Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейский Конвент, Выборы в Боснии и Герцеговине. Саммит СНГ в Кишиневе


В феврале 2002-го года был создан европейский Конвент, который по замыслу основателей призван определить будущее Евросоюза в двадцать первом веке. В октябре-ноябре, как обещает президент Конвента Валери Жискар Д'Эстен, будут представлены предложения по общеевропейской конституции и реформам ЕС. А сам проект Конституции Европейского Союза появится к июню следующего года. Однако уже сегодня эксперты говорят, что имеется немало проблем, по которым у частников Конвента нет единого мнения. Споры идут о том, нужен ли пост общеевропейского президента, о том, отдавать ли Брюсселю часть национальной внешней политики и обороны, о том, как соотнести работу парламентариев в отдельных странах и в Европарламенте, немало разногласий по экономике и в вопросах соблюдения фундаментальных прав граждан. Д'Эстен предлагает даже заменить название Европейский Союз на Объединенная (или Единая) Европа - объединенная общей конституцией. Разумеется, проблемы, стоящие перед Евросоюзом, не ограничиваются противоречиями в работе Конвента. Сам ЕС на пороге расширения, и "великолепная десятка" нетерпеливо ждет приглашения...

Латвия - одна из десяти стран, которые готовятся стать новыми членами Европейского Союза. Европейский и евроатлантический выбор подтвердили и результаты выборов латвийского парламента. Больше всего голосов получили представители правоориентированной партии "Новое время", лидером которой является прежний глава Центробанка Эйнар Репше. За них проголосовали четверть избирателей. Сенсационным стало поражение партии премьер-министра Латвии Андриса Берзиньша "Латвийский путь", традиционно входившей в состав правительства. Ей не удалось преодолеть пятипроцентный барьер и попасть в парламент. Специалисты говорят, что латвийские граждане не случайно отдали голоса "Новой эре" - партии, которая не имеет опыта работы ни в правительстве, ни в оппозиции. Люди выбрали обновление.

Второй по числу полученных депутатских мандатов стала ассоциация "За права человека в единой Латвии" - представитель интересов живущих в Латвии русских. О результатах выборов и перспективах формирования будущей правительственной коалиции - наш корреспондент в Риге Михаил Бомбин.

Михаил Бомбин: Напомню, что на сто депутатских мест в восьмой Сейм претендовали 20 политических объединений и партий, однако лишь шести из них удалось преодолеть 5% барьер. Итак, согласно предварительным пока результатам, 26 мандатов получила созданная всего лишь за год до выборов экс-президентом Банка Латвии Эйнером Репше партия "Новое время". Судя по всему, ему и будет доверено формирование нового Кабинета министров. 24 места досталось политическому объединению левых сил "За права человека в единой Латвии". Его электорат, обладающий правом голоса, в основном русскоязычные избиратели. А если учесть, что таковых всего лишь 25% от общего числа граждан, то это, безусловно, успех, ибо получается, что за блок Яниса Юрканса проголосовали 90% русскоговорящих избирателей. На третьем месте Народная партия экс-премьера Андриса Шкела. Он скорее всего объединится с Репше, и тогда не исключено, что на предстоящих президентских выборах в должность главы государства будет предложена кандидатура маэстро Раймонда Паулса. Незадолго до выборов он вдруг неожиданно вступил в "Народную партию". 12 мандатов получил союз "зеленых" и крестьян, 10 - так называемая Партия священников или Первая партия, ядро которой составляют лютеранские пастыри. И всего лишь семь мест досталось национал-радикальному объединению "Отечеству и Свободе". А вот правящая до сих пор партия "Латвийский путь" 5% барьера преодолеть не сумела. Что касается внешнеполитического курса, то, по мнению большинства обозревателей, новый Сейм будет придерживаться прежней генеральной линии, то есть стратегические приоритеты - ориентация на вступление в Евросоюз и НАТО - останутся прежними. Но в решении внутренних наболевших проблем возможны и компромиссы. В первую очередь речь идет о предусмотренном законом переходе русских школ на латвийский язык обучения. Объединение "За права человека" выступает категорически против. Священнослужители обещают не причинять боль ближним и блюсти христианские ценности. А Эйнар Репше заявил как-то, что осуществлять переход следует по мере готовности. Во всяком случае, вот как оценивает сложившуюся ситуацию депутат Сейма от фракции "За права человека" в единой Латвии политолог Борис Целевич.

Борис Целевич: Как известно, в политике нет друзей, а есть интерес. И интересы партий отличаются довольно значительно. Все большее значение приобретают реальные экономические связи с той же Россией. И не секрет, что у лидера "Народной партии", экс-премьера и миллионера Андриса Шкела очень серьезные экономические связи с Россией. Поэтому очень многое в его поведении будет зависеть от отношений между Россией и Латвией как на уровне политическом, так и на уровне экономических связей, на уровне бизнеса. Поэтому "никогда не говори никогда". Сейчас очень трудно о чем-то говорить. И еще один фактор, который, наверное, нельзя сбрасывать со счетов: практически закончилась приватизация. До сих пор приватизация была главной "морковкой", главным проклятием всех существовавших правительств. Потому что давление экономических групп, заинтересованных в приватизации "за бутерброд", как говорят, было колоссально. Очень часто правительственные партии вынуждены были уступать. Наверное, в этом основная причина очень высокого уровня коррупции и несколько нелогичных решений, которые признали практически все правительства, нелогичных с точки зрения интересов государства, конечно. Сейчас эта большая дележка подходит к концу, практически все приватизировано, за исключением нескольких очень крупных предприятий. Это означает, что наконец у нас появилась возможность сформировать правительство, которое будет заниматься управлением государством, а не дележкой бывшего социалистического пирога. Это, конечно, внушает некоторые надежды.

Михаил Бомбин: Официальные итоги выборов будут обнародованы через две недели.

Елена Коломийченко: В субботу прошли выборы в Боснии и Герцеговине. Несмотря на предвыборные призывы со стороны международных организаций голосовать за тех политиков, которые могли бы ускорить проведение реформ в стране и сближение с Европейским Союзом, больше всего голосов, согласно пока еще предварительным результатам, было отдано за националистические партии. То есть за тех, кто десять лет назад развязал кровавую войну. Реформистам не удалось удержаться у власти. Большинство наблюдателей замечают также, что в этих выборах участвовало чуть больше половины избирателей, 55 процентов, и это самый низкий показатель со времен войны. Кстати, именно это обстоятельство, как полагают специалисты, и привело к тому, что победа оказалась на стороне националистических партий, избиратели которых более дисциплинированы. Мы связаны по телефону с нашим корреспондентом в Белграде Айей Куге. Айя, как вы объясняете победу националистов на этих выборах?

Айя Куге: Объяснить довольно тяжело, потому что причин много. И только после того, как станут известны окончательные итоги выборов, можно будет делать серьезные анализы. Пока намечается только тенденция возврата националистической партии, как будто время вернулось десять лет тому назад. С уверенностью можно сказать только, что возрождение этих трех партий произошло потому, что умеренные силы, реформисты не оправдали ожидания людей. Например, мои знакомые в Сараево не пошли голосовать, объясняя мне, что у интеллигенции и молодежи нет кандидатов по их вкусу. Почти 70% боснийцев заявляют, что для них важнее узконациональных интересов жить лучше. А на практике получается по-другому - жизнь не улучшается. В Боснии присутствует даже страх голода. Страна не в состоянии прокормить себя, нет работы, сельское хозяйство не восстановлено. В земле лежат около миллиона мин, и утверждается, что если бы они уничтожались сегодняшними темпами, понадобилось бы 480 лет. Согласно опросам общественного мнения, две трети молодых только о том и думают, как покинуть Боснию. А многие беженцы, которые возвращаются в те места, где они станут национальным меньшинством, ждут только, чтобы с помощью иностранных денег восстановить свои разрушенные дома, продать их и уехать. По всей Боснии и семь лет спустя после войны везде руины, дома без крыш, это повсюду. Кое-где в заброшенные деревни вернулись, но только старики. И они выживают, если у них есть корова или другой скот. Есть в Боснии два города, где, но только в центре, можно забыть, что была война - это Сараево и главный город боснийских сербов Банья-Лука.

Елена Коломийченко: Скажите, Айя, можем ли мы сегодня утверждать, что три народа, живущие в Боснии, примирились, что прошла та острота межнациональной вражды, которая и повлекла десять лет назад за собой все эти трагические события?

Айя Куге: Да, на первый взгляд прежняя национальная нетерпимость и даже ненависть не так чувствуется. И может быть, характерно и то, что во время этих выборов был только один-единственный инцидент - несколько сербов подрались с одним мусульманином. А еще несколько лет тому назад люди голосовали под защитой вооруженных миротворцев. Но настоящего примирения все-таки нет. И сами боснийцы опасаются, что если бы ушел миротворческий контингент, нашлись бы силы, которые были бы в состоянии развязать новую войну. Об атмосфере в Боснии лучше всего говорит случай, который похож на анекдот,( про него мне рассказали очевидцы). В одну деревню вернулись ее довоенные жители сербы и мусульмане. Наладили отношения и решили даже воздвигнуть общий памятник своим погибших соседям. Но вдруг снова разразился почти вооруженный конфликт, когда им не удалось решить, какой азбукой будет написан текст на памятнике. Боснийские сербы пользуются кириллицей, а мусульмане пишут латинскими буквами, а язык-то один. Вмешались международные представители, предлагая с одной стороны памятника текст написать кириллицей, а с другой латинскими буквами. Иностранцы даже выделили деньги на этот памятник. Но потом оказалось, что в деревне все безграмотные, никто не был в состоянии даже подписаться под документом о получении финансовой помощи...

Елена Коломийченко: Айя, кстати, о финансовой помощи. Можно ли более подробно рассказать о том, что делают сегодня благотворительные и гуманитарные организации, насколько велика та финансовая помощь, которую они оказывают, не раскрадается ли?

Айя Куге: В последнее время этой помощи, да и вообще международной помощи официальной все меньше и меньше. Некоторые аналитики даже считают, что из-за того и побеждают националисты, потому что международное сообщество уже не обещает большую помощь Боснии и тем силам, которые себя считают реформистами. Босния должна будет в ближайшее время выжить сама. Напомню, что разные международные фонды уже только мелочь выделяют Боснии. Управление по делам беженцев Объединенных Наций сократило свою помощь всем людям, которые возвращаются в Боснию. Они когда возвращаются, получают только матрасы, одну плиту и даже посуду не получают, не говоря уже о том, что в деревнях нужны коровы, нужна какая-то помощь, чтобы люди могли заниматься какой-то работой. А средств нет и работы нет.

Елена Коломийченко: Айя, есть ли стремление у людей, у боснийских сербов , у хорватов, у мусульман , присоединиться к другим более крупным и близким по этническому составу государственным образованиям?

Айя Куге: Да, это стремление было всегда очень ясным у боснийских хорватов. Такое стремление есть, конечно, и боснийских сербов из Республики Сербской,которая входит в состав Боснии и Герцеговины. Такие тяготения постоянно присутствуют. Однако, я думаю, что все политики Боснии прекрасно понимают, что это на данный момент нереально.

Елена Коломийченко: Европейский Союз пытается выработать некую общую линию по отношению в возможной военной операции США в Ираке. Многие говорят о том, что в Европе напряженная неизвестность, которая усложняет ситуацию, связанную со скандалами в финансовом мире и самой Европы и США. Инвесторы проявляют осторожность, а экономические прогнозы на грядущий год не очень оптимистичны в подавляющем числе европейских стран. Может быть, именно поэтому и не так давно пришедшие к власти правоцентристы и премьер- министр Раффаран действуют крайне осторожно. Из Парижа Дмитрий Савицкий.

Дмитрий Савицкий: Бабье лето в Париже медленно сходит на нет. Грибники тащат из лесов Рамбуйе корзинки с белыми. Все еще цветут и благоухают сады Тюильри, Монсо и прочие Монсури, не говоря о Ботаническом. Настал сезон выставок, вернисажей; первых издательских интриг в расчете на литературные премии; первых же попыток соблазнить телепублику новыми шоу и сериалами; настал сезон и первых пробных забастовок и демонстраций...

Самые, пожалуй, привилегированные служащие госсектора - системы электро-и-газоснабжения, EDF-GDF, провели первую же большую демонстрацию в столице, протащившись неспешной сорокатысячной гусеницей от площади Насьон до - Республики. Декор традиционный, много красного цвета, продуманных лозунгов и обязательных дымящих обозов с маркитантками, жарящими сосиски и откупоривающими выпивку...

Представители EDF-GDF съехались со всей страны на демонстрацию, цель которой - защитить привилегии этой мощной структуры госсектора, защитить от частичной приватизации, объявленной правительством Рафарана. EDF-GDF - первые в списке государственных фирм, чей капитал должен наконец быть раскупорен, открыт, выставлен на продажу. Следующие на очереди: Эр-Франс, железные дороги, SNCF, почта и городской транспорт. Представители и этих государственных мастодонтов так же участвовали в демонстрации против приватизации и потери привилегий. Самый популярный лозунг мелькавший в толпе демонстрантов - Les Privatisations, c'est con... "Приватизации, это -..." Последнего слова я не нашел в русских словарях...

Профсоюзы объявили об этой октябрьской демонстрации еще весной, когда обозначился проигрыш блока левых на выборах. В ту эпоху шел разговор о том, что осень будет "горячей"; у всех на уме была осень 95-го года, когда затяжные стачки парализовали страну и вынудили уйти в отставку правое правительство Алана Жюпе. В принципе, и это подчеркивают все комментаторы, нынешняя демонстрация и частичная забастовка госсектора были не к чему, так как правительство Рафарана заранее объявило о том, что никаких крутых мер принято не будет, но профсоюзы решили-таки покатить на столицу этот пробный шар; так сказать - попробовать голос, ибо настоящего социального конфликта, качания прав в стране пока не наблюдается. И причина проста - новое правительство постоянно ведет диалог, как с представителями госслужащих, так и с MEDEF - руководителями предприятий и промышленности:

Картинка эта с осенней выставки на самом деле - нова. Впервые за 22 года левые практически отсутствуют на политической сцене; они в меньшинстве и в Национальной Ассамблее, и в Сенате; у правительства Рафарана - развязаны руки. Но что самое интересное - правое правительство в ход эти самые руки не пускает и действует крайне осторожно. Хотя в лагере правых и центристов прекрасно знают: стране нужные серьезные, не косметические перемены и то, что главная проблема республики - тяжелый неповоротливый, дико консервативный и готовый драться до последнего за свои привилегии - госсектор. Франция по количеству госслужащих держит пальму первенства во всем западном мире. Это некий, всех победивший социализм, в капиталистической обертке...

Но что делать? Электрики и почтальоны, стюардессы и машинисты поездов, прокладчики путей и кассирши метро, инженеры атомных электростанций, контролеры и стрелочники железных дорог привыкли к забастовкам и прекрасно знают, что могут поставить на колени любое правительство, так как способны парализовать передвижения по стране и лишить дома света и тепла...

Я прекрасно помню первую такую стачку, где-то году в 79-го и нелюбимого всеми инспектора налогового управления, застрявшего в обесточенном лифте - бедняга вопил на всю Бастилию, где я тогда квартировал... Помню и зависть к счастливцам, у которых есть камины, после того, как убрался с Бастилии, где у меня самого было 4 камина: когда зимой отключают электричество и отопление, хорошо вечерком жарить что-нибудь не слишком дымное и греться возле домашнего огня. Помню и забитые до последнего сантиметра машинами улицы, бульвары и площади столицы - закрытые решетками входы в метро и пустые автобусы на стоянках... В одну из таких забастовок я купил себе велосипед, единственное средство, кроме роликов, по борьбе с транспортными забастовками...

Отстаивая свои привилегии, EDF-GDF или SNCF, утверждает, что они отстаивают Service Public, функционирование общественного транспорта и системы энергоснабжения. Происходит обычная подмена, так как госсектор лучше оплачивается, работа гарантирована пожизненно, два месяца ежегодных отпусков мало кому снились в других странах, пенсия выплачивается из расчета 75% от последней зарплаты, на пенсию энергетики уходят в 55 или 60 лет... а в домах своих и квартирах за свет и газ они платят лишь 10% от общей цены. Так что вопрос здесь не в борьбе против представляющих, как водится, капитал, правых, а в том, о чем мне приходилось уже говорить, что часть страны, имеющая гарантированные солидные преимущества, выступает против другой части страны, привилегий не имеющей - с которой, в какой-то мере, правительство хотело бы госсектор уровнять:

И это вряд ли произойдет. У одних будут отпуска, гарантированные рабочие места, солидные и ранние пенсии - у других полная свобода выкручиваться как угодно. И первые требуют, чтобы был наложен запрет на любые изменения. А это означает железобетонный тупик на десятилетия и десятилетия...

Такова, в упрощенном виде, подоплека нашей классовой борьбы. Да и не только нашей. Замечу, что даже на телевидении представителей демонстрантов спрашивали: не кажется ли им, что, защищая столько привилегий, которые и не снились остальным, они выглядят, как эгоисты? Натренированные во всё той же демагогии, госслужащие привычно отвечали: мы это делаем для всех остальных, чтобы общественный сектор хорошо обслуживался.

Но все же, несмотря на относительно спокойную ситуацию в стране, Рафарану и его правительству есть над чем задуматься. Приватизация госэнергоснабжения и в Германии, и в Великобритании обернулась катастрофой для потребителей. Тоже самое произошло и с железными дорогами, и Лондон, насколько я понимаю, готов вновь отдать государству часть этого сектора. Приватизированный французский Телеком в данный момент утонул в чудовищных долгах...

...Как сказал вчера по каналу LCI историк и политический обозреватель Жак Жульяр, политики и экономисты всё же похожи на метеорологов: они лишь способны объяснить, сказать, что куда дует, но по-настоящему предсказать погоду, то есть почему и зачем дует - они не могут.

Елена Коломийченко: Сегодня в Кишиневе проходит саммит СНГ на высшем уровне. Юбиляр - президент России Владимир Путин - получает поздравления и подарки от своих коллег из ближнего зарубежья, главы государств и правительств ведут переговоры, обсуждают межгосударственные отношения, экономические и иные проблемы. Кое-кто говорит, что хорошо бы превратить СНГ в Европейский Союз. Однако даже не очень внимательного взгляда на историю СНГ и на проблемы, с которыми приходится иметь дело Евросоюзу, достаточно, чтобы понять, что это, такие попытки, скорее всего, обречены на неудачу. В понедельник в Кишиневе были подписаны российско-украинские документы по созданию международного газового консорциума. Сегодняшние участники говорят, что это еще не окончательное решение, но очень важный шаг - так считает российский президент, который считает, что есть все основания поздравить руководителей правительств России и Украины. О том, как расценивают перспективы этого сотрудничества в Германии - наш корреспондент в Бонне Евгений Бовкун.

Евгений Бовкун: Области энергетического сотрудничества как будто бы налаживается. Однако на недавней Конференции по энергетике с участием этих двух держав американские нефтяные концерны ясно дали понять: они только в том случае будут готовы к крупномасштабным инвестициям в России в области совместной добычи нефти, если будут застрахованы от неожиданных изменений в налоговой политике, а также при наличии подходящих рамочных условий. Принимая в расчет, что в России в настоящий момент, ввиду недостаточной законодательной поддержки, заморожено двадцать восемь крупных международных нефтяных проектов, германские эксперты скептически оценивают и шансы нового консорциума.

Елена Коломийченко: Иностранные журналисты, работающие в Италии, точнее в Милане, на днях получили по почте письма с угрозами. Кое-кто предполагал, что за этими письмами могут стоять представители "красных бригад". Рассказывает из Рима Ирина Стоилова.

Ирина Стоилова: Письма с угрозами от членов "красных бригад" получили за последние две недели около десяти иностранных журналистов, работающих в Италии. Все они являются корреспондентами средств массовой информации Соединенных Штатов Америки или Израиля. Кроме репортеров из Америки и Израиля такие письма получили и журналисты, граждане Великобритании, работающие для средств массовой информации США. Среди журналистов, которым были отправлены угрозы, корреспондент информационного агентства, принадлежащего мэру Нью-Йорка Блумбергу. Все письма предполагаемых "красных бригад" адресованы лично корреспондентам. Авторы послания, которое занимает в целом одну страницу, критикуют внешнюю политику США, в частности, по Ираку и Ближнему Востоку, афишируя свои пропалестинские позиции. В нем в типичном для левых экстремистов стиле авторы письма объявляют войну американско-сионистскому заговору и говорят об империализме Соединенных Штатов Америки, которые якобы контролируют мировые средства массовой информации. Если письма бы ограничивались подобными только стереотипными пропагандными фразами, журналисты не обратили бы на них особого внимания. Дело однако в том, что по крайней мере два письма заканчиваются личными угрозами смерти. В них авторы, называющие себя членами "красных бригад", требуют от корреспондентов покинуть Италию до 30-го октября и предупреждают, что в противном случае они будут убиты. Послание написано от руки, в ручную нарисована так же пятиконечная звезда - символ "красных бригад". Эта деталь заставляет итальянских правоохранительные органы сильно сомневаться в авторстве "красных бригад", поскольку знаменитая левая террористическая организация, совершившая более 400 покушений за последнее десятилетие, почти никогда в прошлом не распространяла документы, написанные от руки. Согласно заявлению спецподразделения полиции, как слишком общее пропагандное содержание, так и оформление распространенных писем не соответствует обычным действиям и приемам настоящих "красных бригад". По мнению следователей, автор писем скорее всего является мифоманом. Тем не менее, международным пресс-центрам в Риме, где работают иностранные корреспонденты, были предприняты особые меры безопасности, строго запрещающие вход посторонним лицам. Письма с угрозами были получены и пресс-центрами Рима и Милана, а также на домашний адрес некоторых из корреспондентов. Пока полиция сохраняет молчание вокруг остальных подробностей дела, чтобы не помешать работе следствия. Как сказал в интервью для Радио Свобода один из корреспондентов, получивших письмо с угрозами, вероятно, подобные послания получили больше чем десять репортеров, но не все они заявили об этом в полицию. Журналист, попросивший не упоминать его имя, не намерен, конечно, покинуть Италию и чувствует себя относительно спокойно, хотя, как сказал он, в настоящий момент трудно понять, насколько всерьез надо принимать любые угрозы. Между тем, ассоциация международных корреспондентов в Италии в специальном коммюнике осудила этот акт запугивания и выразила солидарность с коллегами, которым оно было отправлено. Независимо от того, являются ли авторами послания "красные бригады" или нет, говорится в коммюнике, эти письма реально угрожают независимости и свободе работы иностранных корреспондентов. В итальянской столице официально аккредитованы журналисты 33-х американских и шести израильских средств массовой информации. Между тем, на днях посольство США в Риме предупредило американских граждан в Италии из соображения безопасности не участвовать в многочисленных демонстрациях протеста против вероятной иракской кампании.

Елена Коломийченко: На прошлой неделе исполнилось 60 лет со дня первого успешного испытательного пуска ФАУ-2 первой в мире баллистической ракеты, созданной Вернером фон Брауном - известным конструктором нацисткой Германии. С обзором Иван Воронцов.

Иван Воронцов: V-2 была первой в мире баллистической ракетой, то есть, ракетой, выходящей во время полета в стратосферу, поднимаясь на высоту до 97 километров, в отличие от реактивных снарядов типа "катюш" или беспилотных самолетов-снарядов, таких, как V-1. Ракета имела длину свыше 14 метров, вес 12 805 килограммов, в том числе вес боеголовки - около тонны, максимальная дальность полета - около 300 километров, максимальная скорость - 1700 метров в секунду. Она работала на жидком топливе на основе этилового спирта. Ракета была создана по приказу Гитлера как "оружие возмездия". Известно, что еще в начале войны фюрер обещал немецкому народу, что немецкие города никто бомбить не будет, и немцы смогут безнаказанно превращать чужие края в руины. Однако, английские и американские летчики придерживались иного мнения, и с 1942-го года удары по Германии становились все более интенсивными. Центр по разработке и производству ракет был создан на севере Германии в районе Пеенемюнде - там и состоялось 3 октября 1942-го года то самое первое успешное испытание. Британская разведка получила данные об этих разработках, и 17 августа 1943-го года была осуществлена операция "Гидра". По ракетному заводу нанесли удар 600 британских бомбардировщиков. Хотя он и не был уничтожен полностью, тем не менее, немцам пришлось перенести производство в горы Харца, в недоступные для бомб штольни вблизи Нордхаузена, и это задержало начало массового производства ракет. В 1944-м году ракетная программа перешла под контроль СС, на заводы отправляли для работы в нечеловеческих условиях заключенных из концлагерей, не менее 20 тысяч из них погибли.

Если бы Германия начала уже весной 1944-го года обстрел ракетами V-2 южной Англии, это могло бы затруднить подготовку к высадке союзных войск в Нормандии. Однако, бомбардировки помешали немцам, в частности, весной 1944-го года были уничтожены ракетные базы в северной Франции. Уже после высадки союзников в июне 1944-го года Германия стала обстреливать Лондон из Па де Кале самолетами-снарядами V-1. Их за три месяца, до освобождения мест запуска союзниками, выпустили 2500 штук, однако, эти аппараты летали низко и их могли сбивать английские истребители, хотя V-1 и убили около 6 тысяч жителей Лондона.

V-2 была окончательно готова к использованию только в начале сентября 1944-го года. Ракетные обстрелы начались 8 сентября. Защиты от V-2 не было. С мобильных пусковых установок было отстреляно больше 3000 ракет. Более 500 - по Лондону, но основной целью был Антверпен, главный порт, через который осуществлялось снабжение союзных войск. На него падало до 26 ракет в день, около двух тысяч в общей сложности. Одна из них попала в кинотеатр и убила 567 человек. Последняя V-2 была пущена проигрывавшими немцами 27 марта 1945-го года по Брюсселю.

На этом чисто военная история нацистской ракеты закончилась. А дальше началась другая, трофейными немецкими ракетными технологиями воспользовались и Советский Союз, и, в первую очередь, Соединенные Штаты, в Америку вывезли 500 немецких ракетчиков во главе с самим Вернером фон Брауном. Начиналась холодная война... Сначала была воссоздана V-2, потом в 1948-м году была испытана двухступенчатая баллистическая ракета на ее основе, потом появились МБР и космические корабли, и умерший в 1977-м году фон Браун стал отцом уже не только гитлеровской, но и американской ракетной программы, вплоть до полетов на Луну.

А сейчас 60 лет спустя, джинн выпущен из бутылки, баллистические ракеты строят и испытывают все новые и новые страны, сотни миллиардов тратятся на систему защиты от них, а тем временем там, где все начиналось, в Пеенемюнде на острове Узедом, устроен музей. Там, как писала недавно в своем репортаже газета Sueddeutsche Zeitung, посетителям показывают фильм о ракете, и в нем один из бывших строивших ее узников говорит о Вернере фон Брауне со товарищи - "Они были настолько влюблены в ракеты, что продали душу дьяволу". Увы, вероятно, эти слова относятся к очень многим коллегам немецкого ракетчика в самых разных странах мира, лучше не называть их, в угоду политкорректности.

Елена Коломийченко: Программу завершает европейский исторический календарь на сентябрь месяц. Его подготовил и представит Кирилл Кобрин.

Кирилл Кобрин: Надеюсь, слушатели понимают, что, объективно говоря, никакой истории не существует. Существует только некое "прошлое", которое представляет собой нагромождение событий, совершенно безразличных нам, ибо мы о них чаще всего даже не подозреваем. То, что в западной цивилизации называется "историей", существует лишь в наших головах, в нашем сознании как некая модель, которая строится из попавших в поле нашего внимания событий прошлого. Как сказал философ: "история - это структура сознания". Так что, если, по каким-либо причинам, эти события не оставили известных нам следов, то их и не существует для истории. Отсюда - выпадения из известной нам истории огромных хронологических периодов и географических пространств, отсюда и плохо скрываемое презрение исследователей и публики к временам, от которых ничего или почти ничего не осталось. Например, есть такое понятие "темные века". Так называют пятисотлетний период в истории Европы от падения Римской империи до появления уже сформировавшегося феодального строя. "Темные" - категория оценочная; придумали ее лишь потому, что от этого полутысячелетия осталось крайне мало письменных источников. Так что века "темные" - не оттого, что тогда было на самом деле, а оттого, что мы это время очень плохо знаем. И не узнаем никогда лучше. Потому вспомним сегодня немногое, что мы все же знаем об этом необыкновенном периоде.

Тысяча триста пять лет назад, в октябре 697 года, ирландский монастырь Бирр принимает так называемый "Закон Адовнана", согласно которому женщины, дети и священники получали там убежище во время войны. Позже кодекс назвали "Законом Невинных" и он получил распространение на всем острове. Потом появились аналогичные кодексы, а в девятом веке церковь уже просто запрещала вести военные действия в воскресенье. Как следствие возникает и такое понятие, как "Божье перемирие" и даже "божий мир". Упоминания о такого рода законах можно часто встретить в немногочисленных ирландских письменных свидетельствах вплоть до появления викингов, которые, будучи язычниками, не собирались соблюдать установленные церковью правила - когда и кого можно убивать. Забота кельтской христианской церкви о невинных жертвах должно изменить наше представление о "темных веках", как о времени безысходного варварства. Еще более неожиданным может показаться то, что священники умудрялись порой наживаться на мире: они частенько провозглашали его за плату... И еще несколько слов о "Законе Адовнана". Их автор - одна из самых блестящих фигур ирландской культуры того времени, времени, когда свет не только веры, но и - прежде всего - учености исходил именно с северо-запада континента, из Ирландии. Этот довольно бедный и захолустный сейчас остров когда-то был интеллектуальным и культурным центром Европы, а Адовнан - одним из важнейших деятелей в этой сфере. Его стилу принадлежит житие святого ранней ирландской церкви Колума Киле, чье имя в переводе с древнеирландского значит "Голубь церкви". Адовнан - также автор превосходно написанного сочинения "О Святых местах"; особую ценность придает ему тот факт, что он никогда не был в Палестине. Писатели в те времена обладали не меньшим воображением, чем сейчас...

Тысячу двести лет назад в октябре 802 года, Карл Великий издал "Императорский капитулярий", излагавший, как сейчас сказали бы, программу его правления. Этот очень важный документ также не отвечает расхожим представлениям о "темных веках". Карла занимают проблемы мало отличимые, например, от проблем стоящих перед нынешним российским президентом. Это и унификация управленческих структур, и урегулирование отношений с автономными территориями, и даже создание института своих представителей в округах, которые должны были сосредоточить в своих руках немало административной, финансовой и судебной власти. Обратим внимание на два момента, которые могут показаться любопытными советникам Владимира Путина: во-первых, императорские представители назначались из круга людей просвещенных; тех, кто закончил основанную самим Карлом придворную школу. Во-вторых, назначенцы Карла, как правило, не имели никаких собственных интересов в округах, куда их посылали.

Кстати о современности. Представим на секунду, что в результате ужасной катастрофы от наших времен не останется почти никаких письменных памятников и других носителей информации. Потомки назовут этот период "темными веками", но сделают скидку, например, на Северную Корею, если до них от нашего мира дойдет лишь два-три партийных постановления о грядущем торжестве идеи "чучхе". И решат они, что миром правил Северный Император Ким Чен Ир и что свет Истинного Знания лился с Востока. Впрочем, это - как обычно. Ирландия, конечно, не в счет.

XS
SM
MD
LG