил директор медицинского училища номер три Владимир Григорьев:

"Мы решаем свои проблемы, проблемы государственного образовательного учреждения, на своей площади мы находимся. Мы можем решать свои проблемы, верно ведь. Его проблемы - это его проблемы".

Теперь кооператив ищет новое помещение.

XS
SM
MD
LG