Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ислам в Дагестане


Дагестан издревле считался мусульманским оплотом на Северном Кавказе. Ислам стал проникать на территорию современного Дагестана, благодаря арабам, еще в 7 веке. Мусульманству потребовался период с 7 по 14 век, чтобы фактически вытеснить с этой территории язычество и христианство. Рассказывает наш корреспондент в Махачкале Магомед Мусаев.

Магомед Мусаев: Религия ислам, по мнению дагестанских историков, утверждалась в Дагестане шаг за шагом, вытесняя христианство и пережитки язычества на протяжении 7-14 веков. Особенно тяжело и с переменным успехом шел процесс исламизации Аварии и кайтагских даргинцев, где традиционно были сильны позиции православия и католицизма. Сохранившийся и в наши дни в Шамильском районе Аварии храм Датуна построен в 11 веке, а в одном только Хунзахском районе археологами были обнаружены фундаменты семи христианских храмов. В целом же найденные археологами на территории Аварии каменные, металлические надгробные и нательные кресты датируются чаще всего 13-15 веками. По мнению доктора исторических наук профессора Магомеда Гасанова, к приходу войск Тимура часть населения аварии была христианами, а в стране Кайтагской в 1392 году находились пять католических кафедр. Впрочем, косвенным свидетельством успехов католицизма в Кайтаге служит и тот факт, что даже официальным представителем Римского папы в Золотой орде был некий Антуан Сулпан, выходец из христианского Дагестана.

С разорением Грузии и крахом Византии христианские анклавы горного Дагестана теряют всякие связи с христианским миром и остаются один на один с военной и культурно-политической мощью ислама. Довольно значимую роль в окончательной победе ислама сыграли и такие факторы, как наличие по-соседству Каспийского прохода с его цитаделью исламизма Дербентом, а также то, что мусульманство, будучи одним из трех, наряду с иудаизмом и христианством, аврааметических учений, утверждало себя в качестве воинствующего монотеизма, религии Адама, Соломона, Давида, Иосифа, Авраама, Моисея и Иисуса. Для тех, кто исповедует ислам, все перечисленные имена являются именами святых посланников Аллаха, предшествовавших Мухаммеду, печати всех пророков. Вскоре после окончательного утверждения ислама Дагестан стал его опорой и одним из рычагов его распространения на всем Северном Кавказе. На многие века, передаваясь из поколения в поколение, мусульманские понятия и представления приобрели среди дагестанцев силу традиции, стали принципами их образа жизни, мысли и поведения.

Олег Кусов: Примерно в 9 веке зарождается суфизм, одно из течений в исламе, суфизм еще называют душой ислама.

Магомед Мусаев: Тарикат - от арабского "дорога, путь", идеологическая и нравственная основа мюридизма, являющегося разновидностью суфизма. Мистика аскетического направления в исламе, практикующего психотехнику опьянения богом, интуитивных озарений, экстатического воссоединения с богом, абсолютом, многомерной и многозначной реальностью. Суфии считают, что человек способен к бесконечному совершенству, и совершенство обязательно приходит к тем, кто достигает гармонии со всем окружающим. Для вхождения в транс и обретения "бараки", то есть благодати, применяется психотехника с использованием стихов, музыки, кружения, дыхания, громкого или тихого зикра, чаще всего заключающегося в повторении формулы единобожия "Нет божества кроме Аллаха". Сам термин "суфи" одни считают порождением греческого София - "мудрость", другие же производным от арабского суф - "войлочный колпак", что выглядит маловероятным и продиктовано скорее желанием дистанцироваться от христианства и греческих философских влияний.

Олег Кусов: Суфистский путь - это путь мусульманина к истине. Говорит дагестанский богослов шейх Ильяс-Хаджи Ильясов.

Ильяс-Хаджи Ильясов: Тарикат распространен в современном Дагестане, развита четырехступенчатая стадия суфистского мистического пути. Шариат первый - это закон, требующий точного и ревностного выполнения, ибо Аллах обязал выполнение шариата. Тот человек, который полностью уверен, что соблюдает законы шариата, только после этого может придти во вторую ступень. Тарикат мистический путь, означает, что человек вступает на путь истины, которую должен привести суфия к слиянию с божеством. Потом идет третья стадия - это марифат, познание, когда суфий познает сердцем единство вселенной, в Боге, призрачность и бренность материального мира, равенство всех религий, равенство добра и зла. Достигший третьей стадии суфий называется арифом, знающий, познавший. Четвертая ступень является хакикат - истина, завершающей. Суфий достигает полной истины, то есть соединяется с божеством, находится в непосредственном общении с ним, созерцает его и полностью растворяется в нем - это называется фанат. Растворившись в бытие бога, суфии наконец познают самого себя и божественную истину. Суфизм свое начало берет от нашего пророка Мухаммеда. Когда сам пророк был жив, и мусульмане соблюдали веру, тарикат и шариат настолько были взаимосвязаны, что никто даже их не отделял как отдельные учения. Как должно быть, так оно и шло вместе. Пророк передал этот двум своим соратникам. Различных тарикатов по всему миру много, но в писании, мы знаем, самый главный наш тарикат. Три нам известны, на этих трех мы конкретно базируемся в Дагестане. В Дагестан первым, кто принес суфизм, просветитель Мохаммед, он из Южного Дагестана, из селения Ярах. Он оставил после себя трех своих учеников.

Олег Кусов: О проникновении ислама на Северный Кавказ, в Дагестан рассказывает младший научный сотрудник Центра востоковедения института истории, археологии и этнографии Шамиль Шейхалиев.

Шамиль Шейхалиев: После 10-го века нельзя сказать, что основную роль в исламизации Дагестана сыграли внешние причины, потому что, начиная с 11-го века, шло внутреннее распространение ислама. Непосредственно те феодальные общины или союзы сельских общин, которые приняли ислам, оттуда уже пошло распространение ислама в соседние близлежащие территории.

Магомед Мусаев: В горных местах, в частности, Авария, когда туда проник ислам и утвердился?

Шамиль Шейхалиев: Арабские источники вспоминают о походах арабов еще в 8 веке, в 9 веке, что были ожесточенные сопротивления со стороны жителей Сирира, это, как известно, территория нынешней Аварии. Нельзя сказать, что ислам там утвердился в тот период, потому что археологические раскопки не показывают нам, в частности, о погребении по мусульманскому обычаю. Во многих аварских районах встречаются христианские памятники 12-14 веков. Нельзя сказать, что с приходом арабов утвердился ислам, это произошло гораздо позднее. Решающую роль в исламизации аварских районов сыграл не внешний элемент, а внутренний, то есть внутреннее распространение ислама пошло.

Магомед Мусаев: Аварцы исповедовали, как я понял, христианство православного толка. Насколько оно пустило корни в аварской среде?

Шамиль Шейхалиев: В течение нескольких столетий, начиная с 12 века по 15 век, христианство имело довольно-таки сильные корни в аварских районах. В частности, сама архитектура, там можно найти эпиграфические памятники, где символы нетрадиционные для ислама, в частности, кресты, надписи, то есть значительный след оставило христианство в горной Аварии.

Магомед Мусаев: Кайтагские даргинцы исповедовали католицизм. Что по этому поводу можно сказать?

Шамиль Шейхалиев: В арабских источниках есть сведений, что кайтагский правитель в пятницу молился с мусульманами, в субботу он молился с иудеями и в воскресенье молился с христианами. То есть все три религии имели равное хождение в какой-то определенный исторический момент.

Магомед Мусаев: То есть, как и свойственно было хазарам?

Шамиль Шейхалиев: Так же, как и свойственно было хазарам. Говоря о распространении ислама в Дагестане, нельзя не затронуть такой вопрос, как суфизм, можно сказать, что в Дагестане ислам распространялся именно в форме суфизма. То есть распространению ислама в Дагестане суфизм способствовал тем, что доисламские языческие верования он более-менее сгладил и подогнал под оболочку ислама. Суфизм в Дагестане имеет более чем тысячелетнюю историю. В частности, в нашем рукописном фонде Института истории и этнографии хранится рукопись дербенского ученого Мухаммада аль Дербенди "Базилик истины и сад тонкости". Рукопись 11 века, можно даже сказать, что это энциклопедический словарь по суфизму. И в этой рукописи автор, житель Дербента, обучался он в Дербенте, обучался он и на Ближнем Востоке, он упоминает многих суфиев Дербента 9-го века, 10-о века. 11-го века. То есть, таким образом, можно сказать, что суфизм имел довольно устойчивые позиции в 9-м 10-м в 11-м веках в Дагестане. После этого шло неприятие дагестанцами идей суфизма. Завоевания, в частности, шейх Хайдар, шейх Джунейт, их идеи не нашли поддержки в Дагестане, оба они были убиты в Дагестане. В дальнейшем шла тихая полоса, то есть суфизм ничем значительным не выделялся. Здесь следует отметить факт, что, начиная с 12-го века по 18 век широкое распространение в Дагестане имели работы ученого мистика аль-Мухаммеда, потом распространился в Нагорном Дагестане. Причем линия тариката вытеснила ту традиционную, которая была до него, то есть линию Мухаммада Яракского.

Олег Кусов: В суфизме существует течение - мюридизм. В научной литературе говорится, что он стал распространятся на территории Чечни и Дагестана уже в конце 18-го века. Последователи мюридизма полностью подчиняются наставникам - мюршинам. Политическую окраску мюридизм на Северном Кавказе приобрел в 19-м веке с началом кавказской войны. Его содержанием стало священная война за веру.

Шамиль Шейхалиев: Вот эти две линии тариката в Дагестане, первая линия Мухаммада Яракского, вторая Мухаммада Шируанского, у них разные позиции по отношению вопроса сопротивления властям, по отношению вопроса к джихаду. В частности, сегодня немецкий исследователь Кемпер, у него есть хорошая статья по этому поводу, он в своей статье пишет, что одна линия - линия Мухаммада Яракского, линия имама Шамиля она была проджихадской линией. То есть тарикат един, все-таки та линия была проджихадская, выступала в оппозиции к власти, а другая линия все-таки была проправительственной. То есть это можно сделать вывод, что тарикат - это гибкая система, которая приспосабливалась к каким-то стремительно меняющимся условиям. В самом начале проповедования мюридизма, проповедования Мухаммад Яракский не призывал к вооруженному сопротивлению. Он в начале проповеди призывал к искоренению адатов, к внедрению и распространению шариата, вплоть до 1923-го года. Только потом, видя политику царской армии по отношению к дагестанцам, чеченцам, видя все это, внешние причины побудили его изменить своим взглядам, тут, можно сказать, возникло это учение кавказский мюридизм.

Как говорил Мухаммад Яракский, истинные мусульмане не могут жить под властью неверных. И, соответственно, мюридизм стал идеологической основой сопротивления царизму, сопротивления внешнему врагу, который в лице дагестанцев представлял собой царское правительство.

Магомед Мусаев: Можно сказать, что все-таки Шамиль, Ганзат-бек, они где-то приспособили тарикат к конкретным кавказским условиям?

Шамиль Шейхалиев: Что касается этих первых трех имамов, то, конечно, в источниках есть, что Ганзи Мохаммад, и Шамиль, они были учениками Джамалтина, в некоторых источниках их именуют шейхами, но больше они все-таки были не суфистскими шейхами в полном значении этого слова, а были они предводителями, амирами. И поэтому нельзя сказать, что у них ритуальная практика, сторона самосовершенствования человека, что это превалировало над внешними проявлениями. То есть, я имею в виду, они были прежде всего воинами, а потом уже суфиями.

Магомед Мусаев: Период имама Шамиля была какая-то проблема общения горцев между собой?

Шамиль Шейхалиев: Вряд ли. Во многих источниках посмотреть, даже в литературе. У того же Льва Толстого "Хаджи-Мурат", посмотрите его другие произведения, там его герои, например, изъясняются на кумыкском языке, встречаются фразы на кумыкском языке. Многие горцы знали кумыкский язык и языковых преград не существовало.

Олег Кусов: Из Дагестана ислам стал проникать в другие районы Северного Кавказа. Адыги, карачаево-балкарские народы приняли ислам гораздо позже дагестанцев. И уже в конце 20-го века на Северный Кавказ пришел радикальный ислам, который в России сегодня называют ваххабизмом. И в этом случае первенство принадлежит дагестанцам. Первые общины так называемого ваххабизма появились в горах Дагестана.

Шамиль Шейхалиев: В большинстве своем это молодежь, которая не нашла какое-то место в обществе, это бывшие наркоманы, безработные. Нельзя сказать, что ваххабизм - это совсем плохо. Потому что я встречался с ними, разговаривал, общался с ними. Эти люди, они хотят исповедовать свою религию, другое дело, что у них есть политические претензии. Но факт тот, что если человек, я встречал много людей, которые были раньше наркоманами, занимались воровством, разбоем, и эта линия ислама, так называемый ваххабизм исправил этих людей, они перестали воровать, перестали употреблять наркотики. То есть в этом тоже есть что-то положительное. Нельзя рассматривать все в черном или в белом цвете. Нужно извлекать все хорошее, что есть в том учении, все хорошее, что есть в тарикате.

Противостояние между тарикатом и ваххабизмом нужно решать не военными методами, а нужно придти к общему принципу. Нужно совместно что-то хорошее извлечь из этого, нужно сесть за стол переговоров, как я считаю. А такими военными методами ваххабизм не искоренить.

Олег Кусов: Дагестанские богословы, приверженцы классического ислама, тариката, против применения силы в отношении мусульманских радикалов. Но в то же время те богословы в республике, которые не принадлежат к лояльному власти духовному управлению мусульман, фактически лишены возможности обсуждать духовные проблемы в местных средствах массовой информации.

Ильяс Хаджи Ильясов: На первый взгляд в России сегодня, кажется, что много свободы, религиозной свободы, что мы даже не можем как следует осознавать, что у нас так. Я бы не сказал, что мусульмане России, в частности в Дагестане, пользуются такой свободой, нет. Пресса особо сильно не печатает, то, что касается религии. Истинная религия, чистая религия, если она не связана с какими-то политическими событиями, происходящими в республике или в России, газета очень отрицательно на религиозные темы смотрит. Перед выборами, когда требуется религиозная поддержка, чтобы довести до сознания мусульман, потому что они быстрее воспринимают с религиозной стороны, чем с государственной, вот тогда государственные мужи начинают обращаться к религиозникам, чтобы они помогали в этом деле. Мы не можем мечтать о телевидении, о радио. Если на это не будет добро определенного чиновника из духовного управления, мы не можем даже сделать проповедь по радио своему народу на его родном языке. Настолько это монополизировано, что даже при советской власти такого не было. А если взять в российском масштабе, чувствуем ли мы себя свободными? Мусульманин может чувствовать себя свободным тогда, когда не нарушаются его права. Сегодня российское руководство нас тащит в Совет Европы. Мы не имеем на должном уровне свободы пропаганды нашего образа жизни, потому что мы не имеем слова ни на телевидении, ни на радио, ни в газетах. Если даже какая-нибудь газета начинает выступать, через некоторое время ее закрывают. На первый взгляд, поверхностный - огромная свобода в России, но, если вникнуть, никакой свободы нет.

Олег Кусов: Суфизм мог бы стать для Дагестана объединяющим людей религиозным течением.

Шамиль Шейхалиев: Если уделять больше внимания распространению суфизма, традиционного для Дагестана, это, естественно, сняло бы многие вопросы. Это все-таки противоречие идеологии, совершенно разный подход, совершенно разные идеи. В частности, ваххабиты критикуют суфизм как таковой. Они считают, что поклоняться нужно только Аллаху, что никто не достоин больше поклонения. Нельзя возвеличивать людей, потому что все люди равные. В чем-то их принципы верны, но тут же нельзя отрицать многие проявления суфизма, я имею в виду классического суфизма, не то, как его понимают многие неграмотные или полуграмотные мусульмане, а я имею в виду классический суфизм. Суфизм, он не призывает к многобожию, это духовная работа над самосовершенствованием человека. В частности, эти две линии в Дагестане, шейхи этих двух линий нахшибанди, шейхи первой лини утверждают, что в суфизм можно войти только после того, как человек полностью следует всем заповедям шариата, всем требованиям шариата. Человек должен быть чистым мусульманином, только после этого, если есть желание самосовершенствоваться, если есть желание стать чище, только после этого желающие могут войти в тарикат, стать суфием. Другая линия предупреждает, что необязательно следовать всем предписаниям шариата, любой мусульманин обязан иметь мюршида. Потому что, если у человека не бывает мюршида, как они утверждают, им руководит шайтан и может сбить с правильного пути.

XS
SM
MD
LG