Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейские отцы и европейские дети

  • Елена Коломийченко

Отцы о детях. Поколение родителей о проблемах, достоинствах и недостатках молодежи в разных странах Европы.

"Стремления к познанию каких-то высот в европейской культуре я пока не замечаю. Среди молодежи нет тяги к чтению серьезных книг, нет тяги к дискуссиям на философские, на исторические темы..."

"Мальчики и девочки, готовящиеся вступить в жизнь, хотели бы стать служащими почты, инспекторами налогового управления, работниками сети электроснабжения или чиновниками министерства..."

"Действительно во Франции наблюдается такое поправение молодежи, получившее очень яркое подтверждение на выборах парламентских и президентских..."

"Если вы спросите молодых французов, англичан или немцев, что они думают об Испании, то услышите только хорошее. Молодые специалисты все чаще выбирают в школе испанский, как второй иностранный, и ничего не имеют против работы в Мадриде или в Барселоне, хотя бы на год или на два..."

Елена Коломийченко: Дэвид Керр, один из авторов исследования, которое провела Международная ассоциация по оценке образования и достижений, посвященного самым разным проблемам молодежи в 28-ми странах мира, заметил: "Мир сейчас стал совсем другим по сравнению с тем, в котором жили прошлые поколения, и это находит отражение во взглядах молодых людей". Вечный конфликт, он существовал и пятьдесят, и сто, и двести лет назад, всякий раз отражая существо процессов, происходивших в обществе на том или ином этапе истории. Отцы и дети. Поколение родителей не всегда готово понять, чего хочет молодежь, к чему стремится, а те, молодые, в свою очередь не всегда и не во всем следуют советам и пожеланиям родителей.

Дмитрий Савицкий: Лет эдак двадцать назад журнальная анкета пыталась выяснить: кем хотят стать молодые французы и француженки? Ответ был приблизительно такой же, как и в соседних странах. Кто-то хотел стать великим ученым и получить Нобелевскую премию, кто-то рок-звездой, кто-то летчиком-испытателем, космонавтом, знаменитым актером, манекенщицей и, неизбежно, кто-то хотел стать другом животных, спасать диких козочек и вымирающих удавов:

Совсем недавно, кажется, осенью, все по той же традиции рентгеноскопии общества, был проведен очередной новый опрос. Оказалось, что мальчики и девочки, готовящиеся вступить в жизнь, хотели бы стать... держитесь: служащими почты, инспекторами налогового управления, работниками сети электроснабжения или - чиновниками министерства: Что же случилось? Или точнее, что случилось с мечтой? С мечтой, жившей в каждом поколении: стать самым сильным, самым смелым, самой красивой, самой талантливой, самым изобретательным? Мечта скончалась, и похороны ее прошли незамеченными. В метро и в брассерии, на выходе из лицея и на лыжных трассах мы видим новое поколение: юных оппортунистов, конформистов и, что важнее всего, реалистов. Которые видят реальность такой, какая она есть - жесткой и ограниченной, и которые хотят от жизни одного: безопасности, бетонной надежности, верности обещаниями, исполняемости гарантий. И которые не хотят одного: риска.

На этом можно было бы захлопнуть книгу жизни, ибо дальше скука, Кафка, коридоры с одинаковыми дверьми и табличками, ибо дальше раж и ненависть против остаточных, несомненно нездоровых, аутсайдеров, согласных фантазировать, рисковать, плевать на личную устроенность, а главное на устроенность тех, кто уже при деле.

Для внутренних наблюдателей то, что я сказал, не новость. С тревогой, не без отвращения, некоторые из них наблюдают это племя молодое и весьма знакомое. Этих юных чиновников в душе, упорно работающих над единственной идеей - войти в госсектор, стать одним из:, получить пожизненные гарантии и зубами и когтями отстаивать их. С запозданием сделаю поправку: это феномен чисто французский, хотя из соседней Германии уже потягивает тем же душком, но все же именно во Франции госсектор громоздок, неуклюж и консервативен: Это госсектор парализует страну забастовками, и это он не согласен и не будет согласен на любые изменения, тем более на те, которые ведут к большей мобильности, динамичности общества, за счет, конечно же, определенного риска. Во Франции не любят риск, риск невозможен в сырном деле, в винодельном, он невозможен при копчении окороков, а Франция, вооруженная компьютерами, ракетами "Ариан" и атомными авианосцами, остается во многом страной пейзанов и торговцев. А здесь риск просто - исключается.

Общество потребления требует от граждан одного - потреблять. Потребление вращает маховики производства. Без потребления страна остановится; без цикличной обновляемости вновь потребляемых товаров и услуг - все рухнет, мир рухнет. В таком обществе нет места для авантюр, приключений и дерзаний, если они не включены в какую-нибудь индустрию - туризма, спортивных радостей или развлечений. Общество потребления, как ни странно, находится в конфликте со свободой. Пространство личной свободы ограниченно правилами потребления и воспроизводства товаров.

Нынешнее поколение молодых - дети тех, кто собирался перевернуть мир в 1968-м. Миттеран привел их к власти и вместо того, чтобы осуществить наконец-то то, что они называли в мае 1968-го революцией, они стали новой левой буржуазией. На этом кончилась левая идеология, здесь похоронены великие лозунги. К майскому Запрещено Запрещать было добавлено: Запрещено Запрещать Запрещать.

Эту молодежь достает "стокгольмский синдром". Они боятся сверстников из пригородных зон беззакония, тех, кто способен отвернуть голову по часовой стрелке, украсть машину, мобильник, пустить по кругу подружку. Поэтому эта молодежь старается одеваться, сплевывать и разговаривать, как крутая пригородная шпана, у которой, само собой, иной генезис и которая, отнюдь не стремиться в госсектор.

Франция, впервые за долгие десятилетия зрит молодежь, либо не умеющую, либо не желающую читать, не имеющую никаких манер, кроме полублатных, и не заметившую, в каком возрасте детская мечта быть сильным, умным и смелым подменилась желанием носить "найки", водить БМВ и рассматривать убывание бесполезных, заполненных шумом без ярости, минут на тяжелом браслете роллекса.

Елена Коломийченко: Поколение родителей о проблемах детей. Эту тему мы обсуждаем с Семеном Мирским и Евгением Бовкуном, нашими корреспондентами во Франции и Германии.

Я еще раз вернусь к исследованию, с упоминания о котором начала программу. Итак, цитирую статью из британской "Миррор", в которой излагаются результаты масштабного исследования, проведенного Международной ассоциацией по оценке образования и достижений. В нем приняли участие 90 тысяч юношей и девушек из 28-ти стран мира. Вот некоторые данные: из трех тысяч опрошенных англичан в возрасте 14-ти лет каждый третий согласен с утверждением о том, что в истории их страны почти не было ничего, чем можно гордиться, или же заявляют, что у них нет определенного мнения по этому вопросу. Национальный гимн имеет хоть какое-то значение для 48% опрошенных, 42% безразлично относятся к национальному флагу. Только каждый пятый молодой британец интересуется политикой, треть доверяет правительству, чуть больше - 34% - Евросоюзу, а немногим более 40% муниципальным органам. Еще менее патриотично, чем британцы, относятся к своим странам молодые люди в Швеции, Швейцарии, Германии и Бельгии. Но, а наибольшими патриотами, согласно этому исследованию, оказались греки, киприоты и поляки.

Первый вопрос во Францию. Семен, возможно ли экстраполировать на Францию приведенные мною данные? Если да, то какой же представляется картина?

Семен Мирский: Я думаю, что можно, хотя здесь сила в цифрах и в данных, которыми мы можем апеллировать, у вас эти цифры и данные есть, у меня их нет.

Елена Коломийченко: Зато у вас есть богатое поле для наблюдений.

Семен Мирский: Вы имеете в виду моих собственных детей и их друзей? Да, здесь есть некое поле для наблюдения. Мне в моих детях и в их сверстниках заметна одна тенденция, но это, впрочем, не совсем те же параметры, которые охвачены цифрами, приведенными вами. Тем не менее, по-моему это достойно внимания. Я начну с известной пословицы, гласящей, что человек, который в 20 лет не был социалистом, лишен сердца, а тот, кто остался социалистом в 40 лет, лишен разума. Сегодня в Европе, во Франции и, в частности, в моей собственной семье, мы наблюдаем явление, которое уводит прочь от этой, казалось бы, бесспорной максимы, это явление так называемых молодых консерваторов. И здесь это немножко смыкается с вопросами, которые вы поднимаете, вопрос патриотизма, внимания и уважения к флагу и к другим символам государства и государственности как таковой. Я говорю о явлении молодых консерваторов. О бессердечности этих людей можно спорить, ведь я напомню, что максима гласит: тот, кто в 20 лет не был социалистом, лишен сердца, а тот, кто остался социалистом в 40, лишен разума. Моим детям, правда, еще далеко до 40 лет, они люди все молодые. Итак, действительно во Франции наблюдается такое, я бы сказал, поправение молодежи, получившее очень яркое подтверждение на парламентских и президентских выборах летом прошлого года. Кстати, если эта тенденция подтвердится, то логично будет ожидать в пределе нескольких ближайших лет вообще поправения европейской молодежи, что может, конечно, быть выражено и на языке вполне реальной политики.

Елена Коломийченко: Спасибо, Семен. Евгений Бовкун, в Германии есть ли подобное явление? Сравнима ли ситуация с молодежью в Германии с тем, о чем говорил Семен Мирский, и с теми данными, которые поначалу привела я?

Евгений Бовкун: Если говорить о настроениях молодежи, то настроения английской молодежи в какой-то мере сопоставимы с настроениями молодежи в Германии. Хотя здесь существуют региональные различия на востоке и на западе, совершенно разные восточные немцы и западные немцы, ментально друг от друга сильно отличаются, в том числе и молодые. Но в чем отличие? Отличие в том, что сейчас проблемы отцов и детей не существует, хотя она в Германии существовала очень четко в 60-е, 70-е и даже 80-е годы. Сейчас такой проблемы нет, и многие бывшие молодые бунтари 68-го года - они сейчас не только отцы и политики, но они управляют государством. Шредер, Фишер, Шилли - это все бывшие бунтари 68-го года. И нынешнее поколение молодежи, хотя и мало чем отличается от сверстников в соседних странах, от французов молодых и молодых англичан, но все же, я бы сказал, что доминирующая характеристика молодежи - это скорее всего политическая фрустрация. Хотя в целом Германия потихонечку, если судить по результатам выборов, скажем, в землях, где участвует в том числе и молодежь, сдвигается вправо - в землях, не на федеральном уровне, но вообще большая часть молодежи все-таки политически не активна. Очень резко упало и влияние партийных молодежных организаций.

Елена Коломийченко: Евгений, сейчас прошел целый ряд партийных съездов ведущих немецких партий. Насколько существенна была в их работе роль молодежи, молодых ( хотя бы относительно ) представителей партий в том, что определит будущее партийной жизни в Германии?

Евгений Бовкун: Очень слабая активность. Я уже сказал, что ослабла активность молодежных организаций христианских демократов, социал-демократов и либералов, они меньше участвуют в политической жизни и в меньшей мере влияют на партийные решения, на съездах в том числе. Что касается неорганизованной молодежи, то эту молодежь политика тоже мало интересует, скорее интересует пародия на политику. Поэтому пользуются такой большой популярностью сатирические шоу, песня про Шредера бешеный успех имела, как и какие-то передачи по телевидению, например, "Семь голов, семь дней", есть такая сатирическая передача. Пародии на политику всегда популярны.

Елена Коломийченко: То есть это можно определить все-таки, как вечное отрицание старших, свойственное всем молодым. 68-й год начинался тоже с отрицания происходившего, не так ли?

Евгений Бовкун: Да, это так. Но только теперь слабая политическая активность приводит к тому, что молодежь очень плохо участвует и в общественной жизни. Очень многие сразу после окончания института обшаривают Интернет, чтобы найти работу за рубежом, уезжают в Австралию, Америку, Канаду. Происходит постоянная утечка мозгов. В том числе и в Россию едут, если речь идет об альтернативной службе, очень многие хотят проходить альтернативную службу в России или в республиках СНГ. Меньше стало тех патриотов, которые хотели бы остаться в Германии и приносить пользу своему обществу.

Елена Коломийченко: Семен, а насколько активна французская молодежь, насколько активно дети родителей из поколения бунтарей 68-го года, скажем так?

Семен Мирский: Слушая моего коллегу Евгения Бовкуна, я убеждаюсь в том, что по обе стороны Рейна ситуация резко отличается. Во Франции, я не сказал бы, что все замечательно, но Франция, напомню, в одном смысле, по меньшей мере, находится в очень привилегированном положении по сравнению с Германией, я имею в виду демографическую ситуацию. Во Франции в отличие от Германии и от большинства скандинавских стран, напомню, прирост населения значительно превышает смертность и общее старение населения во Франции, хотя и имеет место, но оно проходит в более замедленном темпе, чем в той же Германии. Есть, кстати, несколько попыток объяснения этого явления французского демографического динамизма. И наиболее убедительным мне лично представляется этот довод с использованием аргумента психологии масс. Сравнительно высокая деторождаемость, гораздо более высокая, чем в других странах латинской культуры, чем в Италии и в Испании, во Франции объясняется тем, что здесь более или менее сохранена приверженность традиция. И очень важный момент - это аргумент, уходящий корнями во Вторую Мировую Войну. Франция, напомню, явление парадоксальное: проиграв войну, ибо Франция была, как мы знаем, оккупирована Вермахтом. Франция оказалась в числе держав-победителей в конце войны. Но это не главное, главное же заключается в том, что Франция, будучи оккупированной, не была разрушена. И вот почему многие демографы говорят, что именно это и есть одна из основ сравнительно, подчеркиваю, сравнительного французского оптимизма. Страна в стабильных границах, страна, не познавшая разрухи, страна, не охваченная пессимизмом, в той мере, в какой охвачена Германия, о чем только что говорил Евгений Бовкун.

Елена Коломийченко: Семен, и, тем не менее, иногда мы наблюдаем бунты молодых. Наш автор Дмитрий Савицкий говорит, что "Франция, впервые за долгие десятилетия зрит молодежь, либо не умеющую, либо не желающую читать, не имеющую никаких манер, кроме полублатных, и не заметившую, в каком возрасте детская мечта быть сильным, умным и смелым подменилась желанием носить "найки", водить БМВ и рассматривать убывание бесполезных, заполненных шумом без ярости, минут на тяжелом браслете роллекса". То есть речь идет о том, что общество потребления, как в зеркале, отражается во взглядах этого нового поколения.

Семен Мирский: Явления, о которых говорит Дмитрий Савицкий, разумеется имеют место. Но ведь мы говорим в категориях, слава Богу, не абсолютных, а весьма относительных, все познается в сравнении. Что касается уличных бунтов и готовности молодежи, скажем, протестовать против существующего порядка вещей, то это все-таки явление скорее гормонального порядка, избыток энергии. Все мы знаем, явления, скажем, молодежного нигилизма по этой части. Второе, о чем говорит Дмитрий Савицкий, это, конечно, гораздо более серьезно, и меня лично более беспокоит. Это отход от культуры в широком смысле этого слова, это падение числа молодежи, активно читающей, а не шастающей по Интернету, и не дающей себя оглушить музыкой жесткого рока. Это, конечно, очень серьезно. И все-таки, я подчеркиваю, последние четверть века я живу во Франции, на моих глазах уже родилось и стало вполне взрослым поколение детей 70-х годов. Должен сказать, что это, к счастью, не выходит за пределы того, что можно назвать нормой, не зашкаливает. Последнее, что я хочу сказать о ситуации во Франции в отличие от Германии: из Франции практически нет оттока населения, нет явления эмиграции. Я на днях видел статистические данные о цифрах эмиграции: коренного населения за последние, если я не ошибаюсь, 10 лет эмигрировало из Германии более одного миллиона человек в названные Евгением Бовкуном страны - в Канаду, в Австралию, и по-моему, отток происходит в Новую Зеландию. Во Франции этого нет.

Елена Коломийченко: Спасибо, Семен. Евгений Бовкун, я приведу данные еще одного из исследований, исследование касалось потребления алкоголя, наркотиков среди молодежи. Четвертая часть детей в возрасте 13-14-ти лет, согласно этому исследованию, в ходе одной вечеринки выпивают пять и более алкогольных доз (одна доза это примерно бутылка пива или стакан вина). Среди учащихся в возрасте 15-16-ти лет эта цифра возрастает до 50%. Опрос 14 тысяч детей в 87 школах Англии, Шотландии и Уэльса показал, что трое из десяти мальчиков привыкли курить марихуану. Исследователи утверждают, что повсеместное потребление алкоголя, особенно несовершеннолетними, представляет серьезнейшую проблему, которой, к сожалению, до настоящего времени никто и нигде не уделял должного внимания. Как в Германии обстоит дело?

Евгений Бовкун: Уровень наркомании в последние годы вырос, несмотря на то, что в течение последних двух лет в некоторых землях проводился эксперимент, по частичной легализации наркотиков. Пытались выдавать бесплатные шприцы в определенных пунктах...Но в целом уровень наркомании вырос, и продолжает расти, несмотря на этот эксперимент, хотя тут картина неоднозначная. Среди чисто немецкой молодежи наркоманов, пожалуй, больше, чем среди иностранных. Я хочу ввести фактор отчасти демографический - иностранная молодежь. В Германии очень много иностранцев, естественно, много молодых. И вот эти молодые люди они более активны, во-первых, политически, но, с другой стороны, среди них более высокая преступность, в том числе, и более высокая наркомания.

Елена Коломийченко: Общество потребления требует от граждан одного - потреблять. Без потребления страна остановится - эти фразы уже прозвучали у Дмитрия Савицкого. Сразу же оговорюсь: сейчас в силу ряда экономических обстоятельств правительства некоторых европейских, да и иных стран вынужденно призывают к ограничению потребления. С результатами интересного исследования о потребительских привычках европейской молодежи вас познакомит Иван Воронцов:

Иван Воронцов: "Молодежь Европы перестала экономить деньги" - так озаглавлена статья, опубликованная в немецкой газете Sueddeutsche Zeitung. "Ученые Боннского университета провели по заказу Eurocard - компании, выпускающей кредитные карточки, исследование поведения молодых потребителей в странах Европейского Союза. Вот некоторые его результаты.

В северных европейских странах дети и подростки в своих покупках гораздо самостоятельнее, чем их сверстники в Средиземноморье. В Испании, Италии, Греции и Португалии за советом, что купить, дети по-прежнему, как правило, обращаются к родителям - в Греции, например, до 80 процентов малолетнего населения страны. А в Испании с мамами за покупками ходят 82 процента детей. Зато немецкие, ирландские и австрийские дети предпочитают советоваться с друзьями и ходить с ними же по магазинам. В странах Бенелюкса и Франции особенно много одиночек - больше 40 процентов опрошенных подростков говорят, что любят ходить за покупками одни.

Мальчики в гораздо большей, чем девочки, степени подвержены влиянию рекламы на телеэкранах, а также в Интернете и прессе. Девочки скорее руководствуются советами родителей, братьев, сестер и друзей, или же покупают то, что приглянется в витрине магазина. Для девочек важнее всего цена и престиж товара, а вот мальчиков больше интересуют его функциональные качества. В общем и целом, молодые покупатели и покупательницы озабочены не только престижем, но и экологичностью покупаемых изделий.

Городские дети чаще, чем сельские, советуются с одноклассниками и знакомыми. Сельские, особенно с годами, становятся более бережливыми.

Первое исследование поведения юных покупателей было проведено Боннским университетом пять лет назад, и с тех пор обращает на себя внимание то, что все меньше подростков склонны экономить свои карманные деньги, копить их на какие-то крупные покупки. Что касается структуры расходов, то больше стали тратить на компьютеры и все связанное с ними. Большее влияние в качестве источника информации приобрел Интернет. Особенно значительную долю карманных денег подростки стали тратить на мобильные телефоны и переговоры.

Следует отметить, что если в северных европейских странах многие дети и подростки получают на карманные расходы фиксированную сумму денег, то на юге континента это редкость - родители предпочитают периодически одаривать молодое поколение. Всего по ЕС фиксированную сумму карманных денег получают 30 процентов малолетних, которые, в отличие от тех, кому деньги дают в зависимости от поведения, учатся более ответственному обращению с финансами. Средняя сумма карманных денег ребенка разнится от 16 евро в месяц в Испании и Португалии до 27 в Люксембурге. А лучше всего цену денег познают те подростки, которые зарабатывают себе на карман самостоятельно" пишет Sueddeutsche Zeitung. Стоит отметить, что газета не указывает конкретный возраст молодых граждан, в котором родители дают своим чадам указанные 16 или 27 евро. Во всяком случае, с точки зрения стороннего наблюдателя, ощущения нехватки денег у молодых европейцев не возникает. Не только в Люксембурге, но даже и в более бедной Чехии, даже и в будний день в разнообразных кабачках можно встретить сколько угодно 15-16-летних юных граждан с кружкой пива и сигаретой.

Елена Коломийченко: Итак, в Испании, Италии. Греции, Португалии дети всегда обращаются за советами к родителям. В Испании, например, больше 80% молодых людей отправляются с мамами за покупками. Особенности испанских отцов и детей - об этом из Мадрида Аурора Гальего.

Аурора Гальего: Подводя итоги прошлого года, генеральный секретарь объединения социалистической молодежи Испании Эрик Кампос назвал 2002-й год черным годом для настоящего и будущего молодежи и обвинил правительство в том, что оно не включило интересы этой части населения в свои проекты на 2003-й год. Цены на жилье, добавил Кампос, увеличились на 65%, в то время как зарплата молодых примерно на 9%, то есть меньше, чем в предыдущие годы. После бурного переходного периода вхождения в Евросоюз в последние годы относительного социального благополучия молодое поколение мирно, но настойчиво пытается выдвинуться на первый план. До сих пор молодые не очень жаловались на то, что дольше всех европейцев жили на всем готовом у родителей, самых терпимых в Европе. До сих пор, по опросам, они заявляют, что главной опорой и источником ценностей является семья. Молодые испанцы живут у терпеливых мам долго, не уходят из дома даже после окончания университета, даже, когда находят работу. Тем не менее, цифры указывают на то, что рождаемость падает, а количество жертв на дорогах - первая причина смертности и инвалидности - устрашающе растет. Почти каждый день в средствах массовой информации говорится о раннем алкоголизме, наркомании и остальных симптомах социальной неинтегрированности людей от 13-ти до 26-ти лет. Молодые испанцы оказались в центре внимания в ходе предвыборной кампании оппозиционной Социалистической партии. В то же время в кругах близких к Народной партии больше говорится о решении вопросов в отношении самых хрупких социальных слоев населения - о детях, стариках и нелегальных эмигрантах. Аргументы оппозиции адресованы тем, кто до 30-ти лет живет дома. И тем не менее, если вы спросите молодых французов, англичан или немцев, что они думают об Испании, то услышите только хорошее. Молодые специалисты все чаще выбирают в школе испанский как второй иностранный и ничего не имеют против работы в Мадриде или Барселоне хотя бы на год или на два. В европейскую программу летних курсов для изучения испанского попасть нелегко. Молодых европейцев в странах более богатых, но и более суровых по климату и нравам, привлекает стиль жизни в стране, где можно услышать здесь считающийся нормальным вопрос: ваша дочь просыпается утром или после обеда? И где парикмахер говорит: "наконец я выбил право начинать работу в 11, целый год приходить в 9 просто самоубийство!" Даже, когда холодно, или наоборот, очень жарко, на улицах Мадрида собираются группы молодых людей, гуляющих до утра. Те, кто работает, спят мало, но дома тоже не сидят. В стране, где вообще проводить каждый день два-три часа в баре - дело обычное в любом возрасте, для молодых - это стиль жизни. Школьники-старшеклассники, те, у кого нет своих доходов, открыли способ развлекаться в больших компаниях, почти не тратя ничего, и назвали его "бутылка". Они покупают пиво или дешевое вино вскладчину и распивают алкоголь прямо на улице перед тем, как идти на танцы. Те, кто постарше, сидят в барах. Общение идет постоянно, эмоциональный контакт легок, как нигде - изоляция хуже смерти. Еда стоит недорого и легко доступна. Молодые испанцы часто не едят, а перекусывают, это традиция. Кусочек испанского картофельного омлета с хлебом, крохотный бутерброд или порция жареных рыбешек, и можно дальше радоваться ночной жизни. Днем в обеденный перерыв слегка рассеянные, но никогда не теряющие улыбки и энергии молодые толпятся у стоек тех же баров и закупают по 10-20 бутербродов или булочек на всех, по очереди. Ну, как не захотеть пожить в такой атмосфере и не помечтать о том, что ты новый Хемингуэй, пишущий или не пишущий...

Елена Коломийченко: Мир стал другим, изменились и отношения родителей с детьми - говорят ученые. Это утверждение приобретает особый смысл для тех стран, которые в последнее десятилетие осуществили переход от социализма советского образца к открытому обществу, от централизованного планирования к свободным рыночным отношениям. Как эти исторические перемены повлияли на молодое поколение?

Агнеш Геребен: "Такова сегодняшняя молодежь", - эта крылатая фраза в моей молодости звучала буквально во всех венгерских домах. Ею родители выражали свое неудовольствие тем, что мы вели себя по-другому, чем это веками было принято в таком нежном возрасте. Упрек в основном звучал по поводу того, что мы слушали музыку-бит и ходили в коротких юбках. Фразу "такова сегодняшняя молодежь" ныне все позабыли. Мальчикам и девочкам перестали делать упреки в Венгрии, они все равно будут делать, что хотят. Ведь стало всеобщим и необратимым явлением то, что ученые называют акселерацией. Идет процесс повзросления более быстрыми темпами, чем это предписывает генетический код человека. Это касается, в частности, сексуальной жизни. Нам о ней читали лекции в школе в 8-м классе, то есть в 14 лет, а сегодняшняя молодежь в Венгрии, как и во всем евроатлантическом мире, в этом возрасте уже не нуждается в разъяснениях, поскольку большей частью и сама практикует любовь. А это помимо прочих последствий ведет за собой то, что молодые люди становятся взрослыми прежде, чем общественные структуры, институты готовы их воспринимать, как взрослых. Так же влияет и другое обстоятельство - распад семьи, разводы, а затем порой кратковременное сожительство родителя с новым партнером лишили большую часть молодых людей чувства семьи, очага, который защищает от бед внешнего мира и дает пример, как себя вести в роли отца, матери, или, скажем, в любой кризисной ситуации в жизни. Молодые венгерские девушки не мечтают больше о замужестве, оно кажется старомодным и хлопотным ритуалом. Зачем бумага вообще? - спрашивает, согласно опросам населения, каждый третий молодой венгр. Другая отличительная черта венгерской молодежи, конечно, роль телевидения в жизни. Люди до 18-ти лет каждый день больше пяти часов сидят перед телевизором. "То, чем для вас был ежегодный конкурс эстрадной песни в 60-е годы, для нас - реалити-шоу", - сказала мне вчера снисходительно 15-летняя дочка моих друзей. И она права. Сотни тысяч парней и девушек, не отрываясь от экрана телевизора, каждый день представляют, что это они живут, радуются, бездельничают, справляют нужду в условиях круглосуточного присутствия телекамер. И они выигрывают целые состояния таким самоунижением. Эксгибиционизм - одна из основных ценностей жизни молодого венгра. Если он хочет стать преуспевающим в работе или в повседневной жизни, он должен показать себя, привлечь к себе внимание, притом любой ценой. Вместе с тем сегодняшняя молодежь в Венгрии умнее, чем старшее поколение, быстрее улавливает изменения в жизни, быстрее реагирует и больше, значительно больше, знает. Правда, реже удивляется, в глобальном мире для нее все естественно, все само собой разумеющееся - от поездок заграницу до Интернета. И она, наша молодежь, совершенно спокойно относится и к предстоящему присоединению Венгрии к Европейского Союзу в мае следующего года. Она ведь давно живет в общем пространстве нашего континента, у нее нет чувства неполноценности перед западным миром и нет особых ожиданий по отношению к нему. Тем более, что уже теперь она познакомилась с грустным явлением этого мира - растущей безработицей, которая касается как раз ее возрастной группы. Все это, конечно, относится к более сознательной, более состоятельной, городской части венгерской молодежи. В деревне изменения происходят значительно медленнее. Это, кстати, тоже явление современной жизни - одинаковой молодежи в Венгрии больше нет, она - молодежь - сама по себе более разнообразна, чем когда-либо в истории.

Елена Коломийченко: Как уже говорилось, по сравнению с молодежью других европейских стран, молодые поляки более патриотичны и лучше относятся к согражданам. И вот совершенно конкретный пример.

Ежи Редлих: Грандиозный концерт, который проходит в первое январское воскресенье, вызывает недоумение у всех тех, кто сетует на современную молодежь, что она, мол, эгоистична, ничего не сделает бесплатно, гоняется только за материальными благами и карьерой. В минувшее воскресенье, так же как и в прошлые десять лет, по всей Польше прошла акция, в которой участвовали миллионы молодых людей и детей: сбор денег на покупку медицинской аппаратуры для детских больниц. Именуется эта акция - Великий оркестр праздничной помощи. Такое название придумал ее вдохновитель, популярнейший ведущий молодежных музыкальных мероприятий Ежи Овчак. На улицы польских городов вышли 120 тысяч юных сборщиков-добровольцев. Получить копилку для сбора пожертвований - большое отличие. На эту почетную роль претендовало более миллиона девушек и ребят от 10-ти до 20-летнего возраста. За теми, кто готов жертвовать средства, не приходится особенно охотиться, ведь благородная цель - спасение жизни больных новорожденных и младенцев - всем ясна. О видах ценного медицинского оборудования, приобретенного на деньги, собранные в день, когда играет Оркестр праздничной помощи, детально сообщают все средства массовой информации. Нет ни одной больницы в Польше, в которой не работала бы аппаратура, спасающая жизнь детей. В этом году среди сборщиков были и те дети, жизнь которых была спасена благодаря сборам прежних лет. "Мама говорила, что я когда-то лежала в инкубаторе, купленном Ежи Овчеком, так вот, я и собираю для других детей", - сказала 10-летняя Ася Грабовская. Суммы сборов увеличиваются из года в год. В 93-м было собрано полтора миллиона долларов, в прошлом году семь с половиной миллионов, а на сей раз - по предварительным подсчетам - будет собрано не менее десяти миллионов долларов. Сбор денег идет не только в копилки. Молодыми ведущими аукционов проводятся также торги на самые разнообразные диковинные вещи. Монетный двор выпустил серию золотых сердечек, в торгах живых и по Интернету их оценивали в десятки тысяч долларов. Известнейшие артисты и спортсмены дают на аукцион свои заветные кубки, дипломы, медали, майки. Пара инвалидов, чемпионов мира по танцам на колясках, Дорота и Петр подарили на аукцион свою золотую медаль. Многократный чемпион по спортивной ходьбе Роберт Хоженевский подарил медаль и майку, которая была на нем, когда он победил в Олимпийских играх. Концерт Оркестра праздничной помощи - это не только сбор денег, но и настоящий массовый концерт. На площадях городов и в крупнейших телестудиях выступают известные рок-группы, молодежь танцует и поет. Различными остроумными выкриками, надписями и символическими фигурами пропагандируется акция Ежи Овчака. Время от времени показывают цифры -суммы сборов на данный час. Праздник заканчивается в 8 вечера лучом в небо, то есть грандиозным лучом прожекторов и фейерверками. Все это, разумеется, показывает общественное телевидение в многочасовой передаче, включаются города всего мира, ведь среди живущих там поляков тоже идет сбор денег. Во всей этой огромной акции нет никакой казенщины, все построено на общественных началах и на энтузиазме той самой молодежи, которая якобы цинична, эгоистична и своекорыстна.

Елена Коломийченко: Комментарий недели. В этот раз Сергей Замащиков избрал тему - реформ, недавно предложенных президентом США Джорджем Бушем. Заметим, что эти реформы в одинаковой степени важны и для поколения отцов, и для поколениях детей. Как они скажутся на денежных вкладах, в том числе и вкладах европейцев?

Сергей Замащиков: То, что больше половины американцев вкладывают свои сбережения в фондовый рынок или, проще говоря, в акции - факт общеизвестный. Европейцы в акции вкладывают значительно меньше, предпочитая при этом более привычные облигации и государственные ценные бумаги. Но, тем не менее, европейских денег в американский рынок вкладывается немало, ведь биржи ценных бумаг в Америке и больше, и стабильнее, и разнообразнее, чем рынки Европы и Азии. Все это привлекает к ним как и индивидуальных вкладчиков, так и, прежде всего, профессиональных менеджеров инвестиционных фондов. На самом деле, европейский клиент банка или паевого фонда в Бельгии или, скажем, в Латвии может и не ведать, что деньги работают не только и даже не столько у него в стране. Без американского рынка многие зарубежные финансовые институты просто не смогли существовать. Именно поэтому иностранные инвесторы внимательно отнеслись к той части финансовой реформы президента Буша, которая касается налогообложения дивидендов. Как известно, американский президент предложил отменить налог на дивиденды, которые компания выплачивает держателям их акций. Предложение это было принято позитивно как корпорациями, так и владельцами акций. Речь в сущности идет о том, чтобы ликвидировать двойное налогообложение. Ведь корпорации вначале платят налог с прибыли, а потом с этой же прибыли в форме дивидендов берется налог и с держателей акций. Правда, как у любой инициативы, которая направлена на сокращение налогов, у плана есть своя цена - он обойдется американскому государству в 364 миллиарда долларов, недополученных поступлений в бюджет. Особенно несправедливо здешним законодателям кажется, что значительную часть этих налогов недовнесут иностранные держатели американских акций. Поэтому вопрос о том, будет ли распространяться налоговая льгота на вкладчиков-нерезидентов, остается открытым. Облагать или не облагать иностранцев? Вопрос далеко не однозначный. Во-первых, и сейчас иностранные вкладчики платят налог на дивиденды значительно ниже, чем и американцы, в этом-то и заключается одна из самых привлекательных сторон американского рынка акций. Ведь, по сути, Америка - гигантский оффшор, в который вкладывается больше нерезидентских денег, чем в любой другой налоговый рай. Естественно, любая дискриминация здесь приведет к оттоку инвесторских денег и прежде всего из таких крупных стран-вкладчиков, как Англия, Япония, Швейцария. Впрочем, сразу хочу оговориться, что Министерство финансов США еще окончательного решения по этому поводу не приняло. Сложившееся положение невольно заставляет инвесторов взглянуть на весь американский фондовый рынок. Иные из них могут задать естественный вопрос: а стоит ли сюда вообще вкладывать деньги? Ведь курс акций на нью-йоркской бирже вот уже три года подряд неуклонно скользит вниз, да и доллар в последнее время стал сдавать свои позиции по отношению к евро. Что ж, вопрос резонный. Действительно, держатели акций по обеим сторонам океана потеряли немало денег после того, как лопнул мыльный интернетовский или, как его принято называть в Америке, "доткомовский" пузырь. Где же выход? Он все там же, в том же фондовом рынке, ибо его история говорит о том, что рынок всегда поднимается после падения. А если сравнивать кривые падения, то европейские и азиатские рынки в целом упали гораздо ниже, чем курсы "Доу-Джонс". В конце концов, перефразируя слова одного исторического деятеля, можно сказать сконфуженному инвестору, что других рынков у нас для вас просто нет. А для европейских вкладчиков предложение президента Буша в любом случае будет иметь положительную сторону, ведь акции практически всех крупнейших европейских компаний котируются и на американском рынке, отмена налога на дивиденды сделает их более привлекательными. Так что, уважаемые инвесторы, продолжайте хранить свои деньги не только и не столько в сберегательных кассах, вкладывайте их в фондовый рынок!

XS
SM
MD
LG