Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программы - Корреспондентский час Радио Свобода

  • Татьяна Ильина

В этом выпуске:

- Омский губернатор призывает оборонку перековать мечи на орала;
- Узнают ли дети липецких летчиков, что такое новая квартира?
- Почему тюменский губернатор вдруг невзлюбил канадцев?
- Южносахалинские экологи готовятся к атаке на нефтяную платформу;
- Кто в Пензе быстрее соберет металлолом - бродяги или школьники?
- На памятник Пушкину в Подольске сложились всем миром;
- Йошкар-Ола: власти все больше боятся свободы слова;
- Ульяновск: телефонное раскулачивание в самом разгаре;
- Тула: бизнесмены не торопятся подкармливать коммунистическую власть;
- Петрозаводск: Конституционный суд ждет, когда половина карельских предпринимателей разорится;
- Петропавловск: каждый камчадал имеет право поймать 30 хвостов;
- Орел: искусствовед Зинаида Стародубцева доказала, что музей тоже может зарабатывать.


В эфире Омск, Татьяна Ильина:

Главным омским событием этой недели стала открывшаяся 8-го июня на базе аэрокосмического объединения "Полет" 3-я выставка военной техники и вооружения "ВТТВ-99". Мероприятие это весьма масштабное, формирующее честь мундира и областного руководства и влиятельных чиновников в Министерстве обороны и Росвооружении. Поэтому организаторы предприняли все меры для проведения его в строгом соответствии с планом. И, надо отдать им должное, весьма в это преуспели. Единственная незапланированная организаторами акция - намечавшееся пикетирование выставки группой рабочих "Полета", протестующих против многомесячных задержек зарплаты, - так и не состоялась. Как пояснил председатель стачкома Борис Бугаков, ради срыва пикета одним работникам накануне выдали в качестве аванса 100-200 рублей, других срочно вызвали из отпусков и предупредили, что пикетчики будут выброшены с завода.

Нынешнюю выставку и представители "Полета", и многие другие участники откровенно называют политической, а перспективы и надежды на госзаказ связывают с изменениями внешней политики. В то же время даже в случае улучшения конъюнктуры российского рынка вооружений, у омского военно-промышленного комплекса мало перспектив, так как он по большинству позиций уступает даже своим уральским коллегам-конкурентам, не говоря уже о московских фирмах, имеющих неизмеримо большие лоббистские возможности. Эту мысль неоднократно высказывал и омский губернатор Леонид Полежаев, призывавший оборонщиков перестать надеяться на возврат гонки вооружений, забыть про космос и более активно осваивать рынок гражданской продукции. В этих условиях выставка выглядит скорее не экономическим мероприятием, а масштабным и весьма затратным шоу, призванным удовлетворить разнообразные милитаристские, политические и корпоративные амбиции.

Весьма показательно, что лишь единицы из широко представленных на рынке омских предприятий ВПК, являются полноценными налогоплательщиками, остальные периодически получают по губернаторской воле освобождение от налогов, пени и штрафов. Общий объем этой благотворительности за счет учителей, врачей, пенсионеров и других бюджетников достиг уже 700 миллионов рублей, что превышает 20% всех доходов бюджета области.

В эфире Липецк, Андрей Юдин:

В городе Липецке в апреле этого года сдан в эксплуатацию новый дом, построенный на средства военно-воздушных сил. Дом строился 4 года, до сих пор вокруг него кипят страсти, - получить долгожданную квартиру мечтали многие. В липецком авиацентре имени Чкалова тысячи офицеров нуждаются в благоустроенном жилье, многие семьи живут в старинной офицерской гостинице военного городка. Эта гостиница построена еще во времена Геринга немецкими военными строителями для будущих асов. С тех пор прошло немало лет и событий, здание разрушается, как снаружи, так и внутри, а условия таковы, что на 20 семей приходится 4 умывальника, один женский и два мужских туалета. Кухня и душ вообще отсутствуют, из-за перегрузок в электросети вечерами отключается электроэнергия.

Семья капитана Аркадия Мидко, его жена, дочь и сын живут в таких условиях 10 лет, а когда-то они были первыми в очереди на получение квартиры. Пытались добиться справедливости, судились, писали генералам и маршалу, но все напрасно, пайковые - и те не платят три года. Запутанная система очередей выгодна некоторым офицерским чинам. Отслеживая списки, капитан инженерно-авиационного отряда Николай Дыньков обнаружил, что его сослуживцы получили квартиры, хотя по очереди были далеко за ним. Жилье получают те, кто имеет хорошие связи с руководством, кроме того, улучшая жилищные условия, многие офицеры используют свои старые квартиры в своих интересах - прописывают в них своих родственников. Таким образом старый жилой фонд не используется для нуждающихся офицеров.

Пытаясь разобраться в этой ситуации, капитан Николай Дыньков попал в беду - его нервная система не выдержала. В результате - попытка самоубийства, 9 месяцев лечения и инвалидность.

На фоне этих событий споры вокруг построенного нового дома разгорались с большой силой, дом стал бестселлером в теле-новостях и печати. Новый начальник гарнизона генерал Владимир Загитов и начальник летного центра генерал Александр Харчевский ведут между собой необъявленную информационную войну. Схватка продолжается полтора года и началась в связи с назначением начальником гарнизона генерала Загитова. Вступив в должность, генерал Загитов назначает новые кадры. Создавая свою команду, он пытается решить квартирный вопрос, обеспечив квартирами офицерский состав и служащих военкоматов. Однако такой ход дел и назначение не устраивает генерала летного центра генерала Харчевского. Он считает, что нарушена традиция, сложившаяся с годами. Конфликт между генералами обостряется, и в разрешение тупиковой ситуации вступает министр обороны России маршал Игорь Сергеев. Он требует срочно вселить нуждающихся в новый дом и доложить об исполнении. Протоколом жилищной комиссии очередники утверждаются, за подписью главкома военно-воздушных сил генерала Корнукова. Новый дом принимается на баланс коммунальных служб города. Военнослужащие, не входящие в состав летного центра, получают законные ордера и заселяются в квартиры. Военнослужащие летного центра, по указанию генерала Харчевского, заселяются нелегально. Комитет по учету и распределению жилья не выписывает ордера офицерам летного центра из-за нарушения очередности и нежелания ряда военнослужащих освободить старые квартиры. Арест пяти квартир судом Липецка и незаконное заселение является результатом генеральских амбиций и произвола.

В эфире Тюмень, Алекс Неймиров:

За последние 10 лет добыча нефти в Тюменской области сократилась с 650-ти миллионов тонн до 188-ми миллионов тонн в прошлом году. Эпоха нефтяных гейзеров пошла, сегодня приходится осваивать месторождения с так называемыми трудноизвлекаемыми запасами. Одно из них, Кальчинское, было открыто в начале 90-х годов в Уватском районе на юге Тюменской области. Его разработка потребовала новых технологий и поиска инвестора. Наиболее приемлемые условия предложила канадская инвестиционная компания "Блек Си Энерджи". Для работы в России канадцы зарегистрировали в оффшорной зоне на Кипре дочернюю фирм "Грейт Пойнтс Петролеум", российская сторона в лице директоров "Тюменьнефтегаза" приняла решение о создании на паритетных началах - 50 на 50 - совместного предприятия "Тура Петролеум", и в 1997-м году Министерство природных ресурсов России выдало "Туре Петролеум" лицензию на право пользования недрами. За полтора года инвесторы вложили в нефтедобывающие предприятия свыше 44-х миллионов долларов. В 1997-м году "Тура Петролеум" добыла более 300 тысяч тонн нефти, в 98-м - 500 тысяч, а в нынешнем году планировала добыть 570 тысяч тонн. Тем не менее, оценивая работу иностранных инвесторов, губернатор Тюменской области Леонид Рокецкий на одной из недавних пресс-конференций сказал:

"Тура Петролеум" говорит, что она хочет вкладывать деньги, наращивать объем добычи нефти. Это на словах - "да", но последние 4 года, еще до конфликта, они полностью прекратили бурение скважин на нашей территории".

Впрочем, эту позицию можно объяснить тем, что господин Рокецкий является председателем Совета директоров "Тюменской нефтяной компании", а "ТНК" в прошлом году поменяла хозяина, а вместе с ним на 180 градусов поменяла политику в отношении канадцев. По указанию "ТНК" российский партнер "Туры Петролеум" - "Тюменьнефтегаз" отказался от принятых ранее обязательств и начал судебную тяжбу по изъятию лицензии у канадских инвесторов. Но даже после череды изнурительных процессов компания "Блек Си Энерджи" не продала свою долю в СП, что еще раз говорит о серьезности намерений инвесторов. Генеральный директор компании "Тура Петролеум" Джим Черник не теряет надежды на благополучный исход:

"Я считаю, что в конечном итоге вся эта ситуация будет разрешена в положительную сторону. Поскольку, если уж события стали развиваться таким образом, что все вопросы с самого начала переадресовались в судебные инстанции, то за истекший период времени это дело получило очень широкую огласку. Найдя решение вопросу с "Тура Петролеум", тем самым будет дан ответ на большое количество вопросов, которые могут задать остальные три тысячи инвесторов, которые так же вложили свои деньги".

Пока же судьба "Туры" и трех тысяч зарубежных инвесторов в России до конца не известна. Известно другое: до смены руководства тюменской нефтяной компании "Тура Петролеум" была едва ли не самым прилежным налогоплательщиком в Тюменской области. За полтора года работы компания перечислила в бюджеты всех уровней 13 миллионов долларов, при этом было трудоустроено 500 человек.

В эфире Южно-Сахалинск, Владимир Кулешов:

Утечка нефтепродуктов добывающей платформы Моликпак прошла на шельфе восточного побережья острова Сахалин. Информация об этом тщательно скрывалась владельцами буровой платформы американской компанией "Сахалинская энергия", но сегодня - просочилась к местным журналистам. На этот час удалось узнать, что авария произошла в момент пуска наладочных работ, из-за чего оказалось разлито около 500 тонн смазочного масла "Шелл турбо". На воде образовалась пленка длиной 100 и шириной около одного метра. Общественная организация "Экологическая вахта Сахалина" высказала обеспокоенность тем, что именно в эти дни в район бедствия зашло уникальное стадо серых китов, они относятся к исчезающему виду, и всего их насчитывается около 80-ти особей. Серые киты занесены в Международную Красную Книгу, и известно, что обитают они только в чистой морской воде. По сообщению экологов, мертвых китов у Сахалина пока не обнаружено, однако уже в июне на платформе Моликпак планируют добыть первую нефть, - тогда экологические последствия от подобных ЧП могут быть заметнее в сотни раз. Сегодня же управляющий компанией "Сахалинская энергия" Дейв Лоран попытался успокоить жителей области и сравнил утечку нефтепродуктов с платформы с опрокидыванием стакана с молоком на своей кухне. Однако экологам такое сравнение не понравилось, и они уже готовят плакаты с надписями "Нефть - не молоко, Сахалин - не кухня".

В эфире Пенза, Иван Михайлов:

В Пензенской области существует 7 коммерческих структур и 33 принадлежащих частным лицам пункта приема лома цветных металлов. Как показали многочисленные проверки сотрудников отдела по борьбе с экономическими преступлениями, во всех этих пунктах постоянно нарушалось действующее законодательство: везде отсутствовал учет принятого лома. Тех, кто наживался на цветмете, всегда интересовали живые деньги, а не ответ на вопрос о происхождении лома. Деятельность приемных пунктов быстро приобрела ярко выраженный криминальный оттенок. 14-го апреля 1999-го года правительство Пензенской области приняло решение о закрытии всех пунктов приема лома черного и цветных металлов до особого распоряжения, тем самым скупщикам краденного объявили настоящую войну. Говорит начальник ГУВД Пензенской области генерал Гуляков:

"Мы объявляем от имени правоохранительных органов всем добросовестным предпринимателям правила игры. Все, кто его соблюдают, будут соблюдать... они будут иметь определенную прибыль, все, кто ее не будет соблюдать, мы будем дорабатывать в правовом плане. Просто привлекать к жесточайшей уголовной и административной ответственности".

Заручившись поддержкой правоохранительных органов, председатель правительства Пензенской области Александр Долганов сразу же взял быка за рога:

"И поверьте, мы найдем нормальную законодательную основу для того, чтобы привлекать наших дельцов к имущественной ответственности, а далее - к уголовной".

Претворять решения местного правительства в жизнь взялись с энтузиазмом не только в областном центре, но и во всех районах губернии. Говорит заместитель начальника Каменского ГРОВД Дмитрий Стекольников:

"Все пункты приема цветного металла закрыты у нас в городе, по ним проводится более детальная поверка. Хотя и до закрытия, грубо говоря, держали мы их под колпаком: постоянно проверяли лиц, которые сдавали сюда цветмет, и большое количество преступлений в связи с этим раскрыли... В настоящий момент они не работают".

Едва решение правительства Пензенской области вступило в силу, сразу, как грибы после дождя, стали появляться подпольные пункты приема лома цветмета. Проблема оказалась актуальной не только для сотрудников отдела по борьбе с экономическими преступлениями, но и для родственников тех, кто погиб, пытаясь разобрать электродвигатели, трансформаторы, срезать провода с линии электропередач, находящиеся под высоким напряжением. В популярной пензенской программе "Наши новости", к примеру, нередко можно услышать сообщения такого рода:

"28-го мая из Бековского района поступила информация о том, что 15-летнего подростка убило током. Как выяснилось в ходе проверки, погибший решил нажиться на сдаче алюминиевых проводов в пункт приема лома цветных металлов. Для этого он забрался на опоры высоковольтной линии и стал перерезать провода. Смерть от удара электротоком была мгновенной".

Вслед за проводами в пункты приема цветных металлов понесли кабели. 2-го июня сотрудники милиции задержали двух мужчин, отрезавших кусок телефонного кабеля, соединяющего Пензу с рядом окрестных сел.

"Отрезали два куска кабеля и хотели сдать в приемный пункт цветмета. Были задержаны работниками связи и доставлены в отдел милиции номер 2".

Это был комментарий сотрудника районного отдела милиции. А вот как описывает события один из задержанных:

"Я шел. Подхожу - двое ребят. Один говорит: "Помоги выдернуть из земли кабель". Мы его потянули, он вырвался, я повернулся - хотел уходить, а нас задержали".

Пока милиционеры продолжает борьбу с теми, кто честно жить не хочет, чиновники ищут новые формы работы, дабы не оставить отечественную металлургию без стратегически необходимого сырья. На днях председатель правительства Пензенской области подписал постановление об участии молодежны, детских и учебных организаций в заготовке лома черных и цветных металлов. Как считает заместитель председателя областного правительства Вячеслав Тарасов, этот документ появился на свет с единственной целью:

"Привлечь ребят к зарабатыванию денег, иметь такие специальные счета в каждом образовательном учреждении, как было в прежние годы, когда ребятишки действительно собирали металлолом, имели возможность на эти средства проводить различного рода мероприятия".

Теперь, как и во времена пионерии, толпы юных пензенцев будут собирать старые трубы, худые кастрюли и много всякой железной мелочи. А открытые для этого службы втормета будут принимать металлолом от школьников.

В эфире Подольск, Вера Фаут:

В городе Подольске отныне стоят три памятника: с давних пор - вождю пролетариата, с января этого года - открытый местными подольскими казаками памятник последнему российскому императору, и вот уже неделю - памятник поэту Александру Сергеевичу Пушкину, открытый в тот самый день, когда весь мир отмечал 200 лет со дня его рождения. Всем миром собирали в Подольске деньги на памятник, в воспитательных и благородных целях в школах с учеников - по трешке, пятерке, взрослые же - кто делом чести считал сдать сумму посолиднее, а кто-то ворчал на усердия областных властей, обещавших благоустроить сквер под памятник долевым финансовым участием предприятий. Местный пушкинист Галина Сеничева, сопротивлявшаяся этой идее с юбилейным духом, отдала все-таки себя в жертву, сказав: коли не можешь отговорить, так возглавь движение, чтобы затем не было стыдно за скоропалительность. Стыдно не было, а главное - народ дело поддержал горячо:

"В первый же день стали звонить, приходить в редакцию, а потом письма появились. Главное - не было ни одного отрицательного отзыва, чтобы кто-то сказал: есть нечего, а вы тут - памятник. Удивительно - люди, пенсионеры, ветераны пишут: как хорошо, если это состоится. А больше всего предложений Елены Петровны Лисицыной, инженера с ЗИЛа, которая пришла и сказала, что памятник должен быть сооружен только на народные средства, она готова первая внести свой вклад".

Скульптор Виктор Михайлов высек из гранита своего Пушкина меньше, чем за месяц, а вообще от замысла до реализации срок оказался невеликим - 3 месяца. И все 3 месяца кипела в городе дискуссия меж культурными людьми: достоин ли великого поэта безбожный и социалистический по своей сути город? Да где ставить памятник? Да не слишком ли близко к власти, как камер-юнкер какой? Да не слишком ли близко вождь-громадец рядом? Да и так ли необходимо каменное изваяние, если поэт ясно выразился: "Я памятник себе воздвиг нерукотворный..."? - Значит, уверяли местные пушкинисты, читать надо поэта, умнеть, и тем спасаться, а не отдавать дань юбилейщине. Скульптор Виктор Михайлов в дискуссии не участвовал, работал день и ночь, но мнение имел такое:

"У нас не так много осталось уже... и это развенчали, и то разрушили, и то потеряли и еще что-то... Осталось-то, в общем, немного. И через год мы это не сделаем, конечно... абсолютно. Нам повезло, что именно мы можем это сделать".

Хорошо, что упорными были координаторы этого проекта и довели дело до конца, еще и в срок успели. И с 6-го июня Подольск почувствовал себя не на задворках империи, а в центре цивилизации. А памятник работы скульптора Михайлова и вправду хорош, приезжайте, посмотрите и скажете тогда: хороши юбилеи, если после не только слова остаются, но и дела.

В эфире Йошкар-Ола, Елена Рогачева:

В республике Мари Эл развернулся неслыханный ранее скандал, в эпицентре которого оказались коллективы ведущих республиканских газет. Все началось невинно, с приведения уставов государственных изданий в соответствие с Гражданским кодексом Российской Федерации. Инициатор акции - Госкомитет республики по печати и информации, в лице председателя Евгения Суслова, под этим прикрытием начал наступательную операцию на редакции.

Идея воплотилась в жизнь в виде постановления правительства. Пяти газетам, мягко говоря, было предложено принять форму государственного унитарного предприятия. 4 коллектива оказались покладистыми, согласились с навязанным предложением и подготовили соответствующие протоколы собраний. Но редакция республиканской газеты "Молодежный курьер" решила избрать для себя другую форму - общество с ограниченной ответственностью, что закону не противоречит. С этого момента у коллектива начались проблемы. Говорит главный редактор газеты "Молодежный курьер" Сергей Щеглов:

"В так называемой политике реорганизации газет использовались самые различные методы давления. Это были телефонные звонки, приватные беседы, причем особых причин... они вслух не озвучивались. Хотя, например, одна из причин - власть не устраивает то, как пишет свои статьи один из лучших журналистов "Молодежки", да и вообще республиканской прессы, - Василий Панченко. Ссылок на то, что редакция каким-то образом нарушает закон о печати, или другие законы, - этого не было.

С недавнего времени газету перестали печатать в местной типографии, в издательстве "Периодика Мари Эл". Все это делается по негласному распоряжению и Госкомпечати, и еще других чиновников, потому что вслух это не называют. Когда я подхожу к директору "Периодики", он говорит: да, дана команда не печатать.

Нас беспокоит то, что предпринимаются попытки запретить продажу газеты и в розничной сети. В настоящий момент газета печатается, вот уже два выпуска вышли - в соседней республике, в Татарстане, и в городе Зеленый Дол...

Как-то с разговорами о реорганизации почему-то забывается, что суть всех этих процессов, которые происходят, - это открытое нарушение свободы слова, свободы печати".

"Молодежный курьер" провел пресс-конференцию, на которую собрались представители всех республиканских изданий. Поскольку каждое из них так или иначе испытывает на себе давление, выступление Сергея Щеглова нашло поддержку. Из искры возгорелось пламя.

На следующий день главная официальная газета республики "Марийская правда", которая все же согласилась на условия, предложенные местной властью, опубликовала обращение к читателям, в котором говорится:

"Началась массированная, но абсолютно не продуманная предвыборная кампания, и заложниками в ней становятся не только журналисты, но и читатели, все избиратели".

Решиться на такое откровение в общем-то консервативную газету заставило и то, что вместе с реорганизацией, которая проводится под нажимом, с нарушением сроков и законов, появилась реальная угроза смены руководителя редакции. Похоже, это выступление только подтолкнуло власть на решительные действия: 4-го июня должность главного редактора, в связи с реорганизацией газеты, была упразднена, и главный редактор Владимир Мальцев по сути оказался безработным. Та же участь ожидает и редактора газеты "Молодежный курьер" Сергея Щеглова, но его поддерживает большая часть коллектива, которая собирается отстаивать свои права в судебном порядке.

Самое непонятное в этой ситуации - то, что все издания, о которых идет речь, лояльны к действующему правительству республики, поэтому журналисты просто недоумевают: отчего начался такой прессинг? Возможно, во время предвыборной кампании власть решила расставить своих людей на всех ключевых постах. Примечательно в этой ситуации то, что вдохновитель идеи реорганизации, а по существу - причесывания газет - председатель Госкомпечати по республике Мари Эл Евгений Суслов юридически к этому делу не имеет никакого отношения, судьба редакций зависит от собственника имущества, Министерства по управлению имуществом и учредителей. На вопрос, при чем же здесь комитет по печати, Евгений Суслов ответил: видимо, судьба такая. А судьба заключается в том, чтобы прямолинейно и слепо исполнять указания тех людей, которые, находясь на вершине власти, в таких делах отдают устные приказы и предпочитают оставаться в тени.

В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:

Администрация Ульяновской области ведет кампанию по сокращению числа телефонов на предприятиях, в организациях и фирмах, чтобы передать освободившиеся номера остро нуждающимся гражданам. Местные предприниматели утверждают, что из-за этого страдает их бизнес, а в итоге - и областной бюджет недополучает налогов.

Идею перераспределения телефонов в пользу ветеранов, инвалидов и других льготников высказал на одном из селекторных совещаний ульяновский губернатор Юрий Горячев. Было решено сократить третью часть телефонов в бюджетных организациях. Но кампания коснулась и частных фирм, у которых городская телефонная станция отключает номера под предлогом нарушений ими договоров о предоставлении услуг связи. Страдают и законопослушные фирмы, которым предлагают добровольно отказаться от наименее значимых для них номеров, под угрозой отключить все. По словам советника губернатора Татьяны Снежинской, перераспределение телефонов - мера вынужденная и объясняется недостаточной емкостью действующих АТС. Связисты же утверждают, что на строительство новых АТС у них нет денег: мол, тарифы на услуги связи очень низкие, а уровень неплатежей высок, есть организации, которые по 2-3 года не платят за телефоны. Снежинская назвала распоряжение губернатора продуманным и согласованным с городской телефонной станцией. А если у кого-то по ошибке отключили номер, то надо разбираться со связистами, сказала она. Опыт показывает, что с ними разбираться трудно, поскольку сами они ссылаются на распоряжение губернатора, где дан список предприятий, попадающих под телефонное сокращение. Поэтому пострадавшие фирмы, желая хотя бы временно вернуть связь, апеллируют непосредственно к губернатору Горячеву. Председатель совета областного объединения предпринимателей считает, что вместо того, чтобы заниматься телефонизацией, областная власть действует по принципу "отнять и поделить". Хуже всего, что номера отобранных телефонов были опубликованы в различных информационных и рекламных изданиях, отчего бизнесмены теряют партнеров, неся материальный и моральный ущерб. Предприниматели говорят, что большая часть их работы делается по телефону, поэтому трудно представить, сколько денег теряет область в виде налогов из-за сорванных сделок. Интересно, что пострадавшие почти не винят связистов, зная, что те выполняют указания областной власти, к тому же связисты и сами в убытке: ведь коммерсанты ведут множество междугородних переговоров, поэтому отключение их номеров лишает предприятия связи значительных доходов.

Конечно, инвалидов и ветеранов жалко, многие из них очень больные люди и без телефона им не обойтись, но передел телефонов в Ульяновске слишком напоминает раскулачивание.

В эфире Тула, Сергей Новиков:

"Бизнес и власть" - конференция с таким названием состоялась в нашем городе. Власть в Туле коммунистическая, с небольшим социал-демократическим уклоном, бизнес же - он и есть бизнес: экономическая деятельность, дающая прибыль при любой власти. А в настоящее время бизнес, особенно его малая и средняя формы, - основной источник поступления так называемых живых денег в местный бюджет.

"Естественно, что у власти есть определенный интерес к бизнесу, - считает участник конференции, генеральный директор фирмы "RadioPage-Т" Сергей Сергеев, - хотя были и достаточно интересные заявления... Скажем, такое заявление, что многие из вас уже заработали и на детей, заработали на внуков, на внуков детей, давайте поработайте и на туляков. Ну, я думаю, что таких бизнесменов, которые уже заработали на своих внуков, может быть, ноль целых, ноль десятых, поэтому общее тяжелое молчание зала показало, что в общем-то они еще пока хотят поработать на себя".

То есть таких условий, чтобы можно было заработать и на себя и на внуков пока что не создано?

"Я думаю, что созданы такие условия, при которых нельзя заработать ни на себя, ни на детей, ни на внуков. Естественно, что такие заявления воспринимали как легкую иронию".

Зато создано негативное мнение относительно бизнесменов в Туле и в области, и во многом - благодаря нынешней власти.

"Дело в том, что бизнесмены у нас ассоциируются всегда с людьми, которые берут чьи-то деньги и, естественно, что идеологически пытаются создать мнение, что денег нет не потому, что не работает в нашей области экономика, а потому, что деньги забрали какие-то хитрые буржуи и держат эти деньги... поэтому всем плохо".

То есть для нашей тульской власти бизнесмены - это классово чуждые элементы идеологически?

"Можно везде такие речи услышать, потому что общая экономическая безграмотность, которая существует в органах нашей городской, и особенно - областной, власти, она просто потрясающа".

Даже лозунги об экспроприации иногда проскальзывают?

"Ну это мечты каждого: всегда легче отобрать, чем заработать. Поэтому пусть помечтают, что хорошо бы экспроприировать".

Но на конференции тема экспроприации, естественно, не затрагивалась. Власть заявила о том, что собирается как бы дружить с бизнесменами, по какой причине - я уже сказал вначале. Бизнесмены пообещали, что будут как бы помогать власти. Была принята резолюция, как бы пакт о ненападении, а в переводе с дипломатического на спортивный - встреча завершилась как бы в ничью.

В эфире Петропавловск-Камчатский, Гузейль Латыпова:

На Камчатке начинается очередная лососевая путина, это значит, что у многих жителей полуострова появится наконец возможность поправить свое материальное положение. Пока путина только начинается, и ход лосося еще не массовый, поэтому пока о сверхуловах говорить не приходится. Однако в начале и в конце путины идут наиболее ценные породы рыб - чавыча и нерка, самая дорогая икра именно у этих рыб.

На рынках Петропавловска неделю назад уже появилась свежая чавыча, один килограмм которой стоит 80 рублей. В этом году специалисты не предсказывали такой "золотой" путины, как в 98-м. В прошлом году рыбу можно было буквально ловить руками, ее не успевали перерабатывать, и поэтому рыбаки брали только икру, а рыбу отвозили на свалки, над полуостровом тогда стоял устойчивый рыбный запах.

В этом году лосося, скорее всего, будет значительно меньше, но даже при относительно небольших количествах вылавливания рыбы, неизбежно то, что ее все же не переработают. Из десятка рыбоконсервных заводов, некогда процветавших на побережье, из действующих осталось только два. На побережье населения почти не осталось, поскольку жизнь в рыбацких селеньях теплилась вокруг рыбозаводов. Не стало работы - уехали и люди, и золото, которое идет прямо в руки, некому вылавливать. Однако в последние годы возникло множество частных компаний, которые нанимают на период путины специалистов, давая таким образом заработать, и получают, в свою очередь, сверхдоходы. За 3 месяца путины можно в среднем заработать тысяч 20 рублей, для Камчатки это считается сейчас считается неплохим заработком.

К сожалению, путины не длятся целый год, также считают и жители разоренных поселений побережья, которые зарабатывают себе на жизнь только во время путины, когда их рабочие руки используются на обработке рыбы. И во время массового хода лосося побережье превращается буквально в Клондайк. Крупные дельцы зарабатывают сотни тысяч долларов в неделю, а обычные люди рады и тысяче рублей в день. Браконьеры - а таковыми являются практически все рыбаки Камчатки - постоянно попадаются в руки рыбинспекторов и платят немалые штрафы, но выгодное дело оправдывает риск. Для тех, кто не ставит целью заработать на рыбе, Камчатрыбвод выделяет лицензионные участки. Суточная лицензия стоит обычно около 10-ти рублей. На одну лицензию разрешается вылавливать до 30-ти рыбин. В принципе, для того, чтобы заготовить икру и рыбу на зиму на семью, это совсем не дорого. Коренные жители полуострова, ветераны, инвалиды и пенсионеры, имеют право на бесплатные или же льготное лицензии. Однако обычно рыбинспекторы выделяют такие участки, где рыбы почему-то мало. И для того, чтобы поймать свои 30 хвостов, приходится приложить немало усилий.

В эфире Петрозаводск, Сергей Коробов:

Вот уже полгода одной из наиболее обсуждаемых проблем экономической жизни республики Карелия является принятый в декабре прошлого года закон о едином налоге на вмененный доход. Существенно завышенные ставки налога вызвали волну протеста предпринимателей малого бизнеса. Их пикеты, митинги и забастовки прошли минувшей зимой по всей Карелии. Однако, не добившись проведения содержания закона о едином налоге в соответствии с рекомендациями федеральных властей, предприниматели обратились с ходатайством в Конституционный суд республики, который оказался в весьма затруднительном положении по причине того, что подобных дел прежде он никогда не рассматривал. Говорит член суда Александр Киннер:

"Действительно, подобного рода дел, когда рассматривается вопрос, соизмерим ли установленный налог с возможностями его уплаты... Насколько мне известно, это фактически второе дело в Российской юстиции. Поэтому здесь, конечно, мы сталкивались с определенными проблемами, связанными с вопросом, а где же эти критерии, когда можно утверждать, что вопрос о целесообразности той или иной ставки, вопрос политический, который решают законодательная власть с исполнительной, перерастает в вопрос правовой, когда в этот процесс может включится Конституционный суд республики Карелия и сказать, что в данном случае власть нарушила право, поступила незаконно".

После долгих раздумий Конституционный суд Карелии 25-го мая вынес свое решение, согласно которому в законе о едином налоге никаких нарушений конституционных норм нет. Приведенные ходатайствующей стороной аргументы о том, что новый налог ограничивает свободу малого предпринимательства и ведет к его полнейшему краху, были названы судом предположением и не были приняты во внимание. Вопрос к судье Александру Киннеру: какие данные и цифры убедили бы суд в наличии нарушения положений Конституции?

"Если бы были приведены, возможно, какие-то аргументы с достаточно серьезными расчетами, что вот сейчас, на сегодняшний день, допустим, по первому платежу разорилось 15%, по второму платежу разорится уже 30 или 40% предпринимателей, то, возможно, эти цифры были бы убедительны для суда, для того, чтобы вынести решение о том, что органы государственной власти, устанавливая столь высокие ставки, ущемляют конституционные гарантии граждан. Поэтому, возможно, через полгода, или какой-то иной промежуток времени, у предпринимателей появятся более серьезные аргументы, которые позволят вернуться к рассмотрению этого вопроса".

Итак, если через полгода разорится добрая половина малого бизнеса Карелии, это будет достаточно убедительным основанием для того, чтобы суд собрался вновь и принял иное решение. Сегодня, спустя два с лишним месяца после введения единого налога, экономической катастрофы пока не случилось, но только - пока. Слово - юристу Ирине Оникиенко, отстаивающей интересы предпринимателей в судебных инстанциях:

"Если с 1-го апреля моментально не закрылась половина киосков, или мест на рынках не сократилось больше, чем вполовину, то только потому, что им некуда деваться, и они платят из тех сбережений, которые у них были. Они сокращают свой оборот, это все ведет к сокращению, это абсолютно ясно. Это не сразу происходит, это не то, что сегодня люди встали, магазины закрыты, но это медленно, совершенно очевидно, идет процесс необратимый, потому что денег потом людям, которые разорились, взять будет неоткуда, чтобы снова поднять производство, потому что планка эта вступления в бизнес - очень высока".

Подтверждает вышесказанное и интервью с одним из "пострадавших" - предприниматель Елена Побережник занимается малым бизнесом 5 лет, у нее - маленький продуктовый магазинчик и киоск:

"Мне вменили, что якобы я должна получать 123 тысячи в квартал чистого дохода. Сейчас опубликовали за год доходы президента, я могу сказать, что президент получает за год меньше, чем мне вменили за 3 месяца. И судьба моя и моей семьи никого не интересует, никакого депутата, никакого законодательного собрания, ни, тем более, правительство. Последнее забирают сейчас просто, и за 3 месяца все, что у меня было накоплено за 5 лет моей предпринимательской работы, пошло на уплату единого налога. Все - четвертый месяц я уже не смогу заплатить, или я буду вынуждена искать какие-то другие ходы, какую-то другую работу. В Питер уехать работать через подставное лицо - это реально, но не в Карелии".

Именно к такому выводу приходят сегодня многие предприниматели в Карелии: зарегистрировать свое дело за пределами республики, там, где налоговое бремя не столь тяжелое, и жить себе спокойно. Налоги, правда, при этом пойдут в другую казну, но это уже должно волновать власть.

В эфире Орел, Андрей Чернов:

В течение последних полутора лет орловский Музей Искусств был создателем событий в местной культурной жизни. За это время в нем побывали известные деятели современного искусства России: Марат Гельман с несколькими своими проектами, Андрей Ерофеев - куратор коллекции современного искусства из Царицына, Тимур Новиков - звезда современного искусства Санкт-Петербурга. В ближайшие дни ожидается приезд Виктора Мезиано - главного редактора "Художественного журнала" и запланирована выставка художника Бориса Турецкого.

Каждый раз действия орловского Музея Искусств становились местной сенсацией. Такую нетипичную для музея активность спровоцировала его сотрудник - искусствовед Зина Стародубцева. Она бесстрашно провела в консервативном провинциальном городе несколько вызывающих акций, пропагандирующих современное искусство. Итог всей этой кампании - в музей пошла молодежь. Зина Стародубцева:

"Мы находимся в той стадии, когда мы просто привлекаем внимание молодежи, и люди, которые никогда не знали, что существует Музей Изобразительных Искусств, узнали, что музей - это то место, где всегда ждут молодежь, где для нее всегда что-то устраивают. И в этом смысле, знаете, что меня поразило - я когда приехала из Москвы, и первая статья, которую я прочитала, - это о том, что во Мценске подростки были заражены СПИДом, подростки-наркоманы... и это меня поразило. Почему? Потому что тот же орловский музей в течение последних двух лет делает мероприятия, посвященные молодежи, ни когда приводят учителя или экскурсии - им это мало интересно, это входит в их обязательную программу - а они приходят по собственному желанию, после учебного дня, летом, в субботу, воскресенье, они интересуются искусством, и их много. И тот же самый Комитет по делам молодежи даже не заинтересовался: а почему же, оказывается, у нас есть молодежь, которая не только ходит в ночные клубы, на дискотеки, то есть интересуется не только рок-музыкой, не наркоманит, а есть большое количество людей молодых, которые интересуются искусством, культурой и так далее... и это никого не заинтересовало. И то же самое управление культуры не выделило ни одного рубля на программу для молодежи. Хорошо, что есть грант Центра современного искусства Сороса, которое связано с проведением лекториев и приглашением московских художников, критиков в Орел. На эти деньги люди могут приезжать, на эти деньги мы издаем афиши, и в принципе на этом можно также было... и я думаю, через какое-то время можно получать на эти деньги... Но этим нужно заниматься, нужно заниматься рекламой. А пока что можно сказать, что все радиостанции... Кстати, которые помогли собрать нам публику... они сделали для музея бесплатные рекламные ролики".

На открытие выставки Тимура Новикова пришло 120 человек. По оценкам сотрудников музея, это небывалое количество для такого рода событий. Там же я спросил молодую девушку, что привело ее в музей?

"Эта выставка очень бурно рекламировалась и, наверное, именно поэтому я заинтересовалась. И до рекламы было выступление искусствоведа, оно было достаточно любопытное, и я решила пойти. К сожалению, я хожу нечасто, но если такие выставки будут предваряться выступлениями искусствоведа, и меня это заинтересует, я хотела бы их, конечно, посещать и намерена посещать, если действительно это будет стоящее событие. Хочется нового, свежего искусства".

Правда, пока все эти культурные события создает в основном один человек - искусствовед Зина Стародубцева. Она выиграла грант из Фонда Сороса, за счет которого финансируются все мероприятия. Даже художников музея она привозит в плацкартном вагоне за свой счет. На счет того, тяжело ли ей работать с руководством музея, Зина говорит, что преодолеть консерватизм маленькому провинциальному музею легче, чем, например, огромной Третьяковке. Тем не менее, у этого сотрудника орловского Музея искусств - самая маленькая зарплата в штате.

XS
SM
MD
LG