Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Македония... Пока люди играют в футбол в одной команде - они не способны воевать?

  • Елена Коломийченко

Программу ведет Андрей Шарый.

Андрей Шарый:

О таких крошечных странах, как Македония, мир вспоминает только в пору стихийных бедствий да политических кризисов. О Македонии вспомнили, потому что в республике с населением в два миллиона человек, почти десятилетие считавшейся счастливым исключением из кровавого балканского правила, началась вялотекущая гражданская война. О Македонии вспомнили президенты и генералы, вспомнили о Македонии и журналисты. Вспомнили, что в начале ХХ века во французских ресторанах популярным считалось блюдо под названием "маседоннэ" - ингредиенты этого кушанья были так же причудливо перемешаны, как народы и языки в Македонии. Вспомнили о самой популярной македонской рок-группе с простым и громким названием "Хлеб и соль".

Теперь тяжелая гитара Влатко Стефановски кажется провидчески тревожной. Музыку эту Стефановски написал четверть века назад, обработав балканские фольклорные мелодии. А мелодии грустны потому, что в Македонии, в отличие от остального мира, и тогда полагали: конфликт албанцев и славян неминуем. Так и случилось, стоило только развалиться спаянной авторитарным обручем Югославии. Репрессии режима Милошевича в Косове, неравноправное положение албанцев в Македонии, резкое изменение баланса сил в регионе после операции НАТО - все это раскрутило спираль албанского насилия.

Оружие в обмен на изменения в конституции - к этой формуле сводится договор, подписанный главными албанскими и славянскими партиями в середине августа. Албанская "Национально-освободительная армия" не участвовала в переговорах, однако ее политический лидер Али Ахмети гарантировал лояльность своих бойцов идее примирения - в том случае, если движение к согласию будет двусторонним. Партизаны сдают миротворческому контингенту НАТО 3300 единиц стрелкового оружия - параллельно депутаты парламента Македонии обсуждают и принимают поправки к конституции, превращающие албанцев из людей второго сорта в равноправных граждан. Перспективы операции НАТО в эфире РС оценивают эксперты влиятельного британского военного обозрения "Jane's defense weekly". Говорит один из лучших знатоков тонкостей конфликта в Македонии хорватский политолог и военный аналитик Зоран Кусовац:

Зоран Кусовац:

Шансы на успех операции НАТО велики - в том случае, если обе стороны, и албанская, и македонская, выполнят свои обязательства. За первые несколько дней операции албанцы сдали миротворцам около трети того оружия, которое обещали сдать. Остается ожидать, что парламент Македонии примет хотя бы некоторые поправки к Конституции, дающие албанцам равные с македонцами права. В противном случае партизанская армия вряд ли продолжит разоружение. Понимаете, проблема не в том, сколько у албанцев оружия, на Балканах оружие очень легко достать. Если предположить, что сейчас у партизан изымут все до последнего ствола, им потребуется всего-то недели две, чтобы достать новое оружие - с учетом того, что с финансированием у албанцев пока проблем не ощущалось. Главное - не количественные показатели, а сам процесс разоружения. Сдавая свои автоматы, партизаны признают авторитет Али Ахмети, контролирующего большинство вооруженных формирований, признают сам факт своего участия в политическом процессе, формальным участником которого их армия не является. Тем самым ставится точка на политических требованиях албанцев. Достигается и важный психологический эффект: каждый боец лично сдаст по крайней мере один автомат. Разоружение - не решение македонских проблем, но отличное начало этого процесса.

Андрей Шарый:

"У каждого албанца - пять стволов. Два закопаны неизвестно где, один - это старое охотничье ружье, один основной автомат Калашникова и один запасной. Вот этот запасной автомат, как правило, и сдается силам НАТО", - так, с иронией, оценивает ситуацию работающий в Скопье западный дипломат. Дело не в оружии - дело в людях, которые держат оружие в руках. Наш лондонский корреспондент Наталья Голицына связалась с ведущим британским военным экспертом, сотрудником Центра оборонных исследований "Jane's defense" Полом Бивером. Пол Бивер только что вернулся в Великобританию из Македонии, где встречался с лидерами албанского движения.

Пол Бивер:

Мирный процесс в Македонии в огромной мере зависит от доброй воли, как албанского меньшинства, так и славянского большинства. Альтернативой мирному процессу может стать разделение страны, когда часть Македонии присоединиться к Албании - и тогда Косово может последовать этому примеру. На оставшуюся часть Македонии начнут претендовать Сербия и Болгария, в результате чего произойдет "балканизация" всего этого региона. Меньше всего народ Македонии и страны Запада хотели бы этого. Думаю, что после окончания 30-дневной операции НАТО в Македонии потребуется присутствие каких-то международных сил для мониторинга ситуации. Конечно, это будет зависеть от желания и согласия македонского правительства. Мы имеем дело с суверенным государством, и для продолжения операции НАТО потребуется соглашение с его правительством. Перемирие там должно каким-то образом контролироваться международными организациями - возможно, со стороны Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Наталья Голицына:

Что вы думаете о количестве оружия, находящегося у албанских повстанцев? Сами они, как известно, намерены сдать три с половиной тысячи единиц оружия. Македонское правительство же утверждает, что у них на вооружении, по крайней мере, 60-80 тысяч единиц.

Пол Бивер:

Мы не знаем, где здесь правда. Думаю, что и "Национальная освободительная армия" сама не знает, сколько у нее оружия. Не имеет значения, сколько оружия сдадут албанские боевики. Важно, что НОА готова его сдать. И это серьезный политический шаг вперед.

Наталья Голицына:

Принимают ли участие в гражданской войне в Македонии косовские албанцы?

Пол Бивер:

В этом нет сомнения. Если вы посмотрите, как действует албанская криминальная система, то увидите, что контрабанда свободно перемещается через границы Черногории, Албании и Косова. Конечно, косовские албанцы воюют в Македонии, ибо для них границы между Косово и Македонией просто не существует.

Наталья Голицына:

Кто же субсидирует албанских боевиков? Откуда у них такой огромный арсенал оружия?

Пол Бивер:

Партизанские силы в Македонии относительно бедны. Но следует помнить, что существует огромная албанская диаспора - в частности, в Германии, Венгрии, а также в других европейских странах, которая пересылает домой деньги. Кроме того, огромное количество оружия было похищено со складов албанской армии в 1995-97-м годах, когда около 130 тысяч "Калашниковых" попало в частные руки. Оружие к македонским албанцам поступает также из тайных арсеналов Косовской освободительной армии и ее политического крыла в Косово, которые, в свою очередь, покупают оружие на средства, полученные албанской мафией от наркоторговли, отмывания грязных денег, торговли оружием и доходов от проституции.

Андрей Шарый:

С британским военным экспертом Полом Бивером беседовала корреспондент РС в Лондоне Наталья Голицына. За ситуацией в Македонии внимательно следят в соседней Югославии, которая и сама является территорией албанского бунта. В Белграде не скрывают своего страха перед албанским нашествием. Наш белградский корреспондент Айя Куге беседовала на эту тему с советником президента Югославии Слободаном Самарджичем:

Айя Куге:

Албанская проблема, как считают белградские эксперты, имеет региональный характер, и решать ее должны все заинтересованные государства на Балканах. Албанцы, по их мнению, никогда не желали жить совместно с другими народами, им важно не обеспечить политические свободы, демократию и экономическое развитие в рамках чужого государства, а иметь, как в средние века, собственную территорию. Слободан Самарджич, сам специалист по Косово, в интервью Радио Свобода согласился с таким мнением - "это стратегия сначала демографического роста албанского населения, потом автономии, а в конечном итоге - требования независимости". Албанцы, по словам Самарджича, уже выиграли первый раунд этой борьбы в Косово и Македонии, но не в Южной Сербии. Советник югославского президента считает, однако, что македонский кризис на разрешение косовской ситуации прямым образом не влияет, несмотря на то, что албанские экстремисты из Косово причастны к конфликту в Македонии. По прогнозам Самарджича, фактический раздел Македонии неминуем - после принятия поправок к Конституции эта страна официально станет двунациональным, но лишь внешне единым государством, под постоянным политическим и военным контролем международного сообщества. "Вариант Косово" - только в мягкой форме.

Андрей Шарый:

Албанское повстанческое движение - неоднородно. В большой степени всплеск вооруженной борьбы в Македонии - результат противоречий между албанскими политиками и полевыми командирами. После войны в Косово изменилось соотношение сил в албанской элите: кого-то убили, кто-то получил политическую власть, кто-то остался недоволен дележом портфелей. А в Македонии было спокойнее: не секрет, что албанские политики во главе с лидером Демократической партии албанцев Арбеном Джафери контролировали как раз те северные районы страны, где сейчас винтовка рождает власть. Джафери, коалиционный партнер правящей партии Внутримакедонская революционная организация, соблюдал приличия, не выступал без крайней нужды с радикальными требованиями, а доходы от полулегального бизнеса, как полагают, делил с политиками из Скопье. Молодым албанским волкам, разгоряченным войной в Косово, это не понравилось. Они потребовали, чтобы Джафери поделился. И поэтому тоже началась война.

Албанским повстанцам противостоят силы македонской армии и полиции. Там все тоже не так просто: македонские лидеры ведут жестокую борьбу за власть и влияние, среди них есть относительно умеренные и здравомыслящие политики, но хватает и непримиримых националистов. Македония, еще раз повторю - мала и кажется незначительной, поэтому многие наблюдатели внутриполитическую ситуацию в стране воспринимают упрощенно. Для России, кажется, вообще все понятно: плохие албанцы против хороших славян. На деле все сложнее, потому что и в Македонии политика связана с криминальным бизнесом и теневой экономикой, а они не знают национальностей. Вот один пример. Есть в Скопье два политика, местные Добчинский и Бобчинский - министр внутренних дел Любе Бошковски и министр обороны Владимир Бучковски. Первый - "ястреб" из партии "Внутримакедонская революционная организация", второй - "голубь" социал-демократ. Бошковски и Бучковски стали символами двух тенденций в политике, а их министерства - фактически проводниками радикализма и либерализма. Подробнее об этом рассказывает журналист из Скопье Мирче Адамчевски:

Мирче Адамчевски:

Бошковски - член исполнительного комитета партии "Внутримакедонсккая революционная организация", чей лидер Любче Георгиевски является премьер-министром. Бучковски находится наверху Социал-демократического союза бывшего премьер-министра Бранко Цервенковски. Оба - юристы и почти ровесники.

Бошковски почти 20 лет жил в Хорватии и возглавлял заграничный комитет ВМРО. Во время войны в Хорватии он взял сторону хорватов. Пресса пишет, что наряду с прочим занимался контрабандой оружия в Косово. У него хорватское гражданство. В Македонию вернулся после победы ВМРО на выборах в 1998-м году. Назначен на работу в МВД, где получил пост руководителя госбезопасности и контрразведки.

Владимир Бучковски является руководителем юридического факультета в Скопье. По своей партии в последнее время был представителем по печати, откуда и переехал в министерское кресло.

Из-за отношений между македонскими партиями сразу стало ясно, что два министра станут соперниками. Большинство аналитиков считают Бошковски националистом, потому что он настаивает на военном решении кризиса, а Бучковски - либеральным прозападным политиком. Коалиционные партии развили систему коррупции, государственного рэкета, разграбления государственного имущества, контрабанды табака, оружия, наркотиков и торговли женщинами, и все для них было хорошо, когда из Косово в Македонию не перешли экстремисты и быстро взяли под свой контроль ведущие партии албанцев, и, кажется, весь их черный бизнес. Прекратились разговоры о "хороших межэтнических отношениях", так как начали гибнуть люди. Вот здесь начинается поворот в карьере Любе Бошковски. Он из, мягко говоря, криминального авторитета превратился в ярого националиста. Здесь причина его неприязни к Бучковски, который все время был в оппозиции и знал, что делается на самом деле. Вместо того, чтобы силы МВД и Минобороны совместно изгоняли экстремистов, каждый работал, как хотел. Люди гибли, а они валили ответственность друг на друга.

Андрей Шарый:

Рассказывал Мирче Адамчевски. Обозреватель "Jane's defense weekly" Зоран Кусовац ставит личный конфликт двух министров в более широкий контекст:

Зоран Кусовац:

Министерство обороны Македонии - сейчас менее радикальная организация, потому что министр обороны - социал-демократ, а эта партия умереннее националистов из партии премьера Любчо Георгиевски. Зато из партии Георгиевски - министр внутренних дел. Но речь идет не о конфликте двух министерств, а о конфликте двух политических течений, объединенных в коалиционном македонском правительстве под давлением международного сообщества. Так или иначе, МВД сейчас - самая радикальная националистическая сила в Македонии. Некоторые специальные подразделения полиции находится под прямым контролем партии Георгиевски, а это означает: в руках премьера - мощное оружие дестабилизации. Македонская армия не в состоянии подавить бунт албанских повстанцев и установить контроль над всей территорией страны. Даже тем способом, каким это делала югославская армия в Вуковаре, а российская - в Грозном. Македонская армия очень старомодна. В ней много полковников, но мало лейтенантов. Это неправильно организованная армия со старым военным мышлением. Армия, которая руководствуется старомодной тактической концепцией, основанной на практике восточного блока шестидесятых годов: танковых и артиллерийских ударов. А такими способами партизанское движение не одолеть.

Андрей Шарый:

Нельзя сказать, что македонское руководство не отдает себе отчета в слабости национальных сил безопасности. Особое внимание уделяется закупке новых вооружений и подготовке специальных антитеррористических единиц - тех самых, которые в случае необходимости могут быть использованы и во внутрипартийной борьбе. Рассказывает Мирче Адамчевски:

Мирче Адамчевски:

Македонская армия не готовилась к войне на своей территории. Она готовилась к кооперативной безопасности под эгидой НАТО. Президент страны говорит, что македонские силы безопасности готовятся к антитеррористической войне. У македонской армии два таких подразделения - "Скорпионы" и "Волки". У "Скорпионов" оперативные задачи оборонительные, а у "Волков" - наступательные - они десантники. Оба подразделения насчитывают примерно по несколько сотен солдат. В македонской армии примерно 16 тысяч военнослужащих. Армия усиливает огневую мощь, кроме танков и бронетранспортеров у нее сейчас есть четыре штурмовика "СУ-25", 16 вертолетов "МИ-24", "МИ-17" и "МИ-8", две батареи систем залпового огня "Град". МВД имеет подразделение спецназа под названием "Тигры". Оно сформировано несколько лет назад и насчитывает несколько сотен человек. Сейчас в Македонии идет формирование подразделения полиции, названного "Львы". Для их обучения ведутся переговоры с представителями британского министерства обороны. Это будут антитеррористические подразделения для быстрой интервенции и зачистки районов от бандитов.

Андрей Шарый:

Вооруженная борьба в Македонии бессмысленна - албанские партизаны не возьмут штурмом Скопье, а македонские силы безопасности даже ценой большой крови не подавят на севере страны народный бунт. И эта тоже война закончилась - или закончится - мирными переговорами. Есть среди моих специализирующихся на Балканах знакомых коллега Виталий Портников. Он десять лет подряд каждое лето проводил в Македонии. А в этом году изменил привычке - отправился в отпуск в Словению...

Виталий Портников:

Многие годы, начиная с конца 80-х, я приезжаю в Македонию - на работу, на отдых, просто встретиться с друзьями. Мало кто из моих друзей и знакомых может понять эту мою македонскую стабильность. Что можно объяснить? Конечно, есть аргументы на рациональном уровне. Я еще с детства, с университетских лет интересовался Македонией в определенной степени из ощущения протеста. Ведь благодаря тесным отношениям между КПСС и болгарской компартией, которая неодобрительно относилась к самом факту существования македонцев, любая информация об этой республике была в СССР дозированной... А в какой-то степени чувство любопытства к созданию нации прямо на глазах. Ведь даже литературный македонский язык был нормирован только после Второй мировой войны. А есть и ощущение на уровне иррациональном, просто, когда я впервые увидел Охрид, как раз этот город, в Македонии я до того был довольно много раз, но как раз до Охрида не добирался, я влюбился в Македонию так, как мужчина должен влюбляться в женщину - раз и навсегда. И мое пребывание в Охриде было ответом на эту влюбленность... С годами я к этому чувству привык, как привыкаешь к любому чувству. Привык к тесным балканским улочкам, к маленьким церквушкам на побережье, к огромному залитому солнечными потоками озеру. Привык к смеси албанской и славянской цивилизации в Скопье, к печеным бубликам на завтрак и охридской форели на обед...

Однако, говоря о Македонии думаешь не только об этих приметах отпускного лета. Имеешь в виду, прежде всего, сложные отношения страны с соседними государствами, историческое непонимание в этих странах самого того факта, что македонцы -народ, способный создать государство, самостоятельно решать свои проблемы, и того, что от стабильности Македонии зависит стабильность Балкан как таковых. Македонцы не были богатым народом, однако, всегда народом оптимистическим, их, на европейский взгляд - легкомысленное, отношение к жизни очень напоминает мне наши бесконечные празднования и фестивали. И сходство характеров элит. Эти элиты отнюдь не государствообразующие, для них независимость страны - скорее ошеломляющий случай, которым только идиот не воспользуется. А постсоветские и македонские политики отнюдь не идиоты - о нет. Они просто люди, лишенные стратегического мышления. И не этот ли недостаток стратегического мышления у политиков и привел к сегодняшним македонским событиям? Не оказалось ли, что люди, способные, обязанные обеспечить стабильность и нормальное функционирование македонского государства, сожительство в нем македонцев и албанцев, оказались не на высоте этой миссии? Впрочем, я все равно верю в то, что характер тех, кто населяет Македонию и извечное стремление жить спокойно на этой благодатной земле, все же возобладают.

Андрей Шарый:

Я уже почти десять лет занимаюсь балканскими проблемами и, как рыбак по погоде определяет, будет ли клев, иногда по самым незначительным событиям пытаюсь угадать развитие событий. Так вот рискну предположить: большая война в Македонии не разразится. И не только потому, что не дадут из-за границы, что у людей хватит благоразумия остановиться самим на грани и остановить жадных и глупых политиков. Есть другая примета. В футбольной сборной Македонии из 20 игроков - четверо албанцев: вратарь, защитник, полузащитник, нападающий. Национальная квота выдерживается даже в игровых линиях, и эта квота точно соответствует проценту албанских жителей в Македонии. А я, наивный, верю: пока люди играют в футбол в одной команде - они не способны воевать.

XS
SM
MD
LG