Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программы - Корреспондентский час Радио Свобода


В этом выпуске:

- Война в Чечне как рекламная кампания тульского оружия;
- Сколько человек убито из автомата Калашникова?
- Нижегородские тыловики объявляют предателями всех, кто не хочет умирать в Чечне;
- Костромские дагестанцы вынуждены на каждом шагу доказывать, что они не бандиты;
- Почему беженцы объезжают Мордовию стороной?
- Сколько стоит распилить мурманскую атомную подлодку?
- Казань: обследовать на СПИД будут принудительно;
- Ростов-на Дону: журналистов старейшей газеты пустили по миру;
- Амурская область: территория смерти;
- Ставрополь: сколько стоит бесплатная медицина?
- Иваново: курицу, несущую золотые яйца, вдруг решили приватизировать;
- Астрахань: учителя ждут газ, а он не идет;
- Сыктывкар: власти упорно добиваются повышения цен и роста безработицы;
- Архангельск: колхозники заряжают двустволки солью.


В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

В Нижегородской области побывал с кратким визитом начальник Генерального штаба России Анатолий Квашнин. Он проинспектировал часть 22-й армии, дислоцированной в поселке Мулино и имел секретную беседу с губернатором Иваном Скляровым, интересовался состоянием нижегородских предприятий военно-промышленного комплекса, которые теперь могут рассчитывать на новые государственные заказы. Посетил храм, где ему вручили иконы для российской армии, провел пресс-конференцию.

По поводу войны на Северном Кавказе генерал-полковник высказался определенно: войска должны готовиться к зимовке в Чеченской республике. Начальнику Генштаба вручена петиция областного руководства с предложением направлять местных солдат служить в подшефных частях или на территории Нижегородского региона. Рассмотрение вопросов, связанных с альтернативной службой, в регламент визита Анатолия Квашнина не входило, и попытки общественных организаций привлечь внимание к этой проблеме вызвало явное раздражение у местного руководства.

"Основная причина, в целом, нежелание служить вообще. Ребятки просто не хотят служить в армии".

Так заявил начальник одного из отделов нижегородского военкомата.

Нижегородская молодежная лига в эти дни провела акцию "За альтернативную службу". У здания областного Законодательного собрания в кремле ребята и девушки простояли под проливным дождем и с транспарантами, напоминающими о 59-й статье Конституции, в ожидании представителей депутатского корпуса.

"Мы ждем, что в Государственную Думу - либо этого созыва, либо уже следующего, слава Богу, он уже не за горами, - ОЗС все-таки направит запрос официальный. И тем самым, наверное, продвинет как-то ситуацию в принятии этого закона".

Государственная Дума все никак не может принять федеральный закон об альтернативной службе. Поэтому члены Нижегородской молодежной лиги предложили депутатам областного Законодательного собрания принять соответствующий закон на региональном уровне. Как же реагирует на подобные инициативы военное начальство? Говорит Лев Павлов, председатель Комитета по делам военнослужащих:

"Я считаю: все те общественные организации, которые у нас есть, в том числе у нас в городе, которые призывают к срыву призыва, - это просто предатели интересов, национальных интересов нашего государства".

И теперь военные комиссары решили организовать с помощью милиции специальные группы по розыску "уклонистов" для призыва их на воинскую службу и последующей отправки в действующую армию.

В эфире Тула, Сергей Новиков:

На днях директор Центрального конструкторского бюро спортивного и охотничьего оружия Виктор Зименко сказал: "Если солдаты отличатся в Чечне с тульским оружием - это будет нам лучшей рекламой". Возникает вопрос: кому это - "нам"? Поясню: эти слова были сказаны на презентации ассоциации "Тульское оружие". В состав ассоциации вошли ведущие военные заводы города. Так что, кому - война, а кому - рекламная кампания. На презентации прозвучала и такая мысль: дескать, надо снабдить спецназовцев, собирающихся в очередную командировку на Северный Кавказ, новейшим стрелковым оружием производства Тульского оружейного завода. А мэр города Сергей Казаков заявил:

"Мы сегодня разобщены и не можем составить серьезной конкуренции тому же Ижевску. Мириться с тем, что символ Тулы - наше оружейное производство - потеряло свой авторитет на российском и мировом рынке, нельзя. Мириться с тем, что мы теряем перспективу в развитии спортивно-охотничьего оружия, нельзя. Мириться с тем, что мы потеряли мастерство и сегодня ведущие мастера ушли из производства работать на дому, или еще где-то, и зачастую попадают под криминалитеты, тоже нельзя".

Это официальное обоснование появления на свет ассоциации "Тульское оружие". Но ни для кого не секрет, что, с экономической точки зрения, идея заключается в том, чтобы создать структуру, противостоящую компании "Росвооружение", точнее - ее тульскому филиалу. Компания, которая является основным посредником при заключении сделок по реализации оружия, якобы обижает и обманывает производителей. Кроме того, деньги не попадают в местные бюджеты, а уходят в Москву. То есть надо брать реализацию в свои руки, или хотя бы попытаться влиять хоть как-то на этот процесс. Тем более что выпуск оружия в Туле за последний год увеличился в 4 раза. И эта тенденция будет сохранена в 2000-м году. Первым практическим шагом вновь созданной ассоциации станет участие в выставке оружия в Нюрнберге, а там, возможно, и результаты рекламной кампании в Чечне сыграют свою роль.

В эфире Ижевск, Любовь Чижова:

Строительство дома-музея Михаила Калашникова, которое ведется в Ижевске пятый год, тормозится по причине весьма банальной - не хватает денег. Решение о создании музейного комплекса было принято после помпезно отпразднованного 75-го юбилея известного оружейника. Тогда в Ижевске побывала практически вся политическая элита во главе с президентом Ельциным. Причем, в 94-м году речь шла о создании всего лишь музея-квартиры. Через два года в правительстве Удмуртии родился новый грандиозный план - построить музейный комплекс в честь создателя легендарного автомата. И авторов проекта нисколько не смутил тот факт, что в Ижевске уже существует, как минимум, 3 крупных оружейных экспозиции, где можно встретить и детище Михаила Калашникова.

Нисколько не умаляя заслуг Михаила Тимофеевича, и уважая его почтенный возраст - на днях ему исполнится 80 лет, хочется отметить, что этот проект не пользуется популярностью в народе. Учителя и медики - на грани очередной забастовки, а глава Госсовета Удмуртии Александр Волков обращается к президенту Ельцину с просьбой выделить средства на строительство дома-музея Калашникова.

И президент пообещал 10 миллионов рублей из своего резервного фонда. 5 миллионов в общий котел вложил Юрий Лужков, 255 тысяч выделяет концерн "Росвооружение". Точную сумму, необходимую для завершения строительства музейного комплекса, назвать почему-то не может никто, видимо, из-за чрезмерной масштабности проекта. Планы у создателей музея, который, кстати, располагается в престижном Центральном районе, таковы: наверху несколько просторных залов, где можно будет увидеть не только автомат, но и личные вещи Калашникова. Внизу - библиотека, конференц-зал и тир. Кстати, уже известно и название первой выставки, которая должна открыться в единственном пока готовом зале музея к юбилею Михаила Тимофеевича - "Калашников: человек-легенда. Страницы жизни".

Помимо всего прочего, там будут материалы и о том, что знаменитый автомат стоит на вооружении более 50-ти стран мира. Неизвестно, будут ли там данные о количестве убитых из автомата Калашникова. Думаю, мирные музейные работники не ставят перед собой задачу просвещать посетителей дома-музея в этом направлении. Автомат-убийца стал символом Удмуртии, и официальные власти это нисколько не смущает, скорее наоборот - они с большим энтузиазмом используют эту карту в политических играх. В том, что рано или поздно музейный комплекс Калашникова будет построен, никто не сомневается. Скорее всего, к 10-му ноября - к очередному юбилею Михаила Тимофеевича - на счет музея будут перечислены приличные суммы. И - в ближайшие 2-3 года строительство будет завершено. И тогда официальный и очень грозный символ Удмуртии века 20-го автоматически станет символом нового столетия. И в 21-м веке гостей Ижевска будут возить в огромный музейный комплекс, посвященный одному человеку - человеку, который изобрел самое смертоносное оружие 20-го века.

В эфире Кострома, Арслан Саидов:

Дагестанцы, проживающие в Костроме, настаивают на том, чтобы к ним относились как к остальным гражданам России. Не так давно ими была создана местная национальная общественная организация, призванная, главным образом, защищать интересы выходцев из Прикаспийской республики.

До сих пор даргинцы, аварцы, лезгины и представители других народностей, населяющих Дагестан, причем - входящие в состав Российской Федерации, были фактически приравнены в правах к иностранным гражданам. С азербайджанцами или армянами их объединяло одно - "лицо кавказской национальности". Убрать из официальной терминологии это клише, унижающее человеческое достоинство, потребовали на встрече с губернатором Виктором Шишуновым представители дагестанской диаспоры.

Вообще, считают дагестанцы, подобный разговор оказался возможным только на фоне последних событий на Кавказе. Дагестан не стал частью Ичкерии благодаря самим жителям республики, принявшим на себя удар исламских фундаменталистов. Теперь дагестанцы ждут, что Россия станет относиться к ним как к полноправным гражданам страны.

Пока же факты говорят об обратном. В частности, по словам одного из лидеров диаспоры Газима Агамадова, в городских гостиницах не хотят регистрировать его земляков; без соответствующего штампа эти люди оказываются вне закона и по чужой воле становятся нарушителями. Газим Агамадов утверждает, что нередки случаи, когда при поступлении в костромские университеты и колледжи у молодых людей не принимают документы лишь на том основании, что абитуриент - выходец с Кавказа. При этом ни его умственные способности, ни его уровень знаний не имеют никакого значения. Подобная дискриминация умело маскируется под формальные поводы. А органы правопорядка, находясь в последнее время в состоянии истерии, готовы в каждом черноволосом джигите видеть чеченского террориста.

Представители диаспоры намекнули местным властям, что сотрудничество с ними взаимовыгодно. Дагестанские бизнесмены готовы вкладывать деньги в экономику Центральной России, но только при условии, что им не будут чинить в этом препятствия по-особому понимающие патриотизм государственные служащие.

Как уверяет Газим Агамадов, губернатор выслушал их делегацию с интересом и пообещал приложить все силы к тому, чтобы дагестанцев с бандитами больше не путали.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Потоки беженцев и вынужденных переселенцев, в основном, минуют Мордовию. На сегодняшний день в республиканской миграционной службе на учете стоит 1140 семей. По мнению Валентины Шуваловой из Министерства труда и занятости, эта цифра несопоставима с показателями Нижегородской, Ульяновской и Пензенской областей, с которыми граничит Мордовия.

"Поток вынужденных переселенцев - больше в соседние регионы; наверное, из-за того, что более развиты там экономика и возможность трудоустройства этих граждан".

Еще в 1993-м году республиканские власти отказались разместить на территории Мордовии пункт приема вынужденных переселенцев и беженцев, объяснив это такими причинами, как:

"Спад производства, приостановка ряда предприятий, сокращение людей на них, большая безработица в республике, вынужденные отпуска работников на предприятиях".

И, тем не менее, люди в Мордовию приезжают. Приезжают из стран СНГ, Балтии и "горячих точек" на свою, как принято говорить, историческую родину. Но не всем удается получить статус вынужденных переселенцев. По мнению Николая Бирюкова, в большинстве случаев виноваты в этом сами приезжающие.

"Многие обращаются с опозданием определенных законом сроков. Это - незнание, видимо, законов. Люди обращаются несвоевременно, а далее мы уже поставлены в более жесткие условия и не можем определить его статус".

Некоторые приезжающие и вовсе не обращаются в миграционную службу Мордовии. Обустраиваясь сами, они считают, что государство ни с работой, ни с жильем им помочь не может. Один из них, Виталий Арабец, приехал в республику из Абхазии.

"Я обратился в миграционную службу, получил удостоверение, и на этом вся работа миграционной службы была закончена. Ответ был один - вы русский, вернулись на родину. Я приехал сюда к сыну, обращался в миграционную службу и понял: нет никакого смысла. Результат я уже знал какой будет. И поэтому я своими силами устроился на работу, привез сына, а потом уже здесь женился и у жены стал проживать".

Главные проблемы, с которыми сталкиваются люди, получившие статус вынужденного переселенца: работа, деньги, жилье. По мнению Николая Бирюкова, руководителя миграционной службы Мордовии, его ведомство помогает решать их довольно успешно.

"Я считаю, что самая главная наша помощь, миграционной службы, состоит в том, что выдаем достаточному количеству семей ссуду льготную, долговременную, беспроцентную, возвратную, она выдается на достаточно льготных условиях. На сегодняшний день мы уже тысячу семей смогли обеспечить такой ссудой".

Семья Эльмиры, приехавшая в Мордовию из Узбекистана в их число не попала, ссуду ей получить никак не удается.

"Не получили пока, потому что я нигде не работаю. Правда, муж работает, но наша сумма, наши доходы не соответствуют тому, чтобы выдали нам ссуду. Сказали: устроишься на работу, потом подходи уже со справками, с документами. Надо жилье свое иметь, там такая сумма доходов должна быть - 2 тысячи доходы. На 48 тысяч я дом не куплю, только - в районе. А в районе куплю на такую сумму, - а где в районе вы видели две тысячи доходов у людей? Я нигде не видела, это нереально, я не понимаю, что это за помощь".

Многие переселенцы в Мордовии сталкиваются с этой проблемой - не могут получить ссуду, потому что нигде не работают; не работают, потому что не имеют прописки и жилья, жилье без ссуды получить тоже не могут, ну и так далее, круг замкнулся.

В эфире Мурманск, Андрей Королев:

Россия планирует к 2007-му году утилизировать более 150-ти подводных лодок, из них 90 - на севере Российской Федерации. Об этом в интервью Радио Свобода заявил заместитель министра по атомной энергии Валерий Лебедев. При этом он отметил, что потребность России только в контейнерах для хранения активных зон реакторов атомных субмарин до 2006-го года составляет, по разным оценкам, от 210-ти до 430-ти единиц. Причем, для утилизации одной подводной лодки необходимо от 4-х до 12-ти контейнеров. По данным замминистра, в текущем году будет выгружено отработавшее ядерное топливо с 8-ми подводных лодок, в 2000-м году - еще с 18-ти подводных крейсеров Дальневосточного и Северного флотов.

"Есть постановление правительства о том, чтобы ускорить утилизацию атомных подводных лодок. И в первую очередь - это вопрос обращения с отработавшим ядерным топливом. По гособоронному заказу, со стороны государства выделено 167 миллионов на этот год и Минатом из собственных средств изыскал возможность еще 500 миллионов. Таким образом, 667 миллионов на утилизацию выделено на этот год. Они процентов на 70 уже освоены, то есть в этом году произошло ускорение не только по вашему региону, но и по региону Приморья. Вы понимаете, что есть - Архангельская область, есть - ваша, и у вас достаточно вперед продвинуты эти работы".

В будущем году средства на утилизацию подлодок планируется увеличить до одного миллиарда рублей. Кроме того, в 99-м году в Санкт-Петербурге будут изготовлены 12 контейнеров для перевозки и временного хранения отработавшего ядерного топлива, тогда как в 2000-м году планируется изготовить 88 таких контейнеров.

Валерий Лебедев отметил также, что стоимость одного контейнера составляет 150 тысяч долларов. Контейнеры изготавливаются в рамках трехсторонней американско-российско-норвежской программы "Сотрудничество в военной области по вопросам охраны окружающей среды в Арктике "Амек", реализуемой в течение трех лет. Общая стоимость проекта составляет 16 миллиардов рублей, из которых две трети были профинансированы российской стороной и одна треть - американской.

Заместитель министра атомной энергии ответил также на вопрос о перспективе законопроекта, широко обсуждаемого в комитетах Государственной Думы, о проблеме захоронения на территории России ядерных отходов из европейских стран.

"Существует понятие, разработанное МГАТ - отработавшее ядерное топливо есть материал, это не есть радиоактивные отходы. Радиоактивные отходы - это те отходы, которые подлежат захоронению. А отработавший материал, отработавшее ядерное топливо во всех странах... извините, в 16-ти странах перерабатывают. Есть два завода в мире, в Англии и Франции, которые имеют прибыль порядка 150-160-ти миллионов от отработки. И заметьте, перерабатывают все европейские страны. Строит завод Япония. Мы привыкли говорить, что - как цивилизованные страны, но когда мы хотим - как цивилизованные страны, почему-то никто не хочет. Я еще раз повторяю, что никаких радиоактивных отходов Россия завозить не будет. Поэтому речь идет об отправке только части завоза отработавшего ядерного топлива на переработку, а после переработки - создание топлива, чтобы можно было опять его запустить на атомные электростанции в виде топлива. Я не думаю, что это Дума примет, это идет на стадии обсуждения в комитетах".

Остается добавить, что проект "Амек" начал реализовываться с февраля 98-го года межотраслевым координационным научно-техническим центром нуклидной продукции Минатома России, как второго уполномоченного подрядчика Минобороны и Минатома России, и образованной им кооперации российских предприятий при финансовой помощи правительств США и королевства Норвегия.

В эфире Казань, Ольга Юхновская:

Все чаще говорят в Татарстане о возможности принудительного обследования на СПИД. Этому особенно способствовали сообщения в газете "Казанское время" и репортажи местной телекомпании "Эфир" о случаях намеренного заражения прохожих некими лицами с помощью шприцов прямо на улице или в транспорте.

В Набережных Челнах решение о принудительном обследовании на СПИД было принято более года назад с вступлением в силу приказа о взаимодействии медиков и правоохранительных органов по недопущению распространения ВИЧ. И хотя формулировки "принудительное обследование" в этом приказе нет, набережночелнинским Управлением внутренних дел рекомендовано оказывать содействие в доставке лиц, уклоняющихся от обследования. Особенно распространен этот метод, когда нужно обследовать кого-то из поступивших в следственный изолятор, или дам, занимающихся "секс-бизнесом". Каждый месяц бригада, в которую входит сотрудник УВД, врач СПИД-центра и медицинская сестра, выезжает в рейд по городским объектам.

Пойдет ли Казань по челнинскому пути? Если вспомнить, что только официально зарегистрированных наркоманов в Татарстане более 4-х тысяч, а проституток - только в Набережных Челнах - почти две тысячи, то закрадывается мысль: да Бог с ними, с правами, себя бы спасти и своих близких. Но если умножить все цифры на 10, чтобы получить истинную картину распространения наркомании и проституции, то искушение поддержать принудительное обследование возрастает в десятки раз.

Недавно в столице Татарстана также подписан приказ по недопущению распространения ВИЧ. Но он относится к осужденным, подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений. Что касается принудительного обследования прочих групп риска, то есть - наркоманов, проституток, бомжей, идут прения.

Однако директор республиканского Центра по борьбе со СПИДом Олег Романенко уверен, что Казань должна в срочном порядке перенимать опыт города Набережные Челны. Дискуссия же в прессе Татарстана развивается в таком ключе: если идею о принудительном освидетельствовании части населения развить до логического конца, то следует закрыть все анонимные кабинеты и прекратить профилактическую работу. Зачем зря тратить деньги, лучше обязать всех граждан сдавать кровь на СПИД ежемесячно, а если не захотят, обследовать принудительно.

И вот итог: 20-го октября на заседании Минздрава Татарстана поставлена жирная точка в деле об анонимном лечении заболеваний, передающихся половым путем. Лечить болезни, в том числе и СПИД, в анонимных кабинетах запрещено. Наша справка: только в анонимном кабинете центра СПИД Татарстана за три года было зарегистрировано более 80-ти тысяч обращений. В Казани таких кабинетов - 5, по Татарстану - 47. Так что последнее постановление Минздрава Татарстана означает, что граждане фактически лишились права на сохранение тайны диагноза.

В эфире Ростов-на-Дону, Сергей Слепцов:

"Давайте спасать коллег" - с таким девизом выступила ростовская областная газета "Наше время". Под "коллегами" имеются в виду весьма немногочисленные журналисты старейшей на Дону газеты "Молот".

Больше года назад в отношении главного редактора "Молота" Анатолия Довлекаева было возбуждено уголовное дело - он подозревался в крупных хищениях. Но и сегодня дело в редакции газеты "Молот" поставлено так, что деньги, получаемые газетой за рекламу, уходят в специально созданное главным редактором рекламное агентство, а журналисты последний раз получили свою зарплату (если ее можно так назвать)- в начале лета. И любые требования чреваты для них серьезными неприятностями.

Журналисты газеты "Молот" Евгений Касьяненко и Елена Козлова, доведенные до отчаяния, побывали на приеме у вице-губернатора области Валерия Хрипуна. Главный редактор немедленно уволил журналистов. Увольнение грозит и Алексею Калашникову, отцу троих детей. Если учесть, что почти все журналисты, работающие в "Молоте", - это люди, которым, как говорят, за 30, то найти новую работу им будет совсем не просто.

Интересно, что спасти их от полного обнищания решили коллеги, конкуренты и соперники из газеты "Наше время". Ее редактор Вера Южанская уже распорядилась выдать коллегам из "Молота" деньги в кассе своей газеты. Суммы этих выплат невелики, в пределах 250-ти рублей, но принять участие в этой акции намерены и журналисты газеты "Дар", и информационного агентства "Северный Кавказ". Правда, традиционное молчание хранит президиум областной организации Союза журналистов России.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:

С начала этого года при извлечении цветных металлов из боеприпасов погибло четверо и ранено пятеро амурчан. О поселке Арга Сержинского района Амурской области более 10-ти лет назад узнал весь Советский Союз. Там на складе боеприпасов возник пожар, раздались взрывы, полетели по улицам снаряды, были жертвы среди населения, десятки людей остались без крова. Время в этом случае не стало лекарем, и сегодня жители Арги не чувствуют себя в безопасности.

Ситуацию прокомментировал новый командующий 35-й армией Кутиков. По словам генерала, "на территории области, помимо воинских частей, находящихся в составе армии, есть еще много других подразделений, подчиненных непосредственно Дальневосточному военному округу и Министерству обороны. За их полигоны и другие объекты армия нести ответственность не может".

В начале февраля этого года на территории склада боеприпасов в Томичах Белогорского района Амурской области возник пожар. Хорошо, что это случилось утром, когда все были на рабочих местах. Удалось оперативно привлечь к ликвидации очага возгорания части государственной противопожарной службы УВД, пожарный поезд железнодорожников, военных пожарных. Огонь был быстро потушен, и все вздохнули с облегчением. Буквально в нескольких десятках метров располагался склад с мощными авиабомбами. Могла случиться трагедия, не уступающая той, что произошла в Арге.

Глава администрации Шимановского района Амурской области Сергей Пасюк рассказал, что в мае этого года на территории расформированной воинской части пострадали двое местных жителей, пытавшихся извлечь цветной металл из неразорвавшегося снаряда.

Характерно, что когда на опасной территории возник пожар, работники лесхоза не рискнули туда приблизиться, чтобы не подорваться на боеприпасах. В результате огонь беспрепятственно распространился на другие участки, охватил огромную территорию.

Зонами постоянного риска считаются села Белогорского района Амурской области Васильевка, Томичи и Возжаевка, где располагаются воинские части. Более тысячи единиц бронетанковой техники вросли в землю, никем не охраняются. На местных свалках спокойно можно найти мины, гранаты, артиллерийские снаряды, причем в немалом количестве. Находят их и взрослые, и дети, начинают разбирать и погибают или становятся инвалидами.

Глава местного самоуправления района Залетинского района Амурской области Мельник привел примеры, когда при расформировании воинских частей остаются не только взрывоопасные предметы, но и опасные химические вещества. Так, авиаторы за пределами части в спешном порядке закопали емкости с компонентами ракетного топлива. В этом же районе, вблизи населенного пункта Червона Армия, обнаружено тайное захоронение емкости с азотной кислотой, которая могла стать источником заражения большой территории.

В эфире Ставрополь, Николай Пчелинцев:

Медицина на Ставрополье стала платной. Об этом известил докторов документ под малоприметным названием "Положение о порядке оплаты медицинских услуг в системе обязательного медицинского страхования граждан на территории Ставропольского края". Подпись краевого министра здравоохранения Николая Шипкова означает, что положение одобрено местным правительством. Причем, оно уже вступило в законную силу. Врачам предложено забыть прежнюю практику, когда они предъявляли счета медицинским страховым компаниям, что называется - по факту: сколько потратили средств на пациента, столько и потребовали оплатить. Теперь они вынуждены "плясать" от средних тарифов на единицу медицинской помощи. Что касается, например, медикаментов, то доктор может израсходовать их на одного пациента в сутки на 7 с половиной рублей. Все, что сверх этой суммы, должен оплачивать сам больной.

Поскольку непопулярный шаг к всеобщей платной медицине краевое правительство сделало втихомолку, опасаясь шумной огласки, то ни население, ни главврачи клиник оказались не готовы к нововведению. Доктора ломают голову над вопросами: как извещать пациентов о стоимости операции - в момент, когда он корчится от боли в приемном отделении, или за человеком без гроша в кармане не посылать даже "скорую"? В одних лечебницах решили заключать индивидуальные договора с больными. При этом клиенты обязуются возместить все, что потрачено на них медиками. В родильных домах при сложных случаях расходы исчисляются от 7-ми до 10-ти тысяч рублей.

В других учреждениях пошли на усредненную оплату. Скажем, в самой крупной 4-й больнице краевого центра претендент на операционный стол должен иметь в кошельке 350 рублей на наркоз и еще 130 - на вспомогательные материалы. Это - помимо безрецептных лекарств, которые он сам должен предварительно купить в аптеке и принести с собой.

Перевод медицины края на платную основу вызвал возмущение у местных парламентариев. На очередном заседании Госдумы Ставрополья они с гневом отвергли запрос команды губернатора об увеличении на 23 миллиона рублей ассигнований на органы Госуправления в нынешнем году. Половину этой суммы решено отдать краевому Минздраву, которому не только не на что покупать лекарства и продукты для больничных столовых, но и нечем лечить пациентов. Так что выделенные миллионы, скорее всего, будут пущены на закупку медоборудования и санитарных машин. Платной медицины они не отменят.

Самое примечательное - многие практикующие врачи и их клиенты воспринимают возникший ажиотаж - как бурю в стакане воды. Они утверждают, что новое положение лишь узаконило существовавшие в последние годы неофициальные тарифы. Как заметила директор ессентукского роддома Любовь Сорокина, больные и раньше несли с собой в нищий стационар все, за исключением разве что - кроватей. У пациентов единственное опасение - как бы официальные тарифы не стали дополнением к неофициальным. Низкая зарплата может подтолкнуть медиков к сохранению индивидуальных платных услуг, минуя кассу.

В эфире Иваново, Елена Смагина:

Редкое единодушие проявили на прошлой неделе исполнительная и законодательная власти. С 1-го по 2-е ноября на стол губернатора Ивановской области Владислава Тихомирова легли письма от депутатов областного Законодательного собрания, мэра города Иваново Валерия Троеглазова и депутатов городской Думы областного центра. Все три документа содержат убедительную просьбу пересмотреть решение губернатора о приватизации Ивановского хлебокомбината № 3. Это - единственное хлебоперерабатывающее предприятие, полностью находящееся в областной собственности. Завод производит треть хлебобулочных и 60% макаронных изделий, реализуемых на ивановском рынке. Это - единственное стабильно прибыльное предприятие, имеющее, не боюсь сказать - стратегическое значение.

Для малоимущих слоев населения, которые составляют подавляющее большинство жителей области, хлеб - это основной продукт питания. Пока предприятие находится в государственной собственности, власть может удерживать цены на хлебные изделия не только на этом заводе, но и по всей области. Государственная собственность дает возможность избегать недобросовестной конкуренции и перебоев в снабжении. Но как только завод преобразуется в акционерное общество, основной целью деятельности которого станет получение прибыли, могут найтись желающие разыграть карту хлебных бунтов, причем - не только в выборах. Существующее же законодательство о контроле за ценообразованием защитить население не сможет. Чтобы увеличить прибыль, регламентируемую процентом рентабельности, будет достаточно закупить сырье по более высокой цене. Как показывает опыт, остальные участники рынка палки в колеса коллег вставлять не станут.

В связи со всем вышеизложенным, приватизация хлебозавода кажется, мягко говоря, не продуманной. Но это только на первый взгляд. Так, например, никто из инициаторов приватизации не смог назвать ни будущих владельцев акций завода, ни оценочной стоимости предприятия. А постановление о приватизации оказалось подписано без участия комитета по Госимуществу. При более тщательном рассмотрении дела уже в который раз всплыли имена первых лиц области, в частности, заместителя губернатора по сельскому хозяйству Виталия Мельникова. Но даже если закрыть глаза на подобные детали, у любого здравомыслящего человека желание хозяина избавиться от дойной коровы вызовет, по крайней мере, недоумение.

В эфире Астрахань, Владимир Тимков:

Наступающую зиму жители некоторых сел Астраханской области встретят в холодных домах без отопления. Возникла эта ситуация из-за того, что своевременно не был подведен газ. Конечно, использование природного газа вместо угля и дров удобнее и экономически выгодно, только сам процесс газификации неоправданно затянулся и лег тяжким бременем на плечи сельских жителей. Впрочем, лучше об этом расскажет Илларионова Наталья Владимировна, жительница села Татаро-Башмаков:

"Нам давно обещали газ провести, причем бесплатно обещали это сделать. Сперва проводили газ тем, кто мог заплатить, остальным обещали провести позже, до 2000-го года. Но обещали бесплатно провести. А сейчас говорят, что надо все равно платить, даже за проводку общей линии. А платить-то надо много, аж - 10-12 тысяч".

Еще одна конфликтная ситуация возникла при газификации сел Астраханской области. Уже давно администрация области обещает подготовить постановление, в соответствии с которым - астраханцы смогут газифицировать свои дома в счет задолженности перед ними государства по детским пособиям, а также - задолженности учителям по методической литературе. За 4 года, что не выплачиваются пособия на покупку методической литературы, государство задолжало перед каждым учителем от 3-х до 4-х тысяч рублей, и получить эти деньги учителя не могут даже через суд.

Причем, решение судов уже есть, нет только денег. Даже с учетом инфляции, сумма, для получающих от двухсот до тысячи рублей учителей, значительная. Однако выполнять свои обещания администрация области не спешит. Часть сельских учителей уже провела газ, другие же не смогли собрать необходимые суммы и теперь ждут в холодных домах, когда же им помогут получить тепло. Некоторые учителя уже доведены до отчаяния. И в конце октября председатель профкома Иванчукской школы Филиппов заявил, что намерен объявить голодовку. Его поддержали учителя еще пяти школ района. Но все, чего они смогли добиться, это очередные обещания главы области Анатолия Петровича Гужвина. Он вновь обещает расплатиться с учителями, помочь им обустроить свои дома, однако согреть холодные стены домов обещания не могут.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев:

Около месяца прошло, как в республике Коми закон о налоге на вмененный доход распространился на мелкую розничную торговлю. А за это время закрылось уже более 500 предприятий. Причина - непомерно высокий налог лишает торговца смысла работы. Бизнесмены Ухты решили с октября этот налог бойкотировать. Член союза предпринимателей города Татьяна Лаврененко:

"Если не бойкотировать - значит, не будут сделаны никакие шаги в сторону уменьшения данного налога. И многие предприниматели, мелкие предприниматели, которым этот налог не под силу, просто разорятся".

Власти города занимают выжидательную позицию. Но вряд ли с этой стороны будет какая-то поддержка. Заместитель главы администрации города Светлана Корепанова:

"На счет - бойкотировать вмененный налог, там можно вообще договориться - давайте вообще не будем платить налоги. Это ведь не решение проблемы".

Аналогично обстоит дело и в других районах республики, в частности, в соседнем с Ухтой Сосногорске. Здесь от бойкота пока решили воздержаться, но 20% предпринимателей не смогли заплатить налоги за последний месяц. Дальнейший ход событий прогнозирует депутат сосногорского муниципалитета Алексей Тимошев:

"Настроение большинства предпринимателей, после почти полумесячной работы по новым правилам, не самые радужные. Большинство из них, скорее всего, закроются до конца года, потому что не смогут вынести бремя такого налога и уйдут в тень. Это значит, как раньше договаривались с представителями различных структур, которые к ним обращались, скажем, за определенной мздой, - так сейчас будут договариваться с государственными чиновниками, с налоговыми инспекторами, с кем-то еще, и в итоге - государство не будет дополучать эти суммы налоговых платежей, потому что официально эти предприниматели работать не будут".

Протесты бизнесменов вызвали недовольство главы республики Юрия Спиридонова. Он является активным сторонником этого налога.

"Я не отступлю от этого налога, и все это мы уже проходили. Ведь как раз эти самые ларечники, которые никогда не сделают Россию Россией".

Поступления в бюджет от этой сферы бизнеса невелики, поэтому власти исчезновения мелкой торговли даже не заметят. Заметит это простое население. Говорит Алексей Тимошев:

"Заметят, причем очень простым способом: когда придут к монополисту, оставшемуся на этом рынке, и увидят цены, которые их "приятно" удивят".

В так называемом "ларечном" бизнесе занято до 10% горожан республики; это - не считая их семей. Значительная часть их неизбежно пополнит ряды безработных и ляжет бременем на республиканский бюджет. Бюджет, который до сих пор они исправно пополняли.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

Чтобы защитить остатки урожая и имущества от воров в племзаводе Заостровский Архангельска перекопали глубокими рвами все дороги, ведущие к полям и летним фермам. По словам руководителя этого коллективного хозяйства Валерия Разгона, на столь неординарный шаг колхозников вынудили постоянные набеги моторизированных воров, с которыми не может совладать даже охрана. Приезжают ночью прямо к полям, фермам, расхищают картофель, капусту, разбирают по кирпичику, по досточке постройки, сенохранилища, здания летних ферм. Ущерб от расхитителей только под одной ферме оценен в 60 тысяч рублей. Орудуют под покровом ночи не только заезжие, но и свои же - бывшие колхозники, которые затем продают украденные овощи, стройматериалы, по дешевке - за бутылку подпольного спирта, которым торгуют, не особенно таясь, в каждой деревне, с горечью поведал Валерий Разгон.

Теперь на автомашинах к колхозным владениям уже не подъехать, прорытые экскаваторами рвы напоминают противотанковые. Правда, от пеших несунов эти фортификационные сооружения не спасают. Но в колхозе Заостровский считают, что масштабы воровства сразу сократились в несколько раз - ведь на себе много не унесешь.

От заградительных рвов испытывают неудобства и в самом колхозе. Так, отрезанными для автотранспорта оказались две деревни - Левковка и Нижнее Ладино. И стар, и млад - вынуждены теперь ходить пешком. Широкий резонанс получили здесь два события нынешней уборочной страды на частных огородах. Первый - когда в пригородном Приморском районе хозяева застали на своем поле за копкой клубней супружескую пару. Мужчине перебили железным прутом ноги, а женщину раздели догола и в таком виде прогнали через всю деревню.

Второй - случился в окраинном районе Архангельска Маймокси, где 70-летний сторож своих картофельных грядок всадил заряд дроби из охотничьего ружья ночному вору как раз пониже спины.

Это, конечно, все - крайности, которым нет оправдания. А в необъявленной битве за припасы на зиму, увы, чаще побеждают не те, кто трудился. Тысячи архангельских дачников сейчас пребывают в состоянии, близком к панике. Опустошительные воровские набеги на дачные участки и хранилища приобрели ежедневный массовый характер. Ведь каждому полю, грядке, погребу или даче милиционера не приставишь.

XS
SM
MD
LG