Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главный режиссёр Нижегородского театра оперы и балета Отар Дадишкилиани


Положительную роль русских людей в истории Кавказа мы подчёркивали неоднократно. Но и кавказцы для России делали немало во всё времена. Эта традиция сохраняется и сегодня. Показательна в этом отношении судьба главного режиссёра Нижегородского театра оперы и балета Отара Дадишкилиани - представителя древнего княжеского рода в Грузии. Он воспитывался на русской культуре. В России он родился, воспитывался в русской культуре, но на родину предков его тянуло всегда.

Отар Дадишкилиани: Я уже просто обрусел, но Грузия, кровь, что-то есть. Я всегда интересуюсь, что происходит в Грузии. Если я грузин встречаю, как родные. Строители, которые делали евроремонт, но, тем не менее, грузинская бригада здесь была, они ко мне все время приходили: "Что нужно еще сделать?".

Олег Кусов: О главном режиссёре Нижегородского театра оперы и балета Отаре Дадишкилиани рассказывает наш корреспондент Олег Родин.

Олег Родин: Нижегородский театр оперы и балета отмечает 80-летие своего главного режиссера Отара Дадишкилиани. Почти 30 лет назад он поставил здесь оперу Бизе "Кармен", с этого началась его нижегородская творческая биография и новая семейная жизнь. Исполнительница главной роли Антонина Бородаева стала его живой. Биография Отара Дадишкилиани - это целый многотомный роман, который он пересказывает охотно, поскольку считает, что вытянул счастливый лотерейный билет судьбы - удачно выбрал профессию, много ездил, работал с различными театральными коллективами, встречался со множеством интересных людей. Он родился на юге России в Новочеркасске, его предки по отцовской линии сваны, княжеский род Дадишкилиани знаменитый в Грузии, представители которого, к сожалению, почти все были уничтожены в начале прошлого века из-за конфликтов с властями.

Отар Дадишкилиани: Дело в том, что древняя грузинская фамилия Дадишкилиани - это дворянская фамилия, это князья. Они бунтовали против русского губернатора и за это их преследовали. Дошло до того, что практически почти всю родню вырезали, все погибли. Отец бежал. Он бежал в Батуми, из Батуми на теплоходе в Турцию, был в Персии, в Турции, везде. Потом мальчишкой вернулся в Россию.

Олег Родин: В России отец женился на дочери казака. Маленький Отар вырос в Новочеркасске, а в Грузии затем был всего лишь несколько раз, родственников у него почти не осталось.

Отар Дадишкилиани: В Грузии я был мало. В последние годы кто-то оставался - это моя тетя, она жила в районе Батуми. Там есть такое великолепное селение, где все цитрусы, родина цитрусов. Тетушка была Герой социалистического труда. Был еще такой феноменальный мой родственник, родня не можем быть, потому что фамилия Дадишкилиани очень редкая, почти нет, это был известный артист цирка, народный артист Грузии Сандро Дадеш. У него не было рук. Это феноменальный актер. В Челябинск, когда я приехал в новый театр, мне говорят: "Ваш родственник вас искал. Додеш, артист цирка". Приехал в грузинский цирк, созвонились, он пришел в театр, потом я пригласил его к себе домой. А потом мы пошли к нему на представление. Это, конечно, феноменальный номер - он стрелял ногами. Мишень, становилась ассистентка, красавица-девушка, на голове яблоко, и он сбивал это яблоко. Кроме всего прочего ногами рисовал, он даже был членом Союза художников Грузии. Это потрясающе, просто феномен какой-то. И еще один родственник был здесь, как ни странно. Они жили в районе, где были самые серьезные бои Абхазии и Грузии, это спорные дела, которые и сейчас продолжаются, они жили в этом районе. Их разгромили, сожгли дом. Он оказался случайно здесь, увидел фамилию на афише, пришел и говорит: "Я ваш родственник, я ваш племянник". Его тоже нет в живых. Мать не так давно умерла. Отец у меня участвовал в войне, я в 43 тоже был на фронте. Уже после фронта я работал артистом балета, танцевал в ансамбле, закончил школу балетную, работал артистом музыкального театра, а затем в 50 году поступил в ГИТИС.

Олег Родин: Почему Отар Дадишкилиани связал свою жизнь именно с театром? Видимо, сказалось влияние матери. По его рассказам, мать очень любила театр и часто водила сына на спектакли. Отар рано научился читать, с детства любил Пушкина, Лермонтова, Шекспира, Вальтера скотта. Разыгрывал из своих самодельных игрушек дома на подоконнике, как на сцене, сюжеты увиденных спектаклей или прочитанных книг. Еще мальчиком начал танцевать. Посещал танцевальный кружок в Новочеркасске, потом в Ростове. Затем, когда семья жила в Ставрополе, он закончил балетную студию, а в Москве в 50-м Институт театрального искусства, балетмейстерское отделение.

Отар Дадишкилиани: Так получилось, что я все время увлекался помимо Пушкина, это мой любимый поэт, Лермонтовым. Это естественно - Кавказ, Лермонтов. Я увлекся "Маскарадом" Лермонтова. Так получилось, что Арам Хачатурян сюиту написал известную к "Маскараду" Лермонтова, великолепная сюита, а я заканчивал театральный институт. Это была моя первая дипломная работа - балет "Маскарад", который мы создали при полном курировании Арама Хачатуряна. Мне дали возможность, это просто счастливый билет, мне дали возможность, не без помощи Андроникова, вы знаете, что он грузин, мы с ним познакомились в связи с "Маскарадом". Либретто писал я, а более авторитета, чем Андроников в плане Лермонтова просто не было в стране. Я должен был ему показать свое либретто, мы познакомились, послушал несколько фрагментов, ему очень понравилось, дал добро. И мы получили новосибирский театр. И постановка дипломного спектакля балета "Маскарад" в Новосибирске - это было начало моей карьеры и моей работы. Потом поставлен мною вторую в челябинском театре, когда я стал главным балетмейстером, театр открывали. Затем "Маскарад" был поставлен на сцене театра Станиславского и Немировича-Данченко, в это же время в Ташкенте, во Львове, то есть пошел балет по сценам.

Олег Родин: Новосибирск, Челябинск, Ленинград, Саратов, Горький, Свердлов, Минск и другие города - это не только географические пункты, это и общение с массой интересных людей, среди которых, кстати, были и выходцы с Кавказа - Арам Хачатурян, Ираклий Андроников, Вахтанг Чабукиани, Феликс Глонти, Гия Кончели, Кахидзе и многие другие. Почему же Отар Дадишкилиани не переехал на родину своих предков в Грузию? По этому поводу он вспоминает своего отца.

Отар Дадишкилиани: Он почему-то был против того, чтобы я говорил по-грузински. Это удивительно. Я потом, когда стал взрослым, спросил: почему ты не хотел, чтобы я говорил нормально, пользовался языком? Он настолько был травмирован всеми событиями, что он как-то оторвался. Отец рассказывал: читали какую-то историческую книгу, написанную по поводу фамилии Дадишкилиани, где рассказывается о том, что кто-то из князей Дадишкилиани убил русского губернатора в Грузии за то, что он терроризировал, особенно сванов. Видимо, это послужило причиной того, что на фамилию пошла вся эта штука. Тем не менее, моя супруга Бородаева Антонина, у нее брат живет в Моздоке, это Северный Кавказ. Мы в последнее время, особенно в последнее годы ездим каждый год отдыхать не на море, а в Моздок, потому что там Терек, великолепная река, прохладно и относительно не так жарко. Поезд из Москвы идет Москва-Владикавказ. Однажды в купе оказалась семья, очень симпатичная женщина, она педагог, как ни странно из Кутаиси. Женщины разговорились, и она сказала, что супруг тоже грузин. Она заинтересовалась: "Как фамилия?". "Дадишкилиани". "Да вы что? До сих пор, когда девушка идет в Кутаиси красивой походкой, мы говорим: она идет как Дадишкилиани". У отца практически никого, постепенно их вырезали, не сваны, не грузины, где-то подосланные, но не русские, не представители русской нации, а это скорее всего были подставные лица. Поэтому отец бежал. Ему было лет 16-17, это было до революции, а после революции он попал на Дон.

Олег Родин: Тем не менее, творческие контакты Отара Дадишкилиани с грузинскими мастерами искусства продолжались. Впрочем, не всегда они проходили в спокойной обстановке.

Отар Дадишкилиани: Последний раз была такая встреча: композитор Грузии Феликс Глонти написал балет "Клеопатра", очень хотел, чтобы я его поставил. Вахтанг Чабукиани, мы с ним тоже были дружны, известная личность, легендарный танцовщик, Чабукиани праздновал свой юбилей. Я поехал в Тбилиси, меня очень тепло встретило Министерство культуры, поговаривали о том, чтобы приехать в Грузию. Причем в Тбилиси был интересный случай: был юбилей Чабукиани, меня как почетного гостя приглашали в самые узкие компании, и в театре оперы и балета был юбилей. Меня пригласили в президиум на сцену, мне дали слово. Перед этим было много встреч с грузинами, все они удивлялись, что я где-то там, далеко, непонятно почему не в Грузии. Потом успокаивались, говорили. Понимали, что я плохо говорю, сразу прекращали по-грузински, начинали говорить по-русски. А тут мне дают слово и говорят, что сейчас слово предоставляется главному режиссеру Горьковского академического театра оперы и балета имени Пушкина Отару Дадишкилиани. Гром оваций, я выхожу на сцену и по-русски выступаю с трибуны, поздравляю по-русски.

Это был 90-й год. Уже весь Тбилиси бурлил, везде митинги, на каждом углу митинги. И седовласые, мощные мужики орали, кричали, как дети буквально, что должна быть Грузия отдельной, Грузия свободной. Стояли возле ЦК партии Грузии, стояли возле Совета министров, возле театра оперы и балета, проспект Руставели, возле театра драмы. Все бурлило. Даже я в гостинице, я жил в гостинице "Тбилиси" в самом центре, и я это все видел. И когда я в театре стал говорить по-русски, вдруг в партере раздается крик: "Говорите по-грузински!". Председатель собрания поднимается и говорит: "Я прошу не мешать!". Я договорил до конца, все это было принято хорошо. Потом секретарь ЦК Грузии подошел ко мне в антракте, извинился и говорит: "Извините, но видите, какие у нас дела происходят". А грузинская уважительность была везде, между прочим. Такой факт в Грузии: в гостинице мы сели в лифт, чтобы подняться на верх. И Глонти говорит: "Ты знаешь, кого ты везешь? Ты везешь Дадишкилиани". "Да ты что?" - говорит. У них гостеприимство, проблем не было.

Олег Родин: При всей сложности ситуации в Грузии на фоне череды триумфальных успехов творческой работы в России Отар Дадишкилиани все же немного сожалеет, что жизнь прошла не на исторической родине. Эти сожаления отчасти разделяют и его дети.

Отар Дадишкилиани: Кровь есть кровь, отец есть отец. У меня двое детей. Дочь уже взрослая, ей сорок лет, она сейчас педагог в училище белорусском, заслуженная артистка Белоруссии. А сын работает солистом балета. Он гордится тем, что носит фамилию Дадишкилиани и везде говорит - я грузин. Хотя он менее похож чем дочь, дочь буквально сванка. Ее приглашали в Тбилиси после моего приезда, танцевала "Жизель", она ведущая балерина. Ее пригласили в Тбилиси, она блестяще станцевала "Жизель". В одном антракте, во втором антракте сваны один за другим, все приходили с подарками, с подношениями, с приглашениями. Устроили потом ей прием, банкет. Министр культуры пригласил через день к себе, и тоже предложили работать в Тбилиси. Она великолепно устроена в Минске, она была ведущей балериной. Зачем ей менять Минск на Тбилиси? Хотя, кстати, даже она сейчас сожалеет. Уважает очень фамилию. Конечно, могла сложиться жизнь и иначе.

Олег Родин: К нынешним событиям в Грузии Отар Дадишкилиани относится насторожено и сожалеет, что все более прерываются культурные связи России и Грузии.

Отар Дадишкилиани: Кстати, к Шеварднадзе я относился отрицательно. Потому что я считаю, что Шеварднадзе очень хитрая личность. А то, что сейчас произошло - это стихийность, напоминает бунт, и чем это кончится - я не знаю. Интеллигенция, я жалею, что сейчас прервались контакты. Опера-балет Глонти "Клеопатра", я считаю, это очень интересный проект, так и неосуществленный, потому что буквально, когда мы договорились о встрече, все рухнуло и уже никаких связей. Я даже не знаю, как дела. Одно время он писал, говорил, что очень трудно и со светом, и с теплом. Я жалею, что у меня прервались связи с моими коллегами-композиторами.

Олег Кусов: Зарождение русско-кавказских отношений относится, по утверждению историков, к 15 веку. Длительность этих отношений объясняется тем, что они сказывались благоприятно как на русских, так и на кавказских народах. Такой точке зрения придерживается гость нашей программы доктор философских наук автор монографии "Россия и Кавказ. Проблемы культурной ориентации" Таймураз Караев. С ним беседует наш корреспондент Николай Зюзев.

Таймураз Караев: Если обратиться в небольшой экскурс в историю, то можно сделать вывод, что кавказские народы, начиная с 15 века, в 16 веке и дальше тяготели к России. На сегодняшний день все люди, простые люди особенно Кавказа, разных народов, также видят в России фактор сегодняшней стабильности, стабильности в сегодняшней жизни. Вот какой вывод можно сделать.

Николай Зюзев: Но сегодняшние отношения - это как раз состояние нестабильности.

Таймураз Караев: С моей точки зрения, это происходит потому, что используются отдельные лозунги из религии, из Корана, например, борьба против иноверцев, возводится в ранг политики, и это очень мешает. Людям это непонятно, а политики используют. Есть много людей в политике, которые хотели бы перестроить на новых основаниях свои отношения с другими странами, в том числе провести ревизию отношений и с Россией. В истории кавказских народов было много периодов, когда решался вопрос о том, какие страны выбрать в плане экономической ориентации и культурной ориентации, религиозной, конфессиональной ориентации. И как показала история, все-таки народы Кавказа и руководители тех времен были ориентированы на север. Я даже это называю славянской ориентацией, поскольку началось уже в 15 веке.

Николай Зюзев: То есть, если вспомнить историю, то получается, что рано или поздно все это закончится, и Россия и Кавказ как-то урегулируют эти взаимоотношения, и Кавказ по-прежнему останется в сфере влияния, в сфере контроля России?

Таймураз Караев: Я даже не употребил бы слово "контроль". Убежден в том, что Россия, это опять же исторически можно доказать, Россия и Кавказ неразделимы. Северный Кавказ, где на сегодняшний день проживают более 16 миллионов человек, из которых 80% народы не кавказской национальности, они всегда будут в составе России, будут ориентированы на Россию, на один язык и на общую культуру, которая уже в последние десятилетия вырабатывалась.

Николай Зюзев: Когда-то Кавказ примкнул к России по религиозному признаку, вследствие этого, что Россия представляла собой большую военно-экономическую силу. Но сейчас геополитическая обстановка на Кавказе значительно изменилась.

Таймураз Караев: Религия, особенно религия народов Северного Кавказа является, с моей точки зрения, смешенными, к сожалению. Исторически так складывалась судьба этих народов, что в классическом варианте они не сложились. Как мы с вами знаем, что религия - это способ совершенствования человека, его духовного совершенствования, и никаких других целей никакая мировая религия не предусматривала. Если учитывать этот фактор, то, конечно же, конфессиональный фактор, присоединение по причине того, что мусульмане на Кавказе проживают, и в Турции проживают, по этой причине вряд ли могут быть ориентированы кавказские народы мусульманские страны.

Николай Зюзев: А что с Чечней?

Таймураз Караев: Чеченский народ, история чеченского народа особенно ничем не отличается от истории других народов. Мифология, поэзия, культура этих народов во многом определялись соседствующими народами, особенно теми народами, у которых древние письменные языки, я имею в виду закавказские республики. Чечня, как и Кабардино-Балкария мусульманскими считаются регионами, поскольку они находятся географически на Великом шелковом пути. Классический вариант мусульманства, особенно суфизма, суфизм особое течение в мусульманстве, также не могут являться на сегодняшний день ориентиром в судьбе этой республике.

Николай Зюзев: Проблема ли для России все больше так называемых "лиц кавказской национальности"?

Таймураз Караев: Люди кавказской национальности, кого я знаю, с кем я разговариваю, очень обижаются, когда их называют "лицом кавказской национальности". Но если обратиться к истории культур народов Кавказа, то такое очень интересное название, которое придумал крупный русский востоковед Мар Николай Яковлевич, он назвал кавказцев в свое время яфетидами. Яфетиды для него это означало, что это люди, народы, которые имеют очень много общего в своей культуре, в быту, в религиях, в поэзии, в этносах и так далее. И чтобы подчеркнуть эту общность, он их назвал яфетидами. И если понимать выражение "лицо кавказской национальности" в этом аспекте, то ничего в этом обидного нет.

Он считал, что кавказцы, когда-то это был один народ, потом они разделились, в языках очень много общего. Но если отбросить эту дискуссию о языках народа Кавказа, общего очень много, в поэзии, в устном народном творчестве. Потому что народы, особенно Северного Кавказа, письменные языки обрели только в конце 19 - в начале 20 века. Нартский эпос - это эпос северокавказских народов. Но на сегодняшний день очень трудно сказать, кому принадлежал этот эпос. Осетины считают, что это осетинский нартский эпос, кабардинцы считают, что это кабардинский нартский эпос. Идут исследования по настоящее время по данному направлению. Но как раз общности подчеркиваются, что много общего, имен очень много. Эпос показывает географию и историю этих народов. Через устное народное творчество были переданы особенности исторического развития северокавказских народов. Письменных источников их истории, к сожалению, практически нет, поскольку не было письменных языков у многих из них.

Николай Зюзев: Известное высказывание губернатора Краснодарского края, что слишком много становится кавказцев, Россия теряет свою идентичность.

Таймураз Караев: Я могу сказать, что еще в царское время принято было решение о том, что уроженцы кавказских народов должны получить образование. Многих из них направляли, была по тем временам разнарядка. Первое постановление, которое было царским правительством принято, я очень хорошо помню количество кавказцев, которые могут обучаться в российских вузах - 117 уроженцев Кавказа ежегодно должны поступать в учебные заведения России. Россия сама делала шаги к тому, чтобы вовлекать в культурный процесс народов Кавказа. Были такие постановления в царское время о массовом переселении, например, армян в разные регионы Кавказа, в том числе и в центральную Россию. Массовое переселение армян произошло по решению правительства России в новую Нахичевань, это регион Ростова-на-Дону.

Николай Зюзев: Как вы считаете, чего не хватает в политике российских властей, какой фактор не учитывается российскими властями, чтобы эти отношения были более благоприятными, и сама проблема решалась без конфликтов?

Таймураз Караев: Хотелось бы, конечно, чтобы больше наши политики в своей конкретной повседневной работе выдвигали лозунги единства и дружбы народов, чем культивировать в народах неуважительное отношение к религиям, к обычаям малых нардов и культур. Когда распадался Советский Союз, нужно было какой-то меморандум принимать, какой-то закон, который подписали все народы, их лидеры о том, что границы после распада, существующие географические границы, например, сколько-то лет, меморандум на пятьдесят лет, на сто лет, не должны были затрагиваться. Если бы этот закон был принят, не было бы территориальных претензий одного народа к другому и, может быть, можно было бы каким-то образом избежать этих открытых национальных войн.

XS
SM
MD
LG