Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час

  • Валерий Улядуров

- Президента Калмыкии обвиняют в подкупе членов парламента;
- Сняты ограничения по сроку полномочий губернатора Омской области;
- Нефтяная компания заставляет оренбуржцев затянуть пояса;
- Виноделы Ставрополья отказываются от государственной поддержки;
- Нижегородские медики требуют вернуть долги;
- Жители Ухты против строительства новых колоний;
- Екатеринбург: куда идут служить призывники;
- Пермь: военные мерзнут в казармах;
- Благовещенск: рентген на границе;
- Красноярск: горожане спешат приватизировать квартиры;
- Самара: секрет выживания врачей Ивановых;
- Владикавказ: свалка отравляет жизнь целого поколения;
- Липецк: офицерские семьи борются за место под солнцем.


В эфире Элиста, Валерий Улядуров:

В последнее время президент Калмыкии резко увеличил свою заботу в отношении служащих различных государственных органов республики. Не так давно он - от собственного имени - подарил республиканскому управлению Федеральной службы безопасности десять компьютеров и десять квартир. До этого он (опять же - от себя лично), делал подарки налоговым полицейским и милиционерам. А на днях стало известно, что Илюмжинов сделал широкий жест в адрес депутатов парламента республики: каждому он вручил по тысяче долларов США. Отдельные депутаты поспешили объявить, что отдали полученные деньги на благотворительные цели. Понять это можно - ведь подобное финансирование парламентариев не предусмотрено законом и может расцениваться как взятка. Комментирует ситуацию председатель регионального отделения "Яблоко" политолог Иван Рыжков:

"В этом нет ничего необычного для республики Калмыкия. Мы помним, были "Мерседесы" для милиции, затем, в преддверии депутатских выборов, когда у нас баллотировалась госпожа Батурина, каждому райотделу милиции были вручены автомобили. Теперь дело дошло до десяти компьютеров и десяти квартир для работников ФСБ республики Калмыкия. Ничего нового в этом нет. Все средства массовой информации республики сообщили о том, что Илюмжинов вручил каждому депутату по одной тысяче долларов, а это - где-то 27 тысяч долларов. По этому поводу мы сделали заявление прокурору республики Калмыкия с требованием возбудить уголовное дело и расследовать этот факт. Не знаю, чем это дело закончится, но мы направили копию этого документа Генеральному прокурору и в комитет по безопасности Государственной Думы".

По мнению Ивана Рыжкова, Илюмжинов, напуганный действиями Кремля в отношении губернаторов, опасается еще и измены в собственном лагере.

Есть и другая версия, высказанная журналистами газеты "Советская Калмыкия сегодня". Согласно ей, Илюмжинов планирует провести в республике революцию сверху, то есть отменить институт президентства и сделать республику парламентской. За собой же он планирует забронировать место представителя Калмыкии в Верхней Палате Федерального Собрания российской Государственной Думы, что гарантирует ему неприкосновенность. Естественно, перед этом он озаботился лояльностью калмыцких парламентариев.

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

В Омской области окончательно отменены выборы по партийным спискам. Для этого Законодательному собранию пришлось изменить устав области. Основным разработчиком нового варианта устава называют главного губернаторского юриста Александра Бутакова. В свое время ему удалось юридически обосновать перенос губернаторских выборов и доказать его законность во всех инстанциях, вплоть до Верховного Суда. Технология изменения устава, по мнению наблюдателей, разработана тоже им - под предлогом приведения местных законов в соответствие с федеральным законодательством. Сам Бутаков называет эту сомнительную процедуру "удалением из устава всего политического":

"Я думаю, что как раз пытались избавить его от политических игрищ, что он приведен в соответствие с федеральным законодательством".

При помощи юридических и процессуальных тонкостей спикеру Владимиру Варнавскому удалось добиться принятия практически всех нужных поправок. В особо острый момент его поддержал прокурор области. Но даже известные своей управляемостью депутаты не сразу поддались нажиму. Необходимое число голосов набралось только после нескольких голосований, это объяснили сбоем техники, которая вдруг перестала воспринимать нажатие депутатских кнопок.

"Вот самое неприятное, что произошло, это - сбой техники в момент голосования. Трижды на одном месте - это вообще!"

Неловкие технические объяснения вызвали ехидные комментарии оппозиции. Три депутата в знак протеста покинули зал. В кулуарах рассказывали анекдот про пострадавшего, который поскользнулся, упал на нож, и так - 18 раз подряд.

Окончательное голосование провели по старинке - вручную, под строгим присмотром спикера и губернатора. Теперь у Омской области - новый Основной закон, в котором нет ограничений по сроку полномочий губернатора, зато ограничены права местного самоуправления и самих депутатов. Исчезло даже понятие выборов по партийным спискам. Они считались важным демократическим достижением и должны были впервые состояться еще четыре года назад, но были дважды перенесены - на 2000-й и 2004-й год. Сейчас основной причиной спешки с изменением устава называют предстоящий вскоре суд о незаконности переноса выборов.

"Вполне мы могли бы сохранить и свой закон, и уставную норму, так ведь мы уже имели прецедент, по суду объяснились и выиграли, и вновь пошел этот процесс. Может, это вынужденная мера?"

По мнению немногочисленных противников нового устава, в Омской области произошло чудовищное перераспределение власти в пользу исполнительной ветви и в ущерб всем остальным. Депутат Андрей Авдейчиков в суде намерен добиваться отмены принятого решения.

"Сегодня практически выбрана партийная квота, и большинство Законодательного Собрания, и администрация Омской области выступили в роли могильщика одного из институтов демократии. Ну и, кроме того, принят еще ряд поправок. Ряд из них, мы считаем, прямо нарушают федеральное законодательство. Поэтому я не исключаю, что сегодняшнее решение будет признано недействительным".

Известный омский юрист назвал принятие такого устава "откатом от демократии к азиатскому типу правления под руководством Иртыш-баши Леонида Полежаева". А многие политологи уверены, что и "откатываться" особенно некуда, поскольку авторитарно-феодальный режим в Омской области установился уже достаточно давно - и теперь, похоже, надолго.

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова:

В Оренбурге опять подорожал хлеб. Обнаружила я это, спустившись в магазин под нашим домом. Магазин - хороший, есть в нем все, да вот только многие мои соседи покупают здесь один хлеб, а за остальными продуктами хотят на центральный рынок. В магазине же и молоко, и сахар, и яйца, не говоря уже о фруктах, мясе и сладостях, на два-три, а то и пять рублей за килограмм дороже.

Источником повышения цен чаще всего служит увеличение стоимости энергоносителей, газа и топочного мазута для электростанций. Монополистами в области их производства в Оренбуржье является АО "Оренбург-Газпром" и нефтяная компания "ОНАКО". Она стала в этом году частной, и практически игнорирует все просьбы региональной энергетической комиссии придержать рост цен. Об очередном таком росте нефтяники заявили 1-го ноября, и это - уже 9-е повышение за 2000-й год. В начале года тонна топочного мазута стоила 500 рублей, сегодня, с учетом НДС, - 2800. Это для энергетиков. Для остальных потребителей цена мазута в Торговом доме нефтяной компании "ОНАКО" - 3100 рублей.

А ведь в бюджете районов области заложены старые цены на топливо. Как в таких условиях будут зимовать, например, сельские школы и больницы, нефтяники не задумываются. Объективных причин - рост курса доллара, повышение цен на комплектующие и так далее, для роста цен на продукцию нефтяников они не предоставили, - заявил на пресс-конференции председатель региональной энергетической комиссии Владимир Горьков.

"Если бы сегодня нефтяники, которые поставляют топливо на электростанции, предоставили хоть какое-то разъяснение или причины, связанные с необходимостью повышения цены, с которой можно было согласиться и объяснить нашим промышленным предприятиям, - то это был бы один разговор. Но ситуация сложилась такая, что сегодня главный вопрос связан с желанием получить дополнительную прибыль за счет потребителей области. Это - первое.

Второе - мы посчитали несправедливым, что сегодня нефтяники, потребляя электрическую энергию для собственных нужд, дешевую электрическую энергию, производимую, скажем, на газе, за счет этого производя нефть, - отправляют на экспорт, получая на этом деле значительную прибыль".

Этой цели - получение прибыли, нефтяники не скрывают, и делиться ею ни с кем не хотят. Забыв, что "не скудеет рука дающего", новый президент нефтяной компании Азат Шимсуаров отказал в помощи на восстановление храмов сразу всем религиозным конфессиям. "Чтобы не было кому-то обидно, - сказал он, - мы решили не помогать никому". Зато "ОНАКО" начала строительство многоэтажного офиса компании в фешенебельном районе города.

Азат Шимсуаров сменил в президентском кресле выбранного в прошлом году депутатом Госдумы Рэма Храмова. Оренбуржцы избрали его по заслугам, но теперь, похоже, уже жалеют об этом. Если раньше Рэм Храмов возглавлял областной благотворительный фонд "Совесть" и направлял туда немалые средства своей нефтяной компании, то сегодня о "Совести", то есть о фонде, в Оренбуржье совсем стало не слышно.

На прошедшей неделе и Азат Шимсуаров был отстранен от должности президента, но изменится ли от этого политика частной нефтяной компании, которой является "ОНАКО", неизвестно.

Для приостановления роста цен оренбургская региональная энергетическая комиссия пошла на беспрецедентный шаг - стоимость электроэнергии будет разной для населения и для нефтяников. Для них она будет рассчитываться, исходя из цены дорогой - мазутной, а не дешевой - газовой, как прежде, составляющей в топливе электростанции. В Оренбурге уже прозвучали предложения поступить таким же образом и с ценами на коммунальные услуги, повысить для "ОНАКО" стоимость лицензии на добычу и продажу нефти, увеличить тариф за землепользование и так далее.

Но пока это лишь слова, а реальность - то, что осенью потребление бензина в области уже снизилось. Сегодня на автозаправках 93-й бензин стоит 7 рублей 80 копеек за литр, а 76-й - 6,80. И это многим, особенно пенсионерам-автолюбителям, не по карману.

В эфире Ставрополь, Николай Пчелинцев:

Ставропольские виноградари отказываются от государственной поддержки. Самый крупный потребитель льгот - закрытое акционерное общество "Прасковеевское" - вернуло в минувшем месяце в так называемый централизованный фонд концерна "Ставрополь виноградпром" первую сумму платежа. Процесс возвращения денег будет продолжен. "Мы очень нуждаемся в этих средствах, - подчеркнул директор "Прасковеевского" Борис Пахунов, - но наша независимость нам дороже". Льготы у виноградарей юга России появились 4 года назад, когда вышло в свет постановление российского правительства № 875 о мерах по стабилизации виноградарско-винодельческой отрасли Российской Федерации". Согласно документу, концернам, агрофирмам и предприятиям Северного Кавказа предоставили право оставлять в своем распоряжении до половины винных и коньячных акцизов. Использовать льготу разрешили только целевым порядком на посадку лозы и уход за ней. Мера оказалась довольно действенной. Площади виноградников на Ставрополье неуклонно сокращались с печально известного антиалкогольного 1985-го года. Три сезона назад, благодаря акцизным льготам, истребление лозы, наконец, было прекращено, а затем наметился рост ее плантаций. К нынешнему дню плантации виноградника увеличились в крае уже на 600 гектаров. Но с нынешнего года российское правительство установило новые правила использования льгот. Если прежде они были для виноградарей безвозмездными, то теперь каждое предприятие обязано выпустить на сумму полученной госпомощи дополнительные акции, их владельцем станет государство. "Получается, что через несколько лет мы можем снова стать госпредприятием - размышляет Борис Пахунов, - а нас такая перспектива совершенно не радует". Среди 22-х предприятий концерна "Ставрополь виноградпром" акционерное общество "Прасковеевское" - бесспорный лидер. Оно поставляет в бюджет больше половины всех акцизных сборов концерна. За годы самостоятельного развития здесь существенно расширили производственные мощности, всю продукцию стали продавать в современной упаковке, причем половина прасковеевских вин и коньяков расходится через обширную сеть фирменных магазинов акционерного общества. От возвращения к госмонополии здесь не ждут ничего хорошего. Что примечательно, аналогичного мнения придерживаются и менее именитые фирмы. Директор акционерного общества "Левакомское" Владимир Ильин рассказывает, что доля акцизных льгот его предприятию куда меньше, чем получают соседи-прасковейцы. "Но и свои 300 тысяч рублей мы, по примеру "Прасковеевского", тоже вернем в концерн", - говорит он.

Государственные льготы 4 года назад были для виноградарей края мерой весьма своевременной, тогда большинство предприятий отрасли числились убыточными. Но с тех пор многое переменилось. Сегодня подавляющая часть фирм выкарабкалась из кризиса и научилась дорожить самостоятельностью, расставаться с ней согласятся немногие. Весь вопрос теперь в том, сумеют ли независимые виноградари изыскивать деньги на возделывание лозы, а значит - создание собственной сырьевой базы, без которой о добротных натуральных винах нечего и мечтать.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

Продолжаются протесты нижегородских работников здравоохранения. Три сотни медиков на собрании, недавно прошедшем в областном комитете профсоюзов, пришли к выводу - так дальше жить невозможно. Они требуют погасить долги по зарплате за последние несколько месяцев и повысить ее хотя бы в полтора раза. Сейчас ставка санитарки примерно 200 рублей, а врача - около 600. С введением страховой медицины обещают ввести штрафные санкции с такой вот зарплатой, которую медики не видят месяцами.

"Медики на данный момент в нашей больнице не получают заработную плату с августа. Задолженность по заработной плате у нас на сегодняшний день составляет 580 тысяч".

Рассказал Владимир Крайнев, председатель профкома Вышемурашкинской больницы, врачи которой провели акцию протеста под окнами районной администрации. А гинеколог Вероника Слонова во второй раз объявила голодовку.

"Я не знаю, как жить, потому что единственный источник - это зарплата, больше ничего нет. Огороды - это, конечно, хорошо - картошка, огурцы, морковка, лук, все хорошо. Но ребенка надо обуть-одеть, сами знаете, сколько чего стоит".

Пять лет назад Вероника с коллегами провела недельную голодовку, следствием которой стало не только погашение долгов по зарплате, но и увольнение главы районной администрации. Теперь недельная голодовка не понадобилась, в тот же день...

"Вызвал главный врач и сказал, что задолженность по зарплате лично мне будет погашена".

Теперь Слоновой завидуют ее коллеги, не поддержавшие голодовку, в частности, зубной врач Тамара Логинова:

"Если бы я знала, что выдадут зарплату завтра же, то я тоже бы сегодня голодала".

Голодовками приходится врачам добиваться своей зарплаты - при том, что медиков и так не хватает.

"Врачей вообще очень мало в больнице. У нас 21 специалист сейчас работает, это на 14 тысяч населения района. Представляете, как они работают! Они практически сутками здесь пропадают".

Пояснил Владимир Крайнов. Но и акции протеста не везде приводят к желаемым результатам.

"Мероприятий было много, мы и голодали, и бастовали, и заявления писали, - а воз и ныне там".

"Такая ситуация - уже последние пять лет. Люди теряют веру и надежду на все".

Заявили журналистам врачи районных больниц Анна Чаховская и Наталья Кокурина.

"Стучимся как - даже не в закрытую дверь, от двери какой-то отзвук есть, когда в нее стучишься - а мы как в болото какое-то. Все наши чаяния, письма, мысли, протесты и прочее - все куда-то пропадает".

В районных больницах кормят пациентов на два рубля в день. В палатах и операционных отключают воду - и горячую, и холодную. Нет денег на оборудование.

"В том году, когда поступала женщина в тяжелом состоянии, в коме, ее надо было переводить на искусственную вентиляцию легких, ее перевели на искусственную вентиляцию легких, аппарат был единственный. Три дня она на нем находилась, три дня медики боялись, как бы у нас аппарат не сломался совсем. И вопрос ставился о том, как бы вообще отключить от аппарата искусственного дыхания, чтобы сохранить хотя бы для больницы единственный, работающий на износ аппарат".

Единственный, работающий на износ аппарат становится дороже человеческой жизни.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

В республике Коми протестуют против открытия новых исправительно-трудовых колоний. Эта республика, некогда один из крупнейших островов ГУЛАГа, и поныне остается регионом, куда направляют для отбывания срока десятки тысяч заключенных со всей страны. Новую колонию решено было открыть под Ухтой, на базе расформированной воинской части. Решение это опротестовали депутаты местного муниципалитета. Под городом и так уже расположено пять колоний, и это создает серьезные социальные проблемы. Отбыв срок, многие не возвращаются домой, а оседают в Ухте, где преступность неуклонно растет, в том числе - и под влиянием и этого фактора. Другая проблема - туберкулез - неотъемлемый атрибут местных зон. Тем более что в Ухте, как подчеркивает председатель совета городского муниципального образования Татьяна Филиппова, уже есть специализированная колония для больных.

"Ситуация по туберкулезу - нехорошая в городе, во всяком случае, по заключению по прошлому году резко росли эти показатели. И как давали заключение учреждения здравоохранения о том, что этот рост нередко происходит как раз из-за того, что оседают в городе вот эти товарищи".

Представители управления исполнения наказаний по республике Коми утверждают, что новая колония поможет горожанам с работой - ведь это 250 новых рабочих мест. Татьяна Филиппова считает этот аргумент надуманным:

"После того, как пришел в прошлом году сюда "ЛУКойл", то у нас проблема занятости населения снята, ее нет. Сегодня не могут устроиться на работу только те, кто не хотят работать".

Еще одну колонию предполагается открыть в селе Палевицы Сыктывдинского района. Заключенные должны жить там на поселении и заниматься сельским хозяйством. Однако этому воспротивились встревоженные жители села. На сходе они заявили о своем решительном несогласии с этим проектом.

В эфире Екатеринбург, Сергей Кузнецов:

16-го ноября областной призывной пункт начал отправку в воинские части российской армии новобранцев, призванных из городов и поселков Свердловской области. Причем, первый эшелон, отправленный от железнодорожной станции Егоршино, имел пунктом назначения североосетинский город Владикавказ и был сформирован из особо подготовленных, крепких и здоровых парней - в основном, уже имеющих какую-либо гражданскую специальность. Как рассказывает начальник эшелона, подполковник российской армии Дегтярев:

"Первый пункт, где они будут останавливаться, это морская пехота, которая останавливается в Волгограде, им нужно будет доехать до Астрахани. Следующая команда едет у нас... практически все в сухопутные войска идут и внутренние войска, до Владикавказа. Там с ними будет проводиться учебный сбор, и потом уже непосредственно кто поедет в Чечню, кто будет непосредственно заниматься по своему предназначению в пункте постоянной дислокации".

Как рассказал председатель областной призывной комиссии, вице-премьер правительства Свердловской области, заслуженный врач Российской Федерации Семен Спектор, руководству области пришлось сделать неимоверные усилия для того, чтобы нынешняя торжественная отправка в армию нового пополнения ничем не напоминала ситуацию, когда он сам в 69-м году отправлялся служить на советско-китайскую границу.

"Я ехал в товарняке, несмотря на то, что был командиром медико-санитарного батальона. А вот призывников мы отправляем в исправном пассажирском поезде, обеспечили продуктами полностью, обеспечили медикаментами, проинструктировали по технике безопасности каждого, чтобы, не дай Бог, что-то в пути не случилось. Все сделали. Сейчас единственное - надо, чтобы каждый поименно потом вернулся живым обратно".

Между тем, нынешняя призывная кампания сопровождалась громким скандалом и разногласиями между правительством Свердловской области и новым командующим Уральским военным округом, появившемся на Среднем Урале сразу же после окончания громких и - говорят, успешных - боевых операций в Чечне, генерал-полковником Александром Барановым. О чем рассказывает председатель областной призывной комиссии Семен Спектр:

"Вот мы взяли на себя удар единственный в России, кстати. На правительстве рассмотрели вопрос призыва и выступили открыто о том, что призывников здесь кормят два раза в день на 20 рублей в день. Ну, скажите, пожалуйста, молодой человек может накушаться на эти деньги? Конечно, обиделись некоторые руководители округа, что - как это так, такое говорится вслух! Но мы все-таки добились, и сейчас не на 20 рублей, а на 36 рублей, три раза в день".

Рассказал вице-премьер правительства Свердловской области Семен Спектр. Среди обычных ежегодных проблем с призывом, недостаточным финансированием расходов на электричество, тепло и водоснабжение, обеспечением расходными материалами, рентгеновских и флюорографических кабинетов, а также текстами на наркотическую зависимость, работники призывного пункта столкнулись нынешней осенью с еще одной проблемой - обязательным снятием отпечатков пальцев у абсолютно всех новобранцев, отправляющихся в армию.

"Работа дактилоскописта, в среднем - два, максимум три часа. Мы вынуждены работать с 9-ти до 9-ти и даже ходить ночью. Поэтому мы падаем с ног, перерабатываем очень много, то есть на пределе физических сил".

В эфире Пермь, Олег Антонов:

В Пермской области начались перебои в энергоснабжении местных колоний, а в казармах некоторых воинских частей температура воздуха едва превышает плюс десять. Причина в том, что государственные ведомства Минобороны и главное управление исполнения наказаний плохо справляются с обязанностями по финансированию своих подразделений на местах. 12 градусов показывают сегодня термометры в помещении ракетной части в Новых Лядах. Сменившие прописку ракетчики из Тоцкого более года назад заняли военный городок, расформированной танковой части. Пока принимались решения о передислокации, и проходил сам переезд, в городке основательно похозяйничали местные жители, унесшие все, что плохо лежало. В итоге - разорены котельная и водопровод. Починить их к зиме из-за нехватки средств не успели. Из шести котлов топят один, именно он спасает систему от размораживания. А вот воду в часть так и завозят во флягах. Из-за этого, кстати, не работает местная баня, солдат возят мыться в Пермь. От холода военные спасаются электрическими печками, несмотря на предупреждения пожарных, что делать это опасно. Чтобы было теплее, больным в медпункте разрешили спать в гимнастерках.

Сами военные, а их в этой части сегодня около трехсот человек, переносят трудности стоически. А вот активисты общественной организации "Совет родителей военнослужащих Прикамья", опасаясь за здоровье защитников отечества, обратились с жалобой в администрацию Прикамья. Областные власти обещали помочь ракетчикам, но как и когда будет оказана помощь, не уточняют.

В сложной ситуации из-за долгов федерального ведомства сегодня находятся и некоторые исправительные учреждения. Так, в Соликамской колонии общего режима № 9 подключение тепла было отсрочено почти на месяц до конца октября. Отопление здесь было включено только после вмешательства пермского ГУИНа, составившего совместно с представителями "Пермьэнерго" график погашения долгов. График, по общему мнению, нереальный, поскольку Москву по-прежнему присылает только половину необходимых средств. Вместе с заключенными 9-й колонии мерзли и пациенты расположенной на ее территории крупной межрегиональной больницы для заключенных из Пермской, Свердловской и Челябинской областей. Говорят, чтобы повысить температуру в помещении, всех больных сосредоточили в нескольких палатах, чтобы люди грели комнаты собственным дыханием. А 11-го ноября на трое суток здесь отключили свет. Ток подавался только на охранный периметр и в помещение штаба.

Подобные меры энергетиков по выколачиванию долгов в пермском ГУИНе называют беспрецедентными. В прошлые годы областным властям удавалось улаживать конфликты с энергетиками, нынче же последние заняли жесткую позицию: не платишь - сиди без света и тепла.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:

За прошедший год только на благовещенской таможне было изъято более 60-ти килограммов наркотических средств. Таможенники уже не могут в одиночку пресекать ввоз наркотиков из сопредельного Китая. И вот почему: если сравнивать законы двух стран, то китайские наркокурьеры практически ничем не рискуют. Задержанных на таможне, как правило, передают китайской стороне, где нарушителей только штрафуют за незаконный сбыт лекарственных препаратов. Сильнодействующие наркотики перерабатывают на российской территории - так намного безопаснее. Говорит заместитель начальника благовещенской таможни Евгений Смирнов:

"Борьба с незаконным оборотом наркотиков на китайской стороне ведется очень жестко. Но вот те наркотики, которые - к нам, сюда, мы считаем их запрещенными к ввозу, это эфедрин и товары, связанные с эфедрином, у китайцев практически свободно в аптеках реализуются. Сейчас имеются кое-какие соглашения по этому вопросу, кое-какие ограничения, однако, тем не менее, запрета в аптеках Китая нет".

Наркокурьеры стали действовать более изощренно - прячут наркотики внутри собственного тела. Выявить факт провоза может только рентгеновское обследование. Поэтому на минувшей неделе сотрудники таможни и городского отдела здравоохранения выработали программу совместных действий. Теперь всех подозрительных лиц будут доставлять с таможни в рентген-кабинеты лечебных учреждений Благовещенска. В первую очередь это касается китайских граждан.

Ужесточения на российско-китайской границе коснулись не только таможенных постов. Вступило в силу новое межправительственное соглашение о безвизовом обмене. Согласно этому документу, фирмы, отправляющие туристов, коммерсантов за рубеж, несут финансовую и юридическую ответственность за их своевременное возвращение. По сути, это - борьба с нелегальной иммиграцией в Россию. По новому соглашению, срок пребывания на территории чужого государства не должен превышать 30-ти дней. Это касается и российских, и китайских туристов. Все документы нужно подать не менее чем за сутки до поездки, а не за несколько часов, как это было ранее. Списки желающих отправиться за рубеж будет утверждать комитет внешнеэкономических связей. Все эти новшества, по мнению российских предпринимателей - не более, чем новые палки в колеса.

"Судя по всему, законы принимаются, как говорится, для того, чтобы ужесточить контроль над туристами. А качество пропускной способности таможни, что нашей, что китайской, - по всей видимости, не изменятся, и там как был бардак, так бардак и останется. Туристы зимой стоят целыми ночами в автобусах не отапливаемых, на льду реки ждут. Китайские таможенники, по сути дела, беспредельно относятся к нашим туристам. То есть - штраф за любое нарушение, какое заблагорассудится, могут взять. Это все так и останется. Было много всяких законов, всяких указов, лучше туристам от этого не стало. На российской стороне - то же самое. Может быть, отношение к нашим туристам немножко получше, чем у китайцев, но многочасовые очереди никуда не денутся. Люди на морозе ждут часами. Многие хронические заболевания от этого получают и буквально за короткое время в стариков просто превращаются. Но это для них - единственный способ заработать".

Действительно, об элементарном наведении порядка на границах в документе не сказано ни слова, поскольку искусственные сложности с оформлением документов и грузов, по мнению коммерсантов, выгодны и российской, и китайской стороне.

В эфире Красноярск, Александр Макаров:

В Красноярском городском жилищном агентстве - невероятный переполох. За несколько последних дней сюда поступило полторы тысячи заявлений на бесплатную приватизацию квартир. Вдвое больше желающих немедленно переоформить жилье в личную собственность выстроились в километровую очередь на прием в агентство. Причину такого ажиотажа долго выяснять не пришлось. По Красноярску разнесся слух, что с 1-го января 2001-го года за приватизацию государственных квартир придется платить. Причем, люди в очереди уже называют точные цифры: в бюджет (какой - не уточняли) придется перечислить остаточную стоимость своей квартиры. Небогато одетая женщина средних лет, пересказывая все это, даже голос повысила от возмущения: "Для меня даже несколько тысяч большие деньги, а они хотят содрать эту самую остаточную стоимость. Где я возьму столько?" - почти кричала она. Очевидно, что эта женщина, как и сотни других жителей Красноярска, будут обивать пороги жилищного агентства до победного. Столь же очевидно, что никто из этой огромной очереди не поверит местным чиновникам, которые в один голос утверждают, что никаких распоряжений и нормативных документов об отмене бесплатной приватизации нет, и не может быть. Городские власти утверждают, что в городской Думе действительно подготовлен некий законопроект об упорядочении приватизации муниципального и государственного жилищного фонда, но его не обсуждали даже в постоянных комиссиях.

Однако все эти утешительные слова только подогревают общий красноярский ажиотаж. Если чиновник говорит, что это неправда, значит это самое "это" произойдет совсем скоро - таково мнение большинства красноярцев, с которыми мне удалось переговорить. Как утверждают специалисты красноярского жилищного агентства, в городе на момент объявления всеобщей приватизации жилья было 250 тысяч ответственных квартиросъемщиков. Судя по последним данным, только две третьи из них воспользовались своим правом на бесплатную приватизацию. Все филиалы городского жилищного агентства с начала этой недели работают в усиленном режиме, без обеда и без выходных. Тем не менее, очередь желающих немедленно приватизировать свою квартиру меньше не становится.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

На нужды губернской медицины в 2001-м году из бюджета Самарской области запланировано выделить 2900 миллионов рублей, что на 500 миллионов рублей больше, чем в году нынешнем. По мнению губернских чиновников, столь масштабное финансирование позволяет с еще большей уверенностью говорить о том, что материальное положение самарских врачей ничуть не хуже, чем у московских медиков. При этом по словам руководителя департамента здравоохранения администрации Самарской области Галины Гусаровой, власти традиционно уделяют особое внимание проблемам начинающих врачей. Однако далеко не все молодые самарские врачи ощущают на себе подобное внимание и заботу со стороны губернских властей. Примером тому - самарская семья Ивановых. Супруги Дмитрий и Ольга - молодые специалисты, в 97-м году они окончили Самарский Государственный медицинский университет. Ольга сейчас работает ортопедом в муниципальном детском санатории "Волжские зори". За свой труд, вместе с положенной по закону 25% надбавкой за вредность, получает в месяц 560 рублей "чистыми". Как рассказала Ольга Иванова, начальная ставка вчерашнего выпускника медуниверситета еще меньше - 420 рублей. Муж Ольги Дмитрий трудится врачом-офтальмологом в отделении экстренной помощи Самарской областной глазной больнице имени Ярошевского. Работа у Димы напряженная, каждое дежурство длится по 18 часов. За это время приходится оперировать до 20-ти больных, поступающих в отделение со всей Самарской губернии. Наиболее частые пациенты - наркоманы, получившие термические ожоги глаз после употребления наркотиков, приготовленных на основе уксусного ангидрида. Оказывать медицинскую помощь наркоманам не всегда безопасно. По словам Дмитрия, "в благодарность" за проведенную операцию не раз наркозависимые пациенты бросались на него с кулаками. Месячный оклад Дмитрия 1150 рублей. В итоге, семейный бюджет Ивановых составляет 1700 рублей в месяц. Достаточно ли этих денег молодой семье, в которой есть еще ребенок, 4-летняя дочка Юля, легко подсчитать, зная, что прожиточный минимум на одного самарца в октябре составлял 800 рублей. Выжить в условиях, когда доходы не покрывают расходы, по словам главы семейства, удается лишь благодаря помощи родственников и за счет дополнительных заработков.

В эфире Владикавказ, Юрий Багров:

Владикавказская городская свалка - давняя головная боль всех горожан. Введенная в эксплуатацию еще в конце 50-х с нарушениями многих экологических требований и рассчитанная на прием бытового мусора в течение 10-ти лет, она продолжает функционировать по сей день. Следует отметить, что свалка находится фактически в черте города, вблизи наиболее густонаселенных микрорайонов. Из-за ее неправильного использования, там регулярно происходит самовозгорание органических веществ; выделяющийся дым, содержащий большое количество вредных для здоровья веществ, в безветренную погоду подобно туману окутывает некоторые жилые массивы Владикавказа. В такие дни особенно тяжело приходится пожилым людям и детям, они наиболее остро реагируют на удушливый смог.

Ирина Кабаева, молодая женщина, мать двоих детей, рассказала мне, что ее старшему пятилетнему сыну Аркадию врачи поставили диагноз - "бронхиальная астма", сказав, что одна из причин возникновения заболевания - близость горящей свалки. Ирина надеется, что ее младшего - трехмесячного малыша - подобная участь минует. Однако, как сама признается, надежд на это мало. Говорит Ирина Кабаева:

"Пятый год живем в этом районе. Экология ужасная, дышать нечем. Детям вообще жить невозможно. У меня двое детей, младший - совсем маленький. Пеленки на улице практически невозможно вывесить. Я не говорю о себе, хотя, когда беременная была, чувствовала себя ужасно и так, а тут еще и запах, постоянная гарь. Врачи ничего посоветовать не могли, какие-то витамины, какие-то лекарства прописывали шлаковыводящие, но все это бесполезно. Детские вещи на улице сушу, потом ребенка завернуть не могу. Сушу все дома, от этого дома сырость и так далее. Куда мы только не писали, все жители подписывались, во все инстанции, в городскую мэрию, в Министерство экологии, никакой помощи. Просто беспредел".

Городские власти, похоже, и не собираются решать данную проблему. Чиновники из администрации города изредка выдвигают проекты нового котлована для свалки или строительство мусоросжигательного завода. Однако республиканские экологи отвергают любое из этих решений, отправляя проекты обратно на доработку. Между тем, врачи бьют тревогу, утверждая, что если подобная ситуация продлится еще несколько лет, это может существенно повлиять на генофонд Владикавказа. Говорит доктор медицинских наук Инел Джоев:

"Удушающий, можно даже сказать ядовитый запах сгорания, жжения, идущий с городской свалки, негативно отражается на здоровье населения, особенно в детском возрасте. Содержащиеся в этом дыму опасные для человеческого организма вредные вещества - такие, как диоксид азота, соли тяжелых металлов, вызывают заболевания верхних дыхательных путей и различные аллергии. Также являются канцерогенами и обладают способностью накапливаться при длительном поступлении, они со временем вызывают онкологические заболевания, различные мутации, что через определенное время крайне негативно скажется на всем генофонде населения".

Это был научный сотрудник североосетинской медицинской академии Инел Джоев. А пока проблема с городской свалкой остается нерешенной, Ирина Кабаева и ее муж будут тратить практически всю свою зарплату и детские пособия на дорогостоящие лекарства, пытаясь хоть как-то оградить детей от страшных недугов, провоцируемых ядовитым дымом свалки.

В эфире Липецк, Андрей Юдин:

В феврале прошлого года 30 офицерских семей получили долгожданные квартиры в отдаленном микрорайоне города Липецка. Офицерские семьи бывшей 14-й Приднестровской армии решили привести в порядок территорию возле своего дома № 26 по улице Стаханова. Как это обычно бывает, территорию и двор дома никто из строителей приводить в порядок не собирался. Своими силами жители дома убрали строительный мусор и весной посадили двести саженцев разнообразных деревьев, обеспечив себе благоприятную окружающую среду. Однако осенью 2000-го года в начале октября они узнают о том, что их деревья собираются вырубить, а на месте зеленых насаждений администрация города решает построить торговый дом "Спутник", предоставив предпринимателям эту территорию. При этом мнение жителей дома и условия окружающей среды никто учитывать не собирался. Во внимание принимается лишь выгода для городского бюджета и интересы мэра Александра Коробейникова. О своей проблеме говорят обеспокоенные жители дома:

"Когда нас заселили сюда, нам не сказали, что у нас должно быть. У нас было счастье и эйфория - то, что мы получили квартиры. Мы сделали уборку территории своими руками, высадили деревья".

"По нормам градостроения у каждого дома должна быть своя инфраструктура - детская площадка, места для отдыха пожилых людей. У меня отец - инвалид войны второй группы, и он, получается, не имеет места, где выйти, отдохнуть, посидеть на этом свежем воздухе. Мы, естественно, боремся за то, чтобы сохранить посадки".

"Из леса привезли березы, липы, посадили деревья. Летом поливали. Оказалось, что здесь запланирован торговый центр до самого подъезда. Остается там метра четыре зеленой лужайки".

"Наши главные чиновники в городе как бы отфутболивают это дело, они просто не хотят этим заниматься, даже не хотят в это вдуматься. А если вдуматься в это дело, то это очень важный вопрос, особенно для наших детей".

Люди вынуждены защищать свое конституционное право на благоприятную окружающую среду. Администрация не считает нужным заботиться о людях и не собирается отступать от проекта, в который вложено уже сто тысяч рублей. Хотя в данном случае нарушены элементарные санитарные нормы, не проведена экологическая экспертиза. Офицерские семьи ждут от мэра города Александра Коробейникова ответ на свое письмо, в котором просят сохранить деревья и найти разумное решение возникшей проблемы. А в случае отказа - они намерены отстаивать свое право в суде. Если и эта мера им не поможет, то они обратятся за помощью к своему генералу Александру Лебедю.

XS
SM
MD
LG