Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Окно в Европу из Петербурга

  • Елена Коломийченко

Тему ведет Виктор Резунков. Участвуют: председатель федеральной партии "Демократическая Россия" Сергей Станкевич, главный редактор журнала "Эксперт Северо-Запад" Федор Гаврилов, посол Европейской Комиссии в России Ричард Райт, секретарь по программам России и СНГ немецкого Совета внешней политики Александр Рар.

Виктор Резунков:

Северо-западный регион России в связи с предстоящим расширением ЕС и НАТО на восток стал объектом самого пристального внимания политиков всего мира. И не только потому, что в этом регионе находится Калининградская область, или потому, что позиция некоторых прибалтийских стран - таких, как Эстония, Финляндия и Латвия, в отношении расширении Европейского Союза и НАТО на восток еще не получила должной поддержки в самих этих странах. А, прежде всего, потому что именно на российском Северо-Западе отрабатываются модели взаимодействия между Россией и ЕС, что, несомненно, будет иметь в будущем самое серьезное, если не определяющее, значение в раскладе политических сил не только Европы, но и всего мира. Основных направлений такого взаимодействия между ЕС и Россией можно выделить два: программа "Северное Измерение" предложенная Финляндией еще в 1997-м году, а также заложенный ЕС регламент, в основе которого лежит программа технического содействия независимым государствам - так называемая программа "Тассис". Программа "Северное Измерение" стала приоритетной в отношениях между Россией и ЕС. Вот что заявил посол Европейской Комиссии в России Ричард Райт:

Ричард Райт:

"Северное Измерение" - это приоритетная программа, которая касается отношений ЕС и России. На данный момент, поскольку в ЕС председательствует Швеция, в программу добавлено много элементов. И, в частности, основное внимание уделяется таким вопросам, как Калининград и ядерные отходы. Эти два направления могут представлять собой примеры успешной работы с российским правительством. И мы уверены, что найдем поддержку с российской стороны, особенно, если сумеем определить рамки нашей работы. На сегодняшний день уже более 25 миллионов "евро" было предоставлено на развитие Калининграда, и мы стремимся подписать международный договор по ядерным отходам, чтобы появилась возможность предпринять определенные действия в этом направлении. Кроме того, мы очень обеспокоены общим состоянием экологии в Санкт-Петербурге и Северо-Западном регионе, и наша программа также касается состояния водных ресурсов. Эти вопросы и являются сейчас наиболее актуальными в отношениях ЕС и России.

Виктор Резунков:

Однако, несмотря на обеспокоенность ЕС ситуацией с экологией в Северо-западном регионе России, даже несмотря на то, что Европейский банк реконструкции и развития объявил о выделении 10 миллионов долларов для осуществления первой стадии проекта - срочной программы по рекультивации полигона "Красный Бор", являющегося одним из крупнейших в Европе хранилищ радиоактивных изотопов, и программа "Северное Измерение", и программа "Тассис" буксуют. Это видно на примере Ленинградской области. По словам вице-губернатора Григория Дваса, большинство заявок с российской стороны на участие в инвестиционных проектах "Тассиса" было заблокировано Европейской комиссией. Посол Европейской комиссии в России Ричард Райт так объясняет причину этого:

Ричард Райт:

Россия, конечно, хотела бы получить отдельное индивидуальное финансирование по программе "Северное Измерение". Однако, это невозможно и приходится использовать ресурсы, которые приходят через уже существующие структуры. Такие, например, как программы "Фар" и "Тассис". Я уверен, что необходимо находить пути более эффективного использования тех средств, которые выделяются через эти программы. Это касается и приграничных проектов. В любом случае я хотел бы подчеркнуть, что реализация программы "Северное Измерение" является приоритетной для ЕС, и, кроме того, национальная программа "Тассис" для России в 2001-м году специально имеет ориентацию на северо-западный регион, и из этого вы можете увидеть, что существует очень явный политический интерес в усилении "Северного Измерения" на северо-западе России.

Виктор Резунков:

Если в ЕС российский Северо-Западный регион рассматривают как некий плацдарм для осуществления процесса интеграции России в Европу, то на северо-западе России большинство экспертов не может определить вектора, по которому эта интеграция может осуществляться. И вообще, кто способен осуществлять эту интеграцию - чиновники, олигархи или представители криминальных сообществ? Вот что по этому поводу говорит главный редактор журнала "Эксперт Северо-Запад" Федор Гаврилов:

Федор Гаврилов:

Когда мы говорим о Северо-Западе, то вот я, внимательно наблюдая, пришел к выводу что регион является совершенно "терра инкогнита" - исключительно мало его знают, и про любую европейскую страну мы знаем больше, чем про ближайший для нас субъект Федерации. Поэтому какие подводные токи там происходят - судить, в общем-то, трудно. Элиты, в частности, не изучены. Нам трудно сказать, кто в Карелии - точно назвать 50 человек, которые там принимают решения. Общее состоит в том, что все там страшно субъективно. Губернатор Пруссак - хозяйственный человек, да, он крестьянин. И он управляет своей областью, или, по крайней мере, частью ее, по-крестьянски рационально, в том числе и потому что авторитарно, но рачительно - вот он такой человек. Соседний с ним губернатор Михайлов живет в мире каких-то геополитических фантазий и поэтому у него нет инвестиций. В Карелии тоже есть идея, и, между прочим, как ни странно, тут совпадает позиция руководства Петербурга и Карелии, хотя уровень несопоставимый, но идея довольно безумная, идея такая, что они - какие-то там функционеры, будут выбирать инвесторов. Можете себе представить? Сидит чиновник, который решает, каких инвесторов мы выберем, а потом... Собственно уже понятно, опыт инвестиционный большой - да, 10 лет, по крайней мере, понятно, по каким критериям будут выбирать. То есть, они будут нагружать инвесторов миллионом каких-то собственных проблем - даже действуя по-белому. Мы не говорим о взятках, хотя это тоже само по себе, о каких-то службах там. Сейчас слышал, что в Петербурге какая-то зона в районе Пулково, и там пожарный надзор берет на себя право решать, быть или не быть чему-то. Но это, допустим, частности. Но даже вот в совершенно легальных отношениях инвестора настолько нагружают решением всяких, в основном - социальных задач, что, конечно, тут и начинается. Климат инвестиционный - он не на бумаге, а он персонифицирован. Климат - это какой-то дождь и вот он из капель этих состоит. И вот эти капли у нас довольно-таки едкие - дождь не самый светлый, не грибной, скажем так.

Виктор Резунков:

Не только на Западе вызывает большое беспокойство неопределенная позиция Кремля в отношении ЕС - в России тоже. Вот мнение председателя федеральной партии "Демократическая Россия" Сергея Станкевича:

Сергей Станкевич:

Руководство России до сих пор не обозначило какой-то свой принципиальный проевропейский выбор. И на этот счет постоянно возникают те или иные сомнения. Мы как бы боимся обидеть своих партнеров по другим направлениям, географическим, которые лежат южнее или восточнее, если мы однозначно скажем, что наша цель, ну, на ближайшие 10-15 лет - стратегическое сближение с Европой. На мой взгляд, это нужно внятно совершенно заявить. Никого мы не оттолкнем, не обидим, Россия, к сожалению, после всех изменений в 90-е годы реально оказалось отодвинутой от европейских процессов. У нас серьезные утраты на этом направлении, и речь идет всего лишь о компенсации. Поэтому нужно внятно об этом заявить, и нужно на всех уровнях соответствующих настроить нашу дипломатию, и нужно, видимо, подумать о серии принципиальных договоров с ЕС на ближайшие 10-15 лет.

Виктор Резунков:

Неопределенность российской позиции в отношении расширения ЕС на Восток очень четко прослеживается на примере той ситуации, которая складывается вокруг еще одного субъекта Северо-Запада - Калининградской области. Как заявил полпред президента по Северо-Западному федеральному округу Виктор Черкесов, "опыт Западного Берлина или Тайваня не подходит для развития Калининградской области, несмотря на ее территориальное положение. Калининградская область должна развиваться в соответствии со стратегией развития всей России, а нахождение этой области в окружении других государств, с одной стороны - вызывает тревогу и усугубляет экономические проблемы, с другой - дает определенные преимущества для развития", - заявил полпред. В принципе, проявление обеспокоенности судьбой Калининградской области со стороны Кремля видно и по заявлениям других высокопоставленных чиновников. Бывший председатель Совета безопасности, а ныне - министр обороны России Сергей Иванов 25 марта заявил о том, что Россия не давала обязательств мировому сообществу не иметь в Калининградской области тактического оружия. Даже правые в России, такие, как председатель партии "Демократическая Россия" Сергей Станкевич предостерегают от реализации идеи предоставления этой области особого статуса в ЕС:

Сергей Станкевич:

Не дай Бог тронуть эту проблему в Европе. Если мы, например, провозглашаем Калининградскую область республикой или какой-то автономной областью с особым статусом - мы спровоцируем любые политические силы, или в самой Калининградской области, или вокруг нее, чтобы как-то идти еще дальше - изменить ее статус. Лучше подходить к этому вопросу с иной стороны - с точки зрения прав граждан, населяющих ее территорию. Вот статус граждан, населяющих эту территорию, должен быть приближен к тому, который имеют все близлежащие европейцы. И здесь надо всерьез договариваться и о праве на перемещение, и о многочисленных иных правах. Кроме того, о чем наверняка можно договориться по Калининграду - это о реализации на территории Калининграда целого ряда вариантов местных с Европой проектов, экономических, социальных и образовательных. Например, именно на этой территории можно отрабатывать новые для России, но хорошо знакомые для Европы способы организации экономической, хозяйственной деятельности. Например, способы землепользования, современные фермерские хозяйства. Ну и особенно близкая мне тема - конечно, открыть в Калининграде европейский университет, как крупнейший для России. Иными словами, Калининград действительно мог бы стать таким реальным местом встречи между Россией и Европой, местом, где взаимодействие России и Европы проходит наиболее интенсивно.

Виктор Резунков:

Заявил Сергей Станкевич. Эти заявления свидетельствуют о том, что диалог между Россией и ЕС, в особенности - по вопросу о Калининградской области развивается с трудом. Слово секретарю по программам России и СНГ немецкого Совета внешней политики Александру Рару:

Александр Рар:

С точки зрения ЕС ситуация выглядит так: есть Калининградский регион, бедный регион, в принципе, по сравнению с тем нынешним подъемом, который чувствуется в Польше и прибалтийских странах Калининград отстал на несколько лет. Кроме того, действительно опасаются милитаризации внутри этого региона. Я не знаю, насколько достоверны слухи о том, что тактическое атомное оружие из Ленинградской области, из Петербурга перебрасывается в Калининградскую область. Об этом как будто говорят американцы. Но я думаю, что европейцы эту информацию еще ставят под сомнение. Во всяком случае, доказательств нет. Но воспринимают это, в принципе, как возможную реакцию России на те шаги, которые может быть будут предприняты Западом в дальнейшем по поводу расширения НАТО.

Виктор Резунков:

Пока Россия определяет свою позицию в отношении Калининградского вопроса и свое отношение к расширению ЕС на восток, вообще ситуация на северо-западе Европы меняется стремительно. Латвия собирается ввести для россиян транзитные визы, отменив действующее уже семь лет соглашение о безвизовом проезде. Причем в самой этой стране отмечается очередное снижение числа граждан, поддерживающих вступление Латвии в ЕС. За это сегодня готовы проголосовать чуть более 41 процента жителей этой республики. Такой же процесс наблюдается и в Эстонии, где за присоединение к ЕС готовы проголосовать лишь 37 процентов населения. Причем такое снижение числа сторонников интеграции аналитики объясняют распространением отрицательной информации о ящуре и коровьем бешенстве в странах ЕС. Финляндия, ставшая членом Шенгенского союза, заявляет, что слухи о ее вступлении в НАТО беспочвенны. А Литва, в свою очередь, объявляет, что не будет создавать препятствий для передвижения через свою территорию жителями Калининградской области. Но самое громкое заявление делает Белоруссия. С одной стороны министр иностранных дел этой республики Михаил Хвостов объявляет, что Белоруссия заинтересована в продолжении и развитии сотрудничества с НАТО. С другой - полномочный представитель президента Белоруссии в интеграционных странах вице-премьер Леонид Козик предложил передать Калининградскую область под прямую юрисдикцию союзного государства Белоруссии и России. На Западе к этому предложению отнеслись, как минимум, сдержанно. Слово директору по программам России и СНГ немецкого Совета внешней политики Александру Рару:

Александр Рар:

Я находился в Белоруссии и говорил по этому поводу с представителями президентской администрации. И когда я сам расспрашивал их, насколько реален такой подход, они отмахивались и говорили, что такое не предвидится, это неконкретно, и об этом просто говорить серьезно невозможно. Я не думаю, что это альтернатива, я не думаю, что это вариант, потому что сама Белоруссия имеет сегодня, как вы сами знаете, очень большие проблемы в отношениях с ЕС. И вхождение Калининграда под какую-то юрисдикцию, даже не российско-белорусского, а давайте, скажем так - белорусско-российского союза, где Белоруссия будет определять политику Калининграда, я думаю, в данный момент скорее усилит конфронтацию в этом регионе, нежели ее ослабит. Как вы знаете, у Белоруссии серьезные политические проблемы с ЕС. ЕС ставит на то, чтобы Белоруссия изменила свой экономический строй и провела бы демократические выборы на пост президента. Сегодня многие в ЕС рассматривают Белоруссию как последнюю диктатуру в Европе - после падения Милошевича. Как это будет выглядеть если, скажем, такой регион, как Калининград, будет сближаться с Белоруссией и поддерживать, скажем, позицию Белоруссии против европейской позиции - это приведет только к конфронтации - вот о чем речь.

Виктор Резунков:

Заявил Александр Рар... Как бы то ни было, у России нет времени далее тянуть с определением своего отношения к расширению ЕС на Восток. Европа ждет вполне определенного ответа, и ожидание это не будет продолжаться вечно.

Елена Коломийченко:

Приводим подготовленный Иваном Воронцовым обзор отдельных публикаций немецкой прессы за 8-9 апреля - в преддверии визита канцлера ФРГ Герхарда Шредера в Санкт-Петербург:

Иван Воронцов:

"Шредеру надо выколотить из Путина 15 миллиардов марок", - под таким заголовком о визите пишет немецкая "Вельт Ам Зоннтаг". Газета полагает, что петербургский саммит не принесет головокружительных результатов, скорее - наоборот. Главное разочарование: решение проблемы российских долгов бывшей ГДР не предвидится. Идея обменять их на пакеты акций российских предприятий умерла - долгов на 15 миллиардов, но немецких фирм, желающих приобретать российские акции, нашлось всего на пару сотен миллионов. А что касается острой темы противоракетной обороны, то здесь Москва уважает определенные позиции больше немецкого лавирования. Критику планов США Парижем, как и их поддержку Лондоном, в России восприняли как выбор - известно, чего можно ждать. А вот немецкая полусолидарность со Штатами особого уважения в Москве не вызывает. "Пока Германия не определилась, все это, конечно, хорошо. Но, в конце концов, как всегда, Берлин пойдет за американцами", - так оценил ситуацию высокопоставленный российский правительственный чиновник. Предложение Германии помочь Москве в ее сложном диалоге с Вашингтоном - помощник Шредера недавно подчеркнул, что в троице с Бушем и Путиным он старший по выслуге лет на посту - Россия принимает благожелательно. Однако, через Лондон до Вашингтона ближе. Так что, пока каких-то особых отношений между Шредером и Путиным нет, Кремль предпочитает ставить на действительно особые отношения с Тони Блэром. А еще одна спорная тема: попытка Путина заткнуть рот НТВ. "Шредер еще до визита дал понять, что для него свобода прессы очень важна", - пишет "Вельт ам Зоннтаг".

А вот на страницах немецкого еженедельника "Цайт" опубликована статья самого канцлера Шредера: "Американо-российские отношения могут стать весьма трудными из-за споров вокруг противоракетной обороны. Это достаточный повод для того, чтобы Германия определилась в своей политике в отношении России", заявляет Шредер. Однако, конкретно о позиции Германии по ПРО в занимающей две газетных полосы статье не сказано ни слова. Шредер подчеркивает то, что, вступив в Совет Европы, Россия подписалась под европейской Конвенцией прав человека и европейскими ценностями, а также важность демократии - "демократическая Россия скорее найдет политическое решение чеченского конфликта". Канцлер ФРГ уверен, что расширение ЕС отразится на России положительно и заявляет: "НАТО не считает себя потенциальным противником или соперником России". Ее - Россию - Герхард Шредер называет "стратегическим партнером" Германии и Европы.

А еженедельник "Цайт" в том же номере замечает, что канцлер, как никто другой, может довести до сердца Путина пользу свободной прессы, а остерегаться Шредеру стоит двух вещей: "романтического представления о России, свойственного немецкой культуре, и позы учителя с поднятым пальцем - она во внешней политике неуместна". "Если Россия хочет стать частью европейских демократических структур - она должна мобилизовать потенциал собственного народа. Но ФРГ не должна быть просто пассивным зрителем. Если и нет особой дороги из Берлина в Москву, Германии стоит хотя бы проложить отдельную колею через мост, связывающий Европу с Востоком", - пишет "Цайт".

XS
SM
MD
LG