Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги саммита Европейского Союза в Ницце

  • Елена Коломийченко

Елена Коломийченко:

Итоги саммита Европейского Союза в Ницце - комментарии и оценки. О чем договорились политики стран ЕС, открыт ли путь к принятию в Евросоюз стран Центральной и Восточной Европы, что ожидает ЕС после расширения?

Четыре с половиной дня средиземноморский курортный город Ницца принимал высоких гостей из разных стран Европы. Франция - нынешний председатель Европейского Союза - скоро передаст свои полномочия на следующие шесть месяцев в Швеции. Поэтому встреча на высшем уровне в Ницце рассматривается и как итог полугода работы Франции и ее президента Жака Ширака в отношении проблем, стоящих сейчас перед Европейским Союзом. Еще задолго до Ниццы предполагалось, что переговоры будут нелегкими, что вряд ли по всем вопросам удастся найти европейское взаимопонимание, ну, а буквально накануне - за неделю до начала встречи - выявились серьезные разногласия по основным вопросам в позициях Франции и Германии. Именно эти две страны задают тон в ЕС, их принято называть мотором "Общей Европы". И, разумеется, немало общеевропейских решений зависит от готовности этих двух стран к компромиссу. В нашем сегодняшнем разговоре участвуют: из Франции - Семен Мирский - наш корреспондент в этой стране, он внимательно следил за ходом встречи на высшем уровне ЕС в Ницце; и из Германии - доктор Кристоф Ройен, Институт международных исследований Фонда "Наука и Политика" в Эбенхаузене. Однако, начнем мы с обзора некоторых комментариев, напечатанных в европейских газетах - их представит Иван Воронцов:

Иван Воронцов:

"На саммите в Ницце на первом плане оказались не общеевропейские интересы, а национальные - отдельных государств, - полагает бельгийская газета "Суар" - Саммит должен был стать историческим. Но исторической оказалась только его продолжительность. Была хорошо видна разобщенность 15 стран - участниц встречи. Конечно, в итоге им пришлось договориться, но, кажется, главным для них было иметь возможность похвастаться после саммита у себя дома: "Мы то дрались до последнего, не за общую логику и не за общую стратегию, не за сбалансированную реформу, но за национальные интересы", - пишет "Суар".

По мнению чешской "Право", саммит в Ницце отличал беспрецедентный в истории подобных мероприятий уровень напряжения. "С самого начала было ясно, что от итогов саммита будет зависеть ход дальнейшего расширения Евросоюза. И то, что переговоры станут нелегкими, тоже было вполне предсказуемо. Интеграция еще не зашла так далеко, чтобы отдельные страны были готовы просто так спокойно взять и отказаться от своих привилегий. В целом, в истории ЕС еще не было столь драматичного саммита. Так что, саммит уникален, но будущее еще должно показать: уникальны ли его результаты, и не окажутся ли они, в конце концов, очередной половинчатой реформой", - пишет чешская газета "Право".

Разочарование итогами саммита в Ницце и подписанным там договором высказывает датская газета "Политикен". "С датской национальной точки зрения договор можно считать успехом. Однако, такой узконациональный подход вряд ли имеет смысл. Задача саммита была в том, чтобы найти разумные общие правила игры для всей Европы. А с этой точки зрения подписанный в Ницце договор очень слаб. Ну а единственной его положительной стороной можно считать то, что у каждой страны ЕС останется свой европейский комиссар. Правда, в договоре написано, что в будущем главы правительств должны будут договориться о сокращении числа комиссаров. Однако, об этом придется договариваться уже другим политикам, ну а если они этого не смогут - все останется по старому. По большому счету это согласие - очень маленький фиговый листок, которым большие европейские страны прикрывают свое поражение", пишет датская газета "Политикен".

По поводу конфликта между Германией и Францией на саммите немецкая "Франкфуртер Рундшау" замечает: "Парижу надо перестать возбуждать остальных против Германии, а Берлину надо проглотить язык и не высказывать свое недовольство претензиями. Франция и Германия привязаны друг к другу и нужны друг другу, а Европе нужно партнерство Франции и Германии", - пишет "Франкфуртер Рундшау".

Елена Коломийченко:

Итак, в понедельник утром - 11 декабря, саммит в Ницце завершился, завершился подписанием соглашения, хотя и после тяжелых словесных баталий. "Франция спасла лицо, но это были немцы, кто уходил, тихо улыбаясь после проведенного европейского саммита в Ницце" - так пишет агентство "Рейтер". Семен Мирский, каковы итоги этого саммита в Ницце, каков смысл подписанного там договора?

Семен Мирский:

Смысл саммита в Ницце в подписании того самого договора, который вы только что упомянули. Подписанный в Ницце договор - это, я бы сказал, наименьший общий знаменатель, объединяющий 27 разновеликих величин. То есть, 15 стран - участниц ЕС, и 12 стран - кандидатов на вступление. Что касается 13-го кандидата - Турции, то руководящие инстанции ЕС решили начать с Анкарой переговоры о ее вступлении в ЕС, но предупредили, что ей надо пройти еще долгий путь в том, что касается соблюдения прав человека, национальных и религиозных меньшинств, прежде, чем можно будет приступить к конкретным шагам по принятию Турции в Евросоюз. Вот как подытожил итоги саммита в Ницце председательствовавший на нем президент Франции Жак Ширак: "Мы дали слово создать условия для приема в ряды ЕС новых стран-кандидатов к январю 2003-го года, и мы это обращение несомненно выполним", - сказал Ширак. Названная им дата - январь 2003-го года, не означает разумеется, что через два с небольшим года Венгрия, Польша, Чехия, Литва, Латвия, Эстония, Румыния, Словения, Болгария, Мальта, Кипр и Словакия уже станут членами ЕС. Слова Ширака означают лишь, что ЕС будет готов их принять, если названные 12 стран будут готовы к вступлению, то есть, в полной мере будут отвечать экономическим, политическим и социальным критериям, являющимся условием для принятия в ряды ЕС. В договоре, подписанном в Ницце, учитывается возможность участия населения стран-кандидатов в выборах в Европарламент в Страсбурге в 2004-м году, то есть, к тому времени, они уже должны стать полноправными членами ЕС, и их население сможет участвовать в выборах. На практике, к 2004-му году в выборах в Европарламент, скорее всего, будет участвовать население так называемой "первой волны" стран - кандидатов - речь идет о Венгрии, Польше, Словении, Чехии, Эстонии и Кипре. Вот первый результат саммита в Ницце.

Елена Коломийченко:

Передо мной воскресная немецкая газета "Вельт ам Зоннтаг", и здесь напечатан план по расширению ЕС. Говорится о том, что он будет осуществлен в четыре этапа. Так вот, первая волна - страны, которые в 2004-м году, в самом деле, могут стать членами ЕС - это Мальта, Кипр, Эстония, Венгрия и Польша. Уточняю: Словения и Чехия согласно тому, что пишет "Вельт ам Зоннтаг" относятся ко второй волне - это страны, где при довольно благоприятных показателях экономического роста и умеренной безработице проблемой остаются коррупция и охрана границ. Латвия, Литва, Словакия и Болгария составляют третью группу - эти страны могут быть конкурентоспособны в ЕС лишь после дополнительных экономических реформ и реформ управления. И, наконец, четвертая волна - Румыния - с отрицательным - в минус семнадцать процентов - приростом промышленного производства, почти пятидесятипроцентной инфляцией, процветающей коррупцией и плохо работающей администрацией. Впрочем, Ион Илиеску - экс-коммунист, а сегодня - социал-демократ, который во второй раз стал президентом страны после победы над ультранационалистом Корнелиу Вадимом Тудором, обещает вести страну европейским курсом. Его предшественник давал аналогичные обещания. Послушаем нашего корреспондента в Бухаресте Николае Труцэ.

Николае Труцэ:

Румыния в воскресенье, по крайней мере, на некоторое время избавилась от своего самого страшного кошмара: экстремист Корнелиу Вадим Тудор получил во втором туре президентских выборов только 30 процентов голосов. Парадоксально, но почти вся Румыния, в том числе и во главе с демократическими силами, объединилась и проголосовала за меньшее зло. Так неожиданную поддержку получил неокоммунист Ион Илиеску. О недоверии румын к любому из этих вариантов говорит неожиданно низкий процент голосующих. Правда, за две недели, которые прошли после выборов в парламент, на которых Партия Социальной Демократии разгромила демократические силы и получила около 46 процентов голосов, Илиеску успел многое обещать. Хотя демократическая оппозиция и согласилась поддержать его, все-таки правительство меньшинства, только при условии ускорения реформ и стремления к европейской интеграции, в своей послевыборной речи новый президент уже расставил акценты иначе. Конечно, он будет проводить реформы, осуществлять интеграцию, но он дал понять, что скорость процессов будет замедленной, будто бы, для блага того же самого народа.

Иными словами, Илиеску собирается продолжать именно то, за что Румынию так строго осудили на европейском саммите. Правда, Румыния находится в очень трудном положении, экономика еще не подает знаков оздоровления, а население полностью обеднело и не знает, как продержится до конца зимы. С другой стороны, о конкретных показателях страны очень трудно судить, особенно имея в виду, что нынешний премьер-министр тоже участвовал в выборах, и цифры, предоставленные его правительством, могут быть не совсем точными. Остается, во всяком случае, ясным, что Румыния входит в новое тысячелетие с огромным дефицитом, не функционирующей экономикой, неустойчивыми финансовыми структурами и подавляющими все коррупцией и бюрократией. Этим она, наверное, заслуживает последнее место в списке кандидатов в ЕС, вопреки своим амбициям и громким заявлениям. А в Бухаресте все чаще слышится новая шутка: "Румыния была бы замечательной и очень богатой страной, если бы в ней не жили румыны".

Елена Коломийченко:

Доктор Кристоф Ройен, я цитировала уже агентство "Рейтер", которое говорит, что Германия - ее представители уехали из Ниццы с тихой улыбкой на лицах. В самом деле, могут ли канцлер Шредер и немецкая делегация считать, что в Ницце они добились успеха и достигли тех целей, которые накануне перед ними стояли?

Кристоф Ройен:

Шредер всегда улыбается, Фишер тоже, в довольно юмористическом духе. Довольны ли они действительно - я не знаю. Меня интересует больше, что думают об этом теперь в странах-кандидатах в члены ЕС. Они, конечно, наверное, приветствуют это обещание, что с 1 января 2003-го года двери будут открыты, но они пока все еще могут сомневаться, удастся ли им до 2004-го года пройти через эти двери или нет. Все еще ЕС имеет разные возможности, чтобы отодвинуть эту дату.

Елена Коломийченко:

Тем не менее, по крайней мере, в Ницце удалось достичь договоренностей по поводу представительства при голосовании, с другой стороны, не удалось договориться о праве вето, вернее, об его отмене при решении внутриевропейских важнейших проблем. И совсем уж неожиданным оказалось сопротивление испанского премьера Азнара, который при обсуждении этих вопросов, опасаясь, что Испания в связи с этим может недополучить субсидий для развития сельского хозяйства, также выступил на стороне Блэра, который не хотел снимать права вето. Семен Мирский, как вы думаете, насколько Жаку Шираку для его внутриполитической карьеры были полезны итоги саммита в Ницце?

Семен Мирский:

Я думаю, что Ширак - как раз тот политический деятель, который поставил все, практически продолжение всей своей политической карьеры на успех саммита в Ницце. Если бы саммит закончился провалом, то это было бы личным поражением Ширака, который бросил весь свой политический вес на эту чашу весов, и я думаю, что от такого удара он бы не оправился. Выступая по французскому радио Ширак едва выговаривал слова, хотя он и известен прекрасно поставленным голосом, и извиняясь он сказал, что не спал 4 ночи. Это говорит о том максимальном напряжении физических и душевных сил, с которым Ширак прошел сквозь эти четыре дня саммита в Ницце.

Говоря о том, кто выиграл или проиграл, я, в отличие от доктора Ройена, думаю, что у Шредера были причины улыбаться - Германия достигла в Ницце немалого, и, как говорят, даже больше всех остальных. Она сохранила за собой право вето в большинстве сфер, связанных с притоком новых иммигрантов, Германия также добилась увеличения числа своих депутатов в Европарламенте, и главное, она добилась пересмотра совокупности вопросов, связанных с руководящими инстанциями ЕС в 2004-м году. Говоря простыми словами, Германия вполне может получить в 2004-м году то, чего она не смогла добиться сейчас в Ницце, а именно - учета ее демографического фактора - 80-ти миллионного населения Германии при определении числа голосов, которыми она будет располагать в Совете Министров ЕС. Это самое главное. Уступки, на которые пошла в названных вопросах Франция, а это уступки в пользу Германии, обеспечили то, что в качестве встречной меры канцлер Шредер не заблокировал в Ницце требования французов, касающиеся специфической позиции Парижа, касающиеся коммерческих аспектов культурного обмена и электронных СМИ.

Как ни странно, довольным из Ниццы уехал и премьер-министр Испании Хосе-Мари Азнар. Как писали французские журналисты: "Испания усилила свое влияние в ЕС, получив статус "почти великой державы". Великой, разумеется, только в смысле той роли, которую Испания будет отныне играть в составе ЕС.

Елена Коломийченко:

Доктор Ройен, на саммите в Ницце также была принята Общеевропейская Хартия. Насколько ее принятие важно для новых будущих членов ЕС, и вообще, каково значение этого документа для сегодняшней Европы?

Кристоф Ройен:

По-моему, это довольно скромное значение. Это общие формулы, которые очень трудно и долго можно реализовывать. Там есть довольно интересные принципы, но это только начало.

Елена Коломийченко:

Многие комментаторы, говоря о саммите в Ницце, в частности, и об общеевропейском процессе в целом, постоянно задаются вопросом: какой же будет Европа после принятия хотя бы тройки новых членов в ЕС. До сих пор единого мнения по этому вопросу нет - будет ли существовать какая-то авангардная группа, или "ядро притяжения", как говорил Йошка Фишер, или же европейские структуры и ЕС в целом будут приобретать все более размытые очертания. Так вот, с вашей точки зрения, новые государства ЕС, которые могут войти туда то ли в 2003-м, то ли в 2004-м году - в каком Европейском Союзе заинтересованы они?

Кристоф Ройен:

Я думаю, что это будет, по крайней мере, за этой первой группой 3 - 4 - 5 - 6 членов - это будет интересная и продуктивная группа. Но самая главная проблема, по-моему, и это ошибка со стороны теперешних стран-членов - она в том, что начиная с саммита в Копенгагене, все правительства в Западной Европе, включая и немецкое, сделали слишком мало для того, чтобы уже в течение этих семи лет приготовить свои внутренние структуры. Поэтому пришлось в Ницце на ночных сессиях готовить окончательный документ - в этом направлении было сделано слишком мало, и за эти годы также было сделано слишком мало в собственных странах, чтобы подготовить свои собственные общества.

Елена Коломийченко:

Все происходившее на саммите ЕС в Ницце было увертюрой к началу расширения ЕС на восток. Вот и давайте предоставим слово нашему корреспонденту в Варшаве - Ежи Редлиху. Ежи, какова реакция в Польше на результаты саммита ЕС в Ницце?

Ежи Редлих:

"Саммит в Ницце оказался для Польши особенно успешным", - заявил премьер-министр Ежи Бузек. Имеется в виду, прежде всего, тот факт, что после драматических обсуждений Польша получит в ЕС статус, равный статусу Испании. Речь идет о распределении голосов в будущем Совете Министров ЕС - и Польша, и Испания должны получить по 27 голосов, соответственно численности населения. Первоначально по предложению Франции при молчаливом согласии Германии предполагалось предоставить Польше на два голоса меньше чем Испании. "Друзья оказываются жестокими и циничными, когда затрагиваются их собственные интересы", - замечает по этому поводу правая газета "Жиче". По мнению руководителя Комитета по европейской интеграции, очень важный результат саммита - подтверждение стратегии расширения ЕС, приема государств, которые наиболее продвинулись вперед при подготовке к приему, а также вступление Польши в ЕС возможно в 2003-м году, несмотря на то, что на саммите была названа дата прима - 1 января 2004-го года, то есть, на год позже, чем предполагали польские власти. Тем не менее, даже этот более поздний срок требует смелости. "Для его выполнения нужны усиленные реформы, - пишет обозреватель газеты "Жеч Посполита". - Польское правительство должно быть готово принять очень трудные и политически рискованные решения - согласиться на уступки относительно условий, предлагаемых ЕС, например, на отказ от прямых субсидий сельхозпродукции", - пишет "Жеч Посполита". Между тем, премьер Ежи Бузек в интервью "Газете Выборча" заявил: "Для нас нет такой возможности - крупные уступки в обмен на скорейшее вступление в ЕС. У Польши должны быть такие же условия, как и у других государств, раз нам предстоит жить в той же самой объединенной Европе".

Елена Коломийченко:

На линии Будапешт, Миклош Кун, как в Венгрии комментируют договоренности на саммите Евросоюза в Ницце?

Миклош Кун:

"Сметен с дороги новый шлагбаум на пути нашей страны к общему дому Объединенной Европы", - такова реакция значительной части, правда, честно говоря, лишь политизированной венгерской общественности и ведущих аналитиков. С самого начала работы конференции в Ницце было ясно, что из 6 партий, представленных в парламенте страны, 5, независимо от их политической окраски положительно оценят решения лидеров ЕС о возможности сравнительно скорого полного присоединения Венгрии к европейским структурам, причем не привязывая все это к принципу "Big Bang", то есть, к одновременному вхождению в ЕС нескольких самых развитых восточноевропейских демократий. Отметим, что будапештское правительство в последние месяцы особенно старательно подчеркивало полную совместимость Венгрии с ЕС. Однако, ряд видных венгерских политиков еще незадолго до саммита, вздыхая, называл самые разные возможные даты присоединения страны к ЕС: от 2005-го года, чуть ли не до конца десятилетия, с горечью подчеркивая при этом, что, мол, жизнь существует и вне стран союза. Но теперь ощущается изменение в оценках этого процесса. "Венгрия присутствовала в Ницце на правах гостя, но через 4 года она точно уж станет полноправным членом ЕС", - заявил один из лидеров правящей в Венгрии гражданской партии - Союза Молодых Демократов. Еще одна цитата: "Нас приятно поразила позиция лидеров ЕС в том плане, что переговоры о вступлении Венгрии окончатся в конце 2002-го года", - считают либералы из "Союза Свободных Демократов".

Более сдержанно, но также продолжительно в связи с относительно скорым вступлением Венгрии в ЕС после совещания в Ницце высказываются социалисты - представители самой популярной на сей день оппозиционной партии. Что касается открытых противников присоединения Венгрии к ЕС на теперешних условиях, то есть, проведя реформы в сфере экономики и законодательства, то это, в первую очередь - кандидат в "венгерские Хайдеры" - Иштван Чурка - лидер крайне правой Партии Венгерской Справедливости и Жизни, но интересно то, что так называемые антиглобалистские его взгляды во многом смыкаются с позицией неокоммунистов кадаровского толка и венгерских новых левых. Последние готовились участвовать в столкновениях с полицией в Ницце, но в большинстве своем побоялись туда ехать. В многочисленной же мирной профсоюзной демонстрации в центре Ниццы официально участвовало всего лишь с десяток венгров.

И еще: как говорят будапештские остряки: "Каждое чудо продолжается всего лишь три дня". Шапки вышедших в понедельник после саммита венгерских газет были посвящены, в первую очередь, президентским выборам в Румынии и внутриполитическим венгерским баталиям. Журналисты явно не успели более основательно подвести итоги встречи. Пример: позиция близкой к правительству газеты "Мадьяр Немзет". В ее номере за 11 декабря была опубликована передовая статья под заголовком: "В Ницце удалось договориться?" - Автор на всякий случай поставил на конце заголовка вопросительный знак.

Елена Коломийченко:

Доктор Ройен, могли бы вы что-то добавить ко всему вышесказанному?

Кристоф Ройен:

Я хочу добавить мой третий упрек в адрес западных правительств, потому что они до сих пор так и не сказали ясно таким странам, как Румыния, Болгария и другие, что ни при каких обстоятельствах они не будут в первой волне. Этого не было сказано открыто и честно. Их включили в "общий мешок" вместо того, чтобы развивать ступенчатый план, где некоторые страны, такие, как Румыния или, может быть, даже Украина, находились бы, конечно, не в первой, и может и не во второй, а на третьей ступени. Этого не сделали, и вместо этого были созданы какие-то иллюзии, с которыми теперь надо жить, и долго жить.

Елена Коломийченко:

Семен Мирский, вам заключительное слово в этой дискуссии?

Семен Мирский:

Я хотел бы закончить эту беседу словами человека, который в саммите в Ницце, строго говоря, участия не принимал. Это был президент Эстонии Леннарт Мери. Как мы знаем, в день открытия саммита, накануне его открытия точнее - там же, в Ницце во Дворце Съездов, совещались представители стран-кандидатов на вступление в ЕС. Вот что сказал корреспонденту французской газеты "Фигаро" президент Эстонии: "ЕС будет жить коль скоро он будет расширяться. Если наступит день, когда можно будет сказать, что Союз Европы уже существует, и что его формирование закончено, то этот день означал бы конец Европы". "Но ведь Европе не является бесконечной величиной, по меньшей мере, в плане географическом", - возразил эстонскому президенту корреспондент газеты "Фигаро", на что Леннарт Мери ответил: "Если вы говорите об очень далеком будущем, то это будет проблема, которую предстоит решать уже не нам, а нашим внукам".

Елена Коломийченко:

И завершим тему Европейского Союза в Ницце обзором комментариев британских газет. Замечу, что премьер-министр Великобритании Тони Блэр с самого начала своей деятельности в этой должности стремится играть в общеевропейских делах более весомую роль, чем его предшественники - консерваторы. Но и в Великобритании, как и во Франции не за горами выборы. Из Лондона Наталья Голицына:

Наталья Голицына:

Саммит в Ницце британская пресса почти единодушно называет самым ожесточенным и мучительным в истории Евросоюза. Консервативная "Дейли Телеграф" пошла еще дальше, назвав его кошмарным. В своей редакционной статье газета резко критикует стремление лидеров Евросоюза стричь все европейские страны под одну гребёнку, навязать им единые законы. "Должно быть очевидно, - пишет "Дейли Телеграф", - что чем разнообразнее социальные и культурные различия внутри Союза, тем менее реалистично требовать от его членов проведения единой политики. - К примеру, поясняет газета, - можно согласиться на единые права для французских и итальянских рабочих. Но значительно труднее будет распространить эти же права на турецких и словацких рабочих: Однако, саммит в Ницце движется в противоположном направлении", - сокрушается "Телеграф".

Комментируя распределение голосов в руководящих органах Евросоюза, влиятельная "Таймс" отмечает, что Великобритания удовлетворена паритетом с Германией и Францией, но европейские страны с меньшим населением, по мнению газеты, должны быть недовольны возникшим неравенством. "Таймс" критикует намерение создать в Евросоюзе параллельную НАТО военную структуру. "В лучшем случае, - замечает газета, - создание конкурирующего с НАТО военного ведомства в Евросоюзе удвоит разного рода бюрократические препоны, а в худшем - ослабит НАТО и уменьшит вклад США в Североатлантический альянс".

Довольно пессимистично к достижению единства на саммите в Ницце относится популярная "Индепендент". "После того, - пишет газета, - как самый долгий в истории Евросоюза саммит превратился во "французский фарс", Германия и Британия попытались спасти его хозяев от дипломатической катастрофы". Обвинив Францию в том, что вместо того, чтобы выступать в роли нейтрального председателя, она всеми силами пытается протолкнуть собственный проект договора, "Индепендент" подчеркивает, что именно Шрёдер и Блэр бросились спасать саммит от раскола.

Оптимистичнее других британских газет настроена "Гардиан", традиционно поддерживающая лейбористскую партию. Газета называет "тихим триумфом" решение саммита сохранить право вето при решении общеевропейских социальных проблем и проблем налогообложения. "Гардиан" усматривает в этом заслугу, прежде всего, британского премьера Тони Блэра.

Елена Коломийченко:

Представители небольших европейских стран, покидая Ниццу, выражали опасения по поводу того, что реформы ЕС ставят их в неравное положение по сравнению с крупными странами. Кроме того, еще свеж в памяти пример Австрии, которая подверглась санкциям после прихода к власти правительства с участием праворадикалов из Партии Свободы. Санкции были сняты лишь после заключения специально созданной комиссии ЕС. Однако, еще до этого обиженная Австрия не исключала возможности выхода из состава Евросоюза и предполагала провести по этому поводу референдум. И вот, теперь к вопросу о референдуме приходиться возвращаться, хотя самого режима санкций уже нет...Венский дневник Елены Харитоновой:

Елена Харитонова:

В самых людных местах Вены хотят установить медицинские дефибрилляторы. Это электрошоковые приборы, с помощью которых врачи спасают человека, если у него вдруг остановилось сердце. Медики сравнивают этот аппарат с огнетушителем, хотя он и не тушит, а наоборот - приводит в движение сердечную мышцу и таким образом вновь зажигают было остановившуюся в человеке жизнь. Несколько лет назад тут много говорили, что надо выделить специальные средства на то, чтобы не только у каждой бригады "Скорой Помощи", но и в чемоданчике каждого терапевта был такой "смертетушитель - жизнезажигатель". А теперь вот хотят, чтобы и на главных улицах в метро и на стадионах он тоже был. Человеку внезапно становится плохо не только в больнице - просто устал, понервничал, шел по бульвару, и вдруг схватило, а пока приехала "Скорая" было уже поздно - счет идет тут на минуты.

В прошлом году в восьмимиллионной Австрии от внезапной остановки сердца умерло 15 тысяч человек, а спасли с помощью дефибрилляторов что-то около полутора сотен, то есть, примерно 1 процент. Поэтому сейчас сконструировали дефибриллятор, который может запустить в действие не только врач, но и каждый оказавшийся поблизости прохожий. Достаточно приложить электроды аппарата к телу потерявшего сознание человека. Дальше прибор все делает сам. Он автоматически измеряет состояние пострадавшего, и начинает шоковую терапию только, если это действительно необходимо. В общем, если кого-то прохожие начнут спасать электрошоком от обыкновенного обморока или пьяного сна, то аппарат просто не сработает. Как рассказывает в газете "Курьер" главный врач венской "Скорой Помощи" Бернград Зегель, для начала в Вене собираются установить 50 таких приборов, хотя все это, конечно, достаточно дорогое удовольствие. Каждый дефибриллятор стоит около трех с половиной тысяч долларов. На здравоохранение в Австрии вообще тратится много денег. Оборудованные по последнему слову науки и техники больницы, как и новейшие лекарства, доступны здесь абсолютно для всех, а бюджет страны в последние годы трещит от долгов. И один из источников этих долгов роскошное здравоохранение.

То же самое, впрочем, относится и к системе образования. Студенты, например, до сих пор ничего не платили за учебу в университете и поэтому не очень спешили его заканчивать. Учились и по 10 лет, и по 12. При австрийском социализме было очень приятно жить. Но за 30 лет правления социалистов накопился такой бюджетный дефицит, что с бесплатным приходиться расставаться. Вот и студенты будут с нового года платить за учебу, хотя и немного.

Чтобы уменьшить государственные расходы правительство начинает сокращать бюджетников. Но этого сокращения, как водится, боятся простые служащие - секретари, учителя, почтальоны. А начальники сидят крепко, хотя, как говорят австрийцы, еще со времен Австро-Венгерской монархии их здесь на душу населения больше, чем где либо в Европе. Министр внутренних дел Штрассер на днях признался в парламенте, что у него в министерстве на 7 работников приходится 5 начальников - такая ситуация. В итоге, как пишет венский психотерапевт Рихарт Пикер, в этом году в Австрии значительно увеличилось количество людей, страдающих депрессиями. Нестабильность всегда действует на нервы, вызывает сердечные приступы и разные страхи, или, выражаясь медицинским языком, фобии. Последний пример: опрос населения по поводу ЕС. Его организовали беспартийные патриоты-активисты из народа. Во всяком случае, они так себя называют. Эти патриоты очень гордятся тем, что собрали почти 200 тысяч подписей австрийцев, желающих выйти из Объединенной Европы. Парламент должен провести слушания по этому вопросу. Хотя ни одна из представленных там партий - даже ультраправые, выход из ЕС сейчас официально не поддерживают, страхи подписантов привлекут к себе еще больше внимания. А боятся эти люди того, что маленькая Австрия затеряется в огромном ЕС, что ее там оберут, что природные богатства, такие, как кристально чистую воду из горных источников, испоганят, что быков, а через них и людей перезаразят коровьим бешенством, и, конечно, что все города и веси заполонят недостаточно культурные иностранцы, прозвище которых здесь: "Чушен".

Одна знакомая учительница - она по национальности словачка - сказала мне, что это "Чушен" возможно происходит от славянского "чужой" - так, по ее мнению, называли себя когда-то рабочие, съезжавшиеся с разных концов многонациональной Австро-Венгерской империи в Вену. Их внуки и правнуки уже давно превратились в говорящих по-немецки австрийцев. И только фамилии свидетельствуют, насколько все на свете относительно. Вот и фамилия главной устроительницы патриотического опроса Владыка - Габриэль Владыка.

Елена Коломийченко:

В воскресенье в Люксембургском саду Парижа, принадлежащем Сенату страны, был устроен пир - крестьяне запекали целиком коровьи туши, а затем угощали парижан и заезжих иностранцев лучшими кусками говяжьей вырезки. Сюда же в сад были приглашены и ученые, они объясняли публике безопасность говядины в тех случаях, когда стада откармливались без животных добавок. Другое дело - в стенах ЕС и на саммите в Ницце - здесь тема заражения говядины вирусом бешенства звучала совсем иначе. Из Парижа Дмитрий Савицкий:

Дмитрий Савицкий:

Конечно же, бешеная коровка побывала в Ницце. Ах этот юг, ах эта Ницца! Она паслась в этом славном городе прямо напротив входа в Дворец Конгресса, у элегантного фонтана. Но ее не заметили. Хотя она тоже была звездой: такой же как Лионель Жоспен или Тони Блер, и уже не меньшей, чем Жозе Бове.

Трудно быть коровой, хоть и бешеной, в городе, где полицейские идут нестройными рядами против демонстрантов, несогласных с политикой Брюсселя и Страсбурга. Чего только не летело над боками и головой бедной бешеной буренки! Она даже стала свидетельницей нападения на банк! Молодые люди превратили банковскую контору в крошево из битого стекла! Похоже, их тоже кормили подкормкой из костяной муки, и даже, быть может, слишком долго.

Короче, бешеной корове не дали микрофона. Она мычала как могла, но корова не может перемычать полицейские сирены. И уж точно: корова не способна переговорить политиков - те тренируются всю свою жизнь, а корова мычит (не по поводу травы и дойки), ну, скажем - раз в жизни:

И вообще, если говорить честно и объективно, корова ни в чем не виновата. Это те, кто хотели, чтобы она побыстрее толстела, набирала вес, начали подкармливать ее мукой из останков других коров. Это то, о чем корова и попыталась промычать в Ницце, но её не услышали. В переводе на французский, (ведь корова была и француженкой и убежденной европеенкой), это звучало так: "Попробуйте добавлять в ваше собственное жаркое муку из вам же подобных, и ..НЕ взбеситесь после этого:" Вот о чем мычала буренка, бодая теплый воздух возле фонтана в Ницце.

Но ее не услышали. Все были заняты своими раздорами. Каждый тянул на себя такое красивое, такое теплое цветное одеяло Европы: А остальные думали - вот и нам бы под это одеяло!

Бешеная корова, наверное, впадет теперь в депрессию. И не мудрено. Миллионы ее родственниц готовятся к преждевременной кончине. Их просто решили уничтожить. Как всегда, выживет лишь молодежь. Да и то говорят: проверенная!

Коровьи мысли тяжелы. Против буквально привитой корове человеком болезни нет никакой защиты. Ни высокая температура, ни стопроцентный спирт, ни кипячение, ни ультрафиолетовые лучи, ни ионизация радиацией не помогают. Хирургические инструменты, вступившие в роковой контакт с этой самой энцефалопатией, остаются зараженными даже после стерилизации, а ученые, которые употребляют все эти скальпели и щипцы, должны носить защитные маски и костюмы, как будто они препарируют какого-нибудь внеземного вурдалака:

Патогенные останки бедной коровы, если их просто-напросто захоронить, чуть ли не бессмертны. Говорят, в Исландии у тамошних овечек была нехорошая болезнь под названием "scrapie" - почесуха. Исландцы больных овечек всех перерезали и без всяких там обрядов закопали. А через несколько лет на тех местах паслись уже другие овечки, которые щипали травку, а в травке этой было нечто такое, из-за чего у этих новеньких овечек опять появилась эта самая почесуха. Вот тут и задумаешься всей массой коровьих мозгов над существованием.., тем более, что почесуха по предположению, может маскировать у четвероногих и энцефалопатию...

Когда бешеную бурёнку уводили от Дворца Конференций в Ницце, а вокруг мясники демонстративно пожирали бифштексы и антрекоты, ей подумалось: чего вот только человек себе не напридумал в смысле проблем! И мирный атом, от которого помереть можно, и химическое-бактериологическое оружие, от которого и на Луне не спасешься, и потепление климата, то есть конец красивым айсбергам во славу Титаникам, и пенициллин в индюшатине, ртуть в скумбрии, и даже черти какой коктейль - в велосипедистах! И вот теперь погубил "гомо сапиенс" не священных европейских коров, природных вегетарианок и толстух. И поди и сам, из-за всего этого ненаучного хаоса, скоро станет вегетарианцем. Так что следующий конгресс в какой-нибудь Ницце так и будет называется: "Вегетарианская Европа", а лозунги у дворца конгрессов будут звучать приблизительно так: "Каждому Европейцу - пук чистого сена!"

Записал со слов буренки Дмитрий Савицкий.

XS
SM
MD
LG