Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Изменения в европейских иммиграционных законах

  • Елена Коломийченко

Елена Коломийченко: В понедельник министры иностранных дел стран Евросоюза, собравшиеся в Люксембурге, не смогли договориться о том, будут ли гарантированы прямые выплаты фермерам стран, кандидатов в ЕС из Центральной и Восточной Европы. Германия выступила против. Дания, которая с 1-го июля перенимает у Испании функции президентства в Европейском Союзе, предложила вернуться к обсуждению через полгода. Решение нельзя откладывать,- считают испанцы - иначе придется снова пересматривать расписание приема новых членов в ЕС. Ну, а в странах-кандидатах волнуются фермеры. Как скажется вступление в Евросоюз на их доходах, на торговле? Они говорят: если благополучная Германия не заметила, как зараженное нитрофеном зерно попало в корм экологически чистым курам, и теперь Европа запрещает покупать немецкую курятину, то сможем ли мы гарантировать европейские стандарты продуктов, да и еще и без дотаций? Все эти и другие проблемы европейские лидеры обсудят 20-21-го июня на саммите в Севилье. Здесь же пойдет речь и об изменениях в европейских иммиграционных законах.

В конце прошлой недели у южного побережья Италии были задержаны нелегальные иммигранты. 9 албанцев пересекли Адриатику и приближались к портовому городу Бриндизи на моторной лодке. После задержания нелегалов полиция показала журналистам груз: автоматы Калашникова, пять килограмм героина и пару килограмм марихуаны. В другом месте, в районе Пуглии, обнаружили 39 курдов. Италия, как и другие страны-члены Европейского Союза, всерьез обеспокоена ростом нелегальной иммиграции. Не случайно на встрече лидеров Евросоюза в Севилье эта тема станет одной из центральных в дискуссиях. Как предотвратить поток имммигрантов, среди которых могут быть и террористы? Как усилить контроль на границах? В среду прошлой недели в Италии был принят новый, более жесткий по сравнению с прежним, закон об иммиграции. За него проголосовали 279 депутатов, против - 203.

Ирина Стоилова: Новый более жесткий закон об иммиграции позволит въезжать в Италию только тем иностранцам, у которых есть предварительные гарантии на работу. При этом разрешение на проживание будет выдаваться только на срок трудового контракта, продолжительностью не более двух лет. Число иностранцев, чья рабочая сила нужна Италии, будет ежегодно определяться правительством на основании спроса работодателей. Нехватка рабочих ощущается прежде всего в таких отраслях экономики, как сельское хозяйство, строительство, медицинское обслуживание и на успешно развивающихся фабриках севера страны. Если раньше иностранцам разрешалось приезжать в Италию и на месте искать работу при помощи так называемых "спонсоров", в роли которых выступали некоторые неправительственные организации, то теперь это будет невозможно. Новый закон правоцентристского правительства ограничивает также возможность воссоединения семей иммигрантов в Италии, позволяя въезд только для их несовершеннолетних детей. Особо строгие меры вводятся против тех, кто помогает нелегальным иммигрантам достигать берегов Италии - до 12-ти лет тюремного заключения. Авторы закона - лидер Северной лиги Босси и лидер правой партии Национальный альянс Фини обещают также реальное ограничение притока нелегальных иммигрантов, благодаря их немедленной высылке из страны. Лица без документов будут высылаться обратно на родину после двух месяцев содержания в специальных центрах для иммигрантов для установления их личности. Похожая норма законодательства существовала и до сих пор, однако, на самом деле 40% нелегальных иммигрантов оставались в стране, часто связываясь потом с преступным миром. Среди рестрикций нового закона и тот факт, что будут рассматриваться, как преступления, многократные попытки иммигрантов въехать в страну после того, как они уже были выдворены из нее. Закон также впервые предусматривает уголовное преследование работодателей, предоставляющих работу нелегальным иммигрантам. Новый закон был встречен острой критикой левоцентристской оппозиции, его назвали расистским, ксенофобским и недостойным цивилизованного государства. По мнению его лидеров, он трудно применим на практике и только усугубит положение иммигрантов, а краткие сроки пребывания их в стране не дают им возможность интегрироваться в итальянское общество. Символом своей кампании против закона левые партии сделали требование закона снимать отпечатки пальцев у всех иммигрантов. В ответ на обвинение в дискриминации правительство Берлускони заявило, что в будущем это правило распространится на всех граждан Италии. Сам председатель Европейской комиссии Романо Проди сказал, что он не против снятия отпечатков пальцев, если это необходимо для идентификации личности, но только если этот метод применяется в отношении всех граждан. Комментируя новый итальянский закон, Проди подчеркнул, что Европейская комиссия тоже согласна с ужесточением политики против нелегальной иммиграции, но, по его мнению, она должна одновременно сопровождаться помощью бедным странам - источникам иммиграции. О необходимости труда иммигрантов говорили на своем ежегодном съезде и молодые предприниматели Италии. Соглашаясь с ужесточением мер, они все же призвали к внесению некоторых изменений в закон до его утверждения в Сенате. А именно - распространение амнистии на все категории работающих ныне нелегальных иммигрантов, а также предоставление им права на участие в выборах в местные органы власти.

Елена Коломийченко: Премьер-министр Испании Хосе-Мария Азнар в понедельник подтвердил свою приверженность более жестким мерам в борьбе с нелегальной иммиграцией. Он убежден, что на саммите в Севилье, которым завершится полугодичный срок президентства Испании в Европейском Союзе, удастся сдвинуть дело с мертвой точки и принять конкретные решения общеевропейского масштаба. Многие европейские лидеры разделяют точку зрения испанского премьера и его тревоги по поводу того, что нелегальные иммигранты нередко пополняют криминальные ряды, а сама тема иммиграции нередко становится замечательным орудием в предвыборной борьбе. Вспомним здесь ультраправых Ле Пена во Франции или Пима Фортейна в Голландии.

Аврора Гальего: 30-го мая этого года министры внутренних дел 15-ти стран Европейского Союза, собравшиеся в Риме, договорились усилить контроль на границах и согласовать другие меры по решению проблем иммиграции. В Риме специалисты пяти стран - Испании, Италии, Франции, Бельгии и Германии, предоставили министрам результаты исследований, начатых в октябре прошлого года. Об этом же пойдет речь 13-го и 14-го июня на встрече министров юстиции и внутренних дел в Люксембурге, затем 21-го и 22-го числа того же месяца на саммите Европейского Союза в Севилье, заключающего шестимесячное президентство Испании. На римской встрече перед журналистами выступили министр внутренних дел Италии Клаудис Скайоло, европейский комиссар юстиции и внутренних дел Антонио Витторино и министр внутренних дел Испании Марио Рахой. Предполагается работа в четырех направлениях: жесткий контроль в аэропортах, создание групп быстрого реагирования, интеграция иммиграционной политики стран Евросоюза и создание европейской стратегии по координации сил полиции. Но, подчеркнул Рахой, пока речь не идет о создании европейского ФБР. "Иммиграция - самая большая проблема, с которой столкнется Евросоюз в ближайшие годы, - заявил Марио Рахой перед журналистами. - Нам нужно идти по пути законности". Для этого, считает Рахой, нужно разработать общую политику и меры по интеграции законных иммигрантов. В преддверии севильского саммита, последнего в испанском президентстве, премьер-министр Испании Хосе-Мария Азнар предпринял тур по Европе с тем, чтобы встретиться с рядом глав государств. Цель его поездки - подготовить работу по принятию конкретных согласованных мер против нелегальной иммиграции. Азнар считает проблему иммиграции центральной и, как он выразился, основной частью политики безопасности Европейского Союза. Начал он тур по столицам Европы с Хельсинки, где встретился 3-го июня с премьер-министром Финляндии. После встречи Азнар заявил: "Я надеюсь, что мы окажемся способными принять в Севилье конкретные решения, конкретный календарь мер, дать ясно понять, что Европа решила бороться с нелегальной иммиграцией и создать организованные целесообразные миграционные течения". "Европейский Союз, - добавил он, - желает сотрудничать с третьими странами и будет помогать финансами и техникой, нужной для контроля и препятствия нелегальной иммиграции на границах. Но в обмен ожидает от третьих стран, чтобы те уважали обязательства, принятые ими по борьбе с криминальными организациями". По расчетам статистического комитета Европейского Союза, Европе нужно принять к 2050-му году 44 миллиона иммигрантов. Такое количество необходимо для поддержания роста населения и оплаты пенсионных планов. С другой стороны, в Европе насчитывается около трех миллионов незаконно проживающих иммигрантов: миллион в Германии, 140 тысяч во Франции, 235 в Италии, 300 тысяч в Испании. Речь идет о создании некоего баланса между необходимостью приема иммигрантов и трудностями, связанными с ассимиляцией стольких новых жителей Европы. Число иммигрантов из России, Украины, Польши и других европейских стран "не Шенгенского" пространства растет. Пока, и это констатирует в своем годовом отчете европейский наблюдательный Совет по расизму и ксенофобии, нерешенная ситуация приводит к тому, что с каждым годом в странах Евросоюза увеличиваются случаи расового насилия, дискриминации и рост популярности неонацистских движений. Европа нуждается в работниках, выполняющих то, что англичане называют "грязной работой". Это те виды деятельности, куда не хотят идти местные граждане, часто предпочитая получать пособия по безработице, все еще достаточные для выживания в сравнительно богатой Европе. Это тяжелые сезонные работы, например, сейчас идущий сбор клубники на юге Испании или уборка спаржи в Центральной Европе. По всей вероятности, нужно разработать специальные законные контракты для приема на такие работы. Кроме того, нужно подумать и о том, как ассимилировать в Европе эмигрантов с тем, чтобы соблюдать их право на достойную жизнь - это понятие, к которому европейцы чрезвычайно чувствительны.

Елена Коломийченко: Новая редакция закона "Об иммиграции" - одна из центральных тем предвыборной кампании в Германии. Оппозиция и правящая коалиция пока не могут договориться между собой. И сейчас слово за президентом страны Йоханнесом Рау.

Евгений Бовкун: Судьба нового закона об иммиграции в Германии находится в руках у президента Йоханнеса Рау. Он должен утвердить или не утвердить решение Бундестага, поскольку многие юристы усомнились в юридической правоверности результатов состоявшегося там голосования. Между оппозиционными и правящими партиями возникли серьезные разногласия относительно характера ужесточающих поправок к иммиграционному законодательству. Бундестаг большинством голосов депутатов правящих партий эти поправки утвердил, но в Палате земель сложилось неустойчивое равновесие. Все зависело от того, как проголосуют представители Брандербурга, где правит большая коалиция СДПГ и ХДС. Обычно при разногласиях между крупными партиями представители больших коалиций воздерживаются от голосований в Бундестаге, где каждая земля располагает тремя и более голосами. В таких случаях голоса воздержавшихся засчитываются как поданные против. Но тогда правящие партии не получили бы большинства. И социал-демократический премьер Брандербурга Штольпе нарушил договоренность с партнерами из ХДС воздержаться от голосования и проголосовал "за". Христианские демократы оспорили результаты голосования в Бундестаге и хотят обратиться в Конституционный суд, если президент признает решение Палаты земель правомерным. Скорее всего это и произойдет. А суть нового закона, вызвавшего такие политические страсти, состоит в следующем. Германия, учитывая настроения большинства населения, хочет ужесточить условия приема иностранцев, прежде всего ограничив приток нелегальных политических и социальных беженцев. Считается, что они отнимают рабочие места у местного населения и создают повышенную угрозу безопасности. Последнее относится к курдам из запрещенной марксистской организации ПКК, которые перенесли на территорию Германии свою гражданскую войну против турок. Другая угроза безопасности исходит от исламских фундаменталистов, увеличивающих потенциал терроризма. Но в то же время Германии остро необходимы высококвалифицированные иностранцы. Попытка решить эту проблему с помощью грин-карт успеха не принесла. И новый закон должен приспособить иммиграцию к экономическим потребностям страны. Он ограничивает приток переселенцев условиями их способности к интеграции. Германия растягивается в шпагате между своими гуманитарными обязательностями и потребностью существенно уменьшить количество пришлых. Она оставляет открытыми двери для политически преследуемых, но будет тратить невероятные бюрократические или юридические усилия на то, чтобы отфильтровать из огромной массы из социальных беженцев тех, кто ищет прибежища по политическим причинам. Проверка заявлений о предоставлении статуса политического беженца упрощается. Возможностей обмануть власти, утаив своею истинную идентичность, становится меньше, условия высылки нежелательных иностранцев ужесточаются. Количество искателей социального счастья должно сократиться. В то же время закон почти не регулирует права иностранцев, готовых предложить Германии свои знания и опыт. Молодым специалистам, получившим образование в Германии, но не располагающим подходящей визой, некуда обратиться. Ведомства по делам иностранцев отказываются переделывать им визовый режим. Некоторым прогрессом была бы система оценки качеств иностранных специалистов по набранным очкам, включая знание языка, но оппозиция эту систему отвергает. Новый закон учитывает главным образом интересы двух групп - гуманитарных беженцев и высококвалифицированных программистов. Огромная масса рядовых трудовых иммигрантов остается необслуженной. Организации, защищающие интересы беженцев, критикуют закон как слишком жесткий, большинству населения он кажется чересчур либеральным.

Елена Коломийченко: Странам-кандидатам в Европейский Союз из Восточной и Центральной Европы тоже приходится думать о проблемах нелегальной иммиграции. Евросоюз требует усилить контроль на границах и ввести визовый режим для тех стран, граждане которых прежде обходились без виз, тем более, что через эти самые страны многие нелегалы отправляются дальше - на запад континента. При этом восточноевропейцы законно полагают, что могут пострадать их доходы от туристов из бывшего СССР и других стран соцлагеря.

Ежи Редлих: В Польше поселились свыше ста тысяч иммигрантов. В несколько раз больше иностранцев ходатайствуют о получении вида на постоянное жительство. 20 тысяч иммигрантов работают в Польше легально, в десятки раз больше работают "по-черному", то есть без разрешения. Среди них преобладают граждане бывшего Советского Союза, в частности, жители Украины. Только три тысячи украинцев устроились на работу легально, "по-черному" украинцев, как оценивают, работают в 40-50 раз больше. Где, в каких профессиях устраиваются на работу приезжие? Мужчины главным образом на строительстве, на полевых работах в крестьянских хозяйствах, на сборке электронного оборудования. Женщины из Украины и Белоруссии устраиваются уборщицами, домработницами, няньками, работают у огородников на теплицах, хотя у многих из них профессиональное и высшее образование. Экономический застой, который в последние годы переживает Польша, растущее число безработных, оно превышает уже три миллиона человек, казалось бы отобьют у предпринимателей охоту принимать нелегальных работников. Оказывается, напротив. Нелегальные работники-иностранцы для предпринимателей это нередко последняя надежда не разориться. Дело в том, что они дешевые, им не надо платить страховку, налоги и потому их берут на работу охотно. Не все приезжие работают уборщицами и чернорабочими. Некоторые из них трудятся, причем, легально, по своей специальности. Так, например, инженеры из Украины налаживают холодильные установки. Виктор, русский, работает инженером на строительстве мостов и эстакад. Разрешение на работу получили без препятствий учителя из Украины, России и Белоруссии. Они преподают в школах иностранные языки, причем не славянские, а западные, например английский. Получают они зарплату, правда, меньшую, чем учителя из Англии или США, однако не меньше, чем польские учителя. Большая группа иммигрантов - это пришельцы из Дальнего Востока, главным образом из Вьетнама. Их в Польше больше 60-ти тысяч и столько же ходатайствуют о виде на жительство. Занимаются они, как правило, торговлей и общественным питанием. По всей стране появились тысячи вьетнамских ресторанчиков и лотков. Вьетнамцы - народ организованный и работящий, потому и преуспевают. По данным социологического исследования, после пяти лет работы в Польше у среднего вьетнамца годовой доход в семь раз больше, чем у среднего поляка. Впрочем, преуспевают и некоторые иммигранты из других стран - иранцы, курды, русские, украинцы. Как, например, Дмитрий Фокин, который успешно ведет транспортную фирму. Большинство из тех, кто разбогател в Польше, уже получили гражданство, их дети учатся в польских школах и вузах. А вообще-то гражданство, равно как и право убежища в Польше получить нелегко. Причем, правила не смягчаются. А с введением визового режима в будущем году въезд иностранцев, желающих в Польше работать, несомненно затруднится.

Елена Коломийченко: Во Франции состоялся первый тур выборов в Национальную ассамблею - парламент страны. Многие ожидали его результатов с тревогой, вспоминая успехи право- и леворадикалов в первом туре выборов президента страны. Ну что ж, теперь можно облегченно вздохнуть, в первом туре выборов больше всего голосов получили сторонники президента Ширака, правоцентристы, прагматики. Но окончательно все прояснит второй тур, после него и будет ясно, сколько мест в ассамблее получит та или иная партия.

Дмитрий Савицкий: На рю Фейотан, возле здания лицея, в котором когда-то учился Виктор Гюго, расставлены щиты с афишами избирателей: социалисты, республиканцы, национальный фронт, коммунисты, зеленые, рабочая борьба и так далее...

Мальчишки лет девяти, балбесы явно, играют в странную игру: они разгоняются на досках скейт-борда и на ходу пытаются плюнуть в портрет одного из кандидатов... Редкие прохожие отворачиваются, некоторые улыбаются: мол, вот они наши выборы и наши кандидаты..

Чуть дальше, возле Юльм, знакомый клошар, уже изрядно набравшийся, вопит вслед красавице-сенегалке: - Вот придет Ле Пен, мы вас попрем из страны! Всех попрем! Подчистую.. И поворачивается ко мне: - Э, шеф, подкинь пару евриков... На рынке Муфтар - пробка: подвижная обычно толпа с корзинками и пакетами застряла и почти не движется. Пробираюсь по кромке тротуара и упираюсь в причину пробки: небольшой пикет агитаторов зеленых и компартии. Какая-то тетка с кошелкой, из которой торчит пучок сельдерея, кроет агитаторов: - И не стыдно вам поперек улицы торчать? Тромбоз уличный устраивать? Вот и в политике вы такие же... Продавцы-арабы за спиной тётки хохочут - на Муфтаре в карман за словом не лезут.

Почти возле дома я нагоняю молодую пару с коляской; в коляске спит розовощекое нечто... Молодой муж, на вид ему не больше 25, пылко внушает что-то жене: - Не пойду я голосовать! Что я спятил? За кого? Ты можешь мне сказать - за кого? И уже совсем рядом с подъездом я натыкаюсь на банду бритоголовых, мрачно потягивающих пиво из жестянок... Это не ле пеновские мальчики, это видно сразу. Это дети буржуазии, левой или правой, играющие в свои молодежные игры, в крутых и страшных... Я думаю, разноцветный туман, о котором так мечтали проигравшие Матиньон социалисты, всё же опустился на страну. Как не пыталось новое правительство Рафарана прояснить картину и дать понять, что стране нужно здоровое и динамичное большинство, которое правит не на базе идеологических разногласий, а на основе срочной необходимости провести реальные реформы в стране, из этого ничего не вышло... Отсюда и разнобой кандидатов, разноголосица призывов и сомнительные маневры радикалов. Можно сказать, что если Ле Пен в подобном политическом климате ставит на расовую нетерпимость и даже ненависть, левые делают ставку на ненависть к богатым, на знаменитую классовую ненависть. Политический класс, приходящий к власти на волне нетерпимости или ненависти, не может править нормально - это не здоровая власть. И это - раскол, а не единение общества.

Клошар с улицы Юльм быть может стал клошаром, потеряв работу, но, быть может, траектория его падения иная. Вряд ли он голосует, вряд ли у него есть свой адрес. Это у нью-йоркских клошаров есть адреса, несмотря на то, что они живут на улице. Власти назначают им адрес: угол такой-то улицы и такого-то авеню в такой-то час и в такой день недели становится их адресом. Они получают письма, в том числе и официальные. Просто у парижского клошара не было никакой возможности чем-либо кроме оскорбления зацепить красавицу-сенегалку. Удивительно, что Ле Пен умудрился привлечь на свою сторону стольких униженных и оскорбленных, он, унижавший и оскорблявший людей до крайности, как об этом поведал "Монд" неделю назад, предоставив страницы газеты тем алжирцам, которых в феврале 57-го года пытал лейтенант Ле Пен. Называлось это - "пытки на дому". Алжирцы эти, Абдель Кадер Аммур и Мустафа Меруан, впервые выступают публично. Они подробно и с не прошедшей болью рассказывают как лейтенант пытал их током и насильственным вливанием воды через горло. Цель - получение информации о тайниках оружия и местонахождении повстанцев Фронта Национального Освобождения. Ле Пен и сам публично признался в 62 году (журнал "Комба"), цитирую по тексту "Монда" "Мне нечего скрывать: я пытал, потому что это было необходимо.." На этот раз, после публикации досье "Монда" Ле Пен категорически отрицает факт участия, а точнее командования, пытками.

Алжирская война, как и Виши остаются болевыми точками Франции. Миттерану удавалось держать в тени ту часть биографии, что была связана с Виши, но Ле Пен карлик по сравнению с Миттераном. Великий ученик Макиавелли пришел к власти с помощью коммунистов, партию которых он тут же свел на нет. Он же и выпустил из клетки Ле Пена. Лишний ферзь, причем непонятно какого цвета, в его игре и против своих, и против чужих, был ему полезен. Не забудем и то, что именно при Миттеране в стране завелось это самое "сожительство", от которого так трудно нынче избавиться.

Елена Коломийченко: Итак, Ле Пену не удалось завоевать сердца избирателей, используя темы расизма, ксенофобии и иммиграции. Но это вовсе не означает, что сама по себе тема нелегальной иммиграции отныне выпадет из поля зрения французских лидеров. Во Франции, как и во многих других странах Европы, она требует пристального внимания и неотложных мер.

Семен Мирский: Во Франции, имеющей многовековой опыт приема на своей земле иностранцев, ксенофобия и расизм, эти дурные болезни, поражающие не тела, но души, распространены, пожалуй, меньше, чем в других странах Европы. Но это не означает, однако, что во Франции нет проблем, связанных с массовым наплывом иммигрантов из стран третьего мира. Шоком для многих здесь стал тот факт, что среди тех шести или семи миллионов выходцев из арабских стран Северной Африки, которые проживают во Франции, не слишком многие осудили террористические акты, совершенные 11-го сентября прошлого года в Соединенных Штатах. Шоком стал и тот факт, что во время товарищеского футбольного матча Франция-Алжир тысячи выходцев из алжирских семей, родившиеся во Франции, начали свистеть, когда над стадионом поплыли звуки французского национального гимна "Марсельезы". Стало, набившим оскомину, общим местом напоминать о том, что роль выходцев из стран третьего мира непропорционально велика статистике совершаемых здесь преступлений. Так абсолютное большинство узников крупнейшей тюрьмы Франции "Флери Мерожис" составляют выходцы как раз из иммигрантских семей. Без учета этих и множества других фактов и эпизодов невозможно понять ни выхода во второй тур, недавно проходивших здесь президентских выборов лидера крайне правой партии Национальный фронт Жана-Мари Ле Пена, ни встряски, которую получили традиционные политические партии, осознавшие, что без четкой, слаженной, тщательно продуманной политики в области иммиграции ситуация рано или поздно выйдет из-под контроля, причем не только на национальном, но и на общеевропейском уровне. В пользу такого подхода говорит, разумеется, и разветвленность структур исламских террористических организаций, имеющих свои тыловые базы в преимущественно населенных иммигрантами пригородах. Недавно во Франции был арестован очередной боевик организации, связанный с "Аль-Каидой" Усама бин Ладена, спланировавший взрыв кафедрального собора в городе Страсбурге. На своем первом допросе этот человек заявил, что он, мол, ничего не имеет против собора в Страсбурге, но что он и его товарищи по ошибке решили, "что речь идет о не о католическом храме, а о европейской синагоге". Но вне зависимости от того, говорил ли исламский фундаменталист всерьез или речь идет всего лишь о "милой шутке", ситуация требует решения. Первый тур выборов в Национальное собрание Франции, состоявшийся в воскресенье подтвердил, что первые уроки из выхода Жана-Мари Ле Пена во второй тур президентских выборов были все-таки извлечены. Новый министр внутренних дел Николя Саркози взялся за дело энергично, а по мнению его политическим противников, даже слишком энергично. В речи, произнесенной через несколько дней после своего вступления в должность, Николя Саркози сказал: "Ни один квадратный сантиметр территории нашей страны не будет отныне зоной, в которой не соблюдаются законы. Мы перейдем от стратегии чисто оборонительной к стратегии наступательной". Указав на недопустимость наплыва в страну нелегальных иммигрантов, новый министр внутренних дел сказал: "Мы должны бороться против мафиозных структур, наживающихся на человеческой нищете, переправляющих в нашу страну нелегальных иммигрантов, которых мы не можем обеспечить работой". И далее министр выступил с предложением учредить специальный фонд помощи тем странам третьего мира, которые проявят готовность принять обратно иммигрантов, нелегально проникших на территорию Франции. Результаты первого тура парламентских выборов, закончившиеся, как мы знаем, успехом, чтобы не сказать триумфом правоцентристских партий, выступивших в поддержку президента Ширака, позволяют надеяться, что традиционные партии возьмутся наконец серьезно за решение наболевшей проблемы.

Елена Коломийченко: Французские социалисты огорчены - они не смогли убедить избирателя в преимуществах политики левого социалистического направления. Французским социалистам, как и их коллегам из других стран Европы, приходится работать над ошибками, искать новые походы, как это в свое время сумели сделать английские лейбористы, обеспечив победу Тони Блэра и его партии над консерваторами. Обновляться пытаются и социал-демократы в Австрии. "Венский дневник" Елены Харитоновой.

Елена Харитонова: Вся Вена сейчас говорит о воровстве, как и почему начинают люди красть. Об этом пишут статьи, идут теледискуссии, спорят в парках и кафе. Причина споров - эксперимент городских социалистов и "зеленых", которые захотели сделать для жителей Вены доброе дело. Чтобы воздух в центре стал чище, а горожане вместо сидения в трамваях и автомобилях, оздоравливали себя, крутя велосипедные педали, в магистрате было решено увлечь народ катанием по улицам на специально оборудованных корзинками для покупок общественных велосипедах. Из городского бюджета на идею выделили два миллиона евро, на них закупили 1500 выкрашенных в ярко розовый или очень синий цвет велосипедов. Эти велосипеды прикрепили цепочками к штангам-стоянкам в центральных районах, и в мае этого года каждый желающий уже мог, опустив в специальное отверстие монетку в два евро, отцепить от штанги велосипед. В правилах было написано, что ездить рекомендуется не больше четырех часов, а, возвратив велосипед на любую из стоянок, человек автоматически получит назад свою монетку. Короче, такой же принцип, как с тележками для покупок в супермаркетах. Автор эксперимента - руководитель фракции "зеленых" в городском парламенте Кристоф Хорхер уже давно ездит на работу в ратушу только на велосипеде. Но кроме внедрения в жизнь этого безвредного для окружающей среды вида транспорта у него была еще одна цель. Хорхер рассказал о ней в статье, опубликованной городской газетой "Фальтер". "Зеленые", как и поддержавшие их социалисты, оказывается решили доказать, что при желании можно обустроить жизнь так, чтобы каждый мог бесплатно ездить по городу на общественном велосипеде. Свой вариант обустройства они хотели противопоставить внедряемому сейчас правоконсервативным австрийским правительством лозунгу - "побольше частного, поменьше государственного". "Рыночный фетишизм ориентируется лишь на прибыль, и потому проблемы уличного движения не должны решаться методами рыночной экономики", - написал Хорхер в конце своей статьи. Интересно, что он не изменил этой точки зрения даже после того, как в начале июня эксперимент с велосипедами был приостановлен. Причина приостановки в том, что за месяц из 1500 велосипедов 500 украли или до безобразия изуродовали. Два из них нашли, например, искореженными на дне одного из венских прудов, несколько в перекрашенном виде продавались на блошином рынке. Один пьяница готов был уступить свой уворованный товар всего за 10 евро. Еще несколько велосипедов таможенники обнаружили в поездах и чешских и венгерских автомобилях, следующих на родину. Венскому магистрату быстро пришлось организовать спецслужбу, которая разыскивала невернувшиеся на свои стоянки велосипеды. Их не только крали и ломали, но и бросали где попало. Народ здесь небедный и тащится из-за двух евро откуда-нибудь с окраины к штанге-стоянке в центре некоторым было лень. Зато другие наоборот загорелись желанием помогать службе розыска велосипедов, и она завела специальный номер телефона для выслушивания доносов добровольных стукачей из соседей и прохожих. А потом деньги у магистрата закончились. Впрочем, Хорхер придумал уже новый, более трезвый вариант аренды бесплатных велосипедов. Теперь отцеплять их от штанг-стоянок можно будет только послав по специальному коду номер своего мобильного телефона. Эта идея большинству в магистрате нравится, но сам Хорхер сожалеет, что полного равенства при пользовании велосипедами в этом случае не будет, их сможет арендовать только класс владельцев мобильных телефонов. Единственное утешение, что у 83% австрийцев эти телефоны есть. Новый вариант начнет функционировать в июле, а пока в городе продолжаются споры - почему все-таки крадут? Причем, не только иностранцы, пьяницы или жители социальных квартир для бедных, уже попалось и несколько обитателей богатых вилл. Сторонники социализма со страдальческими лицами надеются, что если эксперимент продолжить, люди постепенно привыкнут и красть перестанут. Сторонники капитализма над этим смеются. Консервативная газета недавно напечатала статью под шутливым заголовком "Велосипедный социализм". А один левый социолог, споря с ней, написал, что "в капиталистическом обществе венский эксперимент был обречен на неудачу, потому что при капитализме не привыкли уважать общественное достояние". "Садовая голова думает, что люди, выросшие в социалистическом обществе, это достояние уважают", - хохотала, прочитав его вывод, одна моя венская знакомая, родом из Румынии. Мы с ней порассуждали о типах сознания в Москве и Бухаресте и перешли к обсуждению другого австрийского скандала. Инвентаризационная комиссия Министерства культуры обнаружила, что из государственного фонда произведений изобразительного искусства бесследно пропало несколько тысяч картин. Фонд отдавал эти картины в аренду для украшения кабинетов в разных министерствах и ведомствах, а их оттуда сперли. Причем, скорее всего, весьма образованные и состоятельные люди, которые из комнат частных владельцев ничего бы не потянули.

Елена Коломийченко: "Скандализация политической и общественной жизни" - с обзором статей на эту тему вас познакомит Иван Воронцов.

Иван Воронцов: Европа, как скажет любой здравомыслящий человек, живет вполне благополучно. Одних машин даже в далеко не самой богатой по меркам континента Праге 500 с лишним на тысячу жителей. Но если почитать газеты и посмотреть телевизор, может показаться: все - скоро конец. Скандалы следуют один за другим. Пресса рассказывает об обедненном уране, о ящуре и коровьем бешенстве, зловещих террористах, которые вот-вот перетравят всех радионуклидами и заразят сибирской язвой, о тотальной коррупции, о расцвете антисемитизма и ксенофобии. Антисемитизм - последний "хит" в Германии. Немец сирийского происхождения из либеральной партии свободных демократов господин Карсли позволил себе несколько одиозно-антисемитских высказываний, из партии ему в итоге пришлось уйти, но его фактически поддержал зампред свободных демократов Юрген Меллеман, разгорелся скандал, пресса на время забыла о глобальном потеплении и необходимости критиковать политику США. Практический результат - свободные демократы, вероятно, получат голоса большинства имеющих немецкое гражданство мусульман, которых, кстати, около 800 тысяч. Как замечает газета "Франкфуртер Алльгемайне Цайтунг", демократическая партия впервые пытается не интегрировать в общество новых граждан, а, наоборот, приспособиться к их ментальности.

Скандалы вообще, их роль в современной жизни - "Наше истеричное общество", - таков заголовок одного из комментариев в немецкой "Вельт". "Что останется через пару лет от нынешних скандалов? Ничего. Они не говорят ничего ни об антисемитизме, как таковом, ни о политическом облике нации, в них нет никаких новых идей. Напротив, скандалы существуют ради самих себя и можно говорить о новой господствующей общественной идеологии - "скандализме".

В каждую эпоху существовали свои массовые неврозы. Об этом пишет, например, американский психолог Элейн Шоуолтер. В Германии времен кайзера Вильгельма - до Первой мировой войны - женщинам в обществе нельзя было демонстрировать свои чувства, и женские обмороки стали настоящей эпидемией. "Если истерические синдромы проявляются в связи с социальными кризисами, а соответствующие теории распространяются с помощью современных средств телекоммуникации, они могут провоцировать настоящие эпидемии, паранойяльные страхи. В первую очередь, апокалиптические настроения появляются у людей, страдающих от внутренних душевных проблем, и ищущих какую-то отдушину", - пишет американский психолог. Ну что ж, подтверждение ее словам можно найти в отделе писем любой газеты. А средства информации активно раздувают массовые истерии. Для того, чтобы выиграть в борьбе за читателя, идеи подаются в максимально упрощенной, лозунговой форме. Конкретная тема не имеет значения. "Всем без исключения общественным скандалам присущи тоталитарные черты, - замечает писатель Ханс Маттиас Кепплингер. - Все должны дуть в одну дуду, и общественные кампании в прессе - это своего рода демократический вариант показательного суда".

А когда скандал сходит на нет, остается изжога. Потом никто уже слышать не хочет опровержения и разъяснения. Люди не становятся после них умнее, но, наоборот, в подсознании появляются новые предрассудки. Правда оказывается неважной, а чувство реальности теряется, что и грозит возникновением уже настоящих массовых психозов. Сейчас мы начинаем преодолевать вымышленные проблемы, спасаясь от реальных. Мы не хотим всерьез обсуждать смену эпох, переход от индустриального мира к миру знаний, не хотим слышать о той же войне на Ближнем Востоке и предпочитаем предаваться игре, чтобы не бояться.

Рано или поздно проснуться наверняка придется. Реальность напомнит о себе, реальность войны, необходимости защиты цивилизации и ее будущего", - пишет на страницах газеты "Вельт" директор венского института будущего Маттиас Хоркс. Появляется, впрочем, ощущение, что и его статья - часть того самого явления, которое автор столь старательно обличает. Всеми мыслимыми бедами человечество стращали еще библейские пророки, русские классики писали о загнивании европейской цивилизации весь XIX век, Освальд Шпенглер почти 100 лет назад предвещал закат Европы и ее гибель примерно к 2000-му году, с тех пор были промышленные, социальные и сексуальные революции, нацизм, марксизм, горячие и холодные войны. И цивилизация, как ни странно, никуда не делась. Сейчас, правда, появилась новая напасть - международны терроризм, и международным налогоплательщикам предлагают раскошеливаться, давать натовским бюрократам в погонах сотню-другую миллиардов на борьбу с затаившимися в афгано-пакистанских пещерах бородатыми воинами Аллаха. В Чехии идут споры вокруг планов приобретения для армии новых шведских сверхзвуковых истребителей. Политики дискутируют, ну а граждане, за исключением, конечно, тех, у кого сам вид истребителя вызывает сексуальный экстаз, пьют пиво, качают головами и недоумевают, а воевать-то с кем?

XS
SM
MD
LG