Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программы - Корреспондентский час Радио Свобода

  • Лариса Хорина

В этом выпуске:

- Нижегородские матери никогда не поверят российским генералам;
- Откуда взялся гексоген для московских взрывов - мурманская версия;
- Мордовия на грани эпидемии туберкулеза;
- Почему в богатейшей республике Коми сельские дети сидят за партой в пальто?
- Самарские энергетики щелкают выключателем когда хотят;
- Платная парковка - как это делается в Пскове;
- Челябинск: конкуренция в металлургии объявлена вредной;
- Магадан: жители Колымы теперь будут платить за квартиру в два раза больше;
- Ставрополь: огородники оставили калмыков без воды;
- Великий Новгород: станет ли Ильмень "мертвым озером"?
- Красноярск: в местном бюджете завелись деньги - власти в этом не виноваты;
- Калининград: губернатор Горбенко решил покончить с демократией в одной отдельно взятой области;


В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

О нынешней войне на Северном Кавказе существует мнение, будто она принципиально отличается от той, что происходила в Чечне несколько лет назад. В частности, об этом заявили журналистам официальные представители вооруженных сил. Говорит Алексей Меркурьев, командующий 22-й армией:

"Есть ощущение, что нынешнее правительство доведет это до конца. Потом есть надежда, что военные действия будут носить характер, при котором будут минимальные потери".

Примерно то же сообщил Олег Горбатюк, заместитель командира батальона 245-го полка Сормовской дивизии:

"Сейчас людей очень берегут, пехоту уже без подготовки не пускают, в принципе, летчики очень много работают, мы смотрим, если надо, артиллерия вступает".

Однако солдатские матери, посетившие Северный Кавказ, убедились в том, что бережное отношение к военнослужащим существует лишь в официальных отчетах. Так, в ростовский морг за 3 дня были доставлены почти 180 трупов бойцов, а официальные данные о потерях в армии - несколько десятков человек.

"Такой вопрос сразу возникает: где берется 120 человек, в лаборатории лишние тела?.. Может быть, они находят где-то на улицах, и как считают наши потери вообще?"

Это говорит посетившая Северный Кавказ Галина Лебедева. А на запрос солдатских матерей о потерях в Дагестане от генерала Казанцева, командующего федеральными войсками на Северном Кавказе, получен был такой ответ:

"Это был ответ на вопросы Комитета солдатских матерей России о том, что потери в дагестанских событиях являются военной тайной".

Солдатские матери показали фотографии двух заново возведенных при ростовском морге ангаров-холодильников на 400 мест, мастерскую для изготовления гробов, а так же и ритуального дворца для прощания с останками солдат. Всем этим ведает не армейское министерство, а акционерное общество под названием "Военно-мемориальная компания", явно умножающая свои мощности.

"В Моздоке мы встретили разведгруппу 245-го полка. Из 15-ти разведчиков, ушедших на задание, в целых осталось 3. 6 человек ранены, один из них был очень тяжело ранен, не известно, дальше как его судьба сложится, шестеро погибли. А нам говорят, что там потерь нет".

Явно не уменьшит потери новый президентский указ, по которому в зону военных действий будут направлять солдат первого года призыва и без их письменного согласия. Комментирует председатель комитета ветеранов локальных войн Михаил Юдин:

"В Великую Отечественную войну в первые 3 месяца были добровольцы, их обучали стрелять из винтовки, и они гибли тысячами. При современном вооружении за первые полгода можно научиться маршировать и изучить строение автомата".

Таково мнение нижегородцев о службе в армии.

В эфире Мурманск, Андрей Королев:

Начальник управления внутренних дел Мурманской области генерал-майор Юрий Плугин категорически отверг сообщения некоторых центральных средств массовой информации, в частности газеты "Коммерсант", о том, что гексоген, который использовался террористами для взрывов домов мирных граждан в Москве и Волгодонске, был доставлен в распоряжение, как он выразился, бандитов из этого северного региона России. По первоначальным предположениям, гексоген был украден со склада одной из воинских частей, расположенных на Кольском полуострове, а затем переправлен в Чечню. Однако, по словам генерала Плугина, служебная проверка показала несостоятельность этой версии журналистов. Не отрицая фактов нарушения правил хранения взрывчатых веществ в воинских частях, а также на складах Северного флота, Юрий Плугин заметил, что подобные публикации "имеют целью вбить клин между силовыми ведомствами".

"Да, были обнаружены определенные снаряды, выезжали, снимали. Да, возникло разногласие на месте в ходе работы, но это не означает, что - подтвердили. Сейчас, естественно, должен ко мне поступить запрос от министров, от начальника ФСБ, доложить информацию, которой располагает управление по борьбе с организованной преступностью. Этого нет. Вы понимаете, это провокация чистой воды".

Между тем, в связи с новыми раздающимися угрозами со стороны Чечни о возобновлении террористических кампаний в российских городах, мурманская милиция переведена на усиленный режим охраны стратегических объектов.

"Приняты меры и сейчас усилена охранная оборона определенных объектов. По-серьезному сейчас работаем над объектами, где присутствуют атомные реакторы, достаточно сказать - Атомфлот, только один корабль имеет 14 реакторов, Кольская АЭС. Здесь есть реальная угроза с учетом особой важности объектов. Всего у нас таких объектов порядка 130-ти".

При этом сам Юрий Плугин, к слову, несколько лет до назначения в Мурманскую область, руководивший городским отделом внутренних дел столицы Чечни Грозного, призвал жителей региона к терпимости по отношению к выходцам с Кавказа, заявив, что со своей стороны не допустит никакого насилия.

В эфире Саранск, Лариса Хорина:

Вот уже несколько недель по Саранску ходят упорные слухи о небывалой вспышке туберкулеза. На днях санитарная служба города подготовила доклад о состоянии заболеваемости туберкулезом. Согласно ему, в этом году число больных с 29-ти человек на сто тысяч населения увеличилось и составило более 60-ти человек на те же самые сто тысяч. По прогнозам медиков, года через 2-3 Мордовию может охватить самая настоящая эпидемия. Как известно, предел составляет 100 человек на 100 тысяч населения.

Много причин способствует болезни: это и миграция, увеличение числа наркоманов, больных СПИДом. И если раньше больные туберкулезом, особенно в тяжелой форме, получали отдельное жилье, то теперь отселение больных из коммунальных квартир и общежитий полностью прекратилось. Комментирует ситуацию главный врач городского противотуберкулезного диспансера Александр Антонов:

"Городской противотуберкулезный диспансер остался на чистом бюджетном финансировании. Конечно, финансирование у нас неполное, те финансовые потоки, которые к нам поступают, крайне недостаточны. Мы постоянно испытываем сложности в снабжении рентгеновской флюорографической пленки, без которой невозможен диагностический процесс, мы постоянно испытываем затруднения в получении лекарственных препаратов. Препараты эти специфические, только для лечения туберкулезных больных, притом, эти препараты не попадают в общую аптечную сеть, то есть - в розницу их купить невозможно. Поэтому сложности есть очень и очень большие. Сумма, которая потребуется нам только на наши лекарственные препараты, составляет 4,5-5 миллионов рублей. Эта сумма очень сложная для городского бюджета, но по-другому выйти нельзя. Полностью у нас бесплатное лечение мы должны обеспечить. Притом, лечим не только больных людей, которые стоят у нас на учете и сюда попадают, в эту категорию, которых должны пролечить, но и контактных, то есть живущих вместе или рядом с больными туберкулезом.

Когда вышло постановление о предстоящей амнистии, то мы, будем так говорить, наш врачебный персонал с содроганием ждал этого. Хотя все понятно: если государство решило человека освободить, то есть считает не опасным социально, что он может находиться на свободе... Но мы прекрасно знаем показатели, которые складываются в исправительно-трудовых учреждениях. Там заболеваемость в сотни раз превосходит заболеваемость, которая имеется в городе. Поэтому мы со страхом ожидали прихода этих людей, но пока контингент вышедших на свободу по амнистии не велик, - тем не менее, практически почти все они на 70-80% больны туберкулезом. Естественно, это увеличивает нам и заболеваемость, и создает проблемы в лечении, в наблюдении за ними. В общем, вопросов очень-очень много".

Напомним, кстати, что Мордовия является наиболее опасной республикой в этом плане еще и потому, что именно здесь находятся печально известные лагеря "ДубравЛАГа".

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

Разваливается система социальной защиты на селе в республике Коми. Самые слабые звенья - образование и здравоохранение. Типичный район в этом смысле - Картеровский, здесь все меньше детей посещают детские сады - родителям просто нечем за них заплатить, а затем эти пустеющие сады закрывают. Сельская учительница Светлана Черных категорически против этого:

"Многие ведь у нас семьи, наверное, бедные, в сельских населенных пунктах, и детский садик является единственным местом, где дети могут получить нормальное хорошее горячее питание".

То же самое и в Вудерском районе. По мнению депутата местного муниципалитета Леонида Махоткина: если картина здесь чем-то отличается, то только в худшую сторону.

"Сокращаются на селе медицинские пункты, их сокращают в виду отсутствия средств на содержание. Наша районная больница - страх и ужас: стены обшарканные, линолеум вздувшийся. Я не понимаю: что, мы опустились в первобытный век, или как понимать? И все списывают - нет денег. Докуда не будет денег? Давайте спросим, куда уходят наши деньги из нашего района или из республики. Такая богатая республика, вся таблица Менделеева - в республике, и мы все говорим - нет денег".

В республике, где лес, нефть, газ и уголь составляют основу ее промышленности, зачастую дети в сельских школах сидят на уроках в пальто и пишут в перчатках - нечем топить. В детском саду поселка Усогорск в сентябре было 6 градусов тепла. По мнению Леонида Махоткина, причина этого не в деньгах, а в самом подходе к делу.

"Смотрите: с 1-го марта существует муниципальное образование, избран глава муниципального образования, а на сегодняшний день заместителя по экономическим вопросам и по всему заместителя у главы нет. Значит, отсюда и выводы: никто этой проблемой не интересуется".

Однако даже при ограниченных средствах, проблемы села можно решать. В Усинском районе избранные этой весной новые власти именно сельские проблемы посчитали важнейшими. Разработана программа развития села; причем, она стала немедленно выполняться: от своевременной выплаты зарплаты учителям, до экономической поддержки крестьянских хозяйств. Говорит редактор газеты "Усинская новь" Евгений Родичев:

"Крепкие хозяйства на чем могут выиграть? Это, значит, животных надо завести, чтобы были луга, пастбища, а если будут луга и пастбища, будут животные, надо и маслозаводы, которые уже закрыли, в некоторых деревнях магазинов нет, хлебопекарен нет. Поэтому на это основное внимание было уделено. Уже закупили где-то на 300 литров маслозавод, и если есть возможность куда сдавать, то сельский житель будет с удовольствием сдавать, будет получать деньги сразу, как это было раньше. А сейчас они если сдают в школу или детский сад, то получают - через год, через два".

Усинский район оказался одним из немногих, где после выборов в муниципальные образования власть существенно пополнилась новыми людьми. В остальных - ни состав районной администрации, ни их политика фактически не изменились.

В эфире Самара, Людмила Русановская:

На минувшей неделе небольшой городок Октябрьск Самарской области пережил настоящий шок: в течение целого часа во всем городе прекратилась подача электроэнергии. Без света и тепла оказались жилые дома, школы, больницы. Причиной экстремальной ситуации стала не авария, не стихийное бедствие - это была предупредительная акция акционерного общества "Самараэнерго", основного поставщика электроэнергии в Самарской области. По счастью, закончилась эта акция благополучно. Отключение электроэнергии просто здорово напугало жителей 30-тысячного Октябрьска, но обошлось без несчастных случаев.

Разумеется, эта акция вызвала резко негативную оценку общественности и областных властей. Отключение электроэнергии за долги на промышленных предприятиях - явление в Самарской области, хотя не распространенное, но довольно привычное, а вот мирное население пострадало впервые.

Энергетиков, впрочем, понять можно, они сами в большом долгу и перед бюджетами, и перед Газпромом. В этом году поставки газа в "Самараэнерго" сократились на 40%. Маленький же город Октябрьск получил с начала года энергии на 4,5 миллиона рублей, а заплатили за нее только 25 тысяч. Между тем, жители города регулярно оплачивают использованную электроэнергию, перечисляя деньги в жилищно-коммунальные конторы. А вот оттуда, как выяснилось, средства почему-то перетекали в городскую казну, и деньгами энергетиков власти Октябрьска "затыкали дыры" в собственном бюджете, надеясь, по прежней советской привычке, на списание долгов.

Применение столь решительных методов борьбы с неплательщиками многие в Самаре связывают со сменой руководства в акционерном обществе "Самараэнерго". Еще в начале лета в Самару приезжал руководитель РАО ЕЭС Анатолий Чубайс, который заявил о том, что проводит политику о наложении высшего менеджмента в своей системе.

И вот месяц назад пост Генерального директора акционерного общества "Самараэнерго" занял один из самых преуспевающих бизнесменов Самарской области Владимир Аветисян, ему еще нет и сорока, но о его деловой хватке уже ходят легенды. Он намерен востребовать все долги, накопившиеся за последнее время, а это - два с половиной миллиарда рублей. Против 44-х предприятий энергетики возбудили процедуру банкротства, в их число, кстати, входит и знаменитый пансионат "Волжский утес", одна из резиденций президента России.

И все же, долгов у энергетиков не становится меньше, а потому укрепить собственное финансовое положение "Самараэнерго" собирается еще и старым испытанным способом: жителей Самарской области ожидает в ближайшее время очередное повышение цен на электроэнергию.

В эфире Псков, Анна Липина:

Полтора года назад в Пскове появился новый вид услуг - платные парковки. С их введением городские власти были намерены решить и проблемы центральных дворов, улиц и площадей города, постоянно забитых машинами, и пополнить городскую казну. Для этой цели было создано муниципальное унитарное предприятие "Автостоянки". На него была возложена обязанность осуществлять сбор за право парковки, которая, согласно действовавшему на тот момент налоговому законодательству, должен был поступать в городской бюджет. Сказано - сделано, автомобилисты поворчали, и приспособились. Директор муниципального предприятия "Автостоянки" Евгений Николаев считает, что введение платы за парковки в определенных местах города давно оправдано мировым опытом. До установки паркоматов, как в мировых столицах, дело в Пскове еще не дошло, поэтому пока платные парковки на площадях и улицах Пскова обслуживают всего 17 человек. Заработанных ими денег хватает только на зарплату и на поддержание в порядке вверенной территории. За минувший год предприятие что заработало, то и потратило, в городской бюджет, таким образом, практически ничего не поступило. Впрочем, считает Евгений Николаев, причина этого только в низкой плате за парковку; сейчас в Пскове она составляет 3 рубля в час. С юридической точки зрения эту услугу комментирует адвокат Виктор Мурин:

"Когда эта плата за парковку называлась "сбор за парковку", предусмотренный налоговым законодательством, вопросов не возникало. Действительно, в соответствии с налоговой системой Российской Федерации, местные власти вправе были взимать сбор, и таким налогоплательщиком был владелец транспортного средства, который парковался. Он как бы фискальный характер носил, то есть - я плачу сбор, этот сбор поступает в местный бюджет. Но наступили определенные обстоятельства, был введен закон налога с продаж, где этот сбор уже утратил силу. Понадобилось какое-то другое правовое обоснование взимания этой платы. Это обоснование было подведено как бы под аренду земли. С моей точки зрения, никакая аренда здесь не может быть земли общего пользования, улиц. Это - вопрос, который практика продолжения вот этого взимания сбора, должна быть... пристальное внимание уделено уже прокуратурой, ибо они уже, пользуясь своими полномочиями, смогли бы запросить определенный документ у этого предприятия, разобраться, как они действуют, на основании чего, почему это делается, это моя такая точка зрения".

А вот что говорят водители:

"Подъезжаешь к рынку, начинается бардак, подбегает какое-то чучело, начинает сшибать "бабки", ему говоришь - денег нет, ну, хорошо, тогда паркуйтесь так. На вокзале то же самое: встречаешь поезд и начинаешь искать, где припарковать машину. Смысла у этой парковки платной, на мой взгляд, вообще нет никакого. Люди не ставят на платную, а ставят рядом с платной, тем самым возникают опять пробки на дорогах, когда на платной стоянке нет ни одной машины, а все машины стоят вдоль вокзала. Ни охраны, никакой гарантии за сохранность автомобиля не несут".

"Я считаю, что нет необходимости в этих платных стоянках, потому что пользуется ими не очень большое количество граждан. Первая причина - то, что очень много граждан ставят вокруг платной стоянки, где плата не взимается. Вторая часть - ставят на этой платной стоянке, но не платят. Ну и самая маленькая часть - проплачивает. Не все водители оказываются в равной ситуации".

Как видим, в навязанной услуге псковские автовладельцы совсем не нуждаются. К тому же, до сих пор городской бюджет от этой услуги не получил ни копейки.

В эфире Челябинск, Евгений Сайкин:

Металлургия по-прежнему обладает стратегическим значением для Южного Урала. Доля ее предприятий составляет в регионе 50%, поэтому вполне оправданным является и особое внимание к металлургам со стороны власти. Однако вниманием или простым "способствованием" развитию отрасли дело не ограничивается. В своем желании улучшить положение металлургии областная администрация заходит гораздо дальше.

Не далее как 19-го октября первый вице-губернатор Владимир Уткин заявил о намерении властей объединить металлургические предприятия области в составе финансово-промышленных групп. Этим предполагается облегчить металлургам решение таких проблем, как поиск и разработка новых месторождений, привлечение инвесторов, социальные гарантии рабочим. Декларируемые цели кажутся вполне оправданными, хотя власти и признают, что сейчас отрасль чувствует себя стабильно.

Но возникает вопрос: если планы о слиянии предприятий в финансово-промышленные группы осуществятся, не приведет ли это к ликвидации рыночных механизмов в металлургической отрасли Челябинской области? Одним из главнейших признаков рынка является конкуренция, а именно от нее областная администрация и желает избавить металлургов. Вице-губернатор Владимир Уткин прямо называет конкуренцию в металлургии вредной.

"Устранить нежелательную, ненужную, зачастую вредную конкуренцию, развести предприятие по номенклатуре выпускаемой продукции, по сортам, по качественным характеристикам".

Уже разработана схема объединения предприятий вокруг Иштымского медиоэлектролитного завода и Магнитогорского металлургического комбината. По всей видимости, руководства этих предприятий готовились к такому шагу уже давно.

Факт из последнего времени: летом этого года дочерняя фирма Магнитогорского комбината в результате удачно проведенной операции, завладела контрольным пакетом акций крупнейшего заготовителя металлолома в Челябинской области акционерного общества "Челябвтормет". Со стороны тогда все выглядело прилично. Изначально на эти акции покушалась екатеринбургская фирма "Ликонда-М", имеющая отношение к крупному холдингу предприятий ломозаготовителей Урала. Атаку Екатеринбурга удалось отбить, когда руководство Магнитогорского комбината протянуло руку помощи землякам и выкупило акции "Челябвтормета" по цене, превышающей предложенную екатеринбургской фирмой. Теперь фактически ММК контролирует крупнейшего заготовителя металлолома в Челябинской области, а стало быть, еще более укрепило свою сырьевую базу. Вероятно, что еще задолго до этого, подготавливая свои позиции, Кыштымский медиоэлектролитный завод и Магнитогорский металлургический комбинат рассчитывали на помощь властей в деле объединения, а точнее - подчинения себе металлургических предприятий Челябинской области. Сейчас, похоже, эти планы, при активной помощи челябинской администрации, движутся к осуществлению, хотя они и облекаются в благовидные намерения рационализировать областной металлургический комплекс, повышать качество продукции, снижать издержки. Всем известно, насколько притягателен металлургический бизнес для криминала. И о том, что его влияние ощущается в столь большом деле, свидетельствует один интересный факт: в создаваемые холдинги не стремятся вступать банки, участие которых требуется по плану.

Сегодня финансистам необходимы стопроцентные гарантии, а проект объединения металлургических предприятий Челябинской области, по всей видимости, навевает банкирам опасение попасть под влияние темных структур.

В эфире Магадан, Михаил Горбунов:

С 1-го ноября магаданцы будут платить за квартиры в два раза больше. В соответствии с вышедшим постановлением мэрии, жители столицы Колымы должны будут полностью оплачивать себестоимость содержания "лишних" метров жилья, то есть - тех, которые превышают социальные нормы проживания на человека. Отопление и горячее водоснабжение каждого такого метра обойдется теперь северянину в 9 рублей 61 копейку. Установленные ранее теми же местными властями компенсации квартплаты для малоимущих на лишний метраж не распространяются. И, таким образом, реформа крайне болезненно бьет по малообеспеченным людям, которые составляют большую часть населения Магадана. Одинокому пенсионеру придется платить, к примеру, за двухкомнатную "хрущевку" в целом более 200 рублей в месяц, почти вдвое больше, чем прежде. Это - не считая платы за электроэнергию, которая колымской зимой расходуется щедро, поскольку та же теплосеть редко обеспечивает тепло в магаданских квартирах. Между тем, как потолок северной пенсии на сегодня - 700 рублей с копейками, а официальный прожиточный минимум на июнь 99-го года составляет по области 2113 рублей на человека. Состыковать эти цифры практически невозможно.

Заметим, что деяния магаданских чиновников не имеют нормативной базы в областном и противоречат федеральному законодательству. Мало того, в соответствии с актом федеральной государственной комиссии, проверявшей ход реформы жилищно-коммунального хозяйства, вся наша Магаданская область из списка регионов, выполняющих эту программу, исключена как "неподходящая по параметрам самой концепции эксперимента". Так что все это безобразие исключительно местная инициатива. Не знаем, как отреагируют на нее областные прокуратура и антимонопольный комитет, буквально засыпаемые сегодня жалобами рядовых граждан и запросами регионального корпуса депутатов. Но пока северные пенсионеры и малоимущие, занимаясь столь грустной арифметикой, горько сетуют: лишними, наверное, у нас стали вовсе не метры, а люди.

В эфире Ставрополь, Николай Пчелинцев:

У жителей Калмыкии нынешним жарким летом стали пересыхать водопроводные краны. Важнейшим питьевым источником для степной республики считается Чаграйское водохранилище, что на самой границе со Ставропольем. Так вот, Чаграй в июле катастрофически обмелел, но главное причиной сушения водоема стало отнюдь не яростное солнце - оказалось, что воду из Чаграя выкрали ставропольские огородники. Если быть точным, то воровали они не из самого водохранилища, а из Кумуманджского канала, который и призван поддерживать оптимальный баланс в озерах. Огородничество и кормопроизводство в большинстве районов Ставрополья немыслимо без орошения. Добравшись до ставропольских равнин, горные речки разбегаются по многочисленным рукавам каналов, чтобы поить сотни полей и селений. Пользование водой для полива стоит денег, разрешений, лицензий, но нелегальные огородники в последние годы умело обходят регламент - самовольно взламывают дамбы каналов, прокладывают с помощью бульдозеров и экскаваторов путь воде на свои плантации, чтобы она бежала резвее, ставят мощные насосы. В распоряжении бригадира огородников, как правило, от ста до двухсот гектаров земли, он испытывает огромную потребность в воде, чтобы вырастить под знойным южным солнцем сладкие арбузы, ароматные дыни, золотистый лук.

Виктор Цой, к которому мы наведались на плантацию, типичный бригадир-огородник, у него сотня наемных работников, полтораста арендованных гектаров. Вся эта площадь предусмотрительно взята рядом с Кумуманджским каналом. От водной магистрали к арбузным, луковым угодьям тянется глубокий земляной канал, протяженностью около двух километров, по пути он дробится на мелкие каналы и ручейки, чтобы вода добралась до каждого корня. К насосной станции бригадира протянуты провода ЛЭП. Все, что сделано здесь Цоем, откровенная отсебятина, не имеющая ничего общего с законом.

Впрочем, бригадир не согласен с такой постановкой вопроса. Признав, что не имеет лицензии на каналокопание и на забор воды, Виктор Цой тут же простодушно говорит, что за все издержки рассчитался сполна огородной продукцией непосредственно с начальником участка Кумских гидроузлов Михаилом Остриковым. После этих слов Виктора Васильевича становится понятным, почему водники смотрят сквозь пальцы на многочисленные безобразия арбузных самоуправцев. Только на Левокумском участке канала бригадиры нелегально смонтировали более трех десятков насосных установок. В результате, Кумуманджская артерия обмелела ровно вдвое. Но дирекция гидроузлов только констатирует эти нарушения. Парадокс: при наличии пустующих орошаемых площадей с инженерными сетями, бригадиры-огородники лезут на новые, не обустроенные земли и организуют на них примитивный полив. Оказывается, это во всех отношениях выгоднее: на распаханных пастбищах - урожай отменный, а вода - дармовая, если не считать луковых и арбузных подарков водникам. При такой практике соседняя Калмыкия скоро вообще может остаться без воды.

В эфире Великий Новгород, Аэлита Тошкина:

Дело, привычное для рыбаков - с криком вытаскивать из воды сеть, отяжелевшую от рыбы. Вот она - долгожданная добыча, живое серебро - лещи, щуки, судаки в бешенстве бьют хвостами и судорожно хватают ртом воздух.

Первые две недели октября были необычными: в новгородских магазинах исчезла рыба, а на самом озере воцарилась тишина - ни одного рыболовецкого судна, хотя октябрь для рыбаков - самый промысловый сезон. Северо-западным бассейновым правлением было принято решение: с 4-го октября прекратить промысловый и лицензионный отлов рыбы на озере Ильмень. Решение было принято в связи с быстрым освоением лимита щуки в этом году. Впервые 150 тонн щуки выловили до 1-го октября. Никогда как сейчас так остро не стояла проблема с запасами рыбы в озере, считает старший научный сотрудник новгородской лаборатории Госнииорха, которая расшифровывается как Государственный научно-исследовательский институт озерного и речного рыбного хозяйства, кандидат биологических наук Татьяна Соленкова. 20 лет эта мужественная женщина каждую осень проводит в озере на небольшом судне "Лаборатория".

"Увеличивается с каждым годом количество рыбодобытчиков, увеличивается - причем, страшными темпами - лицензионный промысел. Во времена, так скажем, развитого социализма их было 6-7, потом их стало 12 к 92-му году, а в этом году вообще просто катастрофическими темпами: в прошлом году было 25, а в этом году уже 45".

Решение северо-западного бассейнового управления о запрете лова и данные новгородских ученых о том, что не только щуки, но и судака в озере с каждым годом становится все меньше, только по сравнению с прошлым годом запасы судака сократились в 7 раз, - вызвало бурю эмоций у самих рыбаков. Это был настоящий гнев. Многие колхозы, ка, например "Красный рыбак", живут только за счет рыбы, и запрещение лова в разгар промыслового сезона для них имеет просто катастрофические последствия, затягивает новую финансовую петлю, ведь только что колхоз выбрался из долгов.

От имени всех новгородских рыбопромышленников Наталья Емельянова выразила не только недовольство, но и недоверие к работе новгородской хозяйственной науки. Прозвучала даже мысль: перепроверить данные в Санкт-Петербурге, где находится головное предприятие Госнииорха.

"Очень обидно, что в самое хорошее погодное время, октябрь-месяц, когда и население хочет видеть хорошую свежую рыбу, когда ее легче сохранить, мы вынуждены будем сидеть на приколе. Общаясь с рыбаками, я знаю, что они говорят: что запасы озера не подорваны, и щуки, и леща, и судака больше того количества, которое докладывает наука".

Спустя почти две недели после рокового для рыбаков решения о запрете лова на озере, в комитете по сельскому хозяйству области в экстренном порядке собирается рыбохозяйственный совет, на который приглашен заместитель директора санкт-петербургской лаборатории Госнииорха Игорь Терешенков, который, выступая перед представителями областной администрации и рыбаками, заявил, что новгородская наука вовсе не драматизирует, а спасает ситуацию, и нет никакого основания не только не доверять, но и перепроверять работу новгородских ученых.

"Вы думаете о сегодняшнем дне, вы хотите разграбить водоем, получить как можно больше прибыли в этом году, то есть - вы не думаете, что будет дальше. За вас думает Госнииорх и Севзапрыбфлот. Вот две организации, которые не заинтересованы ни в деньгах, ни в рыбе, ни в чем; они охраняют и стерегут запасы, чтобы вам на следующий день было за что жить и кормить семью".

Однако в областную администрацию просто хлынули жалобы от рыбодобывающих предприятий: угрозы, просьбы, требования разрешить продолжение лова на озере. Поэтому заместитель губернатора по сельскому хозяйству Александр Бойцов еще в начале заседания объявил о том, что именно на рыбохозяйственном совете будет принято окончательное решение - быть или не быть промышленному лову на озере.

"Рыба на сегодняшний день действительно является для многих единственным средством для существования: ловят оттого, что есть нечего. Все - на озере, и не остановим мы никого, и в тюрьму не посадим, потому что пошлют далеко-далеко".

Заседание проходило за закрытыми дверями. За несколько минут до принятия ответственного решения я взяла интервью у заведующего Новгородской лабораторией Госнииорха Алика Асанова:

"В России наука всегда всем мешает, если бы 8 лет назад я не выступал, не выдержал того же удара, который выдерживаю сейчас, у нас давно бы не было рыбы. Я буду стоять за закрытие осеннего промысла до ледостава, потому что я просто понимаю, что будет дальше - через год все будут банкротами, все рыбаки".

Рыбохозяйственный совет принял решение возобновить лов рыбы на озере Ильмень.

В эфире Красноярск, Александр Макаров:

В Красноярском крае большое событие - по расчетам региональной администрации у нее наконец-то появилась возможность потратить на бюджетные нужды дополнительно 1 миллиард 418 миллионов и еще 427 тысяч рублей. Как сообщил заместитель губернатора Александр Сараев, более 60% полученных средств будут направлены в фонд финансовой поддержки дотационных территорий края, то есть - на зарплату, на покупку медикаментов и продовольствия. 6% предназначены на выдачу бюджетных ссуд городам и районам, не получающим трансфертов из регионального бюджета. Как показывает практика, они тоже будут потрачены на ликвидацию долга по заработной плате работникам бюджетной сферы. И только 8%, а это чуть больше ста миллионов, направляются на капитальные вложения; возможно, этого хватит для завершения строительства нескольких школ, заложенных еще при предыдущей администрации края.

К сожалению, эти неожиданно свалившиеся на Красноярский край деньги не есть результат мудрого правления Александра Лебедя. Излишки возникли потому, что основные экспортеры - Красноярский алюминиевый завод и Норильский горно-металлургический комбинат получили за счет роста курса доллара весьма значительную рублевую выручку, соответственно - выросли и обязательные платежи в бюджеты разного уровня. В первую очередь, наполнилась, конечно же, казна Красноярска и Норильска, но, в соответствии с законом о бюджете края на 1999-й год, мэрии этих городов обязаны половину денег, полученных сверх плана, отдать региональной власти. Так что команда Александра Лебедя всего лишь продемонстрировала в очередной раз недюжинные навыки в нелегком деле по отниманию и дележке заработанного другими.

О том, что в 99-м году финансовая ситуация будет складываться именно таким образом, говорили все местные эксперты, однако администрация не могла тогда рисковать политической репутацией нового красноярского губернатора - а вдруг не соберем столько? Поэтому депутатам законодательного собрания края был представлен заведомо заниженный бюджет, его еще тогда называли реальным. Утвердив главный финансовый закон Красноярского края только с третьей попытки, после личного вмешательства в этот процесс Александра Лебедя и активной работы депутатов от движения "Честь и Родина" в кулуарах. Впрочем, есть вероятность, что кто-то в исполнительной власти края действительно трезво оценил перспективы новой команды в области управления финансами. По официальным данным, за 7 месяцев текущего года краевой бюджет был выполнен по доходам примерно на 40%, естественно, приходилось экономить и, естественно, на самых безропотных. Меньше всего денег получили медики, дети-сироты и инвалиды, ряд важнейших социальных программ профинансирован на 10-15%. Столь вялое поступление обязательных платежей в краевой бюджет - результат твердой установки Александра Лебедя на получение налогов только "живыми" деньгами. В числе неплательщиков оказались практически все предприятия края, среди них - Норильский комбинат, Красноярская железная дорога, крупнейшие угольные разрезы, акционерное общество "Красноярскэнерго". Региональная администрация надеется, что в конце года они начнут спешно с краевым бюджетом, чтобы расчистить свои балансы. При этом эксперты исполнительной власти рассчитывают, что правительство России, как обычно, позволит красноярским предприятиям заплатить федеральные налоги - хотя бы частично - своей продукцией. Что же произойдет, если Москва, сейчас особо остро нуждающаяся в деньгах, тоже потребует "живые" деньги? Никто, видимо, особо не хочет думать. Возможно, Александр Лебедь уже понял, что одной политической воли для управления таким регионом, как Красноярский край, не достаточно. Вероятно, сейчас отрабатываются механизмы, которые позволят краевой администрации все-таки выполнить первый бюджет нового красноярского губернатора. Почему-то у меня есть уверенность, что деньги на решение этой политической задачи найдутся, лишь бы плата за штурмовщину в области финансов не стала для Красноярского края непомерно высокой.

В эфире Калининград, Алексей Крючков:

Как часто с высоких трибун в России можно услышать, что завоевания демократии незыблемы. Так ли это? Как, например, без стрельбы и переворотов отменить какое-нибудь из этих самых завоеваний демократии, если руководителю региона оно не по душе?

В Калининградской области все предпосылки для этого уже созданы. Еще в начале этого года губернатор области Леонид Горбенко как член Совета Федерации попытался выйти в Госдуму с законодательной инициативой, касающейся местного самоуправления. Суть ее сводилась к внесению в федеральный закон, регулирующий избрание глав муниципальных образований, поправки; после ее принятия население лишалось возможности проголосовать за достойных во время открытых выборов, а в качестве альтернативы наш губернатор предложил руководителей местного самоуправления назначать. Попытка провалилась. Лето область прожила спокойно. Только на рубеже осени из-под пера Леонида Горбенко выходит постановление, которое касается местного самоуправления. На этот раз действует губернатор уже на региональном уровне. Документом создается на территории нескольких районов области, параллельно существующим муниципалитетам, так называемое северное управление по исполнению государственных полномочий, напрямую подчиненные, естественно, администрации области, то есть, по сути, губернатору. У местного самоуправления забирается ряд функций. Областная Дума реагирует остро - письмо в прокуратуру. Прежде чем что-нибудь создавать в системе управления, нужно было добиться от думцев внесения поправок в соответствующий региональный закон, а этого сделано не было. Но практически одновременно с протестом прокурора появляется следующее постановление, которое создает еще два - Приморское и Балтийское территориальные управления. Губернатор на прокурорские протесты не реагирует. Но, казалось бы, есть суд, оказывается, и он не может отменить губернаторское постановление, пока нет федерального закона, регулирующего порядок опротестования подобных актов, а ожидать его скорого принятия не стоит. То есть территориальное управление - свершившийся факт. Чем же это грозит? У микрофона глава Ассоциации муниципальных образований области Александр Кузнецов:

"Вольно или невольно, но создание таких структур будет сокращать сферу деятельности местного самоуправления и, таким образом, вести нас к тому, что они сворачивают, сворачивают, в конце концов, будут просто признаны нецелесообразными и ликвидированы. Это недемократический путь развития общества, когда сокращаются возможности населения через системы самоуправления влиять на процессы, происходящие в нашем обществе".

Местный союз предпринимателей обратился уже с письмом в администрацию президента. Может быть, в ее недрах появится проект Федерального закона, так необходимого для отмены странных постановлений. А время идет, оно работает не на муниципалитеты. Ожидается появление еще трех территориальных управлений, всего их должно быть 9. К новым выборам главы администрации наш губернатор наверняка подойдет с мощной поддержкой покорных чиновников на местах. Правда, останется ли у населения к тому времени возможность выбирать кого-либо еще, неизвестно.

XS
SM
MD
LG