Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программы - Корреспондентский час Радио Свобода

  • Виктор Гершель

В этом выпуске:

- Ставропольские власти хотят заставить чеченских беженцев бежать еще дальше;
- Казаки вооружаются против налетчиков из Карачаево-Черкесии;
- Саратовский правозащитник Александр Ландо нашел способ прекратить пытки в милиции;
- Тюменская больница для душевнобольных на грани закрытия;
- Милиция Ростова-на-Дону журналистов не любит, а нацистов охраняет;
- Как уехать из Усинска?
- Нижний Новгород: финансовые игры на фоне банкротства;
- Тамбов: дети за решеткой;
- Красноярск: первая школьная четверть может стать последней;
- Великий Новгород: зона бедствия внутри города;
- Астрахань: кто спасет спасателей?
- Челябинск: уж холод близится, тепла все нет и нет;
- Архангельск: армия бросает военные городки вместе с оружием;
- Владивосток: губернатор Наздратенко против газеты "Арсеньевские вести".


В эфире Пятигорск, Виктор Гершель:

Ставропольский край по-прежнему нельзя отнести к спокойным регионам страны: близость Чечни продолжает накладывать свой отпечаток на жизнь людей. В приграничных районах идет вооружение населения, пожелавшего защищать свою землю. Не так давно за этим лично наблюдал замминистра МВД России Игорь Зубов.

"Мы считаем, что движение есть, есть еще проблемы, основная - это мобилизация населения, создание отрядов самообороны из других граждан, не казаков, которые желают принимать участие в охране общественного порядка, создание для этого соответствующей правовой и материальной базы".

Итак, выдаются карабины - с датой выпуска 54-го года, но совершенно новые. Оружие доставляется по линии военкоматов, правда, карабины бойцам самообороны домой брать не разрешают. За жителями закрепляется персональное оружие и хранится в так называемых "пирамидах" - специальных помещениях милиции. Но "самооборонщики" этим уже недовольны.

"По домам надо, чтобы в любое время мы могли... А "пирамида" нам удовольствия ничего не даст... пока мы бежим, нас разбомбят, постреляют, и все".

В настоящий момент подобные отряды самообороны уже создаются и Благодарном районе Ставропольского края, хотя он и отстоит от Чечни на гораздо большее расстояние.

Определенной новостью может служить информация из Ставрополья о том, что оно берет шефство над своими, исторически - бывшими территориями - Шелковским и Наурским районами Чеченской республики. Об этом заявил первый вице-премьер правительства Ставропольского края Виктор Хорумший:

"Сегодня с Моздока привозят беженцев в Минеральные Воды, якобы для отправки в другие регионы. На самом деле, значительная часть беженцев оседает в Ставропольском крае. Поэтому мною вчера были выдвинуты требования, чтобы беженцы в обязательном порядке сопровождались милицией и миграционной службой. Чтобы беженцы на какой-то период до их отправки расселялись в специально отведенном месте, со строгим учетом и контролем. На других условиях мы дадим тогда команду закрыть границу для беженцев".

Это решение было отведено до сведения российского руководства. Хоть Москва и называет количество беженцев, осевших в крае (около 300 тысяч), на самом деле их уже более полумиллиона. Возможности Ставрополья не безграничны, многим из осевших здесь предлагают вернуться по домам, известно, что на эти уговоры откликнулись уже более 30-ти семей. Но часто дело обстоит так, как рассказывали на том же заседании правительства края.

"Приезжают несколько тысяч на КАМАЗах, на другой большегрузной технике, получают гуманитарную помощь и назад возвращаются в Чечню. И таким образом прибывают новые колонны за гуманитарной помощью: получили, опять уехали в Чечню. Куда эта помощь доходит? Непосредственно нуждающемуся населению или эта помощь идет на поддержку боевиков - сегодня такой информации у нас нет".

На заседании правительства края был сделан еще ряд заявлений. Дети Чечни, возможно, станут получать образование в школах Ставропольского края, а в самих чеченских приграничных селах ставропольцы начнут восстанавливать больницы. Возможно, на полях края будет выращиваться будущий урожай хлеба для наших соседей. Все это возможно, если Москва выделит соответствующие средства.

В эфире Ставрополь, Николай Пчелинцев:

У Ставрополья появился новый рубеж обороны, он пролегает по землям, примыкающим к бывшей автономной области, составной части края, а ныне самосоятельной республики Карачаево-Черкесии. Об остроте ситуации на южной границе можно судить по такому факту: сюда для отрядов самообороны станиц Кочубеевского района направлены десятки самозарядных карабинов Симонова. Первоначально совет безопасности края планировал всю тысячу стволов отдать станичникам восточных причеченских районов, но события последнего времени заставили внести коррективы.

Казаки станицы Беломечетской примерно раз в месяц поднимаются по тревоге и устремляются в погоню за бандитами. Бандиты, большинство из которых карачаевцы, промышляют скотом - угоняют коровьи стада и табуны лошадей. Вооруженные грабежи достигли таких масштабов, что местное сельхозпредприятие вынуждено было пустить под нож последних животных на фермах. Между тем, здешние места самой природой созданы для скотоводства - обилие лугов и разнотравье. Порушенную отрасль подхватили фермеры-казаки, забрав в аренду пустующие коровники и кошары. Но и на частника бандиты подняли руку. Как правило, всадники с автоматами и в масках с левого берега Кубани налетают на ферму с вечера, рассказывает атаман Беломечетской Юрий Коновалов, избивают и связывают хозяина и работников, а сами вместе со стадами устремляются к броду через Кубань. Их задача - уйти за ночь в Карачаевские горы. Рации на фермах нет, тем не менее, казачьи отряды уже несколько раз настигали грабителей, в том числе и на территории Карачаево-Черкесии и отбивали краденое в ходе перестрелки. В последний раз пальба на границе была в сентябре. Вместе с милицией отряд атамана Коновалова пресек попытку четверых карачаевцев увести с фермы Николая Калачева 16 коров, скот вернули уже из соседней республики. Почерк бандитов весьма схож с набегами чеченских боевиков на восточные земли края. Выстрелы звучат здесь сегодня не только возле ферм в глухой степи, но и на улицах приграничных станиц, а коров стали воровать прямо из станичных подворий. Товарищ атамана Виктор Акимов напрямую связывает бесчинство вооруженных бандитов с безвластием в Карачаево-Черкесии. Затянувшееся противостояние между карачаевцами и черкесами по поводу результатов выборов главы республики поощрило многих на поиск правды с помощью оружия. Плоды поголовного вооружения соседей ставропольцы в полной мере начинают ощущать на себе.

"До сих пор против них мы выходили с обычной двустволкой, - говорит казак Вячеслав Верников, - с карабинами чувствуешь себя увереннее".

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

"С пытками, применяемыми сотрудниками милиции во время допросов, будет покончено" - утверждает уполномоченный по правам человека в Саратовской области Александр Ландо. Для этого им разработана и предложена на рассмотрение властных структур области система простых, но эффективных мер. То, что человек, обвиняемый в преступлении, во время дознания может подвергаться психологическому и физическому насилию, ни для кого не секрет, однако факты избиения подследственных редко становятся достоянием гласности, еще реже работники правоохранительных органов несут ответственность за применение незаконных методов расследования преступления.

На первоначальном этапе расследования подозреваемый попадает в изолятор временного содержания, где он может находиться по закону не более 10-ти дней. В отличие от следственного изолятора, здесь нет медицинской службы, в проведении медэкспертизы, консультации адвоката подозреваемому зачастую просто отказывают, пользуясь незнанием людей их прав или же принуждая написать заявление об отказе в помощи адвоката. В течение первых дней пребывания под стражей у человека в полном смысле слова выбиваются необходимые показания. Когда он поступает в СИЗО и проходит медэкспертизу, следы побоев уже не видны, доказать факт избиения практически невозможно.

С этой проблемой впервые Александр Ландо столкнулся много лет назад, когда занимался адвокатской практикой. В течение нынешнего года он постоянно получал жалобы на произвол, царящий в органах правопорядка уже в качестве уполномоченного по правам человека в Саратовской области. Набор методов, с помощью которых выбиваются показания, невелик, но эффективен. Среди них, например, такие как "музыкальная шкатулка", когда человека закрывают в сейфе и бьют по стенкам и дверце каким-нибудь предметом, или "слоник" - надевается противогаз, и на короткое время перекрывается подача кислорода. Хотя чаще всего подозреваемого просто избивают, стараясь меньше оставить синяков и ссадин.

Избежать этого, по мнению Александра Ландо, можно следующим образом: в первые часы после задержания подозреваемого должен осмотреть врач, причем не из медслужбы УВД, а независимый эксперт, представляющий муниципальное здравоохранение. Его функции может выполнить любой дежурный врач городской или центральной районной больницы. Повторный осмотр необходимо провести через 10 дней, при переводе из изолятора временного содержания в следственный изолятор, и еще раз - при передаче дела в суд.

Каждые 10 дней уполномоченный по правам человека в Саратовской области намерен посещать изолятор временного содержания и принимать жалобы находящихся под стражей людей.

4-го октября Александр Ландо в сопровождении замминистра здравоохранения Саратовской области и замначальника областной прокуратуры провел такую встречу в изоляторе и рассмотрел жалобу.

Трое молодых людей - Потапов, Пономарев и Бутов, обвиняемые в убийстве лодочника на Волжской переправе, утверждали, что при допросах они подвергались пыткам: их на 6-8 часов ставили на "растяжку" - лицом к стене, с широко расставленными руками и ногами; подвешивали за наручники, закрепленные на запястьях за спиной; при этом избивали, а кормили подозреваемых раз в сутки. Двое из них под давлением письменно признались в убийстве. Дознание вели сотрудники спецподразделения УВД области "Кобра", занимающееся расследованием особо тяжких преступлений. Медицинская экспертиза подтвердила наличие следов побоев, на запястьях сохранились кровоподтеки от наручников. Все трое написали заявления об избиении при допросах на имя прокурора области и готовы опознать сотрудников, проводивших расследование незаконными методами.

Инициатива уполномоченного по правам человека в Саратовской области о троекратном медицинском освидетельствовании всех заключенных под стражу уже вызвала поддержку руководителей областного здравоохранения и прокуратуры. Вскоре обсуждение вопроса должно быть вынесено на заседание областного правительства с участием губернатора. Не подтвердили свое согласие на эксперимент пока только руководители областного управления внутренних дел.

В эфире Тюмень, Алекс Неймиров:

В России, как известно, две беды - дураки и дороги. Но если с последним злом еще как-то можно бороться, то в борьбе за психическое здоровье нации прогресса не наблюдается, наоборот, специалисты обеспокоены ростом числа людей, страдающих психическими заболеваниями.

В Тюмени, например, за последние 7 лет количество больных возросло на 8 тысяч и составляет более 20-ти тысяч человек. Детские психиатры утверждают, что до 75% юных тюменцев имеют нарушения отдельных психических функций. Наконец, с начала этого года за помощью к психиатрам обращался, условно говоря, каждый пятый житель областного центра. Это заставило медиков настойчиво вмешиваться в процесс формирования бюджета 2000-го года, доказывая городским властям необходимость принятия целевой программы.

"Психиатрия - это, в общем, социально значимая служба, но оказалось так, что она (это не только, кстати, в Тюмени, это везде) оказалась на заднем плане, как будто бы не было расстрела детского садика в Омске, перестрелок в Перми, - об этом все знают. Это ведь наши больные сделали. Серийные убийства - тоже наши больные. За ними ведь нужен глаз да глаз. Я считаю, что на психиатрии экономить уже больше нельзя. Все внутренние ресурсы наши мы уже полностью исчерпали, теперь без реализации этой программы развития службы нам просто не выжить".

Главному врачу центра психического здоровья Дмитрию Ересько удалось убедить депутатов городской Думы. На ее последнем заседании впервые в Тюмени была принята программа неотложных мер по совершенствованию психиатрической помощи населению. Статистка была не единственным аргументом в пользу финансирования психиатрии. По заключению комиссии государственного архитектурно-строительного надзора, все 8 зданий, в которых размещены службы центра, находятся в аварийном состоянии и не пригодны к эксплуатации. А по заключению Министерства здравоохранения России в Тюмени создана уникальная система, которая включает в себя все возможные на сегодняшний день способы оказания психиатрической помощи: диагностику, лечение, реабилитацию, профилактику и даже социальную защиту. Это позволило бы держать ситуацию под полным контролем, если бы не финансовая проблема.

Прошедшей весной, например, назревал бунт в местной психбольнице из-за того, что больных не могли обеспечить питанием и медикаментами. Сегодня, как сказал мне главный врач психиатрической больницы Эдуард Аронов, наблюдается "осеннее обострение" - черный юмор по поводу очередной нехватки денег. Но врачи надеются, что им не придется выпускать на свободу из палат 800 больных, это было бы так некстати накануне выборов. Возможно, что среди них окажутся и такие, как Юрий Алексеев, который в советско-партийные времена создавал в Тюмени "Партию дураков".

В эфире Ростов-на-Дону, Сергей Слепцов:

Пожалуй, Ростовская область вправе претендовать на устойчивое лидерство по нарушению прав журналистов. Вот только события последнего времени: начальник окружного военного госпиталя полковник Владимир Чуйко не разрешил корреспонденту газеты "Вечерний Ростов" Владимиру Горявину встретиться с солдатами, раненными в боях в Дагестане. А в дежурной части городского управления инспекции безопасности дорожного движения корреспондентам все той же "Вечерки" отказались предоставить информацию о дорожно-транспортном происшествии. Журналисты Константин Минкин и Александр Улинев считают, что причиной отказа послужило то, что виновниками аварии явились сотрудники управления исполнения наказаний Министерства юстиции России по Ростовской области. Оператор телерадиокомпании "Миг" Алексей Мерзленко, снимавший на областной конференции организации "Русского национального единства", подвергся настоящему нападению: подполковник милиции Алексей Смирнов сорвал с его рубашки бейдж, свидетельствующий о профессии Мерзленко, и потребовал отдать кассету с отснятым материалом. Только после долгих препирательств и вмешательства главного редактора ТВ "Миг" журналистов оставили в покое.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

Одна из острейших проблем северных городов республики Коми - это переселение из них. В Советском Союзе города горняков и нефтяников были островками благосостояния, сюда ехали за "длинным" рублем, а магазины можно было сравнить только с московскими. Отработав десяток, другой лет, человек мог вернуться на родину, или же переехать в любой южный регион, имея достаточно денег, чтобы устроиться на новом месте.

Сейчас положение резко изменилось: заработки горняков значительно снизились, к тому же зарплату не выплачивают по полгода и больше. Воркута и Янта встали перед неизбежностью закрытия шахт, растет безработица, из городов стараются уехать уже не только пенсионеры, но даже молодежь. Но средств у жителей нет, и нельзя даже рассчитывать на продажу квартиры - жилье идет за бесценок. Та же самая беда и в городах нефтяников, в частности, в нефтяной столице республики Усинске. Депутат усинского муниципалитета Ольга Нисинова:

"Цена на квартиру хотя у нас и немного выше, чем в Воркуте, но за эти деньги не купишь квартиру ни в Сыктывкаре, ни в Кировской области, соседней с нами, ни в Башкирии, ни в Центральной России, тем более. Уезжают те, кому есть куда уехать. Вслед за этим идет сокращение классов в школах, закрытие детских садов и, конечно, безработица. И особенно "популярность", особенно сейчас, скрытая - 8-часовая рабочая неделя".

В Воркуте проблему переселения решают двумя путями: некоторую помощь оказывает российское правительство, но в основном, шахты на собственные средства закупают и строят жилье в средней полосе и на юге России. Все это требует огромных сумм, а значит, не обходится без злоупотреблений и скандалов.

Прошлой зимой подлинное потрясение испытали горняки шахты Воргашерская, узнавшие, что работники администрации предприятия и ряд посторонних лиц, втайне от коллектива и за его счет, обзавелись элитными квартирами в Москве. Не избежал скандалов и Усинск. Говорит Ольга Нисинова:

"Мы знаем даже такие парадоксальные ситуации, когда бабушка, наконец получившая заветное право на переселение, переезжает в город N, а дома, в который она должна переселиться, и не существует. Я также знаю факты о том, что некоторые работники администрации как-то так воспользовались этим правом даже дважды, например, в Ленинградской области, квартира и коттедж - во Владимирской области. То есть - нет должного контроля за этим вопросом. И вообще, я считаю, что пора в северных городах эту проблему поднять на серьезный уровень, а не на уровне самодеятельности как-то так совершенно непрозрачно вести эти вопросы".

Переселения происходят и внутри самого района, люди хотят перебраться в сам Усинск из пришедших в полную ветхость вахтовых поселков. В ближайшее время поселки Меча и Нижний Воссадор, а это более ста семей, опустеют, деньги на покупку квартир в районном центре выделяют объединения "Коминефть". Жители других поселков столь радужных перспектив пока не имеют.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

4-го октября Нижегородская область была обязана заплатить больше четырех миллионов долларов в качестве процентов по стомиллионному кредиту, который был получен еще в 97-м году. Деньги на предыдущие платежи были заранее отложены из полученного кредита, с очередным траншем возникли проблемы.

Губернатор Иван Скляров заявил, что из-за прошлогоднего кризиса область не может произвести выплаты процентов, и деньги переводить он не будет.

"Я намерен не отдавать, просто не отдавать следующий транш, объявить об этом на всю страну, на весь мир, - другого выхода нет".

В середине октября закончился пятидневный срок так называемого технического дефолта, после чего область может быть объявлена банкротом с различными последствиями. О них сообщил журналистам бывший нижегородский губернатор и экс-вице-премьер Борис Немцов.

"Это зависит от степени свирепости кредиторов. В принципе, кредиторы могут занять очень жесткую позицию: они могут начать арестовывать имущество, они могут начать арестовывать счета областной администрации, они могут "отлавливать" собственность, которая принадлежит области - как в России, так и за ее пределами. В то же время, если переговоры пойдут в более мягкой форме, то можно отделаться легким испугом".

Видимо, на последний вариант надеются областные власти, если судить о ситуации по выступлению в программе местного радио вице-губернатора Александра Батырева.

"В финансах, как в карточной игре, должны быть игроки, вот не может такого быть, что - взял и выложил, а я не хочу выкладывать, хотя и деньги есть. Есть игра, нормальная игра, тонкая игра, которую на площади не обсуждают, я уверяю - дефолта у нас не будет".

Мнение о финансовых играх руководства области в городской администрации достаточно критичное. Мэрия считает, что областные власти обирают город. Говорит Евгений Собашников, один из заместителей мэра Нижнего Новгорода:

"На мой взгляд, 1999-й год, в плане бюджетных отношений, можно назвать и вписать в историю как год издевательств областной власти над нижегородцами".

И вот позиция мэра Юрия Лебедева:

"Могу сказать, что если нынешний губернатор будет вести себя по отношению к нижегородцам так, как он себя сегодня ведет, то, я думаю, нижегородцы будут очень серьезно думать, когда будут выборы губернатора, - за кого голосовать".

Нижегородская область - на грани банкротства.

В эфире Тамбов, Инна Кабанова:

Ежедневно на тамбовских вокзалах, теплотрассах и стройках находят малолетних бродяг. Точной статистикой, сколько безнадзорных детей в области, не располагают ни милиция, ни социальные службы. Но сотрудники центра временной изоляции малолетних правонарушителей в областном УВД утверждают, что за год через их учреждения проходят сотни таких ребят, в возрасте от 3-х до 18-ти. Чаще всего их привозят сюда милицейские патрули.

Как, например, 11-летнюю Машу, воспитанницу одного из нижегородских детских домов. Она приехала в Тамбов на "попутках" в поисках людей, с которыми случайно познакомилась несколько месяцев назад. Кроме родной сестры, которая воспитывается в другом детском доме, и тети Лены из Тамбова, фамилию которой Маша не знает, у нее больше никого нет.

Некоторые обращаются к тем же милиционерам за помощью сами. 13-летняя Аня убежала от побоев отца и старших братьев. В свои 13 девочка ни дня не ходила в школу и почти не умеет писать. Из центра временной изоляции ее перевели в оздоровительный лагерь, откуда отец ее просто выкрал. Уголовное дело по факту жестокого обращения с ребенком сдано в архив, о судьбе девочки ничего не известно. Но в центре временной изоляции не удивятся, если когда-нибудь увидят ее вновь.

Правда, теперь заниматься судьбами таких, как она, "бегунов" - так их здесь называют, - должны не правоохранительные органы, а социальные службы - таковы требования нового закона "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних". По старым нормативным актам, дети, вся вина которых - лишь в том, что они покинули детские дома или семьи самовольно, поступали в центры временной изоляции, хотя центр с решетками на окнах и воспитателями в погонах - это, прежде всего, режимное учреждение, где должны отбывать наказание малолетние преступники. Неслучайно, в соответствии с тем же новым законом подростки, совершившие правонарушение, направляются туда только после судебного постановления. Безнадзорные же дети должны поступать в специальные приюты, а затем - либо возвращаться по месту жительства, либо, если родители лишаются прав воспитывать ребенка - в детские дома.

Конечно, дети, не совершившие ничего противозаконного, находиться за решеткой - даже временно - не должны, но реализовать требования закона на практике не просто. Дело в том, что чаще всего приюты находятся за городской чертой. Тамбовский областной, например, расположен в 50-ти километрах от города, и кто должен взять на себя доставку безнадзорных детей в приют - неясно. У социальных служб нет на это ни транспорта, ни бензина, ни штатных сотрудников. В приложении к закону сказано, что в течение 3-х месяцев федеральные власти должны принять ряд нормативных актов, предусматривающих порядок доставки детей в приюты, но все сроки уже истекли, а долгожданных документов все нет. И хотя это вне компетенции местных властей, в Тамбовской области решили воспользоваться опытом коллег из других регионов и разработать временное положение о финансировании этих расходов из местных бюджетов. Правда, пока власти ищут на это деньги, беспризорники, особенно в ночное время, чаще всего по-прежнему попадают в центр временной изоляции.

В центре и в приютах опасаются, что безнадзорные дети могут просто выпасть из поля зрения государства. Сотрудникам милиции сегодня проще не заметить маленького бродягу, чем ломать голову, куда и на чем его доставить, ведь размещать их в центре временной изоляции закон разрешает лишь в исключительных случаях. А между тем, как свидетельствуют официальные данные, каждое второе преступление в Тамбовской области совершают подростки и львиная доля их - это кража продуктов питания.

В эфире Красноярск, Александр Макаров:

Администрация Красноярского края в очередной раз перенесла срок выплаты долгов по заработной плате учителям. Губернатор Александр Лебедь примерно полтора месяца тому назад публично обещал педагогам, что он найдет эти "несчастные", как он сказал, 100 миллионов рублей и рассчитается с ними. В первый раз сделать это помешала уборочная кампания: люди в Красноярском крае сознательные - назначили другой срок. Потом региональной администрации пришлось потратить значительные средства на закупку и доставку топлива в районы Крайнего Севера. Затем нужно было спасать Эвенкию, накануне зимы оставшуюся практически без продовольствия.

Сейчас в предзабастовочном состоянии - медицинские учреждения, которым тоже не платят их - скажем так - нищенскую зарплату.

Словом, у администрации края всегда находились очень весомые, объективные причины для того, чтобы не платить по предъявленным педагогами счетам. Возмущенные учителя заявили: 2-я четверть в школах Красноярского края начнется только после выплаты всех долгов. Конечно, это шантаж, но работники бюджетных организаций уже привыкли, что это единственный способ получить хоть какую-то часть своих денег.

Администрация края на самом деле в последнее время выполняет только пожарные функции: тушит стихийно возникающие социальные конфликты небольшим количеством денег. Поскольку их совершенно очевидно не хватает, угли недовольства продолжают тлеть до следующего удобного для шантажа момента. Александр Лебедь тем временем продолжает обещать. Совершенно очевидно, что это долгосрочная политика - политика мелких дел. Он легко дарит телевизоры, компьютеры, автомобили, детские игрушки, говорит хорошие, правильные слова, здесь главное - быть в постоянном движении, останавливаться нельзя ни на минуту. Получилось сразу выполнить обещанное, к примеру, подарить что-нибудь - очень хорошо, не получилось - неважно, надо продолжать обещать. Скептикам всегда можно сказать, что "вы меня неправильно поняли".

Такая политика очень эффективна, если ты постоянно передвигаешься по стране - не успевают поймать за руку. Но совершенно очевидно, что таким способом нельзя решить главной проблемы Красноярского края - привлечь дополнительные инвестиции, создать нормальные условия для проведения той же самой уборочной кампании, заплатить долги и многое другое. Интуитивно это уже поняли многие, поэтому и не верят красноярские учителя в управленческий гений своего губернатора, а посему - да здравствует социальный шантаж! - как-то ведь жить надо.

В эфире Великий Новгород, Аэлита Тошкина:

В центре Новгорода во дворах жилых зданий ютится серый кирпичный домик, его внутреннее убранство навевает унылое настроение, убогость обстановки, ветхость и запах лекарств - это больница для детей с одним диагнозом - туберкулез. Из 50-ти маленьких пациентов только 5 - из благополучных семей, остальные из детских домов. 16 лет Валентина Чистякова работает ординатором детского отделения, но никогда ситуация с туберкулезом не была такой острой, как в последние годы, жертвами становятся даже 4-месячные дети.

- Как тебя зовут?

- Марина.

- Сколько тебе лет?

- Семь.

Сейчас у врача спросим:

- Марина сколько здесь находится?

- Год. Она из детского дома, у них папа болен туберкулезом, находится в заключении, поэтому и ребенок получил инфекцию.

- Уходить отсюда хочешь?

- Нет.

Почти никто из детей не хочет выписываться из больницы, называют врачей мамами, обещают не баловаться, доедать суп в тарелке. Почему-то здесь, где мамы в халатах и пахнет лекарствами, и очень редко бывают конфеты, им уютней, чем в детском доме. По словам заместителя главного врача детской туберкулезной больницы Татьяны Бенкогеновой, дети педагогически запущены, очень замкнуты.

"Это единственное отделение в области, предназначенное для лечения больных туберкулезом. Формы туберкулеза сейчас тяжелые пошли; если раньше как-то больше малые формы регистрировались, сейчас у нас дети с распадом легочной ткани, бектериовыделитель... то есть с открытой формой туберкулеза появились дети. Дети очень разных возрастов - от 4-х месяцев до 12-13-ти лет. Нечего им обуть, нечего им одеть... вот, что собираем как помощь - где гуманитарная, где сотрудники принесут, и вот одеваем то, что можем одеть. Если дадут люди добрые - мы одеваем, нет - значит, ребенок сидит, не ходит на прогулку без обуви. Витамины, фрукты - они, конечно, не дополучают... одни дыры, которые латать и латать, и до конца дней, наверное, не залатаешь".

Недавно была зарегистрирована вспышка гепатита, нагрянула проверка Госсанэпиднадзора и вынесла вердикт - закрыть с 1-го октября детскую туберкулезную больницу; содержание детей не соответствует специальным нормам. Денег на проведение ремонта у самой больницы нет, как нет и у областного бюджета. И хоть распоряжение о закрытии лежит на столе у главного врача, все же его заместитель Татьяна Бенкагенова не сдается: мы все равно работаем каждый день, на свой страх и риск. Если же нас все-таки закроют, девать детей некуда - кому нужны маленькие пациенты с открытой формой туберкулеза?

В эфире Астрахань, Владимир Тимков:

Спасение утопающих - дело рук самих утопающих, по крайней мере, астраханские спасатели с поисково-спасательной базы воздушного транспорта помочь в случае катастрофы вряд ли смогут.

Эта база была создана в 97-м году для помощи пострадавшим в воздушных авариях, однако чаще всего в Астраханской области чрезвычайные ситуации случаются на воде, в Каспийском море или в дельте Волги. Поздней осенью, зимой и ранней весной рыбацкие суда замерзают во льдах, нередки и случаи пропажи рыбаков. В бесчисленных рукавах дельты Волги легко могут заблудиться даже местные жители, и в этом случае помощь они могут ждать только с неба. Однако прошлой зимой спасатели совершили только 10 вылетов, более чем на 10 призывов о помощи они откликнуться не смогли.

Дело в том, что у поисково-спасательной базы нет своего воздушного транспорта, вертолеты спасателям предоставляет фирма "Слай-тур" и "Астраханские авиалинии". Предоставляют только за деньги, что и понятно - организации-то коммерческие. Один час работы вертолета "Ми-8-Т" стоит 14 тысяч рублей, более подходящие для этих целей "Ми-8-МТВ" - 18 тысяч рублей. То есть, когда поступает сигнал о помощи, в первую очередь возникает вопрос, кто будет платить за использование вертолета и за топливо. В то время, когда счет идет на минуты, когда оказываются в опасности человеческие жизни, спасатели и руководители людей, попавших в катастрофу, вынуждены искать большие по нынешним временам деньги и часто - не находят. В качестве примера можно привести случай, произошедший две недели тому назад: с ледокольного судна, находящегося в Каспийском море около острова Жемчужный, поступила просьба о помощи. 18-летняя девушка находилась в тяжелом состоянии, было подозрение на перитонит, но денег найти не удалось, и в результате - больную в тяжелом состоянии направили в ближайший порт на катере. 12 часов заняло это плавание, и хотя в результате завершилось все относительно благополучно, пострадавшая осталась в живых, - в следующий раз итог может быть совсем иным.

Надо отметить, что еще в 95-м году ,согласно приказу № 42 Министерства транспорта, 17% навигационного сбора решено было направлять на финансирование работы спасателей, эти деньги должны были существенно улучшить финансовую базу спасателей, но денег этих спасатели не увидели. Нет соответствующей расходной статьи в местном бюджете. В результате, денег хватает только на зарплату, ни о какой закупке транспортных средств речь идти не может. Причем, зарплата спасателей не поднималась уже 2 года и до сих пор составляет 900 рублей. На закупку одежды и обуви поисково-спасательная база получила в текущем году всего 2400 рублей, на покупку медикаментов - 5200. У спасателей нет ни хранилища для оборудования, ни спортзала для тренировок, ни столовой.

С 4-го по 7-е октября в Астрахани и области проходили учения южного межрегионального территориального управления гражданской авиации, закончились учения вполне успешно, действия специалистов астраханской поисково-спасательной базы заслужили весьма высокие оценки. Однако учения прошли, но в целом, положение спасателей не изменилось. И если суровая природа вновь поставит под угрозу жизнь рыбаков или моряков, помочь спасатели не смогут.

В эфире Челябинск, Евгений Сайкин:

Энергетики не торопятся подавать в дома челябинцев тепло. Они объясняют это тем, что жилищные организации до сих пор не подписали контракты на теплоснабжение, а юридически "Челябэнерго" не имеет право подавать тепло в "никуда". Поэтому 5-го октября мэр города Вячеслав Тарасов подписал постановление, которое обязывает коммунальщиков заключить такие контракты.Однако батареи в жилых домах по-прежнему стоят холодными.

В мэрии это объясняют очередными ремонтами теплотрасс и говорят, что даже те дома, которые уже было подключили к теплоснабжению, сейчас специально отключили. Но те, кто следил за ситуацией, знают, что вопросы теплоснабжения Челябинска зависят сейчас отнюдь не от погодных условий и не от расторопности работников жилищных организаций. Дело в том, что мэрия и "Челябэнерго" уже на протяжении нескольких месяцев никак не могут прийти к согласию по поводу суммы долга городской администрации энергетикам, хотя в последнее время они стараются не афишировать свои разногласия. По данным энергетиков, город задолжал энергосистеме более одного миллиарда рублей. Челябинцы помнят, как несколько недель назад Генеральный директор "Челябэнерго" Вячеслав Воронин даже угрожал отключить областной центр за неуплату. Мэрия, в свою очередь, утверждает, что сумма долга исчисляется лишь сотнями миллионов, при этом признает, что долг постепенно растет. Сейчас представители областной администрации через местные средства массовой информации пытаются убедить горожан, что проблем с началом отопительного сезона не будет, хотя это начало уже задержалось на добрые 20 дней. Так что, если конфликт власти и энергетиков обострится, город окажется перед угрозой встретить холодное время года в ледяных домах.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

В последние годы в связи с сокращением Российской армии в Архангельской области опустели несколько военных городков. Где-то - как в поселке Лесная речка под Архангельском - добротные казарменные комплексы пытаются использовать в гражданских целях, а где-то - как, к примеру, на острове Кумбыш в Белом море, дома оказались брошенными на разорение.

Однако, кроме проблемы того, как по-хозяйски распорядиться армейским имуществом, неожиданно возникла еще одна, и очень опасная. 7-го октября на территории бывшего танкового полигона бригады морской пехоты в 22-х километрах от Архангельска дачники нашли 12 бесхозных бочек, заполненных напалмом, каждая весом по 400 килограммов. Таким количеством горючей смеси, способной гореть даже в воде, можно выжечь все вокруг на десятки километров. Температура горения этой липкой студенистой жидкости, по данным военного энциклопедического словаря, достигает 1100 градусов. Используют напалм в боевых условиях в качестве зажигательных бомб и огнеметных смесей. О том, насколько опасен напалм для тех, кто любопытства ради мог его поджечь, можно судить по словам начальника главного управления по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям Архангельской области полковника Михаила Бусина, который утверждает, что даже находиться рядом с горящим напалмом в простой одежде нельзя - ткани пропитываются горючими парами и воспламеняются.

Случай с находкой напалма пока самый громкий, но отнюдь не единственный пример безалаберности военных, оставивших после себя далеко небезобидное наследство. За несколько дней до этого здесь же, на территории бывшей воинской части, обнаружена боевая противотанковая мина, оснащенная взрывателем и содержащая 6,5 килограммов тротила. Еще раньше в подвале пустующей казармы, где сейчас собираются разместить заключенных, найден артиллерийский снаряд. Не так давно один хозяйственный мужичок нашел здесь несколько десятков баллонов с хлором и пытался приспособить их на дачном участке в качестве столбиков для изгороди. Подростки наткнулись на две бочки с хлорпекрином - отравляющим веществом, которое в малых концентрациях используется в армии для проверки исправности и правильной подгонки по размеру противогазов.

И это - далеко не полный перечень опасных находок только по одной воинской части. На традиционные российские вопросы "кто виноват?" и "что делать?" полковник Бусин отвечает:

"Забытые" военными взрывоопасные предметы обезвреживать и уничтожать".

А виноватых, как водится, не найти - часть расформирована.

В эфире Владивосток, Александр Семенов:

Первый номер газеты "Арсеньевские вести" увидел свет в марте 91-го года, когда сладкое слово "свобода" вскружило голову многим россиянам. После распространения эффект разорвавшейся бомбы был обеспечен, а Раису Мироненко, директора типографии, осмелившуюся напечатать газету, вызвали в горком партии и пообещали 20 лет тюрьмы, если подобное повторится. На этом деятельность газеты временно прекратилась, но организаторы-энтузиасты не оставили мысль о свободной прессе.

В 92-м году, зарегистрировавшись, газета получила новую жизнь, теперь у газеты появились свои подписчики. Но уже в июле 92-го года газету выдворили из типографии города Арсеньева, и редакция переехала во Владивосток. Начался новый этап жизни "Арсеньевских вестей", с этих пор газета получила статус краевого печатного издания. По словам главного редактора Ирины Гребневой, это было самое золотое время.

После прихода к власти губернатора Евгения Наздратенко у редакции вновь начинаются проблемы. Статья Эдуарда Гурченкова о приватизации "по-приморски" не могла остаться незамеченной. Типография стала задерживать номера, редакцию под разными предлогами выселяли из арендуемых помещений, к тому же на основной работе главного редактора Ирины Гребневой (она - профессиональный программист), ее поставили перед выбором - или газета или работа. Она выбрала газету.

"Арсеньевские вести", печатавшиеся во всех типографиях Приморского края и за его пределами, остаются верными своим читателям. После опубликования повести "Взятка", за авторством бывшего мэра Владивостока Виктора Черепкова, "Роспечать" отказывается распространять газету, во многих каталогах по подписке до сих пор "Арсеньевские вести" не значатся. В это время на помощь приходит Татьяна Романенко и общество "Багульник", это именно они организовывают продажу газеты в электричках и тем самым помогают изданию выжить.

За время правления Евгения Наздратенко к названию газеты приклеился ярлык "оппозиционная". Главный редактор Ирина Гребнева говорит: "Мы оппозиционны лишь нынешней власти, так как к критике так болезненно не относилась ни одна из властей". За эти 5 лет действующий губернатор выиграл в судах у "Арсеньевских вестей" уже три дела и сумму 33 тысячи рублей за моральный ущерб, которая возмещена так и не была. В результате, на Ирину Гребневу было возбуждено уголовное дело по статье 315 Уголовного кодекса Российской Федерации - "Злостное неисполнение постановления суда".

В газете работают энтузиасты, и фонда заработной платы никогда не было. В период предвыборных кампаний можно предположить, что количество разных претензий будет лишь расти.

XS
SM
MD
LG