Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Завершение саммита НАТО. Всеобщие выборы в Австрии

  • Елена Коломийченко

Елена Коломийченко: В пятницу на прошлой неделе завершился саммит НАТО. После отъезда высоких зарубежных гостей отправляются по домам и 12 тысяч полицейских, прибывших в Прагу для поддержания порядка. Повседневная жизнь входит в привычное русло. В январе истечет срок пребывания Вацлава Гавела на посту президента Чешской республики. Многие считают, что успех натовского саммита стал заключительным аккордом в его политической биографии. Семь стран бывшего восточного коммунистического блока приглашены начать переговоры о вступлении в Организацию Североатлантического договора. Открывая одну из научных конференций, проходивших в Праге в дни саммита, президент Чехии сказал: "Европа больше не разделена вопреки воле людей на сферы влияния или интересов. Однако, - добавил Вацлав Гавел, - расширение НАТО имеет свои логические границы, и выход за них может лишить организацию смысла". Гавел считает, что в НАТО заключена и особая цивилизационная сущность, которую можно назвать евроатлантической или евроамериканской, или проще - западной. Подведение итогов пражского саммита - главная тема сегодняшней программы "Континент Европа".

В воскресенье состоялись всеобщие выборы в Австрии. Напомню, что это досрочные выборы после отставки правоконсервативного правительства во главе с канцлером Вольфгангом Шюсселем. Коалиционный партнер консерваторов Народной партии праворадикальная Партия Свободы, получившая на выборах 99-го года 27% голосов, скандальна известна, благодаря своему лидеру Йоргу Хайдеру. Приход "свободных" во власть и появление в европейской политике Хайдера привели в свое время к дипломатическому бойкоту Австрии со стороны ЕС. Ситуацию удалось сгладить после того, как Хайдер вернулся на пост губернатора Коринтии. Но, как началось, так и закончилось скандально: внутренний конфликт в Партии Свободы привел к отставке четырех министров коалиционного правительства, а за ней последовала и отставка правительства в целом. Новые записи в "Венском дневнике" Елены Харитоновой.

Елена Харитонова: В воскресенье по дороге на избирательный участок в 10-м районе Вены я разговорилась с двумя женщинами, которые мне срезу объяснили, что голосовать не за кого, все партии надоели. Одна из моих собеседниц с собачкой на поводке решила отдать свой голос "зеленым", хотя они ей тоже не нравятся. Программа этой партии, по ее мнению, хороша только в области защиты животных, а остальное - сплошная регламентация: то сократить, это расширить. Но как можно сокращать строительство автобанов, если их не хватает? Это не защита природы, а помеха нормальной жизни. Другая женщина, по профессии кельнерша - официантка, сообщила, что будет голосовать за социалистов, от которых она тоже ничего не ждет. Их лидер Гузенбауэр жмет на чувства простого человека, но чего-то нового от него не слышно, да и простых людей в команде у социалистов нет, все именитые. На прошлых выборах кельнерша голосовала за партию "свободных" Хайдера, это австрийские ультраправые. Тогда ей казалось, что "свободные" выводят на чистую воду коррупционеров и защищают "маленького человека". Но, попав в правительство, их министры стали, как все, бесцветными, потом у них в партии началась склока и правительство развалилось. Теперь новый лидер ультраправых Хауп обещал, что если они наберут больше 19% голосов, он прыгнет на канате с телебашни. Но даже ради такого представления еще раз голосовать за этих комедиантов моя собеседница была не согласна. Как сказал подключившийся к нашей дискуссии муж дамы с собачкой, Австрии нужны не демагоги-эксцентрики, а правильные демократические реформы, то есть как можно больше свободы и как можно меньше регламентации. Он бы с удовольствием отдал голос либералам, но их партия настолько слаба, что в парламент все равно не попадет, поэтому он голосует за Христианских демократов. По словам ушедшей из политики в науку основательницы австрийского Либерального форума Хайди Шмидт, около 34% австрийцев хотели бы голосовать за либералов, но из тактических соображений не смогли на это решиться. А что касается социалистов и христианских демократов, то, как пишет газета "Штандарт", нынешний лидер социалистов так же далек от социалистических идеалов, как и шеф христианских демократов от идей неолиберализма. Но сами Христианские демократы с такой своей оценкой не согласны. Неполный успех объявленных ими рыночных реформ они оправдывают развалом своей коалиции с ультраправыми. Ну, а критики в ответ говорят: про ультраправых с самого начала было ясно, что для либеральных реформ они неподходящие партнеры. В Австрии проходит эксперимент - она была первой страной Евросоюза, допустившей ульраправых в свое правительство. И опыт этого нестабильного правительства показал, что в правых либералов ультраправых не переделаешь. Но что же тогда делать? Перед выборами австрийские эксперты говорили о том, что хорошо бы избежать коалиции христианских демократов и социалистов. В прошлом, до появления в правительстве ультраправых, эта коалиция привела к длительной стагнации общества, многие не хотели и коалиции социалистов с "зелеными", особенно с тех пор, как такая коалиция в соседней Германии, спасая страну от финансового краха, стала поднимать налоги. Но вот австрийский эксперимент попал в руки избирателей, а они, несмотря на свое недовольство политиками и половинчатостью начатыми христианскими демократами реформ, в воскресенье четко проголосовали за продолжение этих реформ и против коалиции социалистов с "зелеными". Поэтому Христианские демократы получили 42,3% голосов, а социалисты всего 36,9%. Ультраправые, у них 10,2% голосов, сами себя развенчав, потеряли почти две третьи своих прежних избирателей. Ну, а "зеленые" остались при 9%.

Елена Коломийченко: Теперь вернемся к нашей центральной теме - итоги саммита НАТО в Праге. Мы подводим их с политическим обозревателем Сергеем Замащиковым, много лет проработавшим в "Ренд Корпорэйшн".

Итак, Сергей, что, на ваш взгляд, главное в этом саммите? Одни утверждают, что расширение НАТО дальше на восток - это победа демократии. Другие высказывают опасение, что увеличение количества стран, входящих в НАТО, может привести к системным нарушениям, что станет труднее вырабатывать общие для всех решения по той или иной проблеме. Ведь и сегодня уже нелегко определиться с общими подходами к проблеме Ирака, например.

Сергей Замащиков: Три-четыре года назад, когда принимали первых восточноевропейских членов НАТО, казалось, что Прибалтика никогда не вступит, это будет невозможно. Мир меняется, меняется и позиция крупных держав, как в НАТО, так и вне НАТО. Причем, я здесь говорю не только о России. И в США были разногласия по поводу того, принимать ли прибалтийские страны или нет. Так что мир меняется, меняется и НАТО. Безусловно, даже если смотреть с точки зрения системной теории, чем больше скажем, участников какой-то системы, тем более сложно управляема эта система. Безусловно, будет сложнее НАТО, как стало сложнее и Европейскому Союзу, когда он расширилось. Конечно, сейчас будет большой взрыв в смысле расширения, но, мне кажется, во-первых, этот процесс не был столь стремительным. Честно говоря, еще даже формально и не вступили страны в НАТО, их только пригласили начать переговоры, то есть это будет довольно длительный процесс, пока эти страны войдут полноправными членами в НАТО. Ослабнет ли союз? Я думаю, нет, потому что НАТО все больше превращается из военного союза в преимущественно политически-военный союз. И мне кажется, что члены, которые в него сейчас вступают, во многом будут более верными союзниками, чем некоторые из стран, которые вступили намного раньше.

Елена Коломийченко: Если говорить о политическом союзе, то почему тогда со всей остротой встал вопрос о собственных силах быстрого реагирования в Европе?

Сергей Замазчиков: Все-таки в Праге в эти дни больше смотрели на политическую сторону. В военном отношении разрыв, я бы даже назвал его пропастью, между Соединенными Штатами и европейскими членами НАТО растет и растет очень стремительно. И поэтому, конечно, прежде всего Соединенные Штаты как один из основателей, наиболее сильный в военном отношении член союза, постоянно хочет, чтобы союз действительно нормально работал. Без этих сил быстрого реагирования практически Соединенным Штатам гораздо легче обходиться без союзников и проводить военные операции самостоятельно, потому что слишком разнокалиберны военные машины. И в этом смысле, мне кажется, что , пожалуй, одна наиболее сложных и важных задач, которая стоит перед НАТО, - это создание сил быстрого реагирования.

Елена Коломийченко: Сергей, вы заявили о политическом союзе, каков же смысл, какова содержательная сторона этого политического союза?

Сергей Замащиков: Вы знаете, общаясь с восточноевропейскими участниками саммита, хотя большинство из них стали дипломатами, научились говорить правильные слова, обходить острые углы, но все-таки особенно в неформальном общении ощущается очень сильный эмоциональный заряд. Что там говорить, вступают в НАТО, потому что боятся прежде всего восточного соседа, хотя все понимают, что Россия сейчас не представляет военной угрозы, но все-таки, видимо, этот мотив присоединиться к более сильному союзу он был очень важен прежде всего для тех стран, которые вступили, потому что они испытали на себе все ужасы оккупации. Во-вторых, я хочу вернуться к тому, что сказал президент Вацлав Гавел, когда он сказал, что НАТО это европейско-атлантическая цивилизация, по-моему так он сказал.

Елена Коломийченко: Он сказал, что НАТО - это действительно евроатлантическая цивилизация, а вот восточный сосед, Россия, - это все же евроазиатская, евразийская цивилизация, и поэтому, сказал он, "Россия едва ли когда-нибудь сможет стать членом НАТО". Россия Россией, но между Россией и теми странами, которые сегодня входят в НАТО, лежит " серая зона" - Украина. А как быть с ней?

Сергей Замащиков: Наверное, Украина может быть очень хорошим примером того, насколько страна могла бы выиграть от вступления в один из евроатлантических клубов. Потому что процесс вступления длительный, он предполагает гармонизацию законодательства, выполнение целого ряда - более 20-ти - различного рода программ," вступительный экзамен", правильнее будет сказать, для страны. И страна, в которой нестабильна политическая обстановка, сложно в экономике, да и в военном отношении пока что неопределенность, какая армия, например, должна быть в Украине, можно говорить о многих вопросах. Мне кажется, что привлечение как к Евросоюзу, так и к НАТО, было бы очень большим плюсом для этой страны. Но, естественно, это должны решать сами украинцы, и должны решать все-таки в серьезном смысле. Я имею в виду, не украинские политики, которые, скажем, сегодня есть, а завтра нет, там идет политическая борьба, разные силы на политической сцене. Мне кажется, нужен референдум для того, чтобы было принято политическое решение. Мне кажется, это было бы большим плюсом для Украины.

Елена Коломийченко: Мы уже говорили о том, что увеличение числа участников нарушает стабильность системы.... Но давайте еще другой пример вспомним: психологически необходимое и очень эмоционально воспринятое объединение Германии, оказалось непосильной ношей для Западной Германии, и экономика страны сегодня переживает то, чего не переживала за послевоенное время. Не может ли случиться также и с НАТО?

Сергей Замащиков: Я все-таки вижу разницу здесь. Там все-таки произошло объединение двух стран в одну, то есть было создано одно государство, и Западная Германия просто вложила огромные суммы денег в восстановление народного хозяйства Германской Демократической Республики. В Европейском Союзе и НАТО этого нет, никто не собирается как-то особо субсидировать и создавать какие-то тепличные условия новым членам, отнюдь... Наоборот, они должны как-то подтягиваться и конкурировать. Потому что, собственно говоря, откроются границы, со временем исчезнут и таможенные барьеры, и будет очень нелегко конкурировать. Я думаю, что это не совсем сравнимые вещи.

Елена Коломийченко: А теперь несколько комментарием к саммиту НАТО из британской печати. Из Лондона Михаил Смотряев.

Михаил Смотряев: "Когда какие-то изменения, готовящиеся в течение многих лет, наконец-то претворяются в жизнь, часто получается, что то, что раньше казалось исключительно важным, сейчас выглядит не более чем запоздалым решением прошлых проблем и не отвечает более нуждам настоящего времени". Так начинается комментарий газеты "Гардиан" к завершившемуся саммиту НАТО в Праге. Единение бывших противников, о котором 20 лет назад можно было только мечтать, происходит в обстановке, когда роль и значение Атлантического союза представляется неясным даже его членам, а перед Европой стоят совершенно новые трудности. В условиях потери интереса к НАТО желание бывших стран участниц Варшавского договора присоединиться к Альянсу газета объясняет остаточным страхом перед Россией, в то время как западноевропейские партнеры и вовсе не слишком заинтересованы в новых членах при том, что их собственные экономики переживают отнюдь не лучшие времена, а политический курс все чаще приобретает очертания набора предвыборных лозунгов. В другом комментарии на тему саммита "Гардиан" задается вопросом о роли Соединенных Штатов в процессе расширения НАТО. "Вашингтон стремится выстроить систему политического и военного контроля над новыми членами, напоминающую бывшую советскую", - пишет "Гардиан". Ежедневная "Дейли телеграф" занимает тоже не слишком оптимистичную позицию, указывая на то, что три восточноевропейские страны, принятые в НАТО в 99-м году, в основном не выполнили своих обязательств перед Альянсом, и на новых членов в этом смысле тоже надежда небольшая. Разлад же между уже существующими участниками блока на всех уровнях таков, что, несмотря на то, что после атак 11-го сентября НАТО извлекло из небытия статью 5 своего устава - "один за всех, все за одного", Вашингтон, памятуя о всех препятствиях со стороны европейских партнеров во время конфликта на Балканах, предпочел заниматься войной против террора практически единолично. Урок, по мнению газеты, предельно ясен: или европейцы приведут в порядок свой механизм взаимодействия друг с другом, в том числе и на оперативном уровне, или Североатлантический альянс окончательно потеряет свою значимость. Британские таблоиды гораздо меньше ограничивают в выборе слов. "Дейли Миррор", например, без стеснения называет премьер-министра Тони Блэра "пуделем Буша", а общий лейтмотив комментариев таков: вместо того, чтобы заниматься никому ненужным расширением давно сгнившего НАТО и колесить по всему миру, убеждая всех и вся в необходимости срочно бомбить Ирак, британскому премьеру следовало бы заняться домашними проблемами, которых у него предостаточно. Начавшаяся в пятницу по всей стране 8-дневная забастовка пожарных, которых на это время будут подменять более 19-ти тысяч военных, не может не отразиться на боеспособности армии, которую господин Блэр готов вслед за американцами отправить в Ирак ради того, чтобы избавить мир от угрозы оружия массового уничтожения.

Елена Коломийченко: Для французов, так же как и для британцев, пражский саммит НАТО, куда направился Жак Ширак, проходил под угрозой новых забастовок, и поэтому материалы о саммите не всегда занимали первые полосы газет. Дмитрий Савицкий из Парижа.

Дмитрий Савицкий: На въезде на эту военную базу до сих пор нужно предъявлять пропуска; периметр до сих огорожен солидным забором, но нынче это не военная база НАТО, а научный городок под Парижем, куда приятель приглашает меня играть в теннис. Корты здесь пустуют, а воздух - чистый, лесной, за периметром же можно на обратном пути найти с дюжину крепких белых к обеду... Шарль Де Голль закрыл натовские базы (в том числе и эту) в 66 году.

Пятого декабря 95 года, в разгар национальной забастовки, Франция вновь вошла в военный совет НАТО. Автор биографии Де Голля, Поль-Мари де ла Горс, озаглавил свою статью, опубликованную в январе 96 года в "Монд Дипломатик" - "Позорное возвращение Франции в НАТО". Первая фраза гласила: "Возвращение Франции в Северо-Атлантический Альянс прошло практически незамеченным". И выход Франции из НАТО, и реинтеграции в ряды организации, и нынешняя позиция Франции в вопросах новой роли НАТО отражают всё ту же exсeption francaise - французскую исключительность, непохожесть, которую, что левые, что правые политики практикуют на международной арене.

А посему совершенно логично, что статья Жана Доминика Мерше в "Монд", анализирующая на этой неделе пражский саммит НАТО, начинается словами "Для чего нужен Северо-Атлантический Альянс?" Конечно, этот вопрос задают не только французы, но и англичане и американцы. Вопрос этот не задают страны, ставшие на прошлой неделе кандидатами на вступление в Союз. Но французы задают этот вопрос быть может не по тем же причинам, по котором его задают все остальные. Если для большинства этот вопрос означает необходимость переориентации политики Союза после того, как исчез СССР и исчезла угроза конфронтации с Восточным блоком, Франция задает этот вопрос более менее в тех же тонах, что и в 66 году: зачем разводить весь этот сыр-бор с НАТО, если в критические моменты решение принимают Соединенные Штаты, американские генералы? На всех фронтах, включая и этот, Франция пытается сохранить свою независимую позицию. Для Франции чрезвычайно важно, чтобы решения в совете НАТО принимались вместе, а не односторонне. Тот же самый подход Франция продемонстрировала и несколько недель назад, создав политический полюс противостояния США в иракском вопросе. США же требуют от НАТО полной солидарности с новыми американскими планами, но скорее всего, в случае конфликта, США будут действовать все же самостоятельно. Отсюда и вопрос: Для чего нужен Северо-Атлантический Альянс? 11 сентября прошлого года НАТО наглядно продемонстрировал свою растерянность. Несмотря на то, что в хартии НАТО главным являет Пятый пункт, гласящий, что вооруженное нападение на одну из стран НАТО считается нападением на все страны Союза, Альянс ограничился лишь посылкой в США нескольких самолетов-радаров AWACs. Можно добавить еще небольшую эскадру отправленную патрулировать Средиземное море. Конечно, военнослужащие западно-европейских стран в какой-то мере участвовали в борьбе против Аль-Каиды в Афганистане, но в весьма скромных пропорциях. "Альянс,- пишет в "Монд" Жан Доминик Мерше,- в афганской войне отсутствовал, как будет отсутствовать и в Иракской".

Можно не согласиться с автором, который считает, что Франция не присутствовала во время афганской операции в Индийском океане, это не так: французский эсминец электронной службы и корабли сопровождения сотрудничали с американцами в водах океана.

Другое дело, что французам пришлось туго, особенно позже, когда авианосец "Шарль де Голль" прибыл на место операции. Как объяснил в ту эпоху один высокопоставленный морской офицер: - У Тихоокеанского Флота совсем другие правила, нежели у флота Атлантического?

С той же проблемой столкнулись и французские солдаты в Афганистане. Англичане им заявили: - Мы действует по правилам британской армии.

"Для современных армий, входящих в НАТО,- подводит итог Жан Доминик Мерше, главное - это общий протокол, общий язык действий".

Но и это, конечно, не все, так как Европа, параллельно НАТО пытается создать свои собственные вооруженные силы и уже существует франко-германская бригада сил быстрого реагирования.

Итого получается.., скажем, три этажа: американский, натовский и европейский. Совпадают ли их цели? Способны ли они действовать вместе? Способны ли два последних технически быть на уровне американцев?

Глядя из Франции на саммит в Праге можно увидеть лишь желание, вполне законное, соединить восточную и западную Европу в один солидный блок. В принципе здесь нет разницы между расширением Европейского Союза на восток и НАТО. И в первом и во втором случае расширение это выглядит актом исключительно политическим. В военном же смысле НАТОвский хор способен нынче лишь на разноголосицу, и - на борьбу теноров, конечно же.., на авансцене.

Елена Коломийченко: О реакции в Польше - из Варшавы Ежи Редлих.

Ежи Редлих: Ведущие польские политики и средства массовой информации почти единодушно приветствуют решение пражского саммита о расширении НАТО, а также о создании сил быстрого реагирования. В нескольких интервью президент Александр Квасьневский подчеркивал, что вопреки мнению некоторых политологов, принятие новых членов укрепит альянс. "Нынешнее расширение, а также тот факт, что двери в НАТО остаются открытыми, для следующих стран означают, что у нас есть шансы в рамках Альянса или при его участии обеспечить безопасность на более обширной территории", - сказал Квасьневский в интервью газете "Трибуна", и добавил, что "присутствие в НАТО стран Прибалтики означает уплату морального долга со стороны Европы, которая долгие годы мирилась с попранием их независимости". "Как бы это банально ни звучало, Пражский саммит был историческим", - заявил польский министр иностранных дел Влодзимеж Чимошевич. "Принятие прибалтийских стран перечеркивает трагически записанный в нашей истории договор Риббентропа-Молотова и его последствия. Решения саммита о модернизации НАТО, - сказал Чимошевич, - доказательства того, что мы готовы принимать практические меры против грозящей всем опасности". Главный редактор "Газеты Выборчей" Адам Михник считает, что и после Пражского саммита остаются вопросы относительно мирового порядка. Какими будут отношения НАТО с Россией? Как действенно бороться с терроризмом? Откажутся ли Соединенные Штаты от языка "Большого брата"? Найдет ли Европа общий язык во имя общих ценностей? Ясного ответа на эти вопросы пока нет - заключает Адам Михник. Общее одобрений решений о силах быстрого реагирования и участия в них Польши не разделяют национал-католические силы. В интервью их газете "Наш Денник" профессор-политолог Анна Ражне заявила, что включение Польши в подобную структуру по многим причинам не выгодно и опасно. "Стоить оно будет очень дорого, а безопасности Польши не укрепит", - считает Анна Ражне. И политики, и средства массовой информации много места уделяют Украине в связи с саммитом и приездом в Прагу президента Леонида Кучмы. В интервью "Газете Выборчей" Александр Квасьневский сказал: "Я отдаю себе отчет, что политика активного сближения Киева с Западом раздражает многих партнеров по НАТО, но для Польши это не имеет большого значения. Польша не может повернуться спиной к своему соседу, нам нельзя обречь себя на безучастность в отношении Украины. Если через 22 месяца в президентских выборах на Украине шанс победы был бы у человека старого толка, то западные партнеры захотели бы, чтобы я ехал к Кучме просить его баллотироваться на следующий срок", - сказал Квасьневский "Газете выборчей". "Не обижаться на Украину" - так озаглавлена обширная политическая статья политолога Тадеуша Ольшаньского в газете "Речь Посполита". Многие выборы украинцев, пишет автор, нам трудно понять и принять, но это не повод на Украину обижаться. Хотя положение Украины трудное, однако она страна довольно стабильная, ей не угрожает развал. В ее системе больше демократии, чем авторитаризма. Что бы плохого ни говорили о Кучме, он не является ни вторым Лукашенко, ни вторым Путиным. Возможно, на Украине средства массовой информации и под большим нажимом государства, чем в России, но отравить сотню заложников - это в Киеве прямо немыслимо", - пишет политолог Тадеуш Ольшаньский в газете "Речь Посполита".

Елена Коломийченко: До сих пор мы говорили о странах, являющихся членами НАТО, а теперь предоставим слово двум представителям из семерки - Болгария, Румыния, Словакия, Словения, Латвия, Литва и Эстония. Эти государства приглашены начать переговоры с тем, чтобы в 2004-м году пополнить состав организации Североатлантического союза. Со мной в студии коллега из Болгарской службы Радио Свобода/ Свободная Европа Асен Гешаков Что принесет Болгарии членство в НАТО?

Асен Гешаков: Самый неизвестный аспект этого приглашения состоит в том, что для Болгарии НАТО будет оказывать дисциплинирующую роль, такую же самую, какую оказывает принятый еще несколько лет тому назад так называемый валютный совет, который не позволяет любому правительству в стране тратить больше того, что оно имеет в своих золотовалютных запасах. Я бы сказал, что такой внешний нажим со стороны НАТО вынудит не только реформировать армию, но и заставит исправить существующие недостатки в судебной системе, укоротить как-то руки коррупции, подправить законодательство, которое бы соответствовало стандартам НАТО - это очень хорошая новость для Болгарии. И в этом смысле большинство болгарских политиков, так же как и мы здесь в Праге, видим основное значение не столько в военном аспекте получения этого приглашения, сколько как раз в его дисциплинирующей роли.

Елена Коломийченко: Асен, а простых людей, рядовых граждан порадует ли это известие или они никак к нему не отнесутся, останутся безразличны?

Асен Гешаков: Обыкновенные люди довольно долго ждали этого момента, потому что практически Болгария начала заявлять о своем желании присоединиться к НАТО еще в начале 90-х годов. С тех пор прошло уже почти 11 лет, это слишком долгий период, чтобы теперь можно было сильно радоваться. Я бы сказал, что обыкновенных людей в Болгарии больше интересует то, что они могут получить в повседневной жизни от НАТО, чем те же гарантии стабильности. К сожалению, не очень много вещей поменялось в последние несколько лет, хотя, конечно, есть существенный прогресс, но нищета в Болгарии все еще, можно сказать, преобладает. Так что люди беспокоятся: хорошо, мы сейчас получаем приглашение в НАТО, но чего нам это будет стоить? Не только что НАТО нам даст, а сколько нам это будет стоить. Надо ли будет болгарским солдатам участвовать, скажем, в военной операции против Ирака?

Елена Коломийченко: А надо ли будет?

Асен Гешаков: Нет, я думаю, не надо. Если поставить вопрос наоборот: что НАТО нужно от Болгарии, то это прежде всего территория, это прежде всего некоторые возможности, которые предоставляют болгарские военно-воздушные базы. В случае, если Турция наотрез откажется из-за курдской проблемы участвовать в военной операции против Ирака, то нет никакого сомнения, что некоторые базы в Болгарии будут использоваться как раз для перезаправки самолетов НАТО, Соединенных Штатов Америки. Точно так же как эти базы уже были использованы во время военной кампании Соединенных Штатов в Афганистане.

Елена Коломийченко: Скажите, Асен, готова ли армия, армейские структуры к тому, чтобы стать частью армии Атлантического договора? Мы ведь знаем, что между Соединенными Штатами Америки и Европой огромная технологическая, коммуникационная пропасть и Соединенные Штаты призывают все время европейцев подумать об этом и реформировать свои вооруженные силы. Сегодня никто практически не готов к тому, чтобы увеличивать военные бюджеты своих стран - никто из европейцев, я имею в виду.

Асен Гешаков: Вообще я не могу сказать, что есть такие ожидания об увеличении военного бюджета, потому что Болгария, как и Румыния, тратит достаточное количество денег. Я говорю о трех с половиной процентах валового продукта, в то же время, в среднем в Европе на это тратится около двух процентов, так что здесь упреков быть не может. Но в то же время, когда у вас не очень значительные запасы и бюджет не очень большой, три с половиной процента, хотя и высокий процент, но это не очень большие деньги. Болгарская армия на сегодняшний день, я бы не сказал, что она готова воспринять стандарты НАТО, но сегодня она готова более, чем была готова вчера. Есть план проведения реформы, которая должна закончиться в 2004-м году, период, который как раз совпадает с ожиданием о реальном приеме в НАТО. И сегодня болгарская армия насчитывает 53 тысячи человек. План состоит в том, чтобы довести ее до количества 45-ти тысяч или в 2006-м году, чтобы она стала профессиональной. Насколько это удастся, трудно сказать, потому что все это зависит от возможностей другой страны. С другой стороны, то, о чем вы меня спрашиваете насчет совместимости и коммуникаций, здесь как раз ожидается и поддержка со стороны главных членов НАТО, оборудования и так далее. Что касается обычных вооружений, я бы сказал, что есть такая готовность уже. Автоматы Калашникова не стреляют калибром 7,62 или 7,65 они стреляют как раз по натовским стандартам. У нас есть оружейные заводы, которые в общем-то хорошо справляются с этой задачей.

Елена Коломийченко: Ну вот, смотрите: Чешская республика нашла свое лицо, создав уникальные химические подразделения, они сегодня участвуют практически во всех горячих точках. Есть ли у Болгарии в военно-техническом отношении какая-то своя изюминка?

Асен Гешаков: Это как раз военная продукция, которая, конечно, будет подвергаться изменениям. Болгария тоже имеет большие амбиции и как раз в той области, в которой специализируется и Чехия. Но, я считаю, что если и будет какая-то необходимость участия болгарской армии в военных операциях НАТО, это будет скорее в этих миротворческих миссиях, которые будут происходить после войны. Говоря в чисто военном смысле, я не вижу большой роли Болгарии. Это скорее всего приобщение к другой цивилизации, к другим ценностям. Болгария считает, что она возвращается в лоно Европы, в лоно тех ценностей, которые преобладали до Второй Мировой войны, и также считается, что ее присутствие в НАТО поможет привлечь больше иностранных инвестиций, (это как раз очень слабое место всех болгарских правительств, в Болгарию никто не приходит практически) и тем самым увеличить свои шансы вступить в ЕС где-то в 2007-м году.

Елена Коломийченко: Три Балтийские страны, три бывшие советские республики приглашены стать членами НАТО. В субботу президент США Джордж Буш посетил Вильнюс и поздравил представителей Литвы, Эстонии и Латвии.

Михаил Бомбин: Как и в случае с Евросоюзом, присоединение к НАТО имеет своих сторонников и противников. Первые говорят о безопасности, вторые о непомерных расходах. Антинатовское движение "Сила разума" требует проведения референдума. Не считая 2% от внутреннего валового продукта на оборонные нужды, сам по себе ежегодный взнос за членство в НАТО составит около 15 миллионов долларов.

Николай Нейланд: Спрашивается для чего? Если я ожидаю дождя, то я беру зонт, если сегодня не существует военной угрозы Латвии, то ставится вопрос: почему мы должны тратить два процента от нашего валового, в то время, когда очень многие страны, которые входят в НАТО, не тратят два процента? А при нашей бедности, когда у нас так много нуждающихся, и пенсия ниже прожиточного уровня, то для меня это, конечно, очень тяжелая ноша.

Виктор Каумберс: Вступление в НАТО требует больших финансовых средств. И сегодня, когда закрываются больницы, когда социальные программы рушатся, именно в этот момент вступление в НАТО оно только может повредить нашему государству, нашему народу. Это аморально.

Михаил Бомбин: Если даже говорить о каком-то реальном участии в НАТО, то, по мнению члена парламентской комиссии по обороне и внутренним делам полковника Даниэса Турлеса, необходимо создать свою профессиональную армию.

Даниэс Турлес: Я думаю, что самое принципиальное, что нас различает и что в странах НАТО уже отсутствует практически, это все-таки переход на профессиональные вооруженные силы. Следовательно, мы готовим эти подразделения, и эти подразделения у нас должны быть профессиональными. Точно можно посчитать, сколько на это необходимо отпустить средств. И налогоплательщику понятны критерии, по которым мы их определяем и сколько на это нужно денег. Примером тому является Эстония, ведь она имеет вооруженные силы просто мизерные, но по уровню своей готовности, опять же говорим о тех же стандартах, то они намного выше, потому что они намного логичнее. У нас, конечно, этого нет.

Елена Коломийченко: Накануне саммита НАТО в Праге ожидали беспорядков и выступлений. Городские власти предприняли меры предосторожности, оказались на высоте. Все прошло спокойно, если не считать помидоров, которыми пытались, и неудачно, забросать НАТОвского генсека Джорджа Робертсона и по оплошности разлитого полицейскими слезоточивого газа. С обзором публикаций в чешской печати - Иван Воронцов.

Иван Воронцов: "Хорошо, что Буш борется не с коммунистами, а с террористами, иначе американского президента, наверное, удивило бы, кто переводил его беседу с чешским коллегой Вацлавом Гавелом - замечает газета Lidove Noviny. - Многолетняя переводчица президента Александра Брабцова до 1989-го года переводила одного из членов коммунистического руководства Мирослава Штепана. Впрочем, Вацлава Гавела это не беспокоит. Его биограф Джон Кин пишет о том, что когда некоторые члены демократического движения и приближенные президента стали требовать удаления Александры, Гавел лично выступил в ее защиту, подчеркнув, что она создает хорошую рабочую атмосферу на пражском Граде. Журналисты изданий Pravo и Mlada Fronta Dnes спорят о том, кому принадлежало опубликованное в обеих газетах эксклюзивное интервью с Джорджем Бушем, но вот самую интересную часть интервью они почему-то не напечатали, продолжают Lidove Noviny. "Какая ситуация в городе"? - спрашивает журналиста Буш. "Почти что эвакуация". "Что, весь город эвакуирован?" "Нет, но окрестности конференц-центра закрыты, у детей каникулы и так далее", - разъяснил журналист президенту США, который также выразил традиционным американским "вау" изумление, когда ему сообщили, что августовское пражское наводнение было самым сильным за целое тысячелетие. А вот пражский машиностроительный завод ЧКД, когда узнал о том, что его помещения арендовали противники НАТО, готовящие там демонстрации, немедленно выгнал протестующих, разорвав договор об аренде. Да, когда истеблишмент стягивает в город столько полиции, даже про правила рыночной экономики забывают, а инакомыслящим лучше помолчать - комментирует журналист газеты Lidove Noviny Петр Фишер. Эта же газета рассказывает об одном британском журналисте, утверждавшем, что чешские власти, якобы, велели всем жителям Праги носить во время саммита на шее удостоверение личности. "До такой глупости наш министр внутренних дел все-таки не додумался", - замечает газета.

Газета Mlada Fronta Dnes пишет о протестах противников НАТО, оказавшихся, вопреки ожиданиям, весьма малочисленными. В среду и четверг в демонстрациях участвовали по нескольку сотен анархистов и коммунистов. В пятницу левых радикалов собралось всего две сотни, они дошли до оцепления закрытой зоны вокруг места проведения саммита и передали министру внутренних дел макет танка: "О насилии говорите только вы, а мы -сторонники мирных протестов", - заявили анархисты. На Староместской площади у знаменитой пражской ратуши собрались правые противники НАТО, тех, однако, было всего человек 20, и больше часа они не выстояли. Глава Национальной партии Петр Седлачек рассказал о том, как чешские политики продали НАТО свою страну, - пишет Mlada Fronta Dnes.

Елена Коломийченко: Пока в Праге обсуждали проблемы НАТО, в курортном немецком городке Вильдбад Кройт с 18-го по 23-е ноября проходил общеевропейский симпозиум по борьбе с фальшивомонетчиками. Директора крупнейших банков Европы, в том числе и стран-кандидатов в члены Европейского Союза, обсуждали проблемы, связанные с фальшивыми евро. И хотя заседание было закрытым, нашему корреспонденту Александру Соловьеву в виде исключения было разрешено поговорить с некоторыми участниками симпозиума.

Александр Соловьев: Правительственная гостиница в городке Вильдбад Кройт скрыта в одной из долин живописных предгорий Баварских Альп и никак нельзя лучше проходит для проведения семинаров и рабочих встреч. Попасть туда можно только по одной дороге, которая упирается в тупик, причем при въезде висит таблица с предупреждением, что здесь нужно иметь специальное разрешение. Такие усиленные меры безопасности объясняются тем, что в этой гостинице собрались не только крупнейшие специалисты по борьбе с фальшивомонетчиками и организованной преступностью, но также и тем обстоятельством, что участникам рабочих заседаний была продемонстрирована новейшая технология, а также все секреты производства евро-купюр. Мой первый вопрос к руководителю отдела уголовной полиции Германии по борьбе с фальшивомонетчиками, главному комиссару Эдуарду Лингенсу. Господин комиссар, раньше специалисты своего дела нередко производили фальшивые денежные знаки просто на хорошем печатном станке. К каким методам прибегают фальшивомонетчики сейчас?

Эдуард Лингенс: Да, классический метод по-прежнему еще существует, и сейчас его использовать все сложнее и многие фальшивомонетчики работают более тщательно, буквально корпят над каждой работой, используя при этом все доступные мультимедийные компьютерные средства, сканеры и лазерные принтеры. Тем не менее, следует отметить, что профессиональным фальшивомонетчикам понадобилось в среднем около шести месяцев, чтобы начать производство евро-банкнот отличного качества, а, точнее, опасного качества для потребителя. За это короткое время оборот фальшивых евро достиг предельного уровня оборота фальшивых немецких марок. Как ни странно, основной поток фальшивых евро поступает в Германию, хотя эти купюры с таким же успехом, может быть даже с большим, можно было бы пустить в ход в другой стране. Я объясняю это тем, что фальшивомонетчики едут именно к нам из-за того, что у нас товары лучшего качества и покупают на свои фальшивые евро качественные немецкие товары. В Германию поддельные евро завозят преимущественно итальянцы и болгары.

Александр Соловьев: Господин Лингенс, специалисты утверждают, что сейчас бороться с фальшивомонетчиками стало труднее. Почему?

Эдуард Лингенс: Дело в том, что раньше, если в качестве примера взять Германию, за эмиссию немецкой марки отвечал Бундесбанк, федеральный банк Германии, а мы, полиция. Координировали с ним наши действия и принимали соответствующие меры, чтобы помешать распространению фальшивых банкнот. Сейчас мы столкнулись с иной ситуацией. Производство евро-знаков входит в ведение Центрального Евро-банка, а борьба с подделкой денег возложена на полицейские ведомства 12-ти стран. На этом симпозиуме мы поняли, что о координации действий можно говорить лишь условно. Это на данном этапе, а что будет при дальнейшем расширении ЕС? Уже сейчас во время дискуссии мы увидели, как резко отличаются структуры, образовательный и технический уровень различных полицейских ведомств. Выработка единой стратегии и методов, приведение работы к единому знаменателю является, в частности, одной из целей нашего симпозиума. Кстати, меня как эксперта, который уже больше 20-ти лет борется с фальшивомонетчиками, такое массовое распространение евро-купюр не удивляет. Это логично, если принять во внимание экономическое пространство Евросоюза с населением в 360 миллионов человек, и тот факт, что эмиссия евро по денежной массе уже превысила эмиссию американского доллара.

Александр Соловьев: А теперь у моего микрофона главный комиссар Франц Лидл, руководитель отдела уголовной полиции Австрии. Господин комиссар, что изменилось для вас с вводом евро-валюты?

Франц Лидл: Раньше распространение фальшивых денежных знаков в Австрии было весьма незначительным, подделка австрийского шиллинга не представляла особого интереса для фальшивомонетчиков. Теперь же наша ситуация сравнима с Германией, у нас даже хуже, так как мы находимся на самом восточном фланге ЕС. Этот симпозиум со всей ясностью показал, как важно, чтобы кандидаты в Евросоюз к этому хорошенько подготовились и что без помощи опытных коллег с грозящей опасностью им не справиться.

Александр Соловьев: На этом симпозиуме одной из главных тем было также качество не только фальшивых, но и настоящих евро-банкнот и монет. Я обратился с вопросом к Дитмару Тиле, директору Федерального банка Германии. Господин Тиле, Эстония и Словения страны с очень небольшим населением и с относительно слабой экономикой и являются кандидатами на вступление в ЕС, следовательно, им придется изготовить свои евро-купюры. Не секрет, что некоторые официальные евро-купюры лишь с натяжкой соответствуют заданным стандартам, чем хуже их качество и чем больше ошибок, тем легче работать фальшивомонетчикам. Как можно решить эту проблему?

Дитмар Тиле: О, вы затронули очень щекотливую тему. В принципе, вы правы, однако здесь нужно учитывать национальные участка отдельных государств. То обстоятельство, что каждой стране-члену ЕС хочется иметь свой печатный двор. Да, у нас есть большой каталог с перечнем всех признаков, характеристик и стандартов евро, и в самом деле не всем удается качественно на сто процентов выполнить все требования при печатании новых евро. Поэтому, к сожалению, есть определенные ограничения в отношении отклонения от нормы. Проблем немало. К тому же не все страны в состоянии обеспечить безопасность своих печатных дворов, опасность злоупотреблений весьма велика. Поэтому я лично не считаю, что отдельным государствам стоит производить банкноты всех номинальных стоимостей, например, можно сделать купюру одного номинала отличного качества и этим ограничиться, продать излишек другим членам ЕС и закупить в свою очередь другие купюры в других государствах, это то, что мы не банковском жаргоне называем пулинг. Кстати, этот метод уже практикуется в ЕС и он себя вполне оправдывает. Да, это проблема, которую нам в самом деле в будущем предстоит решить. Но я предпочитаю в это не вмешиваться, ибо пока это еще внутренняя политика и экономический вопрос каждого отдельного государства.

XS
SM
MD
LG