Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европа - возможен ли нейтралитет в войне с террором?

  • Елена Коломийченко

Елена Коломийченко:

На первый взгляд кажется, что Европа живет повседневной жизнью. В Мюнхене завершился ежегодный праздник пива - "Октоберфест", в Париже прошла традиционная осенняя неделя моды, состоялись очередные европейские футбольные матчи. Государственные деятели не отменяют заранее намеченных визитов. Однако все, что происходит на нашем континенте сейчас, так или иначе связано с событиями 11 сентября в США - на открытии "Октоберфест" не было шествия клоунов, и туристов было меньше, чем обычно, а значит городская казна Мюнхена недополучила денег - говорят, почти половину. На парижской модной неделе едва ли не самый большой успех имела новая коллекция Кристина Лакруа, созданная на мотивах арт-деко и арт-нуво ( что сразу ассоциируется с Первой мировой войной - ведь именно на годы до и после нее приходится расцвет этих направлений в искусстве ). В крупных европейских городах на улицах больше, чем всегда, полицейских, а иностранные посольства и учреждения почти повсеместно охраняются особо. Война с международным терроризмом и начало операции в Афганистане - с этой темы начинают выступления и пресс-конференции все без исключения государственные деятели европейских стран.

Страны НАТО и Евросоюза, Россия, бывшие советские республики с самого начала поддержали правительства США, объявившее войну террору после трагедии 11 сентября. Самым активным союзником Америки в этой войне стала Великобритания. Журналисты пишут, что британский премьер напоминает Уинстона Черчилля, а американский президент - Гарри Трумэна. И именно британские и американские самолеты нанесли первые удары по базам террористов в Афганистане. Другие европейские страны всемерно поддерживают эти действия, однако, пока напрямую участия не принимают.

Польша, Чехия и Венгрия - натовские новички - за несколько лет пребывания в НАТО уже участвовали в военной операции в Косово, но то была другая война - во всяком случае, был так или иначе очевиден противник, была территория, на которой надлежало с этим противником бороться. А как расценивают в этих странах начало военной операции в Афганистане, первой ступени в войне против террора, которая вряд ли будет молниеносной и которая потребует кардинальных перемен во всех областях жизни?

Эту тему мы обсудим с Ефимом Фиштейном - он в нашей студии, и с нашими корреспондентами в Будапеште - Агнеш Геребен, и в Варшаве - Ежи Редлихом.

Сперва вопрос Ефиму Фиштейну: как воспринимают и расценивают все эти события в Чехии?

Ефим Фиштейн:

Нынешний конфликт для Чехии в каком-то смысле "праздник". Я поясню, в каком. В то время, как в прошлый конфликт, косовский, в который Чехия вступила буквально через несколько дней после вхождения в НАТО, значительная часть политической сцены, включая правящую и главную оппозиционную партию, я бы сказал, с большой осторожностью отнеслись к этому конфликту и, пожалуй, его не вполне одобряли, не вполне одобряли действия союзников по НАТО, то на этот раз все без исключения политические силы всецело на стороне союзников. Чехия на этот раз считается одним из самых активных членов НАТО, поддерживающих военные действия. Колин Пауэлл, встречаясь с министром иностранных дел Чехии Яном Каваном, заявил, что США исключительно высоко и даже несколько выше, чем в аналогичных случаях, ценят вклад Чехии в общую операцию. От нее затребовали и какой-то конкретной военной помощи. Один самолет типа "АВАКС", затребовали какую-то другую помощь, военная часть химвойск, видимо, примет участие в военных действиях... Чехия отличается от своих соседей еще и тем, что на ее территории расположены американский институт, известный под названием "Радио Свобода/Свободная Европа", что опять же несколько выделяет ее из числа новых членов НАТО.

Елена Коломийченко:

Насколько я поняла, однако, речи о помощи людскими резервами пока нет?

Ефим Фиштейн:

О прямом участии в операции - пока нет. Но самолет, кстати, с экипажем американцы уже запросили, и он будет предоставлен.

Елена Коломийченко:

Я передаю микрофон в Варшаву - Ежи Редлиху:

Ежи Редлих:

И в комментариях средств информации, и в опросах общественного мнения, которые проводятся радио и телевидением, преобладает поддержка военных действий против терроризма, или, по крайней мере, признание обоснованности такого возмездия. Я напомню, что по данным недавнего социологического опроса 80 процентов поляков поддерживают американцев. События отражаются и на внешнем облике Варшавы. На улицы вышли усиленные полицейские патрули, усилена также охрана главных правительственных зданий посольств стран НАТО, Израиля и России. Представитель польской полиции заявил, что это и есть реализация разработанного заранее "первого варианта охраны". Президент Квасьневский сказал, что Польша решительно и убежденно стоит на стороне США и готова активно поддерживать действия американцев. "Пока кроме политической поддержки мы передаем американским союзникам разведывательные материалы и ходатайствуем в банках о проверке подозрительных счетов", заявил президент. Многие задаются вопросом о возможности участия поляков в вооруженных действиях против террористов. У некоторых этот вызывает беспокойство...

Елена Коломийченко:

Передаю слово Будапешту:

Агнеш Геребен:

В Будапеште сразу после начала акции премьер-министр правоцентристского правительства Виктор Орбан выступил по национальному радио и призвал население, прежде всего, сохранять спокойствие. Еще вечером было опубликовано правительственное коммюнике, в котором Будапешт выразил полное согласие с ответным ударом США и Великобритании против баз террористов в Афганистане и подчеркнул важность того, что это борьба не с исламом, а с терроризмом. Вообще ситуацию можно охарактеризовать так, что власти работают почти на полувоенном положении, а население, скажем так, безмолвствует. Только в понедельник утром сообщили о том, что с 11 сентября вблизи границ с Сербией, Украиной и Румынией сконцентрированы значительные пограничные воздушные силы Венгрии - дабы предотвратить массовое пересечение беженцев. Казалось бы, это преждевременная мера, однако, это не совсем так. В субботу на восточной границе, но уже на венгерской территории, поймали группу нелегальных иммигрантов афганцев. Пока это не последствия теперешней войны, поскольку афганцы, среди них и дети, отправились в долгий путь три месяца назад и, как выяснилось, ничего не знали о событиях. Тем не менее в понедельник на востоке Венгрии был открыт новый лагерь для будущих афганских беженцев. Министр внутренних дел после экстренного заседания кабинета сообщил об усиленной защите правительственных и некоторых других учреждений, в том числе американских -военной базы миротворческих сил на Балканах и АЭС на юге страны, вблизи от границы с Сербией. А тут, совсем рядом с моей квартирой, за считанные часы построили тройные баррикады вокруг английского посольства, и появились рослые телохранители.

Елена Коломийченко:

Итак, в отличие от Косово, в этой войне нет привычного противника, привычной лини фронта. Противник размыт, и непонятно как и кто, с кем должен сражаться. Как же реагирует на это общественность? Это новая война, другая война? Мы говорили сейчас о реакции политического класса - да, все поддерживают... А на уровне общества? Известно, что в Италии прошли многолюдные антивоенные демонстрации, эти же демонстрации есть и в США, есть и в Германии. В странах - новых членах НАТО по-другому либеральная общественность воспринимает ситуацию? Ефим Фиштейн?

Ефим Фиштейн:

Либеральная общественность воспринимает ситуацию, разумеется, примерно так же, как и в других демократических странах. И в Чехии проходили какие-то демонстрации, крайне левых или крайне правых - они в данном смысле смыкаются. Что бы ни сделала Америка - это всегда плохо, и для одних, и для других. Эти демонстрации проводятся в 20 шагах от нашего здания у памятника Святому Вацлаву, и, как правило, они собирают несколько десятков, не более сотни человек. Это действительно маргиналы, действительно края общества, весь политический центр, все партии, которые называют себя демократическими, в данном случае на стороне Америки. Другое дело - как долго общество может мириться с мыслью о том, что в войне или в ситуации, где нет линии фронта и где нет видимого противника, есть, тем не менее, вполне видимые меры предосторожности вокруг посольств, как и вокруг нашего радио, американских посольств и других западных посольств. Все эти противотанковые надолбы и автоматчики - все это, конечно, может восприниматься с каким-то терпением в течение недель, может быть - месяцев, но не лет. А известно, что и здесь в Чехии, как и в других странах, МВД затребовало новые полномочия для секретных служб и неизвестно, как это повлияет на общий объем прав и свобод граждан. Здесь многие выражают опасения, что если вовремя не сбалансировать это как-то, если вовремя не закончится война, то это может закончиться серьезным ущемлением именно гражданских свобод.

Елена Коломийченко:

Как вы думаете, осознают ли люди, что они живут в стране, которая фактически тоже воюет как член НАТО?

Ефим Фиштейн:

Да, я думаю, что осознают. Премьер-министр выступил с весьма драматическим заявлением о том, что "мы находимся в состоянии войны, что у нас не дрогнут колени и что свободу нужно защищать, в том числе и силой оружия", - эту вторую мысль я уже привел из выступления не премьер-министра, а президента Гавела, и в этом смысле никакой полемики вокруг этого нет. Все согласны с тем, что Чехия принимает в данном случае участие в войне на стороне, как здесь иногда выражаются, права и справедливости.

Агнеш Геребен:

У нас это немножко по-другому. Пока население реагирует совсем по-другому, чем на события 11 сентября. Тогда всюду наблюдались всеобщее возмущение и ужас. Теперь ощущение такое, что эта война где-то далеко и это нас не касается - я говорю о среднем венгре. Надо думать, что постоянная прямая трансляция по телевидению скоро создаст другую атмосферу. Как на это намекнул лидер крайне правой партии "Венгерский путь и справедливость " - единственной из 6 парламентских партий Венгрии осудившей действия США - Иштван Чурка - он говорил в воскресенье вечером о созданной США "искусственной истерии", "непомерном ответном ударе" и "страшных последствиях этой войны". "Жить противно", - сказал он.

Елена Коломийченко:

Ежи Редлих?

Ежи Редлих:

У некоторых в Польше, как я уже сказал, возбуждает беспокойство тот факт, что поляки могут участвовать в военных действиях, но Марек Сивец - глава Бюро национальной безопасности страны - сказал, что пока такой необходимости нет, во всяком случае американские союзники не обращались за помощью, и добавил, что возможно будет увеличение польского контингента в миротворческих силах на Ближнем Востоке и на Балканах, чтобы заменить американских военных, которые отправятся на борьбу с террористами. Не исключено также в будущем участие польского отряда спецназа "Гром", помощь которого была высоко оценена во время операции в Ираке. Сейчас у нас проходит смена правительства, но по вопросу акции возмездия и уходящий премьер Бузек, и новоназначенный Лешек Миллер говорят в один голос, что в борьбе с террором Польша не хочет и не может быть нейтральной страной.

Елена Коломийченко:

Австрия не входит в НАТО, Австрия - страна нейтральная - о нейтралитете во время борьбы с террором новые записи в "Венском дневнике" Елены Харитоновой:

Елена Харитонова:

Австрийское телевидение постоянно передает сообщения о военных действиях в Афганистане. Ведущие связываются с корреспондентами в Вашингтоне, Исламабаде, Лондоне, дают выдержки из речей известных западных и восточных политиков, и показывают все, что и остальные европейские телеканалы. Чисто австрийский подход к событиям появился в воскресном телевизионном "Круглом столе", который, как обычно, вышел в эфир в 10 вечера. Была запланирована дискуссия о том, возможно ли совместить право каждого человека на невмешательство в его частную жизнь с необходимым для борьбы с терроризмом усилением полицейской слежки в западных странах. Но в связи с первыми сведениями о бомбардировках ведущий передачи сначала спросил у приглашенных в студию руководителей парламентских фракций всех 4 австрийских партий: "Все-таки наша это война или нет". Ответ был совсем неоднозначный. Терроризм, конечно, вся четверка осудила, а вот насчет разрешения, точнее - условий разрешения американским самолетам пролетать, если надо, над территорией Австрии начался длинный и нудный спор. Дело в том, что Австрия не только не входит в НАТО, но много лет назад под давлением СССР в ее Конституцию был записан параграф об обязательном соблюдении нейтралитета. И этот параграф здесь настолько укоренился, что даже после взрывов в Нью-Йорке и Вашингтоне на вопрос социологов, должна ли Австрия встать в борьбе против терроризма на сторону США, 72 процента австрийцев ответили, что не должна - надо оставаться нейтральными. Обеспокоенные читатели и телезрители здесь уже четвертую неделю пишут в редакции о том, что западные политики должны действовать взвешенно и никого не провоцировать. А самые принципиальные сторонники нейтралитета объясняют, что кроме борьбы с симптомами, то есть, с терроризмом надо лечить саму болезнь, а это мол "хищная рыночная экономика США". Лидер партии "зеленых" Ван дер Беллен в теледискуссии, например, несколько раз подчеркнул, что главный корень зла - борьба богатства и бедности.

Газеты продолжают обсуждать с разных точек зрения те же темы. Близкая к христианским демократам "Ди Прессе" в статье профессора Нойхальда призывает австрийцев, наконец, понять, какую роль играют в нашей жизни ценности западной демократии, то есть и рыночная экономика, и не только этими ценностями пользоваться, но и прямо их защищать. Леволиберальная "Штандарт" в редакционном комментарии на первой странице замечает, что у США не было альтернативы военным действиям и особенно подчеркивает, что вместе с бомбами американцы сбрасывают на землю Афганистана хлеб. Это, по мнению газеты, показывает, как они понимают борьбу с терроризмом. А на последней странице та же газета дает слово сторонникам полного нейтралитета. Их аргументы примерно такие: "Борьба с терроризмом возможна и без военных действий. Вместо того, чтобы слепо смотреть в рот американцам надо подходить к событиям дифференцированно и уважать инакомыслящих, которые выступают против теории двух миров, то есть, сомневаются в особой ценности западной цивилизации, ее индивидуализма и рыночной экономики".

"Антиглобалисты хотят просто быть добрыми. И помогать бедным. Здесь в Европе жить хорошо, и надо как можно скорее, чтобы и там, в Азии, людям было хорошо, чтобы они там мирно исповедовали свой ислам, ходили, если это им нравится, в платках, или даже чадрах, или паранджах, и делали жизнь на нашей планете более разнообразной. Это ведь, в конце концов, неинтересно, если все будут жить и одеваться как на Западе". Так с иронией объясняла мне сегодня утром позицию австрийских пацифистов антиглобалистов одна знакомая венская учительница. По ее мнению журналист, Кон Бенедикт ехидно, но очень точно передает наивные взгляды этих людей, когда пишет, что вместо военных десантников они бы хотели сбросить в Афганистане с парашютами социальных работников, которые как в сказке тотчас стали бы всех учить и учить, но ни в коем случае не отвращать от традиционного уклада жизни, то есть, от той же чадры и патриархальной экономики.

Дедом Морозом с полным мешком подарков быть, конечно, приятно. Но как говорит в своем редакционном комментарии газета "Курьер", вести длинные дискуссии о двух американских военных самолетах, которым было разрешено в воскресенье пролететь над Австрией и при этом абсолютно ничего, кроме добрых слов, не противопоставлять войне, объявленной убийцами-террористами западной цивилизации, совершенно безответственно.

Елена Коломийченко:

Программу завершает Дмитрий Савицкий:

Дмитрий Савицкий:

Можно было предвидеть, что почти через месяц после террористической атаки на США, во Франции, именно во Франции, фотографии разбомбленного нью-йоркского Трейд-центра исчезнут с обложек журналов и появятся тюрбаны, чадра и мечети, а слова "терроризм" перечеркнет слово "ислам".

В последние дни в Париже, в Ле Але или же на Елисейских полях появились странные персонажи - люди в чалмах и тюрбанах. Сначала я подумал, что раньше их не замечал, но, приглядевшись, понял, что раньше их и не было. Это не обслуга азиатских посольств, водители лимузинов и повара, прогуливающиеся в национальных нарядах, это - французы, причем особой исчезающей расы - баба-кул, местная разновидность хиппи. Именно поэтому я упомянул вместе и чалму, и тюрбан, ибо они не делают особой разницы между первым и вторым.

Баба-кул, дети цветов, пацифисты, жившие когда-то в прибрежных дюнах Камарга в устье Роны, сквозь дымок самокруток всегда смотрели на Восток... Я видел недавно (во все тех же песках) сгнившие каркасы их "рено"-двусилок, ржавых автобусов, разрисованных крупными цветами.. Они вновь появились на улицах столицы в маскараде одежд конца шестидесятых - в знак протеста. Разрозненные, обессиленные временем и общим социальным распадом, тихие бунтари нацепили цепи с талисманами и обернули полысевшие головы шарфами, в память о том, что для них Восток - прежде всего, Афганистан: суфизм, Гурджиев, базары под пустым синим небом, опиум и трава, возможность иной реальности. Большинство из них побывало в Афганистане; многие - остались навсегда, побежденные маковой выжимкой...

Этих баба-кул мало, но сам факт, что взрывная волна Манхэттена вышвырнула их из небытия, говорит о многом: удар по Америке всколыхнул все слои общества, включая эти - глубинные.

Но если каннабис и опиум опалил французских хиппи, ислам их не коснулся. У них не было, как у афро-американцев, лидеров, которые кричали: "Бог белых - мертв"! Они не принимали ислам, и не меняли имена, как их сверстники в Чикаго и Филадельфии. Потому что ислам не был для них новостью, потому что Франция совсем недавно владела колониями Северной Африки и потому что алжирцы, марокканцы, тунисцы - неотъемлемая часть социального пейзажа страны.

Перекинем мостик, пассарель, в эту Францию: как реагируют выходцы из Магриба, на события 11 сентября?

Институт опроса общественного мнения "IFOP" опубликовал в свежем номере журнала "Ле Пуан" - результаты. Весьма впечатляющие. Саддама Хусейна вполне уважают и ценят 22% мусульманского населения Франции; Усаму Бин Ладена - 10. Цифра эта еще выше у мусульманской молодежи - 18%... Большая часть мусульман Франции, 69%, против участия страны в военных действиях в странах, укрывающих террористов. 23% вообще против помощи США в поимке террористов, но 70% мусульман - за (по сравнению с 92 % коренных французов). К Бушу и Бин Ладену мусульмане Франции относятся одинаково отрицательно - 64% недовольных. 69% - выступают против Ариэля Шарона; 57 - против Ясира Арафата..

На вопрос "IFOP", какие ассоциации у вас вызывает слово "ислам", 72% мусульман ответили - справедливость; 64 - свобода; 43 - демократия. 50% коренных французов ответили - фанатизм; 47 - покорность, повиновение; 46% - отказ от ценностей западной цивилизации. 78% мусульман Франции против политики США в израильско-палестинском конфликте (50% коренных французов так же против; 39 - за). Но 39% мусульман против и политики Франции в этом вопросе, в то время, как 64% французов поддерживают правительство. 94% выходцев из Магриба ответили отрицательно на вопрос - может ли мусульманин радоваться, узнав от теракте; 4% ответили утвердительно. 68% мусульман считают, что политика США на Ближнем Востоке может подтолкнуть исламских экстремистов на крайние меры... И коренные французы, и мусульмане Франции считают, что после 11 сентября отношение к мусульманам в стране не изменилось (67% мусульман и 80% французов; против 30% мусульман, которые заметили изменения и 19% французов, которые с ними согласны в этом вопросе).

И вот, пожалуй, самый интересный вопрос "IFOP": считает ли вы, что в случае участия Франции в военных действиях против исламского государства, во Франции могут произойти серьезные столкновения между различными общинами, (читай - этническими слоями населения). 78% мусульман Франции считают, что - да, столкновения вероятны; и - 84% коренных французов боятся обострения отношений между общинами...

Мне остается лишь добавить, что Франция, в отличие от Великобритании, послала в Залив лишь топливный заправщик и фрегат электронного наблюдения.

XS
SM
MD
LG