Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


- Когда чеченка Валентина Мусаева вернется в свой дом?
- Первоклассник Витя Волков работает на Енисее потому, что школа закрыта;
- Легко ли быть амнистированным в Татарстане?
- Бензин в Самаре подорожал, сколько теперь будет стоить хлеб?
- Рожать в кемеровской тюрьме выгодно;
- Нижний Новгород: врачи против энергетиков;
- Красноярск: что отключать в первую очередь - заводы или жилые кварталы?
- Архангельск: кругом тайга, а топить нечем;
- Тырныауз: жизнь после катастрофы;
- Иваново: ядерный взрыв тридцать лет спустя;
- Астрахань: заповедники защищать больше некому;
- Оренбург: дважды раскулаченные.


В эфире Владикавказ, Юрий Бодров:

Среди чеченцев, вынужденных покинуть Чеченскую республику, многие оказались в роли беженцев не впервые. Особенно трагично сложилась судьба у людей преклонного возраста, многие из них уже в третий раз находятся в изгнании. 62-летняя Валентина Мусаева проживает в одном из многочисленных лагерей беженцев, расположенных на территории Ингушетии. Еще маленькую, ее вместе с семьей депортировали в Казахстан. Во время первой военной кампании она покинула Грозный и переехала в Нальчик. Сейчас Валентина Мусаева проживает в лагере беженцев "Магистраль", что на окраине ингушского селения Янтары. Ее семья, состоящая из 23-х человек, ютится в двух металлических вагончиках, с виду больше напоминающих железнодорожные контейнеры. Вот что мне рассказала Валентина Абдулхамитовна:

"Свет без конца выключают, холодно, дети болеют. Приедет Красный крест, даст по несколько таблеток, малышам не дают. Мы в очень тяжелом положении находимся. Я проработала столько лет, была в депутатах 12 лет, заседания, в суде была. Как сына убили, у меня тяжелое состояние сейчас".

Валентина Абдулхамитовна находит в себе силы воспитывать внуков и правнуков - как в свое время на чужбине в далеком Казахстане воспитывали ее. Правда, сетует на то, что сил остается все меньше и меньше. "Внуков как-то выучила, а хватит ли здоровья как-то обучить правнуков - не знаю", - говорит мне пожилая женщина. Потеряв на войне близких людей, погибших под артиллерийским обстрелом минувшей зимой, Валентина Мусаева сильно сдала и пала духом. Это отмечают все родственники, проживающие рядом с ней. К тому же, старая болезнь - сахарный диабет, постоянная нехватка медикаментов, частые нервные потрясения, жизнь в полевых условиях стали брать верх над ее здоровьем.

"Моего сына убили, мама умерла, брата убили. Разрушили мой дом. Я бы хотела, чтобы хоть немножко государство обратило на нас внимание. Нам в Грозный некуда идти, ехать в Грозный, чтобы пенсию получить, мне туда надо сто рублей, оттуда сто рублей, еще там их нет. Неужели из-за какой-то кучки бандитов должен весь народ страдать?"

Валентина Мусаева надеется, что когда-нибудь война у нее на родине закончится, и она сможет в третий раз и уже навсегда вернуться и восстановить свой дом, жить с внуками и правнуками в мире.

В эфире Кызыл, Александр Филатенко:

Не везет детям Кызыла. В прошлом году они не учились три месяца из-за того, что бастовали учителя, которым задерживали выплату зарплаты. А нынче только-только они начали втягиваться в ритм школьной жизни, как вновь грянули незапланированные каникулы. Мало того, что из-за затянувшегося ремонта занятия в большинстве кызыльских школ начались с опозданием, с 11-го октября по предписанию Госсанэпиднадзора из-за низкой температуры в школах города занятия вновь были приостановлены. При положенной норме 20-22 градуса, температура в классах не превышала и десяти градусов. Сейчас, когда в Кызыле выпал снег и ударили заморозки, температура в зданиях школ, как и на дворе, минусовая. Отключены же школы от централизованного теплоснабжения по приказу "Тываэнерго", из-за долгов тепловикам городского отдела образования, которые, на сегодняшний день, перевалили уже за полтора миллиона рублей. Комментируя этот факт, вице-мэр Кызыла Виктор Вусатый, подписавший распоряжение о приостановке учебного процесса в городе, поясняет: то, что вопрос о взаимных долгах по теплу возник только сейчас, это тактический ход со стороны "Тываэнерго". Ни для кого секрет, говорит он, что при наступлении экстремальных ситуаций в наше время легче добиваться выделения денег. Руководитель "Тываэнерго", дочернего предприятия РАО ЕЭС России, Сергей Сараев ссылается на сложную ситуацию на кызыльской ТЭЦ. Запасов угля там осталось максимум на пять дней. На угольном разрезе не произведены работы, на проведение которых необходимо около семи вагонов взрывчатки - ее не на что закупить. А долги потребителей в целом по республике составили семь миллионов рублей. С 21-го октября угольщики вообще прекратили отгрузку угля потребителям. Один из экскаваторщиков угольного разреза Александр Марченко объяснил, что пошли угольщики на этот шаг от отчаяния: им уже 8 месяцев не выплачивают заработную плату. Последний раз выдали аванс два месяца назад, но аванса этого не хватило даже на учебники детям. Угольщики объявили властям ультиматум - пока не будет погашена задолженность по зарплате хотя бы на 40%, акцию протеста не прекратим. Вот такая непростая сложилась ситуация, крайними в которой почему-то оказались дети. Мой сосед, первоклассник Витя Волков, пошел нынче в ту самую школу Кызыла № 1, бывшую вспомогательную школу для умственно отсталых детей, в которой некогда учился Сергей Шойгу. Надо было видеть, как радовался началу учебного года мальчуган, ведь в их школе на личные деньги знаменитого земляка создали первый кадетский класс. Но вот уже третью неделю он ходит угрюмый с утра до вечера на берегу Енисея. "Что ты там делаешь?" - спрашиваю его. "Работаю", - серьезно так отвечает. Слово за слово - и выяснилось, что малыш и впрямь ходит на берег Енисея, благо он рядом, как на работу, помогает лодочникам шестом лодки от берега отталкивать, на которых кызылчане теперь с одного на другой берег перебираются, поскольку мост закрыт на ремонт. Мама Вити, Елена Юрьевна, этим даже довольна. "Хоть не хулиганит, - вздыхает она, - Да и копейка, заработанная им, в доме не лишняя". Потому что сама Елена Юрьевна сейчас находится в вынужденном отпуске без содержания, молокозавод, на котором она работает, временно законсервирован, денег в доме нет.

Всего таких, как Витя Волков, только в первой школе более трехсот человек, но не все, к сожалению, такие работящие как Витя. Милицейские сводки фиксируют все больше случаев задержания малолетних детей и несовершеннолетних, с участием которых совершаются правонарушения. Это и понятно - освобожденным от учебы детям в Кызыле заняться, в общем-то, нечем. А с первого ноября энергетики уже грозят отключением от электроснабжения. Как бы первыми в списке вновь не оказались школы.

В эфире Казань, Ольга Юхновская:

В Татарстане перевыполнен план по освобождению заключенных, в связи с объявленной амнистией. Вместо трех тысяч человек на свободу вышли 3740 бывших заключенных, и это не окончательная цифра, ведь действие указа об амнистии завершается только 26-го ноября текущего года. Среди тех, кого государство вернуло в общество, 322 больных активной формой туберкулеза и 40 ВИЧ-инфицированных. Разумеется, все они поставлены на учет, и им предложена медицинская помощь. Еще несколько десятков больных туберкулезом дожидаются своего освобождения в республиканской тюремной больнице, где они проходят курс интенсивной терапии. Форма принудительного лечения обговорена законом; однако, социальные службы Казани весьма озабочены таким наплывом больных. Редко кто из заключенных готов добровольно лечиться. Поэтому довольно хлопотное это дело - выявлять места жительства бывших зэков и уговаривать их лечиться. В столице Татарстана и без амнистированных хватает таких больных. На учете с активной формой туберкулеза состоят более трех тысяч человек, из них с открытой формой чахотки - 1200.

Республиканские власти провели масштабную подготовку в преддверии амнистии. Государственный комитет по трудоустройству и Министерство социального обеспечения объявили о готовности встречи столь трудных - в социальном плане - людей. Однако работают из 3740 человек пока лишь процентов тридцать, остальные промышляют по-прежнему. В сводках происшествий МВД Татарстана специально отслеживают действия амнистированных. Каждый день на грабежах и разбойных нападениях попадаются по три-четыре человека, и уже более десяти освободившихся умерли в результате передозировки наркотиков. Правоохранительные службы, курирующие ситуацию с наркоманией в Татарстане, отмечают сразу же после начала амнистии резкий всплеск активности как продающих, так и потребляющих наркотики. Из четырехсот обратившихся в поисках работы заключенных трудоустроились только 153 человека в Казани. Министерство социального обеспечения еще только-только начало разворачивать программу социально-психологической помощи. Но все же акцент здесь делают именно на пожилых людях, у которых действительно нет ни близких, ни жилья. Так вот из почти четырех тысяч амнистированных лишь четыре бывших зэка преклонного возраста были определены в дома-интернаты. Пропорция - один человек из тысячи. Самый больной вопрос по-прежнему прописка, без нее не устроиться на работу, но бесплатного жилья и общежитий в Казани для таких людей нет и не предвидится. Милиция же занимается только регистрацией. Получается замкнутый круг. А в Казани тем временем продолжается рост преступности, в особенности детской. Более двух с половиной тысячи подростков задержано за правонарушения в этом году. И последняя цифра - сейчас в 16-ти исправительных колониях Татарстана содержится 18 тысяч человек.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

В Самарской области вновь подорожал бензин. Самый ходовой 92-й сорт бензина на автозаправочных станциях губернии сегодня можно купить по цене от 8,5 до 10-ти рублей за литр. Для сравнения - в сентябре литр того же 92-го бензина обходился самарским автолюбителям в 7 рублей 50 копеек. В областном Комитете по топливу и энергетике не считают возникшую ситуацию критической. По мнению чиновников, бензин в Самаре подорожал по инерции, сразу после того, как башкирские нефтепроизводители, являющиеся основными поставщиками бензина для Самарской области, 7-го октября повысили отпускные цены на свою продукцию. Попытка чиновников сдержать возникший рост цен при помощи другого крупнейшего самарского поставщика горюче-смазочных материалов, нефтяной компании "ЮКОС", оказалась неудачной. Автозаправочные станции "ЮКОСа", продолжавшие и после случившегося 10-го числа подорожания торговать бензином по сентябрьским ценам, были в прямом смысле атакованы самарскими автомобилистами. Спрос был столь велик, что автозаправочным станциям, принадлежащим компании "ЮКОС", приходилось даже приостанавливать работу и ждать, когда подвезут новую партию топлива. Но, даже несмотря на это, рост цен на бензин не мог не сказаться на состоянии экономики Самарской области. Главный продукт питания - хлеб, с 12-го октября подорожал в Самаре на 30-40 копеек и это, как говорят частные предприниматели, только начало. По их словам, они вынуждены повышать цены на продукты, чтобы компенсировать убытки, понесенные ими из-за дороговизны бензина. По этой же причине с 19-го октября в самарском городе Кинель стоимость проезда в общественном транспорте была повышена с трех до четырех рублей. Самарские чиновники прогнозируют, что стабилизировать цены на бензин в регионе удастся лишь через пару месяцев, но и это не гарантировано. Как стало известно, бизнесмены из соседнего с Самарой Казахстана начали сейчас активный вывоз самарского бензина в родную республику. Логика перекупщиков из ближнего зарубежья понятна - литр 92-го бензина в Казахстане стоит не менее 13-ти рублей, поэтому на перепродаже самарского горючего можно заработать сверхприбыль. Вывоз бензина за пределы губернии создает угрозу дефицита, избежать которого, по мнению властей, возможно либо дальнейшим повышением стоимости топлива, либо введением специальных административных санкций. Среди депутатов губернского законодательного собрания даже возникло предложение организовать на границах губернии специальные блокпосты, на которых сотрудники милиции будут предотвращать вывоз топлива из Самары в другие регионы. Не дожидаясь, когда власти, наконец, найдут способ снизить цены на бензин, простые самарцы предпочитают решать возникшую проблему своими силами. Многие автолюбители создают в своих гаражах собственные запасы топлива. Милицией уже задержаны три самарца, пытавшихся украсть молочные цистерны. Как рассказали эти злоумышленники, похитить вместительные емкости их заставило одно-единственное желание - накопить впрок как можно больше дешевого бензина.

В эфире Кемерово, Ирина Сербинова:

16-го октября из женской колонии № 35, что в городе Мариинске Кемеровской области, по амнистии освободилась местная знаменитость - осужденная Саламатова. Прославилась она тем, что сама родилась в этой колонии, 10 лет назад родила там же сына, и вот в этом году - дочь Алену. Всего по амнистии из этой колонии освободилось 350 женщин, еще 200 будут отпущены на свободу в ближайшее время.

Таких колоний, как Мариинская женская, в России всего 8. Особенность их в том, что за колючей проволокой вместе с мамами находятся их дети от рождения до трех лет. Сейчас в Доме ребенка 55 малышей, из них трое новорожденных. Обычно среднее число детей в колонии - 80. Осужденные, прибывающие в Мариинскую колонию, удивляются, что большинство женщин отбывают наказание за убийство. Здесь же содержится еще одна так называемая знаменитость - престарелая мать новокузнецкого людоеда Спесивцева, которая помогала своему сыну заманивать его жертв. Галина Андреева отбывает наказание по редкой в этой колонии статье - мошенничество. Полгода назад она прибыла сюда из барнаульской тюрьмы и вот теперь делится своими впечатлениями:

"На Барнауле преобладают наркотики, наркодельцы несостоявшиеся, а здесь - убийства, убийства. Они люди-то нормальные, молодые девчонки. Ну, в основном, когда мужа, сожителя, брата. Это, правда, страшно".

Дочь Галины Василиса находится здесь в Доме ребенка. Сразу после родов в барнаульском роддоме, куда ее привезли под конвоем рожать, Галине сделали укол в подмышечную впадину, чтобы не прибывало молоко, дочь отправили в детдом. Так что познакомились Василиса и ее мама только спустя полтора года, когда осужденную Андрееву перевели сюда. У осужденных и находящихся под следствием женщин в Кемеровской области есть возможность рожать в межобластной больнице, которая тоже находится здесь на территории колонии. После родов два месяца они могут находиться со своим ребенком, кормить грудью. Потом женщину этапируют в место суда или следствия, а уже осужденные - отправляются обратно в отряд. Эти мамы могут ходить на свидание со своими детьми каждый день, могут устроиться работать в Дом ребенка, правда, бесплатно, но зато - быть постоянно со своим малышом. Однако желающих находится немного. Из 55 мам только 20 ходят на свидание к детям, и только единицы соглашаются помогать персоналу ухаживать за ребятишками, хотя все они освобождены от работы и ничем не заняты в течение дня. Условия содержания детей практически всем мамам кажутся прекрасными; по их мнению, на воле многим живется гораздо хуже. Здесь дети сыты, одеты, получают необходимое лечение, с ними занимаются воспитатели. Администрация колонии выделяет необходимые средства и на питание, и на лечение ребятишек. Но на одежду из федерального бюджета не поступает ничего, поэтому начальник Дома ребенка Татьяна Лучук занимается поиском денег, одежды, ткани, из которой можно самостоятельно сшить пеленки и ползунки. На территории колонии есть свое швейное производство, где работают осужденные, поэтому, когда благотворительный фонд "Возрождение" выделил деньги на ткань, ребятишкам тут же сшили ползунки. Но все равно для самых младших не хватает ни распашонок, ни штанишек, ни постельного белья. Все это уже изношено до дыр. Старшим недавно помог российский детский фонд, привезли каждому пакет с одеждой и обувью, игрушки. А вот малыши практически голышом возятся на голых клеенках в своих кроватях.

Довольно высока смертность детей за колючей проволокой. В 1998-м году здесь была эпидемия сальмонеллеза, умерло 8 детей, в 99-м - пятеро, в 2000-м - четверо. Дети рождаются ослабленными, с маленьким весом, многие - с пороками развития. Причина, как правило - плохое состояние матерей. Сейчас в Мариинской колонии содержится 8 больных СПИДом женщин. Многие больны туберкулезом, практически все - венерическими заболеваниями. "Сифилис у нас распространен, как ОРЗ" - говорят местные врачи. Многие женщины на свободе употребляли наркотики, поэтому даже не знали о своей беременности, и только в колонии обнаруживалось, что они в положении. В местной больнице им предоставляется возможность сделать аборт совершенно бесплатно и на любом сроке, однако практически никто на это не соглашается, потому что беременные и кормящие матери пользуются значительными послаблениями - они не работают, их не наказывают за нарушение режима, они лучше питаются и могут попасть под амнистию или получить условно-досрочное освобождения. Все это - аргументы в пользу того, что нужно все-таки родить. Так что некоторые рожают в колонии по семеро детей, уходят и возвращаются.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

Официально отопительный сезон в Нижнем Новгороде начался четыре недели назад. Однако тепло есть далеко не во всех жилых кварталах, более того, энергетики попытались отключать за долги электричество на взрывоопасных химических заводах, в сельхозакадемии, в воинских частях, дошла очередь и до больниц. В одной из воинских частей выставили вооруженную охрану, чтобы не допустить энергетиков к силовой подстанции. Подобную силовую акцию, только без оружия, предприняли врачи больницы № 39, они не дали энергетикам отключить электричество в больничных корпусах. Об этом рассказал журналистам главный врач больницы Геннадий Токмаков:

"Что такое - отключить электроэнергию в больнице? Ну, во-первых, в реанимационном отделении у нас постоянно находится очень большое количество тяжелых больных, которые находятся на искусственном дыхании. Отключение электроэнергии, будем говорить, это не одномоментно, но очень быстрая смерть. Если бы сегодня действительно отключили электроэнергию в больнице, я считаю, что минимум человек десять уже были бы на том свете".

Дело дошло до городской прокуратуры. Нижегородский мэр Юрий Лебедев считает действия энергетиков незаконными:

"Я отправил документы прокурору города и с ним переговорил по возбуждению уголовного дела по статье 215 уголовного кодекса - угроза жизни и здоровью людей, причем умышленная".

Сотни человек на два часа перекрыли Казанское шоссе из-за холода в их домах. Медики уже отмечают рост простудных заболеваний, а тем временем генеральный директор "Нижновэнерго" Алексей Санников настаивает на своем:

"Будет проплата за текущую энергию - будет текущая энергия. Другого не дано. И почему-то не собирается чрезвычайная комиссия тогда, когда хлебозавод не дает хлеб бесплатно для больниц и для детских садиков".

Разборки чиновников продолжаются, а население остается без тепла и энергии.

В эфире Красноярск, Александр Макаров:

В Красноярском крае - очередной энергетический скандал. После предупреждения диспетчерского центра РАО ЕЭС России о сокращении поставок электроэнергии на 10%, акционерное общество "Красноярскэнерго" предельно ужесточило требования к основным должникам - крупным промышленным предприятиям. Полностью было прекращено энергоснабжение Красноярского целлюлозо-бумажного комбината. По версии энергетиков, его долг вместе с пени составлял около трехсот миллионов рублей. Остановился химический комбинат "Енисей", он должен более 90 миллионов. Кроме того, энергетики предложили добровольно снизить потребление электроэнергии красноярскому алюминиевому заводу, причем настолько, что генеральный директор предприятия Виктор Гейнц, в буквальном смысле этого слова - схватился за голову. Если выполнить это требование, ему придется остановить треть электрозеров - печей для выплавки алюминия. По словам Виктора Гейнца, убытки предприятия составили бы в этом случае полтора миллиарда долларов. "Проще новый завод построить", - заявил он журналистам.

Немудрено, что руководства КРАЗа категорически отказалось добровольно ограничить энергопотребление, а заставить предприятие сделать это энергетики пока не могут.

В красноярском Арбитражном суде сейчас находится иск КРАЗа, Красноярской железной дороги и Ачинского глиноземного комбината - на неправомерность последнего повышения тарифов на электроэнергию. Суд распорядился до принятия решений по этому делу подачу электроэнергии на предприятия-истцы не ограничивать, а оплату за электроснабжение взимать по старым тарифам. Генеральный директор "Красноярскэнерго" Михаил Кузичев прокомментировал случившееся весьма кратко: "КРАЗу выгодно как можно дольше не платить по новым тарифам". По его словам, Красноярский алюминиевый завод, в противном случае, должен был бы дополнительно платить энергетикам в год что-то около четырех миллионов долларов. Даже если руководство предприятия потратит два миллиона долларов на суды, все равно они не внакладе. Причем, с арбитражными судами шутки плохи. Недавно стало известно, что Михаил Кузичев оштрафован на 200 минимальных окладов за то, что, вопреки судебному решению, дал распоряжение ограничить подачу пара на ЦБК. ситуация обострилась настолько, что в конфликт вмешалась администрация края - причем, на стороне энергетиков. Губернатор Александр Лебедь заявил, что износ основного оборудования красноярской энергосистемы уже достиг 70%. "Через несколько лет нам уже будет все равно, по какой цене мы будем замерзать, поэтому на энергетиков сердиться не надо", - считает глава Красноярского края. Он подчеркнул, что основной должник "Красноярскэнерго" - это Красноярский алюминиевый завод. Александр Лебедь напомнил, что алюминиевый завод до сих пор не заплатил энергетикам 3,2 миллиарда рублей за то, что несколько лет пользовался электроэнергией по заниженным тарифам.

Жители же края сейчас стараются помалкивать. Раньше особо энергичные граждане писали всевозможные петиции, чучело Чубайса жгли, провели демонстративный штурм здания "Красноярскэнерго": дескать, знайте - от народного гнева вас ничто не спасет. Сейчас же народ безмолвствует. Это объясняется просто - красноярский энергонадзор заявил, что существует только два варианта решения этой проблемы: либо энергетики любой ценой собирают долги с промышленных предприятий, либо они составляют план веерного отключения электроснабжения в жилых кварталах. Судя по всему, многие красноярцы уже сделали свой выбор. Сейчас восстановлено энергоснабжение на целлюлозно-бумажном комбинате и химкомбинате "Енисей". "Красноярскэнерго" всерьез взялась за алюминиевый завод, а краевая администрация готовится к встрече с Анатолием Чубайсом.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

Для многих жителей таежной Архангельской области запастись дровами на долгую северную зиму стало настоящей проблемой. Конечно, если есть деньги и если есть поблизости какое-либо лесоперерабатывающее предприятие, то купить пару машин березовых или еловых чурок можно без особых хлопот. Правда, пенсионеру на это придется потратить примерно две месячные пенсии. А как быть тому же сорокалетнему Андрею из деревни Косково под Архангельском, который уже более двух лет без работы и перебивается случайными заработками только на хлеб? Вот он и вынужден рубить лес самостоятельно и безо всякого разрешения прямо за околицей, чтобы ближе было носить на плечах тяжелые бревна. Не замерзать же в холодной избе, когда кругом леса.

Такие самовольные порубщики здесь - через одного. Весь окрестный лес в их отметинах, в свежих и в старых, уже трухлявых пнях. В принципе, заготовить дров можно и легально. Каждый местный житель имеет право на 15 кубометров леса на корню, причем, пенсионерам он отпускается бесплатно. Однако делянки выделяются неблизко. Так, в деревне Вайново они находятся в двадцати километрах от дороги. В Каскогорском сельском совете разъяснили, что 13 местных деревень дровами снабжает предприятие в поселке Бобровский рейд. Кубометр дров стоит там сто рублей. На отопительный сезон нужно примерно десять кубов. Ко Дню победы в этом году всех ветеранов на территории сельсовета смогли обеспечить дровами бесплатно. Но таких счастливчиков, увы, немного. Главного лесничего управления лесами Архангельской области Дмитрия Трубина беспокоит не столько самовольная заготовка дров в деревнях (понятно, что зачастую людям иначе просто не выжить), а масштабный теневой бизнес лесозаготовок. По его оценкам, в год в области незаконно вырубается примерно 15 тысяч кубометров леса. Дело это прибыльное, и бороться с ним трудно. Перекупщики платят безработным местным мужикам примерно по двести рублей за заготовку машины бревен, а перепродают на лесопильные предприятия уже за 6, а то и 10 тысяч рублей. Для охраны лесов были вынуждены нанять даже 23 милиционера. Но, как говорится, к каждому дереву сторожа не приставишь.

Последние зимы жители благоустроенных квартир в Архангельске, вынужденные ходить дома в валенках из-за хронической нехватки топлива на единственной в городе ТЭЦ, с завистью поглядывают на обитателей деревянных домов с печным отоплением. Но зря завидуют. По словам начальника государственного топливного предприятия, что обеспечивает город дровами, Александра Невзорова, сейчас в Архангельске осталось примерно десять тысяч печей. Почти столько же, сколько 10 лет назад, но дров его предприятие стало продавать вчетверо меньше. Значит, люди просто экономят и не протапливают жилье до комфортного тепла. Причина - та же, что и в деревнях: дорого. Машина дров (а на зиму их нужно, напомню, как минимум две) для пенсионеров со скидкой стоит, в среднем, 500 рублей, а для остальных - почти вдвое дороже.

В эфире Тырныауз, Александр Яковенко:

Около трех месяцев назад умирающий кабардино-балкарский город Тырныауз стал эпицентром природной стихии и человеческой трагедии. Мощные селевые потоки разрушили жилые дома, административные здания, а центральная часть города оказалась полностью затоплена. Только к октябрю воду удалось отвести. Компенсацию за утерянное имущество в размере 13 200 рублей получили 780 семей, остальных вселили обратно в собственные квартиры. По мнению специальной комиссии, дома, находившиеся почти два месяца в зоне затопления, оказались пригодными для жилья. Исключение сделали только для первых этажей, решив их укрепить. Говорят жильцы дома № 54 по Эльбрусскому шоссе:

"Мы жили в профилактории, в гостинице. Всех нас оттуда попросили уйти и занять свои квартиры прежние. И больше нам никакой помощи не оказывают совершенно".

"Администрация просто на наш дом махнула рукой, если честно так признаться. Сами зайдите в подъезд, посмотрите, тут проваливаются полы, тут упали ступеньки. Администрация в курсе. Признали, что мы не пострадавшие. У нас компенсации выплачиваются только вторым этажам, кого подмочило, а нам абсолютно ничего, хотя мы живем в такой антисанитарии".

- Вы не боитесь жить в таком доме?

- "У нас выхода нет. Нам ничего не предоставляют больше. Мы живем, потому что это наш дом".

В подвалах и подъездах домов находится вода, от этого - сырость в квартирах и резкий запах канализационных испарений. Возмущенные жители подчеркивают, что комиссия, подписавшая бумаги о пригодности этих домов для жилья, грубо нарушила строительно-эксплуатационные нормы. В отчете значится, что дома находились в воде 10 дней - против фактических 50-ти. Если по заключению все той же комиссии многоэтажки находились в воде более десяти суток, они уже требовали серьезных восстановительных и ремонтных работ или вообще могли оказаться непригодными для проживания. Говорит жительница дома № 1 по Баксанской улице Фатима Тузиева:

"Мы неоднократно ходили в Белый дом с тем, что непригодно жить в наших домах. Сказали, что трещины по четвертым этажам пошли, прямо в квартирах у нас. Но нам сказали они - этого не может быть. Ваш дом очень устойчивый, идите живите. Они просто отмазались от нас. Потому что нам негде было жить, мы заселились в свои квартиры и живем. Они рады этому стараться".

По ночам жителей этих домов будит треск железобетонных конструкций. В конце этой неделе в Тырныаузе в эксплуатацию сдается еще один многоквартирный жилой дом, но это только для тех, кто потерял свои квартиры. Для тех, кто может лишиться их в ближайшее время, строчки в бюджете не существует. Дома стоят, а значит - проблемы нет. Местная администрация говорит, что в результате стихии город получил мощный экономический толчок для развития производства. Журналистам показывают строительство нового рынка, который будет находиться всего лишь в нескольких десятков метров от домов, жители которых боятся заходить в собственные квартиры.

В эфире Иваново, Елена Смагина:

Объект "ГБ-1" - "Глобус-1", в секретных документах он появился в 1971-м году. Всего в 12-ти километрах от берега Волги в районе деревни Галкино Кинешимского района 30 лет назад прогремел ядерный взрыв. Предполагалось, что он будет подземным, но образовалась воронка, и взрыв вышел наружу. С 64-го по 88-й год на ветке от центрального района до Воркуты был произведен 81 подземный ядерный взрыв с целью выявления сейсмического движения земной коры и нефтяных месторождений. Из 81-го взрыва неудачных оказалось два - в Якутии и в Ивановской области. В Якутии сразу же была разработана и начала действовать программа по оздоровлению нации Якутии. В Ивановской области не позаботились даже о том, чтобы изолировать опасный участок. 20 лет власти делали вид, что ничего страшного не произошло, лишь в 90-м году, когда область вышла на одно из первых мест по онкологическим заболеваниям, "Глобус-1" попал в поле зрение областного центра санитарно-эпидемиологического надзора. В течение 10-ти лет работники центра проводили ежегодные исследования в Кинешимском районе. В последние годы люди, берущие на анализ пробы почвы, подвергаются сильному облучению. Над местом взрыва образовалась опасная зона радиусом 50 метров. Общая площадь загрязненной территории - порядка 450-ти квадратных метров. В последнее время резко увеличился выход радионуклидов на поверхность. Если в 97-м году радиационный фон составлял полтора м/рентгена в час, в 99-м он вырос до 3,7, а в 2000-м году составил 6-9 м/рентген в час. Местная администрация получила предписание огородить опасный участок, однако денег на это никто так и не выделил. Через зараженную зону проходит дорога между соседними селами. На водопой к болотцу, образовавшемуся на месте воронки, приходят кабаны, лоси и другие животные. Но угрозу получить дозу от зараженного мяса далеко не самое страшное. Всего в двухстах метрах от места взрыва протекает река Шача, ее берега постоянно подмываются. За последние 10 лет русло реки приблизилось к месту взрыва на 50 метров. Шача впадает в реку Недугу, которая всего через несколько километров вливается в Волгу. За 30 лет прошел лишь этап полураспада радионуклидов, полностью распад завершится через три столетия. Для того чтобы русло Шачи вплотную подошло к воронке, времени нужно гораздо меньше.

Это - одна сторона медали. Другая: благодаря ивановскому взрыву были обнаружены мощные нефтеносные горизонты в Костромской, Ярославской и Вологодской областях. В недалеком будущем эти регионы смогу значительно обогатиться, благодаря разработке месторождений. Однако вряд ли тогда кто-то вспомнит о том, какую цену заплатили за это их соседи.

В эфире Астрахань, Владимир Тимков:

После упразднения Комитета экологии геологи начали проводить промышленную разведку на территории астраханского заповедника. 9-го октября охрана Богнинско-Боскунчанского заказника обнаружила на охраняемой территории рабочих, проводивших буровые работы. На территории заповедника стоял вагончик, рядом была развернута техника. Согласно федеральному закону, заказник является особо охраняемой территорией, где любая хозяйственная деятельность запрещена. В отношении нарушителя, начальника отряда приволжской гидрогеологической экспедиции Эльвины Скосаревой, был составлен протокол об административном нарушении. Начальник отряда геологов объяснила свое нахождение на территории заповедника тем, что геологическое задание на бурение бишофита выдано астраханским комитетом природных ресурсов и утверждено председателем комитета Николаем Ворониным. Причем, геологи знали, что бурить придется на заповедной территории, как знали они и о том, что экологи категорически против этого. Ранее начальник геологической экспедиции обращался с официальным письмом в Комитет экологии и получил отказ. Однако после того, как согласно президентскому указу от 17-го мая Государственные Комитеты экологии упразднили, а их функции передались Комитету природных ресурсов, было принято решение провести геологическую разведку на заповедной территории. При этом геологи, видимо, исходили из того факта, что теперь структуры, которая могла бы их остановить и защитить заповедник от ведения промышленной деятельности, в Астрахани нет. Формально эти функции передали комитету природных ресурсов, но основная деятельность этого комитета состоит в использовании, а не охране природы и ее ресурсов. И как видно на этом примере, охранять природу от промышленного загрязнения пока некому. Но в настоящий момент некому даже оценить ущерб, нанесенный природе заповедника действиями геологов. Еще одна структура, призванная защищать чистоту природы, природоохранная прокуратура, в этом деле тоже помочь не может. Как ответили в природоохранной прокуратуре, они занимаются уголовными делами, связанными с экологией. Это же дело административное и находится в ведении комитета природных ресурсов. Надо сказать, что в Астрахани и раньше экологическая обстановка оставляла желать лучшего. Комитет экологии не мог даже самостоятельно осуществлять сбор проб воздуха, и вынужден был полагаться на результаты, предоставляемые основным загрязнителем воздуха в нашем регионе Аксарайским газоперерабатывающим заводом. Теперь же комитета экологии просто не существует.

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова:

Дважды раскулаченной называет свою сестру Валентину Гура москвичка Мария Зайцева. Только теперь, спустя 70 лет, начинают съезжаться на родину в село Кордоилово Оренбургской области рассеянные по всей России потомки шести братьев Нестеренко. Их семьи в числе 306 других семей этого процветавшего некогда села в 30-е годы были репрессированы, высланы из Кордоилова. О судьбе своей раскулаченной семьи рассказывает Мария Зайцева, внучка расстрелянного в 37-м году Ивана Нестеренко, бывшего регента хора местной церкви:

"Мои родители переезжали много раз. Когда их выселили из своего дома, ночью бежали, а днем прятались в кустах, потому что были напуганы вооруженными всадниками на конях, которые их на телеге вывозили из Кордоилова ночью. Мама говорит, куда бежим - не знаю, можем обратно в Кордоилово прибежим. А время уже - конец сентября, октябрь, холодно, зори. А когда из домика выгоняли, сестре моей было год два месяца. Одеялко берет ребенка завернуть, а у нее одеялко из рук вырывают, не дают взять, уж не говоря о куске хлеба. Добежали до какого-то села, нашли заброшенный дом. Четверо детей, два мужчины, одна мама, женщина. Перезимовали они в этом заброшенном доме. Уехали на Украину. С Украины они опять на Оренбургскую, потому что на Украине свой 34-й год был такой страшный. Вернулись с Украины в Оренбургскую область, в одном месте жили, в другом, в третьем. Нет страшнее судьбы человека, выгнанного из собственного дома. Всю жизнь в слезах. Мама убирала с вопросом - за что?"

"Мои родители, так называемые кулаки, - вспоминает Мария Зайцева, - были просто трудоголиками. Выходили весной в поле, когда еще не сошел снег, а уходили осенью, когда уже падал первый снег. Теперь так не работают", - добавляет она. О семье каждого из многочисленных детей братьев Нестеренко можно написать целую книгу. Имена троих из них - Ивана и двух Василиев, расстрелянных в 30-е годы, - занесены вместе с еще 24 именами замученных и расстрелянных в годы репрессий кордоиловцев в областную Книгу памяти. Из шести братьев лишь один чудом избежал расстрела или ссылки. Офицер Белой армии Степан Нестеренко умер в чине полковника в Сиднее, в Австралии. Своих родственников в России он сумел найти лишь в 67-м году, но писал, вспоминает его племянница Мария Зайцева, очень осторожно, боясь навредить семьям. Страх, впитанный потомками репрессированных с молоком матерей, давал о себе знать даже в начале 90-х годов. Тем более, что:

"Живы еще те, которые на иконах плясали, разоряли все" - утверждает Валентина Гончарова, сестра Марии Зайцевой. А вот как вспоминает Мария свою встречу с домом деда:

"Когда в 94-м году вышел закон о реабилитации жертв политических репрессий, мы с сестрой осмелились и приехали сюда, в Кордоилово. А сестра уже сюда на машине приезжала. Моих родителей привозили, но они из машины даже не вышли, проехали по селу, вот так были запуганы репрессиями, и уехали из села. И сестра поэтому знала, что это дедушкин дом".

В этом доме долгие годы был сельсовет, сейчас тут - молитвенный дом местной церковной общины. И сестры считают его очистившимся от поругания.

А вот еще одной сестре Марии - Валентине Гура - повезло меньше, там до сих пор находится сельская почта. Несмотря на вышедший в 94-м году закон о реабилитации жертв политических репрессий, возвратить имущество родителей Валентине Гура не удалось, даже после того, как она нашла в родном селе свидетелей, вспомнивших ее родителей. Слишком много вложено в перестройку этого дома - заявили ей местные власти. Мария описала историю сестры в местной районной газете, статья так и называлась "Дважды раскулаченная", но делу она не помогла. Валентина по-прежнему живет за сотни километров от родного дома.

XS
SM
MD
LG