Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейское турне президента США - хронология, анализ, комментарии, прогнозы

  • Елена Коломийченко

Виктор Резунков:

Европейское турне президента США начиналось в Берлине.

"Речь Буша произвела впечатление, но исторической ее почти никто из политиков или комментаторов не охарактеризовал".

Продолжилась в Москве.

"Хочу отметить, что эта международная новация в большой мере состоялась исключительно благодаря укреплению именно российско-американских отношений".

Заканчивается в Риме.

"Официальное подписание документов состоится на военной базе Пратика-Ди-Маре недалеко от Рима. 15 тысяч полицейских и военных будут обеспечивать безопасность участников саммита".

Европейское турне президента США - хронология, анализ, комментарии, прогнозы.

Европейское турне президента США Джорджа Буша-младшего, российская встреча в верхах и предстоящая на этой неделе в Риме встреча глав государств Североатлантического альянса несомненно стали центральными темами, которые обсуждались и обсуждаются политическими элитами не только европейских стран, но и многих стран мира. Первый город, который посетил президент США во время своей поездки по Европе, был Берлин. Антиглобалисты подготовились к этой встрече - массовые беспорядки привели к тому, что несколько человек получили ранения. Но это было, разумеется, главной темой американо-германских переговоров. Европа в лице Германии ждала ответа на свои самые сокровенные вопросы.

Ашот Амирджанян: Сотни тысяч западных берлинцев ликовали, когда президент Соединенных Штатов, выступая у Брандербургских ворот, сказал по-немецки - "Я берлинец". Это было в 1963-м году, президента звали Джон Ф. Кеннеди. "Буш, ты не берлинец" - плакат с этой надписью развернули демонстранты сорок лет спустя в первый день визита нынешнего главы Белого дома Джорджа Буша. В здании Рейхстага его приветствовал парламент объединенной Германии. Намечалась историческая речь. Прежде, чем Буш начал говорить, трое депутатов развернули транспарант со словами "Господин Буш и Шредер, остановите ваши войны". Эти трое были от партии Демократического социализма. Это правонаследница СЕПГ, правящей партии ГДР. Теперь она представлена в Бундестаге. Фракция ПДС извинилась за спонтанную акцию ее членов. Речь Буша произвела впечатление, но исторической ее почти никто из политиков или комментаторов не охарактеризовал. Очень понравился мягкий, дружеский тон выступления, а ожидали очередных ковбойских оборотов техасца. Джордж Буш обратился со своей речью в лице Германии к Европе. Суть его обращения была двоякой. Он пообещал больше советоваться с европейцами и не действовать в одиночку, ведь новый американский унилатерализм здесь очень не любят и сильно критикуют. С другой стороны, Буш продемонстрировал в своей речи решимость Америки защищать цивилизацию и, как он сказал, "общие ценности всеми средствами и безусловно", то есть при необходимости и без союзников. Разногласия между Вашингтоном и континентальной Европой особо ярко выражаются в случае Ирака. Одна из целей Буша во время его нынешнего европейского турне - убедить европейцев в необходимости совместного военного удара по Ираку. В Германии ему это не удалось. Канцлер Шредер, во всяком случае публично, поддержку не выразил, но дал понять, что в случае развития военного сценария, препятствовать ему не будет. Его заместитель министр иностранных дел Фишер высказался открыто против. Также открыто и критично выразился президент Бундестага Тирзе. Кроме того, он призвал Соединенные Штаты вернуться в круг подписавших протокол по защите биосферы, а также ратифицировать договор о международном суде. С критикой глобализации выступил в преддверии визита Буша и федеральный президент Йоханес Рау, по рангу первое лицо в государстве. Но при этом он Соединенные Штаты не назвал конкретно. В своей речи в Бундестаге Буш особо подчеркнул новую роль Москвы, он возвел Россию в ранг союзника. На что политики отреагировали, с одной стороны, положительно, с другой - осторожно. Ведь если действительно установится ось Вашингтон-Москва, то роль Европы будет, как здесь принято говорить, маргинализована, то есть сведена к незначительной величине. Историческим визит Буша в Германию не был, но его пребывание в России здесь рассматривают как начало новой эпохи.

Виктор Резунков: А как воспринимают в странах Восточной Европы российско-американское сближение и создание в рамках "двадцатки" Совета Россия-НАТО. Вот что пишут польские газеты, из Варшавы Ежи Редлих.

Ежи Редлих: "Буш приехал в Германию для того, чтобы потрясти старую, сонную, сытую Европу, разбудить ее для новых задач в насаждении свободы и демократии", - пишет обозреватель престижной газеты "Речь Посполита" Мачи Ребьин. Он добавляет, что берлинский визит Буша был лишь этапом на пути к Москве. "Объявляя новый характер отношений с Россией, Буш дал понять европейцам, что они отнюдь не единственный партнер Соединенных Штатов на континенте", - комментирует "Речь Посполита". "Американский президент призывал европейцев прекратить всяческое недоверие по отношению к России и сообща, по-дружески обнять новую демократическую Россию, которая стремится к свободе," - так передает слова Буша в Бундестаге корреспондент газеты "Выборче" Анна Рубинович. "Но готовы ли поляки к подобным дружеским объятиям с Россией?" - выражает сомнение газета. Американско-российский саммит в Москве и Петербурге комментирует известный политолог Ричард Пайпс в интервью газете "Речь Посполита". "Буш произнес весьма положительную, благосклонную к России речь," - считает профессор Пайпс. Подчеркнув, что американцы и россияне друзья, и что между ними нет никаких конфликтов, Буш тем самым дал понять, что он не настаивает на том, чтобы Кремль признал независимость Чечни. Это и есть одна из американских уступок по отношению к российскому руководству, которую, однако, Пайпс считает неправильной и надеется, что поляки разделяют его мнение. Скептически оценивает Пайпс сближение России с НАТО. "Я опасаюсь активного участия России в различных инициативах НАТО, потому что таким образом русские могут ловко это использовать для подрыва коллективной безопасности", - сказал Ричард Пайпс. Но, с другой стороны, он опасается и дальнейшего расширения НАТО, особенно присоединения к нему бывших советских Прибалтийских республик, так как это может озлобить против альянса широкую общественность России. В Польше, которую считают чуть ли ни ближайшим партнером Соединенных Штатов в Центральной Европе, российско-американское сближение и возникновение нового Совета НАТО-Россия вызвало некоторую встревоженность. "Однако причин для такого беспокойства нет", - говорит директор Центра восточных исследований Яцек Чехотский в интервью газете "Жиче". Новые методы сотрудничества России с Альянсом, по мнению Чехотского, ограничивают разрушительное влияние России на деятельность НАТО. "Так что, если и впредь Соединенные Штаты и НАТО, членом которого Польша ведь является, будут строить свои отношения с Россией столь конструктивно, и в то же время осмотрительно, как сейчас, то я не вижу в этом никакой угрозы для Польши", - сказал Яцек Чехотский.

Виктор Резунков: После столицы Германии следующим городом, в аэропорту которого приземлился "летающий Белый дом" президента США, была Москва. Из пяти документов, подписанных в Кремле Джорджем Бушем, самым противоречивым выглядит трехстраничный договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов. По мнению многих комментаторов, договор ни к чему не обязывает ни Россию, ни США. Однако, несмотря на крайние степени оценки, политические обозреватели отмечают, что теперь у России развязаны руки, она начнет наращивать вооружение. Как заявил председатель комитета Совета федерации по международным делам Российской Федерации Михаил Маргелов: "У России развязываются руки на получение более дешевого и более эффективного оружия стратегического сдерживания. У нее уже есть система для преодоления любой американской противоракетной обороны". Как бы там ни было, политические элиты Москвы к подписанию договора о сокращении СНП отнеслись как минимум сдержанно.

Виталий Портников: Визит американского президента в Россию был воспринят политическим истеблишментом в Москве скорее как повод для ревизии тех российско-американских отношений, которые сложились после 11-го сентября. Для Джорджа Буша и Владимира Путина главное в этих отношениях сегодня атмосфера, атмосфера нового взаимопонимания, нового сотрудничества. И если даже не удается достичь каких-либо серьезных, конкретных результатов по важным вопросам российско-американского диалога, президенты остаются оптимистами. Они рассчитывают, что атмосфера взаимопонимания поможет достичь компромисса, если не сейчас, то в ближайшем будущем. Российские политики и политологи рассматривают ситуацию иначе. Они считают, что атмосферы недостаточно, что необходимы конкретные результаты. И именно отсутствие каких-либо серьезных конкретных результатов в двусторонних отношениях и является индикатором того, что между Москвой и Вашингтоном нет настоящего взаимопонимания. Заместитель председателя комитета Государственной Думы Российской Федерации по обороне Алексей Арбатов убежден, что американцы не оправдали российских ожиданий.

Алексей Арбатов: Вполне вероятным считалось, что расширение НАТО будет отложено как минимум до тех времен, пока новые договоры и структуры качественным образом изменят отношения России и НАТО. Что Соединенные Штаты не станут выходить из договора по ПРО, учитывая обеспокоенность России, может быть они согласятся на внесение поправок к этому договору, то есть сохранение его общих ограничений. Что новый договор по стратегическим вооружениям будет предусматривать глубокое сокращение, но с полновесной системой проверки, подсчета, правил ликвидации, в которой Россия заинтересована.

Виталий Портников: Арбатов - один из опытных экспертов и достаточно реалистичных. Уже по его мыслям можно заключить, насколько далеко ушла президентская администрация от настроений собственного политического истеблишмента. А если мы вспомним высказывание коммунистического лидера Геннадия Зюганова о том, что "Путин все сдает Бушу", мы поймем, что сегодня в российской политической элите четкого понимания полезности новой атмосферы в диалоге между Соединенными Штатами и Российской Федерацией, попросту говоря, еще нет. И российские политики, и политологи предпочитают руководствоваться старыми клише. Ну вот, например, господин Арбатов говорит о том, что должно было прекратиться расширение Североатлантического Союза. Между тем, на российско-американских переговорах в Кремле главной темой была уже не тема расширения НАТО, а предстоящее в Риме подписание соглашения между НАТО и Россией о новом формате, формате "двадцатки". Уже ясно, что это соглашение приводит к серьезным изменениям в российской политической жизни и в международной ситуации. В частности, на Украине заговорили о возможности вступления в НАТО этой восточноевропейской страны, что, безусловно, поможет повышению уровня безопасности и доверия на всем европейском континенте. Владимир Путин также оптимистично относится к России и НАТО и говорит, что это прямое следствие новой атмосферы доверия в российско-американских отношениях.

Владимир Путин: Отдельная тема - механизм взаимодействия России и НАТО в рамках "двадцатки". Сегодня он подразумевает принципиально новый уровень взаимной ответственности и доверия между всеми ее участниками. Я хочу особо подчеркнуть, хочу отметить, что эта международная новация в большой мере состоялась исключительно благодаря укреплению именно российско-американских отношений.

Виталий Портников: Что ж, законодателям пока что не достает реализма, ни в Соединенных Штатах, где отказываются отменять поправку Джексона-Вэника в Сенате, ни в Российской Федерации, где в Думе говорят о том, что президент сдает российские национальные интересы. Сейчас важнее, чтобы реалистичнее была исполнительная власть, ведь это предпосылка для создания действительно новых российско-американских отношений.

Виктор Резунков: Президент Соединенных Штатов Америки Джордж Буш-младший, выступая перед журналистами уже в Петербурге, куда он прилетел из Москвы, заявил, что он полностью удовлетворен результатами московского саммита. Такое же заявление сделал и президент России Владимир Путин. Любопытно отметить, что ровно 30 лет назад, 26-го мая 1972-го года Ленинград посещал президент США Ричард Никсон. Из Петербурга Джордж Буш-младший отправился в Париж.

Дмитрий Савицкий: Эти дни - не лучшее время для визита американского президента во Францию. Причина проста - французский президент, выбранный абсолютным большинством - 82% - в начале мая, считается фигурой чуть ли не временной в Елисейском дворце. Левые, крайне левые, "зеленые" и крайне правые мечтают загнать 16-го июня страну в тупик нового сожительства. То есть левые мечтают о реванше, а экологи и коммунисты, недавно вопившие о разрыве с диктатурой социалистов, отныне готовы с ними сотрудничать, то бишь делить власть. Крайне левые захлебываются лозунгами 17-го года, а крайне правые, предложив Шираку поддержку и не услышав в ответ ни слова, сделают все, чтобы его свалить. Спрашивается, с кем вел переговоры Джордж Буш в Париже? Скорее всего прогнозы американцев совпадают с прогнозами французских институтов опросов - на выборах в национальную ассамблею правые победят с небольшим перевесом. А, значит, Буш и дальше будет иметь дело с Шираком, причем, полноправным и весомым президентом, а не метрдотелем Елисейского дворца. Это одна сторона дела, весьма весомая. Вторая касается мифов и символики. Беспрецедентная операция по охране американского посольства в Париже, резиденции американского президента, района Елисейских полей и площадь Согласия более чем впечатляла - 17 спецбригад полиции и жандармов. Причем, судя по всему, новый министр МВД Николя Саркози менее опасался бородатых террористов, чем своих же "зеленых" и крайне левых, противников глобализации и антиимпериалистов всех мастей, собравшихся в воскресенье на площади Республики, чтобы выразить свой протест, цитирую "Либерасьон", "логике войны, экономической гегемонии и стратегии доминирования над миром". Конечно, трудно добиться экономической гегемонии при 35-часовой рабочей неделе и пяти неделях отпусков. Логика войны - это сопротивление терроризму. А доминирование над миром - это отсутствие второго геополитического полюса, то есть тоска по кремлевским звездам. Мир не может жить без символических фигур, без упрощения смутного, пугающего, возбуждающего до простого символа, знака. Это то самое раздолье, на котором и пасутся идеологи. Для французских радикалов, как, впрочем, и для обычных левых, Буш - олицетворение капиталистической экспансии. Они не в силах взглянуть на саму Францию и ее чисто капиталистические экспансивные действия на мировом рынке. Они и знать не хотят того, что государство во Франции самый большой капиталист. Французские левые и радикалы пытаются судить вместе, отвергать вместе и Бин Ладена, и Буша, об этом пишет "Фигаро", продолжая: "Это скандальная позиция нейтралитета США, об этом стоит помнить. Одна из самых старых демократий планеты и мы, европейцы, обязаны ей нашей свободой, точно так же как и афганцы". Увы, современные идеологи пользуются все теми же приемами жирного карандаша, карикатуры для определения противника и озвучивают фрагментами музыки немецких романтиков, героев своих мифов. Вот еще одна цитата из "Фигаро": "В реальной и трагической истории революций существует своя мифология, герой которой идеолизированный и отмеченный престижным ореолом жертв, хотя именно они - Че Гевара, Лев Троцкий, активно участвовали в создании у себя на родине диктатур". Я привожу эти примеры специально для того, чтобы обрисовать театральный задник, на фоне которого проходил визит Буша во Францию. В официальной части Жак Ширак и Джордж Буш провели деловую встречу, а затем и деловой ужин в воскресенье в Елисейском дворце. Причем, на ужине присутствовал и новый премьер-министр Жан-Пьер Рафаран, и новый министр иностранных дел Доминик Де Вильпан. Среди обсуждавшихся тем: израиле-палестинский конфликт, расширение НАТО на восток, Индия, Пакистан, терроризм и спорные экономические вопросы. Как сказал во время пресс-конференции в субботу государственный секретарь Пауэлл: "США и Франция близкие союзники. Если разногласия существуют - это чисто технические разногласия". В понедельник президент США отправился в Нормандию, в Сант-Мари Леглиз, а затем в Кальвадос, в Кольвиль-Сермен, на кладбище, где захоронены американские военнослужащие, погибшие во время высадки на нормандские пляжи. Кстати, Колвиль-Сермен французским законом объявлен американской территорией. Напомню, что среди офицеров, участвовавших в высадке в Нормандию, был и отец нынешнего американского президента Буш-старший. Размышляя же о французском антиамериканизме, о котором написаны сотни эссе и десятки книг, и который больше всего напоминает любовь-ненависть или, точнее, любовь-ревность, я не могу не задуматься о том, что было бы, если бы Америке нужна была бы срочная военная помощь. Отправились бы нынешние парни, выросшие в мире и благосостоянии, во многом благодаря мощи и щедрости США, достаточно вспомнить план Маршалла, умирать на пляжи Америке? Загорать - да, умирать - не уверен.

Виктор Резунков: Неделя высокой политики, начавшаяся с визита в Берлин президента США Джорджа Буша, продолжится 28-го мая в Риме, где с ним и президентом России встретятся главы государств-членов Североатлантического альянса. О том, как готовится к этой встрече итальянское правительство, рассказывает наш римский корреспондент Ирина Стоилова.

Ирина Стоилова: Италия готовится принять 28-го мая делегации правительственных или государственных руководителей 19-ти стран НАТО и России для подписания соглашения о создании нового Совета. В нем Россия будет равноправным партнером НАТО в принятии решений по некоторым вопросам безопасности, как терроризм, борьба с распространением оружия массового поражения и региональные конфликты. Официальное подписание документов состоится на военной базе Пратика-Ди-Маре недалеко от Рима. 15 тысяч полицейских и военных будут обеспечивать безопасность участников саммита. Будут сокращены на половину взлеты и посадки вблизи находящегося международного римского аэропорта, а в самолетах будут находиться агенты, специально обученные против террористических актов. Итальянские власти предприняли небывалые меры безопасности, поставляют к боевой готовности свою армию, авиацию и военно-морские силы. Подписание соглашения НАТО и России в Италии воспринимается как политический успех ее дипломатии и признание традиционной роли страны как посредника в процессе сближения НАТО и России. Даже итальянская оппозиция левоцентристов признала личные заслуги премьера Берлускони, который, благодаря своим дружеским отношениям с президентами Бушем и Путиным во время саммита Большой восьмерки в Генуе и позже на встрече с Путиным в Сочи, сумел ускорить преодоление разногласий об условиях новой структуры. Компромисс был достигнут, несмотря на первоначальные требования России получить право на вето и расширить круг вопросов, которые должны решаться в рамках Совета. По словам Берлускони, подписание натовско-российского соглашения окончательно ставит конец эпохе холодной войны, является историческим поворотом для Запада, поскольку позволит России практически войти в НАТО, изменяя таким образом перспективы на будущее. По поводу критики Путина в России о том, что он пошел на слишком большие уступки НАТО, итальянский премьер ответил, что российское общественное мнение отстает от своих руководителей и от президента Путина, который нашел отваги достичь соглашения с НАТО, несмотря на внутренние трудности. Между прочим, дополнил Берлускони, таким образом для Путина будет легче убедить россиян смириться с предстоящим расширением Атлантического альянса. Итальянский премьер не сомневается в том, что соглашение с НАТО на самом деле очень выгодно для России, поскольку освобождает ее от международной изоляции. В коммюнике американского Белого дома также отмечается, что саммит в Италии 28-го мая будет большим шагом вперед в отношениях НАТО и России и показывает, что Америка заинтересована в интеграции России в Североатлантические общности в 21-м веке. Тем временем как итальянские политики выражают большой энтузиазм по поводу создания нового Совета, многие обозреватели предупреждают, что еще рано называть это событие историческим, пока Совет НАТО-Россия не докажет на деле свою эффективность.

Виктор Резунков: Новый формат сотрудничества России-НАТО в виде "двадцатки" возник, и это отмечают многие российские политики, после того, как был поставлен вопрос о существовании самого Североатлантического альянса, как альянса военного прежде всего. После блестящей проведенной Соединенными Штатами Америки операции в Афганистане по уничтожению "Аль-Каиды", НАТО это, скорее, клуб передовых демократий, это, скорее, инкубатор для интеграции России в Европу, чем военный клуб. Вот что говорит по этому поводу политический обозреватель газеты "Дело" Дмитрий Травин.

Дмитрий Травин: За последнее время положение НАТО явно было под вопросом. Мы видели, что фактически без всякого участия НАТО как организации, как института, решались внешнеполитические проблемы последнего времени - борьба с терроризмом, операция в Афганистане. Просто отдельные страны, члены НАТО, поддерживали инициативу Соединенных Штатов, но саму организацию в общем-то никто не спрашивал. И НАТО было заинтересовано в собственном выживании, в том, чтобы занять какое-то место в политических реалиях 21-го века. Я думаю, что подключение России к этой организации, пусть в таком несколько странном виде, продлевает жизнь НАТО и демонстрирует миру, что НАТО еще необходимо. Если бы этого подключения не произошло, если бы контакты шли с Россией и с другими влиятельными странами мира просто на двустороннем уровне, Соединенные Штаты и ведущие европейские страны в контактах с Россией, с Китаем и так далее, то НАТО постепенно бы исчезало с политической арены, про эту организацию просто вскоре могли бы и забыть.

Виктор Резунков: А как в самом Североатлантическом альянсе оценивают сейчас перспективы сотрудничества с Россией? Наш римский корреспондент Ирина Стоилова побеседовала с генеральным секретарем итальянского Атлантического комитета Фабрицио Луцели.

Ирина Стоилова: Каковы были предпосылки этого соглашения, основные проблемы его достижения?

Фабрицио Луцели: Это соглашение берет начало со времен развала берлинской стены, когда в Лондоне была подписана так называемая "декларация протянутой руки". В ней руководители НАТО тогда заявили, что отныне рассматривают Советский Союз не как противника, а как стратегического партнера. Совет НАТО-Россия, созданный вновь, идет дальше, теперь участники Совета стали равноправными партнерами. И хотя России не предоставляется право вето, все стороны могут принимать совместные решения на основе консенсуса и действовать в общих интересах. Это может быть борьба с терроризмом, противодействие распространению оружия массового поражения, разрешение региональных конфликтов или проведение гуманитарных операций. В этом заключается основная суть соглашений, которые будут подписаны 28-го мая в Италии.

Ирина Стоилова: Каким образом создание нового Совета НАТО-Россия изменит систему международных отношений?

Фабрицио Луцели: Это соглашение исторической важности, поскольку оно изменит существующее на сегодня равновесие международных организаций, таких как ООН и ОБСЕ, к деятельности которых мы привыкли или, скорее, приспособились за последние десять лет. Это соглашение усилит роль НАТО на международной сцене и сблизит Россию с Атлантическим альянсом. В известном смысле оно позволит России войти в НАТО, хотя она и не будет иметь право вето, как остальные члены организации. Таким образом, этот форум ставит вопросы о будущем других международных организаций и об их отношениях с Атлантическим альянсом. Прежде всего от Европейского Союза потребуется быстро и с большей ответственностью принимать на себя обязанности по развитию общеевропейской политики в области безопасности и обороны.

Ирина Стоилова: Принцип консенсуса в новом Совете не приводит ли к риску заблокировать процесс принятия решений?

Фабрицио Луцели: Голосование в НАТО всегда происходило на принципе консенсуса. Новый Совет "двадцатки" тоже принимает его. Не предоставляя России право на вето, Атлантический альянс оставляет за собой возможность принимать оперативные решения в любом случае, даже если в Совете "двадцатки" не будет достигнуто согласия с Россией. Несомненно, достижение консенсуса - дело не легкое и требует затрат как времени, так и сил. Однако обоснованность и политический вес решений, принятых при полном согласии сторон, будет гораздо выше. Проблема в том, сможет ли Россия приспособиться к системе, которую страны НАТО совершенствовали более 50-ти лет. И, прежде всего, сработает ли принцип консенсуса через два года, когда после расширения НАТО в Альянс будут входит 26 стран вместе с Россией.

Ирина Стоилова: Это было мнение о том, как НАТО смотрит на новый Совет с Россией генерального секретаря итальянского Атлантического комитета Фабрицио Луцели.

Виктор Резунков: Европейское турне президента США Джорджа Буша-младшего ожидалось с нетерпением не только лидерами европейских стран, но и интеллектуалами по обе стороны океана. После 11-го сентября пессимисты утверждали, что объединение Запада перед лицом общей угрозы - это только видимость, за которой неизбежно наступит размежевание. Мол, между действующими все более в одиночку США, с одной стороны, Европы с другой, пробежит черная кошка и в политической повестке дня появится необходимость полного пересмотра большого западного контекста. Поэтому поездке президента США по Европе с самого начала уделялось огромное внимание. Эксперты считали, что именно то, как она пройдет, какие тезисы будут озвучены в ходе визита и даст возможность строить прогнозы касательно будущего, как ближайшего, так и весьма отдаленного. Наш петербургский корреспондент Павел Черноморский побеседовал с некоторыми из этих экспертов. И вот что ему удалось выяснить.

Павел Черноморский: В самом начале минувшей недели в сверхвлиятельной британской газете "Файненшл Таймс" появилась авторская колонка Анны Аппельбаум, довольно известной британской публицистки, живущей постоянно в Варшаве. Когда-то Анна Аппельбаум была восточноевропейским собкором еженедельника "Экономист", а позже она занималась изучением тоталитарной системы на примере советских лагерей, писала о проблемах беженцев и эмигрантов. Анну Апельбаум с уверенностью можно отнести к огромному большинству европейских либералов, считающих, что между демократической Европой и США практически нет никаких противоречий. "Есть какие-то скорее культурные разногласия, но реальных трений, конечно, нет," - именно такую точку зрения она высказала в своей колонке в лондонской "Файненшл Таймс". Именно об этом Анна Аппельбаум говорит в интервью Радио Свобода.

Анна Апельбаум: На самом деле при любом возможном рассмотрении европейцы и американцы становятся все ближе и ближе друг к другу. Я сейчас говорю о простых людях, а не о политических элитах, в их случаях дело сложнее. Вот, например, смертная казнь, она существует в Америке, но отменена в Европе. Европейцы на самом деле довольно часто высказываются за ее сохранение, а многие либералы-американцы, наоборот, хотели бы ее отменить. То есть тут есть приближение друг к другу. Это банальность, но у европейцев и американцев абсолютная близость есть и в стандартах жизни, в ее качестве, в простом потреблении. В Америке покупают то же, что и в Европе, "Макдоналдс" популярен и во Франции, и в США, с этим никто не будет спорить. Есть различия: европейцы и американцы по-разному относятся к эмиграции. В Европе с этим много проблем, а американская традиция учит, что благосостояние всей нации во многом основано именно на притоке новых людей. Или исламский фундаментализм. В Америке было только 11-е сентября, а европейцы научились жить, учитывая внутренний исламский фактор. Но, мне кажется, что этот разговор о трениях и непонимании часто выглядит надуманным, особенно в такие моменты как сейчас, когда Буш едет в Европу, а на улицы Берлина выходят протестующие против него люди. Сейчас эти различия просто кажутся куда более существенными, чем они на самом деле есть.

Павел Черноморский: Обыватели, простые граждане живут более-менее в одном мире, в одной западной цивилизации. Но ведь есть еще и политики, и крупный бизнес, которые часто определяют ход самой истории. Есть ли здесь какие-то противоречия? "Визит Буша показал, что есть, хоть и не большие", - считает Джон Ллойд, редактор лондонского еженедельника "Нью Стейтсман". Мнение одного из шефов этого либерального журнала, а, кстати сказать, одним из основателей "Нью Стейтсман" был Бернард Шоу и знаменитые лейбористы Сидней и Беатрис Вербе, интересно еще и потому, что "Нью Стейтсман" во многом и очень часто выражает точку зрения нынешнего британского кабинета, а Тони Блэр показал себя верным и стопроцентным союзником Америки. Но и здесь, по мнению Джона Ллойда, тоже есть какие-то сложности.

Джон Ллойд: Сейчас самое большое противоречие между США и странами, входящими в Европейский Союз, состоит в том, что Америка несомненно лидирует в борьбе с терроризмом. США - главная и самая мощная сила в этой войне. Я говорю о политическом классе, о спорах внутри его. Европейским политикам может показаться, что их страны были отодвинуты от механизма принятия решений в этой борьбе. Европейцы мало что решают в Афганистане. Тоже самое с предстоящей операцией против режима Саддама в Ираке. Конечно, европейцам не нравится, что они играют вторые роли в пьесе, где главная партия за единственной мировой супердержавой - за США. Это самая большая проблема. Еще есть торговый антагонизм, торговые барьеры. Я говорю о проблемах со сталью и продовольственными товарами. Тут европейцы тоже недовольны. Это сейчас тоже очень важный момент. Есть, конечно, и еще противоречия, но самое главное - это именно война с терроризмом и торговые барьеры.

Павел Черноморский: Интересно, что разговаривая с европейскими лидерами, Буш почти не касался собственно европейских тем. Это еще одно подтверждение тому, что у американцев нет проблем с Европой. Речь шла о другом - о противостоянии терроризму, о военных проблемах, и, что важнее всего, о России. Российская часть визита стала для всех самой важной. И неслучайно президент США в России задержался дольше всего. Именно встреча с Владимиром Путиным привлекла самое большое внимание. Все пишут и говорят о том, что Россия становится ближайшим союзником США, но с этим союзом далеко не все ясно. Кто заинтересован в такой дружбе больше- Кремль или Вашингтон? Есть ли здесь какие-то противоречия между Европой и Америкой?

Элизабет Шретер: Тут видны разные интересы. Америка считает нужным сотрудничать с Россией по вопросам безопасности, собственной безопасности. Это стало, как всем ясно, очень важным для США после терактов 11-го сентября. Безопасность важна и для стран ЕС. Но тут есть некоторая сложность - эта собственная безопасность для Запада сейчас важнее, чем права человека. Ясно, что у русских тут масса проблем, хотя бы Чечня. У американцев, кстати, свое понимание этих прав. Мы должны помнить, что в США по-прежнему считают возможным существование института смертной казни, в Европе от этого отказались. Европейский парламент четко сказал, что в Европе не будет смертной казни. Тоже самое с Чечней, ведь Европейский парламент несколько раз высказывал свое отношение к тем нарушениям прав человека, которые там имеют место. Европейский парламент имеет по этому вопросу позиции отличные от позиций США и России.

Павел Черноморский: Нужно сказать, что Элизабет Шретер родилась и выросла в Восточной Германии и в Европейском парламенте считается специалистом по странам бывшего СССР. Она много раз выступала с докладами по чеченской проблеме и, кроме того, резко критиковала ситуацию с правами человека в Белоруссии. "Зеленые" считаются в Брюсселе быть может самыми последовательными оппонентами российских властей и поэтому в том, что госпожа Шретер вспоминает о правах человека даже в связи с визитом Буша, нет ничего удивительного. Редактор журнала "Нью Стейтсмен" Джон Ллойд тоже имеет некоторый российский опыт. Он в течение некоторого времени был московским корреспондентом ряда британских изданий. Он даже написал книгу о России, называлась она весьма оптимистично - "Возрождение нации". Сейчас Джон Ллойд смотрит на сближение России с США совсем не так, как Элизабет Шретер. И по Чечне у английского журналиста, кстати, тоже есть своя позиция.

Джон Ллойд: Джорджу Бушу сейчас встреча с Путиным куда важнее, чем беседы с европейскими лидерами. Отношения между США и Россией это важнейшая деталь в мировой политике. Это не новость, так было со времен СССР. После 1991-го года многое в этих отношениях менялось, но главное оставалось - США были очень важны для России и при Буше-старшем, и при демократической администрации, и сейчас, когда вернулись республиканцы. Президент Владимир Путин дал всем понять, что он связывает будущее России со странами Центральной и Западной Европы, что он видит свою страну частью Европы, хотя Россия и так огромная страна, хотя у русских свои, непохожие в чем-то на наши, собственные традиции. У русских и у американских сейчас больше всего ракет. Это по-прежнему две самые крупные ядерные державы мира. В ближайшие несколько месяцев будут приняты очень важные решения о будущем НАТО. Россия будет приближена к этому альянсу. Россия сможет принимать участие в процессе принятия решений по НАТО. Это уже отчасти происходит. Речь иногда заходит о том, что Россия может войти в НАТО, хоть тут и не все ясно. Россия американцам просто необходима в борьбе портив терроризма. Я считаю, что та война, которую Путин ведет в Чечне, это часть глобального противостояния терроризму. Путин считает, что, бучи полезным США, он может рассчитывать на конечный выигрыш для своей страны. Эта взаимная помощь, этот новый выбор в геополитике означает, что Путин и Буш очень важны друг для друга, поэтому они проводят столько времени вместе.

Виктор Черноморский: Однако, тут дело не столько в войне с терроризмом. Джон Ллойд читает, что сейчас у России есть все шансы добиться прямых выгод от американцев и в мирной сфере. Президенту Путину может удастся то, чего не смог получить президент Борис Ельцин.

Джон Ллойд: Президенты собираются обсудить и целый ряд вопросов из сферы энергетики. Может быть они не так важны, как война с исламскими радикалами, но они тоже возникнут. Еще есть газ и нефть Каспия. Сейчас эти ресурсы находятся под контролем России, а американцы будут пытаться провести новый трубопровод через независимую Грузию и Турцию. Это вопрос о будущем каспийской нефти. Тут надо будет искать какое-то соглашение, чтобы все были довольны. Я думаю, что сейчас президенту Бушу ясно, что между двумя странами наступает эра новых взаимоотношений. Теперь они основаны на интересах не одного игрока, а и России, и Америки. Я думаю, что сейчас переговоры будут более плодотворными, чем во времена Бориса Ельцина.

Павел Черноморский: Каспийская нефть - это только одна деталь, и для Европы она, кстати, ни чуть не меньшее важна, чем для Америки. Но есть и другие вопросы, успешное решение которых для России просто необходимо. Владимир Путин хочет вступления своей страны во Всемирную торговую организацию, и положительный ответ здесь зависит от американцев. Китай хоть и имеет явные проблемы с Вашингтоном, уже вступил в ВТО, а Россия до их пор нет. Также не отменена знаменитая поправка Джексона-Вэнека, введенная еще при Брежневе и здорово ущемляющая права российских производителей. Тоже самое с комплексом военных вопросов. Как будет проходить сокращение российских ядерных вооружений, откуда взять деньги на демонтаж ракет, складировать их или уничтожать? Что будет с НАТО, войдут ли в него бывшие республики СССР или даже в перспективе сама Россия? Встреча президентов - это только первый акт большого политического процесса, который продлится все нынешнее лето. Впереди натовские саммиты в Рейкьявике и Риме, и встреча лидеров стран Большой восьмерки. Любое соглашение, принятое в их ходе, очевидно, будет касаться не только России и Америки, но и Европы.

XS
SM
MD
LG