Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:


- Сыктывкар: в тылу как на войне;
- Саратов: на свободу с чистой совестью, но без денег;
- Ставрополь: на что хватает пенсии;
- Благовещенск: медики по совместительству;
- Нижний Новгород: сестры милосердия нуждаются в зарплате;
- Архангельск: запасы на зиму съедены осенью;
- Пермь: свалка у святого источника;
- Псковский учитель, докажи свой статус через суд;
- Чебоксарских должников вышлют в общежитие;
- Маленькие хитрости волгоградских механизаторов;
- Как выжить фермеру в Тульской области;
- Почем астраханский бензин для народа;
- Легко ли жить в магнитогорском кооперативе;
- Информационная война в Костроме в канун губернаторских выборов.


В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

Солдатам, возвращающимся из Чечни в республику Коми, дома приходится решать новые проблемы и многие из них напрямую связаны с войной, с которой они вроде бы уже распрощались. Максим, он просил не называть его фамилии, приехал домой в Сыктывкар в июле. Впрочем, дом для него понятие весьма относительное. Он сирота, воспитывался в доме-интернате и сейчас проживает у друзей. Единственный реальный шанс обзавестись жильем - это купить хотя бы комнату в малосемейке на так называемые "боевые", которые ему причитаются. Однако после демобилизации прошло уже около четырех месяцев, а денег пока нет.

"Если сам, без помощи офицеров, то ты будешь увольняться очень долго. А если через кого-нибудь, через влиятельное лицо, обязательно, конечно, надо взятку дать. К нам подошли и сказали: я вам сделаю, уволю, все как полагается, и деньги вы получите на руки, но каждый месяц по пять тысяч".

По пять тысяч - это с боевых за каждый месяц, проведенный солдатом в Чечне. Максим получил деньги только за два месяца и отдал десять тысяч майору-правоведу. Солдат из республики Коми попал в Чечню спустя год службы, его часть стояла в Аргунском ущелье. Он уходил в армию еще до второй чеченской кампании, пошел по собственному желанию, поверив поговорке, что армия делает человека мужчиной. Хотя была вполне легальная возможность службы избежать.

"У меня болезнь почек - пиелонефрит. Нельзя ни спортом заниматься, вообще ничего нельзя. Интересно было, никто меня не толкал. Хотя многие говорили: "коси" от армии, там нечего делать. Я пошел и пожалел, что пошел. Время только убил".

Война перевернула все взгляды Максима на жизнь. Оказалось, что его представления были очень далеки от реальности. Причем, он считает, что ему еще повезло, он служил в разведроте, другим приходилось гораздо хуже.

"Нас отправили человек пять с вещмешками, а в вещмешках - продукты. Пока шли, на хребту еще пехота сидела, это не пехота, это не люди, это как будто Тарзан, можно сказать, дикие все, голодные, худые, глаза большие. Все "стреляют" курить или чего-нибудь покушать. В это время в штабе у офицеров на столе водочка стояла, масло, огурчики".

В собственной части у Максима, как везде, воровство - обычное дело. Крадут и продают все, что можно, от продуктов до оружия и боеприпасов. Не гнушаются и мародерства. Особенно ему запомнился один полковник, персонаж просто сказочный.

"Он был как кот Базилио, черные очки носил, с тросточкой ходил. Он берет разведроту, человек 15, грузится на БТР, а за БТР идет еще "Урал". Вот они заезжают в деревню, по домам проходят и собирают новую мебель, новую одежду, новую посуду, хрусталь, все, что домашний быт собирают, абсолютно все новое. Солдаты все это ему грузят и увозят. Он несколько ходок делал".

Но бывают и совершенные нелепости.

"Послали в один квадрат разведроту и разветбат послали. Нам не сказали, что разведбат пойдет, а им не сказали, что в этом квадрате мы, разведрота. Те подумали, что мы - чеченцы, а мы подумали, что они - чеченцы, и завязалась битва, в итоге с нашей роты пацаненку в глаз попала пуля, три месяца кома - и умер".

Та же картина войны, которую общество узнает из газет и телевидения, совершенно не совпадает с реальностью. Максим видел сам, как готовятся материалы некоторыми журналистами.

"Корреспонденты прилетают и где-то человек десять в новой форме, "Снежок" называется, автоматы новые, все новое у них. И вот они идут, видят какой-то разрушенный дом, распределяют роли, выскакивают, стреляют. Эти корреспонденты сняли, погрузились и улетели".

Получит ли боевые деньги Максим, по-видимому, выяснится нескоро. За помощью он обратился в Коми республиканский Комитет солдатских матерей, как и еще более двадцати других солдат, которым не заплатили причитающиеся им деньги.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

На свободу с 69-ю рублями в кармане вышел бывший заключенный Юрий Этгардт. Туберкулезный больной, он освобожден по амнистии из балашовской колонии Саратовской области. 60 рублей ему выдано на билет до Саратова, 9 на питание. Этих денег хватило на булку хлеба и несколько сигарет поштучно. "Мать от меня отказалась, домой не пускает, - говорит Юрий. - Воровать больше не хочу, а что делать, куда идти - не знаю". Это разговор в приемной у уполномоченного по правам человека в Саратовской области Александра Ландо не первый. С начала амнистии к нему за помощью обратились более десятка человек. Всего же в Саратовской области амнистировано около восьми тысяч заключенных, треть из них, по статистике, скоро вновь окажется в местах не столь отдаленных. И причина этого не только в патологической тяге к преступному образу жизни. Когда-то колонии недаром назывались "трудовыми" - заключенные, отбывающие срок, работали и выходили на свободу, имея на счету средства, позволяющие начать жизнь с нуля. Сегодня у многих нет денег на то, чтобы оформить утраченный паспорт. Безработица за решеткой развращает, безработица на свободе не дает шансов получить бывшему зэку рабочее место.

Конечно, к амнистии в Саратовской области готовились. На заседаниях областного Совета безопасности говорилось о необходимости изыскания средств и создания внебюджетного фонда. Закончилось все, по словам Александра Ландо, тем, что средства эти пришлось выделять из бюджета обнищавшей системы исполнения наказаний, порой за счет зарплаты ее сотрудников. Александр Ландо уже не раз выходил с предложением к губернатору области о создании сельскохозяйственных приютов, где можно было бы жить и работать тем, кто оказался на свободе без средств к существованию и помощи близких. В районных администрациях должны быть конкретные сотрудники, занимающиеся оформлением документов и трудоустройством бывших заключенных. Предложение одобряется, дело не двигается с мертвой точки. Казалось бы, о чем теперь говорить - скоро последняя партия амнистированных выйдет на свободу, но проблема, увы, останется.

Николай Рюмкин был освобожден из-под стражи прямо в зале суда, ошеломленный от внезапно обретенной свободы немолодой уже человек оказался на улице в летней одежде без копейки в кармане. Кто-то подсказал ему адрес приемной уполномоченного по правам человека. Здесь пришлось экстренно искать спонсоров, чтобы оплатить Рюмкину теплое белье, одежду и билет до районного центра Красноармейска. Пока он, как и Юрий Этгардт, находится на лечении в противотуберкулезном диспансере. Как сложится их судьбы и надолго ли хватит зарока никогда не воровать - покажет время. Хотя вряд ли стоит серьезно рассчитывать на благоразумие нищего и голодного человека.

В эфире Ставрополь, Лада Леденева:

С первого ноября текущего года увеличены размеры пенсии ровно на 10%. Сергею Александровичу сегодня принесли новую пенсию, она на 37 рублей больше, чем обычно. Он инвалид детства, однако, в свое время много лет проработал на предприятии, теперь совсем плох, единственное средство общения с людьми - телефон.

"Передвигаюсь на костылях, могу метров сто-двести пройти".

Этому 46-летнему человеку приходится жить на зарплату жены. Только за первое ноября этого года в Ставрополе пенсию с 10% надбавкой получили более трех тысяч человек. Говорит Виктор Горобец, директор кооператива "Ветеран":

"Минимальный размер социальной пенсии будет составлять 453 рубля 15 копеек, а пенсия по старости максимальная 965 рублей 17 копеек. Инвалиды и участники Великой Отечественной войны, у них идут надбавки, полностью они будут получать в пределах 1659-ти рублей".

Нынешний пересчет пенсий можно считать законным с одним "но". Говорит Светлана Бриус, начальник отдела по назначению и распределению пенсий:

"Это повышение - непредвиденное. И - в результате того, что какие-то лишние деньги были у Пенсионного фонда".

Лишние деньги у Фонда - результат сбора налогов. Чиновники же, отвечающие за выплату пенсий, дали понять, что вовремя выплачивать пенсии будут два месяца.

"Мы даем гарантии до конца года, пока мы собираем эти деньги".

В 2001-м году своевременность выплаты пенсий будет зависеть от налоговиков. Они будут отвечать за сбор единого социального налога. Пенсии обещают поднять на 40%, может тогда Сергею Александровичу хватит денег на лекарства. Сегодняшние 10% пенсионеры называют символической костью. Говорят, что за добавку можно купить пару буханок хлеба и бутылку, чтобы выпить за здоровье, которого нет.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:

О том, что в Амурской области есть обширные северные территории и жители этих мест брошены на произвол судьбы, вспоминают только во время предвыборной борьбы на различных уровнях. Именно в это время находятся все необходимые средства и вертолеты, которые доставят на окраины бюллетени и урны для голосования, а заодно, если будет возможность, заберут оттуда тяжелобольных людей. В период между выборами обитателям медвежьих углов рассчитывать на помощь извне очень трудно. Санитарная авиация, созданная в Амурской области в 39-м году, с 90-х годов существует только на бумаге. Работники этой службы на все экстренные вызовы добираются на автомобилях. Но такая практика приемлема только на юге Приамурья, где сравнительно небольшие расстояния и достаточно хорошие дороги. Север и северо-запад области это бескрайние просторы горной тайги, куда на автомобиле добраться просто невозможно. По словам заведующей отделением медицины и катастроф Валентины Садчиковой, ее служба неотложных случаев сама вынуждена просить помощи у других организаций. И после всех согласований разрешения предоставления авиатехники, время зачастую бывает упущено. Когда надо было одновременно вывозить из поселка больную сахарным диабетом десятилетнюю девочку в очень тяжелом состоянии, а из Шимановска - годовалого ребенка, которого можно было спасти только в условиях стационара, работники амурской санавиации через большие инстанции пробивали разрешение задействовать вертолеты благовещенского погранотряда. Но у военных не оказалось горючего. Попросили в МЧС. Успели забрать обоих детей и доставить в областную больницу, но девочку спасти уже не удалось. Когда надо было срочно лететь к младенцу в поселок Экимчан, чтобы удалить инородное тело в бронхах, разрешение на использование военного вертолета медики добивались в Хабаровске у командующего Дальневосточным военным округом.

Все без исключения ЧП в отдаленных районах Амурской области для сотрудников отделения медицины и катастроф начинаются с поисков техники и помощь им оказывают организации, весьма далекие от медицины. Так, самолеты и вертолеты предоставляет космодром "Свободный", недавно был заключен договор со службой авиационной охраны лесов. А что же делать, когда и в этих организациях задействована вся техника?

Баллотируясь на пост губернатора Амурской области в 96-м году, Анатолий Белоногов много говорил о проблемах северных территорий, и жители районов как раз и принесли ему большинство голосов. На предстоящих выборах главы администрации Приамурья кандидаты обязательно разыграют эту карту. Но сможет ли кто по-настоящему решить проблему, говорить пока не приходится.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

Недофинансирование отечественного здравоохранения поставило на грань полного кризиса когда-то гордость нижегородской медицины - межрегиональный центр сердечно-сосудистой хирургии. Построенный 15 лет назад, нижегородский кардиоцентр стал базой для проведения уникальных хирургических операций на кровеносных сосудах и на сердце. Он был оборудован новейшей аппаратурой и собрал в одной организации лучших кардиохирургов региона. Но за 15 лет аппаратура морально устарела и физически износилась, а постоянный дефицит денег привел к тому, что теперь практически ни одна операция не обходится без хотя бы частичной ее оплаты пациентами. Об этом и о других бедах кардиоцентра рассказал недавно на пресс-конференции главный врач Владимир Соколов. Только на обновление оборудования требуется 15 миллионов долларов, не хватает денег и на медикаменты. Число ежедневных операций снизилось вдвое. Получаемая от пациентов плата позволяет лишь погашать долги по коммунальным платежам. О развитии уникального кардиоцентра речь и не идет. Проблемой остается и низкая зарплата медицинского персонала, это относится ко всем больницам региона. Платят катастрофически мало и врачам, и медсестрам, и санитаркам, получающим всего около двухсот рублей.

"Как этой бедной санитарке за такую зарплату приходится и носить больных из операционных, и убирать грязь за ними".

Рассказал Олег Сопелкин, главный хирург районной больницы. А зампредседателя облсовпрофа Валерий Головкин поведал о таком случае:

"Когда им выдали деньги, 515 рублей младшей медсестре, санитарочке, так она расплакалась, она никогда денег таких не держала сразу вместе - 500 рублей".

Но и эту скромную зарплату выдают с задержками на месяцы.

"Получала зарплату за август месяц под расчет. Выдается зарплата к празднику какому-нибудь или к выборам очередным".

Так говорят медсестры. О бедственном положении медиков сообщают и профсоюзы.

"Это - люди, которые живут далеко за той кризисной чертой бедности. Они не могут прокормить ни себя, ни своего ребенка. Поэтому во всех документах, которые мы получаем, просто звучит настоящее отчаяние".

Это рассказала Людмила Лукичева, руководитель профсоюза медиков. Однако на повышение зарплаты в этом году можно не надеяться, поскольку в бюджете на это нет денег. Тем временем в нижегородских больницах не хватает половины санитарок, а финансирование противотуберкулезных учреждений из Фонда медицинского страхования и вовсе прекращено.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

В труднодоступном Шенкурском районе Архангельской области, в котором живут около 22-х тысяч человек, закончилось топливо, запасенное на зиму. Должны были завезти больше, но не хватило денег. По данным областной администрации, Шенкурскому району нужно срочно 1350 тысяч рублей на закупку нефтепродуктов, без которых вот-вот встанет транспорт, и прекратят работу дизельные электростанции в дальних деревнях и рабочих поселках. Однако приобрести топливо еще полдела, доставить его по назначению сейчас большая проблема. Навигация на архангельских реках закончилась, а дороги ко многим населенным пунктам станут проезжими, только когда их скует мороз, то есть обычно - к январю. Завоз грузов в районы дальнего севера Архангельской области, а таких здесь официально 8, прекращен до открытия этих самых зимних дорог. В целом ситуация в так называемых завозных районах оценивается как критическая. Здесь сумели запастись припасами лишь примерно на половину от потребностей на зиму. По словам заместителя генерального директора департамента транспорта и связи администрации Архангельской области Николая Молчанова, за время сезона доставки грузов водным путем, северные, труднодоступные территории сумели полностью обеспечить только каменным углем на долгую зиму, а вот нефтепродуктов доставили лишь немногим более 40%, на большее не хватило денег, поскольку с начала года топливо подорожало более чем в три раза. Виноваты в этом во многом сами администрации северных районов, считает Николай Молчанов. Теперь по самым скромным оценкам, на зимний северный завоз нужно еще 76 миллионов. Такую сумму Архангельская область дополнительно запросила в правительстве России, но ответа пока нет.

В эфире Пермь, Олег Антонов:

Власти Пермского района организовали свалку неподалеку от источника Святого Николая с целебной водой. Жители близлежащих деревень требуют от чиновников вывезти отходы в другое место. С мнением населения согласны экологи. В конце сентября колонна машин доставила подозрительные бочки и контейнеры на территорию заброшенной воинской части, расположенной в четырех километрах от деревни Ключи. Районные власти говорят о 30-ти бочках солидола и трех контейнерах графитовой смазки, но, возможно, отходов было больше. Жители деревни и дальних поселков утверждают, что машины возили сюда грузы в течение двух дней, и наиболее бдительные селяне успели даже переписать номера машин, скрывавшихся за воротами части. Когда завоз был закончен, несколько добровольцев под руководством отца Виктора из расположенного неподалеку Успенского монастыря проникла в полуразрушенные ангары. Здесь они и обнаружили привезенные бочки с химикатами, причем, часть из них была повреждена, а контейнеры стояли открытыми и заполнялись дождевой водой.

Стихийное экологическое движение, вспыхнувшее в деревне Ключи, возглавила настоятельница монастыря игуменья Мария. Люди собрали подписи и делегировали ее в Госкомэкологию Пермской области с жалобой. Выехавшие на место оперативники и экологи подтвердили факт несанкционированной свалки, был выявлен и виновник произошедшего - муниципальное предприятие по утилизации мусора Пермского района. По всей видимости, здесь власти решили сделать здесь склад отходов, утаив свои намерения от экологических служб. Между тем руководитель районного предприятия по утилизации мусора Владимир Щукин до сих пор отказывается принимать претензии экологов. Он утверждает, что ангары воинской части использовались для временного хранения горюче-смазочных материалов. Теперь же солидол и смазка вывезены с территории части и отправлены по назначению.

Однако сельские борцы за экологическую безопасность чиновнику не верят. В ответ на жалобу он распорядился выставить охрану на территории воинской части якобы против окрестных воришек, выкапывающих бетонные колышки и крадущих колючую проволоку.

Проблема утилизации мусора в Пермском районе стоит остро. Две свалки, обслуживающие не только множество вредных производств на территории района, но и миллионную Пермь, с потоками отходов не справляются, а для организации новой нужны время и деньги. Ни того, ни другого у чиновников в достаточном количестве нет, вот ездят по дорогам Пермского района машины с нефтеотходами, скрывая за колючей проволокой и бетонными заборами полулегальный груз.

В эфире Псков, Анна Липина:

С начала 1996-го года учительская пенсия по выслуге лет за 25 лет педагогического стажа стала выплачиваться независимо от того, продолжает ли человек работать в школе или поменял место работы. В педагогической среде, где зарплаты небольшие, по этому поводу даже появилась шутка: если ты простоял у классной доски 25 лет, то лечение нервной системы тебе обеспечивает Пенсионный фонд Российской Федерации. Однако на деле, как выяснилось, получить заслуженную педагогическую пенсию оказалось совсем непросто. Еще летом этого года трем учителям, преподающим в псковском педагогическом комплексе, было отказано в начислении пенсии по выслуге лет. А дело вот в чем: до 20-го июня 2000-го года муниципальное образовательное учреждений Центр образования Псковский педагогический комплекс именовалось "школой-гимназией". В списке учреждений образования, педагогическая деятельность работников которых дает им право на пенсию по выслуге лет, названия "школа-гимназия" просто нет, а пенсии по выслуге лет педагогам начисляются именно на основании этого пресловутого реестра. Просто - "школы", просто - "гимназии" и просто - "центр образования" в реестре министерства образования есть, а школ-гимназий - нет. Получается, что почти 8 лет, с 1992-го до 2000-го года преподавателям ППК не могут засчитываться в качестве педагогического стажа, дающего право на пенсию по выслуге лет. В псковском отделении пенсионного фонда считают, что проблемы могло бы не возникнуть, если бы администрация псковского педагогического комплекса еще пять лет назад привела название своего учреждения в соответствие с перечнем Министерства образования. Однако педагоги с таким буквальным подходом к их труду не согласны. Изменение названия комплекса каждый раз было обусловлено его аттестациями и соответствием содержанию образовательного процесса. В псковском педагогическом комплексе четыре отделения - гимназическое, общеобразовательное, отделение искусств и отделение индивидуального развития. Работают в этом образовательном учреждении 326 педагогов, которые считают, что странно было бы переименовывать школу, где есть гимназические классы и классы индивидуального развития, в просто школу или просто гимназию. Тем не менее, стороны, причастные к конфликту в псковском педагогическом комплексе, ищут выход. Специалисты псковского отделения Пенсионного фонда подготовили письмо о признании тождественности бывшего и нынешнего названия псковского педагогического комплекса в Министерство труда и социального развития Российской Федерации. А пока учителя псковского педагогического комплекса для того, чтобы получить причитающиеся им пособия, вынуждены обращаться в суд и доказывать, что они учителя.

В эфире Чебоксары, Анна Путина:

Управление жилищно-коммунального хозяйства Калининского района Чебоксар подает в суд на должников по квартплате. В исковых заявлениях главное требование - выселить их с занимаемой площади. Должников планируется переселить в общежитие по Игерскому бульвару. Юрист управления признался, что никакой суд никогда не позволит поселить должников в подобном месте, поэтому бывшему общежитию управление ЖКХ в короткий срок поменяло статус, теперь по документам это жилой дом. Здесь уже подготовлено две комнаты, 17 и 12 квадратных метров. Из ста готовящихся исков на выселение первая в списке Галина Дмитриева с двумя несовершеннолетними детьми 11-ти и 14-ти лет. Ее общий долг со штрафными пенями 5617 рублей. Уже полгода она не платила ни копейки. Это, по утверждению коммунальщиков, уже дает им право по закону подать на нее в суд. Причем, как заверил начальник управления ЖКХ Владимир Филиппов, с каждым должником ведомство работает индивидуально и рассматривает причины неуплаты каждого.

"К каждому квартиросъемщику мы подходим индивидуально. Смотрим сначала, кем является квартиросъемщик - безработный, работает, пенсионер. Кто-то обещает заплатить, кто-то уже сразу платит. Есть такие, кто после комиссии не платит, тогда мы уже идем и отключаем электроэнергию. На сегодняшний день мы отключили 3524 квартиры. Действительно люди не стараются, чтобы им было хорошо, почему должны мы стараться за них. Поэтому здесь, конечно, в таких квартирах мы предоставление коммунальных услуг прекращаем".

Несмотря на индивидуальную работу с каждым должником, управление, похоже, не в курсе, что Галина почти всю жизнь проработала в домостроительном учреждении штукатурщицей. Только через 19 лет она получила двухкомнатную малосемейку, где и живет с детьми. Зарплата была маленькая, от 300 до 500 рублей. Получив комнату, Галина сразу уволилась, но на новом месте зарплату вообще не выплачивали, с этого времени стал накапливаться полугодовой долг.

"Сейчас у меня на пивзаводе за август я получила 1500, за сентябрь получила 1117. Два месяца только работала, а так я работала в ПМК-137. Зарплата у меня совсем маленькая, еще у меня долг надо получить 1500, не знаю когда. А детские пособия не получала с 99-го года".

Ученые Чувашского госуниверситета рассчитали реальные нормы затрат теплоэнергии по республике. Они делают вывод, что существующие нормативы, по которым мы платим ежемесячно с 1962-го года, недостоверны и в разы завышены. Тогда в далекие 60-е предполагалось, что мы в Чувашии будем жить в домах с высокими потолками, отапливаемыми чердаками и подвалами. Стены в домах будут строиться в три кирпича, а окна установят с тройным остеклением. На деле выходит иначе - потолки низкие, на стройматериалах сегодня экономят повсеместно. Это, безусловно, сказывается на теплоизоляции. То есть сегодня, заключают ученые университета, один микрорайон переплачивает на столько, что на эти деньги может постоянно отапливаться еще один 9-этажный четырехподъездный дом. Ученые посчитали переплату только теплоэлектроэнергии, не считая воду, газ, ремонт подъездов, лифтов. Понятно, почему коммунальщикам выгоднее подавать в суд, чем пересчитывать нормативы. Ведь если это сделать, неизвестно, кто кому останется должен.

В эфире Волгоградская область, Марина Лозинская:

В Волгоградской области все еще стоят, ожидая уборки, тысячи гектаров подсолнечника и кукурузы - нет топлива. Да если и будет солярка, все равно большая часть этого урожая уйдет под снег. Комбайны и тракторы, оставшиеся в распоряжении совхозов, даже старыми и изношенными назвать нельзя. Это действительно антикварные машины, многие из которых трудятся на полях более 30-ти лет. В поселке Серп и Молот Ново-Николаевского района есть училище механизаторов, здесь учится 130 парней из разных районов области, больше половины из них детдомовцы. Учатся овладевать все той же техникой, на которой пахали и сеяли, жали и молотили еще их деды. Возле училища на полянке представлены учебные пособия - комбайны "Нива", тракторы "Беларусь", сеялки, культиваторы. Молодые механизаторы учатся собирать из трех комбайнов один работающий. Работает такой комбайн круглые сутки, переползает с одного поля на другое, а механизаторы буквально стоят на очереди, чтобы работать на этом комбайне. Из оставшегося от комбайнов многое можно приспособить в хозяйстве. Например, из дисков с передних колес комбайна "Нива" получается отличная печка для варки пойла и запарки зерна скоту и птице. А трехметровые зубья от сенных вил - отличная арматура для строительства. Корпуса тракторов и комбайнов, старых грузовиков лежат на улицах поселка, образуя целые свалки металлолома. До черных металлов у сборщиков вторсырья руки пока не дошли. Запчасти для сельхозтехники на заводах есть, но стоят они очень дорого. В особом дефиците детали из цветных металлов. В последние годы продажа цветных металлов, как и всюду, где до них можно добраться, была для крестьян в Волгоградской области основным источником дохода. Не только радиаторы, аккумуляторы, алюминиевые части двигателей сельскохозяйственных машин пошли на продажу, но и вся оросительная система с полей Ново-Николаевского района. В ней тоже было много деталей из алюминия, она тоже вся разобрана и продана. Теперь нужно забыть о выращивании бахчевых культур, которые давали немалый доход прежним совхозам-миллионерам.

В эфире Тула, Сергей Новиков:

К концу очередного сельскохозяйственного сезона действующих фермерских хозяйствах в Тульской области практически не осталось. Оставшиеся за редким исключением только на бумаге числятся новыми хозяевами на земле. Они ждут смены власти, изменения отношения к частному ведению хозяйства в полеводстве и животноводстве. Три с половиной года назад, в связи с приходом к власти коммунистов, частник на селе в Тульской области был объявлен чужеродным элементом. Администрация области не выделяет целевым назначением на поддержку фермерства ни копейки. Все деньги идут в коллективные хозяйства. Что сеять и как убирать, им, как и в былые времена, диктуют из районных центров, а то и из самого центра области. Создавать фермерские хозяйства в таких условиях кажется полным безумием. Но смельчаки находятся.

"Здесь было где-то порядка 170-ти голов крупнорогатого скота, надои здесь были порядка 780 литров на корову за год".

О том, на какой базе пришлось создавать в прошлом году фермерское животноводческое хозяйство в Киреевском районе Тульской области, рассказывает его руководитель Александр Миловидов:

"Мы здесь имеем 150 голов дойного стада, а с надоем где-то порядка двух с половиной тысяч".

Увеличение надоев в три с половиной раза за год - это очень высокий показатель. Кстати, согласно статистике, за три с половиной года неоколлективизации в целом по Тульской области надои сократились в полтора раза, производство мяса в два, валовой сбор зерна упал в 1,8 раза - это данные по колхозам-совхозам, их в Тульской области 416, 377 из них - абсолютно убыточны.

"Вынуждены были практически новый телятник построить, реконструировать молочно-товарные фермы, и сегодня мы способны разместить порядка 600 голов. За 99-2000-й год мы ввели 180 гектаров многолетних трав, а у нас кормовые смеси из люцерны и злаковых трав".

Кормами новое животноводческое фермерское хозяйство в Киреевском районе Тульской области обеспечивает себя без посторонней помощи. Это одно из условий успеха. О других условиях глава хозяйства не рассказал.

В эфире Астрахань, Владимир Тимков:

Астраханцы встревожены постоянным ростом цен на бензин. За последние два месяца цены поднимались уже четыре раза - 5-го и 25-го сентября, 10-го и 25-го октября. Если вспомнить, что перед этим цены на топливо повышались еще и в августе, то тревога всех владельцев автомобилей становится вполне обоснованной. Каждое повышение по различным видам топлива колебалось от 30-ти до 50-ти копеек, и в итоге цены на заправках сети "Астраханьгазпром" достигли 6,5 рублей за дизтопливо, 7 рублей 20-ти копеек за 76-й бензин, 8 рублей 20 копеек за 92-й бензин и 9-ти рублей за 95-й. На других заправках, в частности на станциях компании "ЛУКойл", цены еще выше. Особое негодование астраханцев вызывает то, что бензин в городе продают наш, астраханский, его делают на Аксарайском газоперерабатывающем заводе. При этом Виктор Щугарев, глава "Астраханьгазпрома" объяснил последнее повышение цен тем, что компания, якобы, стала больше отчислять в бюджет в качестве налогов. Какие дополнительные налоги стал выплачивать в октябре "Астраханьгазпром" - непонятно, поскольку никаких изменений налогового законодательства в октябре не вводилось. Он так же подчеркнул, что цены необходимо повышать, чтобы сравнять их с ценами на бензин в соседних областях, где они, якобы, выше. О том, что повышение цен на топливо автоматически влечет за собой повышение цен на большое количество привозных товаров, в состав которых входит транспортная составляющая, директор "Астраханьгазпрома" умалчивает. Другая версия, объясняющая последнее повышение цен на топливо, прозвучала в газете, принадлежащей "Астраханьгазпрому" "Пульс Аксарайска". Не назвавшийся заместитель Виктора Щугарева объяснил, что цены были повышены в связи с необходимостью переселения жителей санитарной зоны. При этом переселение всех жителей санитарной зоны вокруг газоперерабатывающего завода предусмотрено законодательством, а некоренным жителям санитарной зоны Виктор Щугарев обещал в этом году только десять квартир. Неужели повышение цен на бензин связано с покупкой десяти квартир? Скорее это похоже на попытку обвинить в повышении цен бедствующих жителей санитарной зоны, которые уже давно должны были получить квартиры в Астрахани. Тем более что в повышении цен участвует и "ЛУКойл", и все остальные топливные компании. Каждое повышение цен на топливо сопровождалось ростом цен на остальные товары, прежде всего на продовольствие. Выросли цены на мясо, молоко, масло. Цены на проезд в транспорте пока держатся, скорее всего, их повысят уже после губернаторских выборов. Тем более что большая часть "Газелей", самого распространенного в Астрахани транспорта, уже переведена на газ.

В эфире Магнитогорск, Ксения Харламова:

Согласно коммунальной реформе, государство обязуется доплачивать гражданам часть стоимости коммунальных услуг. За порогом государственной заботы изначально остались жилищные кооперативы, которые к началу реформы имели статус юридического лица, а значит - заботиться о себе должны были самостоятельно. И при этом как-то забылось, что в советские времена собственниками жилья обычные граждане становились скорее поневоле, отчаявшись получить квартиру на предприятии или от государства. Как говорит бывшая учительница Раиса Котельникова, в кооператив вступила:

"Не оттого, что хорошо жила и много денег имела, а оттого, что в то время, да и сейчас, сложно получить жилье. И пришлось занимать деньги, потом расплачивалась, естественно, и таким образом покупать жилье".

Сейчас кооперативному дому, где живет Раиса Яковлевна, уже 14 лет. За воду, тепло и свет жильцы платят столько же, сколько в муниципальном фонде, но вот когда дому требуется капитальный ремонт, а требуется он в последнее время все чаще, на помощь бюджета рассчитывать не приходится.

"Когда начинается ремонт кровли, ремонт трассы, это выливается в копеечку. Одним словом, сложно очень содержать кооперативу дом".

Последний ремонт теплотрассы обошелся жильцам дома в 130 тысяч рублей. Все эти деньги члены кооператива выплачивали из собственного кармана в течение года, что увеличило их квартплату почти в два раза. К великой радости жильцов, в доме нет лифта, иначе квартирная плата была бы выше уже в три раза, ведь жители кооперативных многоэтажных домов платят за пользование лифтом 35 рублей с человека, а жителю муниципального дома эта услуга обходится в 3 рубля 19 копеек. Товарищество собственников жилья "Дом" обслуживает 40 лифтов. Как говорит его председатель Александр Мосальский:

"Мы - не город, мы - сторонняя организация".

Просьбы пересмотреть тариф за пользование лифтом остались без ответа, хотя руководители жилкоммунсервиса сообщили, что экономически обоснованный тариф составляет сегодня 10,5 рублей, при условии, что такую же сумму будут платить и жители муниципальных домов. Но кооперативы предлагают не просто уравнять плату, а решить проблему обслуживания частного жилого фонда, включая вывоз мусора и текущий и капитальные ремонты. По словам Александра Мосальского:

"Вопрос так можно ставить уже в городе - создание единой какой-то службы, но нужна изначальная какая-то база".

Со своей стороны коммунальщики в лице начальника жилкоммунсервиса Валерия Лаптева, не желая расставаться со своей собственностью, предлагают:

"А зачем создавать, может быть и не надо создавать. Сегодня выполнять коммунальные услуги может любое промышленное предприятие, потому что, во-первых, это живые деньги, во-вторых, постоянные поступления".

Действительно, в отличие от кооперативов, которые не имеют лишних денег на покупку техники или оборудования, каждое предприятие имеет и трактора, которые можно использовать для очистки улиц, и станки, на которых можно ремонтировать арматуру. Но деньги, которые за эти услуги могут предложить кооперативы, предприятия не устраивают, не устраивают они и сам жилкоммунсервис, а повышение платы, в свою очередь, не устраивает жильцов. Сегодня городской бюджет возвращает коммунальщикам 60% затрат на содержание жилья. Если бы кооперативы могли компенсировать хотя бы 30% своих затрат, они могли бы направить эти средства на создание альтернативной коммунальной службы, но создавать конкуренцию своими руками власти не спешат. По словам начальника жилкоммунсервиса Валерия Лаптева:

"Вопрос дотирования кооперативных домов это не магнитогорская проблема, не губернская проблема, это проблема российская. Существует порядок, когда рассчитывают расходную часть бюджета на коммуналку, это делает областное финуправление, в основу берутся квадратные метры жилищного фонда".

Десятая часть жилого фонда города не попадает в зону внимания городской и областной администрации, плюс новые дома, которые ежегодно строят предприятия для своих работников. Их жильцы оказываются перед лицом объявленной коммунальной реформы без прикрытия дотаций и не могут сформировать столь необходимый городу альтернативный рынок коммунальных услуг, и городские РЭУ остаются монополистами со всеми вытекающими последствиями. В этом году областное законодательство собрание разрешило городу закладывать в бюджет дотации жилищным кооперативам. Но в первом проекте бюджета, который будет рассмотрен на будущей неделе, этих денег по-прежнему нет.

В эфире Кострома, Михаил Токмачев:

Вокруг грядущих выборов губернатора Костромской области идет настоящая информационная война. Началась она, собственно, более года назад, когда действующий губернатор Виктор Шершунов создал при своей администрации департамент по делам средств массовой информации и начал активную деятельность по подчинению телеканалов и газет. Активные действия на информационном поле Костромы уже имеют свои результаты и самый главный из них тот, что избирательная кампания этого года признана костромичами самой грязной из всех, проходивших в городе. Мэр Костромы Борис Коробов и губернатор Виктор Шершунов - соперники на выборах, поэтому во главе информационных атак администрация Костромы и Костромской области. В относительной независимости оставался "Логос" - частный телеканал, который согласился сотрудничать с телекомпанией "Кадр" и выпускать программу "Кострома. Время местное", автором и ведущим которой являюсь я, Михаил Токмачев. Но после первого же выпуска еженедельной информационно-аналитической программы руководство телеканала приостановило выход передачи, несмотря на то, что эфирное время было оплачено спонсором. На мой прямой вопрос, почему это произошло, редактор канала Марина Соболева четко ответить не смогла. Подобные методы борьбы с прессой характерны для губернатора Виктора Шершунова и его команды. В Костроме с его именем связывают откровенно заказную статью в газете "Совершенно секретно", которая содержит неподтверждаемый фактами негатив в адрес мэра областного центра Бориса Коробова. В ответ на нее и вопреки грязным публикациям в "Костромской народной газете", журналистка муниципального еженедельника "Костромские ведомости" Лидия Кириленко вернула премию, которую ей вручил глава администрации области Виктор Шершунов.

"Почему я отдала премию, я написала губернатору в записке и оставила ему, потому что к нему меня не пустила секретарша, сказала, что он очень занят. В ней было сказано, что если наш город такой плохой, как вы пишете в купленных страницах газеты "Совершенно секретно", то почему вы хороший губернатор? Ведь этот город Кострома - столица вашей губернии. Почему вы хотите избраться на второй срок?"

Те газеты, учредителем которых выступает администрация области или городские власти, печатают материалы в поддержку своего кандидата. Но есть единственное исключение - "Костромская народная газета", учрежденная строительной фирмой. В журналистских кругах Костромы ее называют "листовкой профессионального пиарщика", а ФСБ распространило информацию, что в офисах учредителей "Народной газеты" обнаружено большое количество аппаратуры, предназначенной для прослушивания телефонных разговоров. Учредитель газеты Олег Лебедев обвиняет Федеральную службу безопасности в подчинении местным чиновникам.

XS
SM
MD
LG