Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

События в Чечне и президентская кампания 2004 года


Чеченская война накануне прошлых выборов президента России была главной информационной темой на всех телеканалах, в том числе и государственных. Многие аналитики утверждают, что в числе прочих целей контртеррористическая операция на Северном Кавказе создавала образ сильного политика Владимира Путина. Война, по их мнению, стала своеобразной предвыборной кампанией малоизвестного чиновника и сотрудника спецслужб. Даже нет необходимости напоминать самый популярный предвыборный лозунг Владимира Путина, но тогда в его намерении мочить террористов поверили даже чеченцы. Из Грозного передаёт корреспондент Радио "Свобода" Амина Азимова.

Амина Азимова: В самом начале второй чеченской войны осенью 1999 года в чеченском обществе было немало людей, которые готовы были воспринять продекларированные российской властью меры по проведению так называемой контртеррористической операции. В неуклюжем обещании мочить террористов в сортире чеченцам слышалось хоть какое-то разделение на террористов и не террористов. Соблазн поверить в справедливость "освободителя от террористов" был настолько велик, что перед ним как-то поистерлась память о сожженных дотла Самашках 95 года, о Сержень-Юрте 96 года, о неисчислимых фильтрапунктах, разбросанных в годы первой войны по всей республике. Многие жители Чечни ностальгировали по сильной власти, им хотелось не замечать ужасаемой разницы между декларациями молодого российского премьера Путина о необходимости немедленного спасения чеченского народа от террористического зла и собственно действиями его непосредственных подчиненных - военных, милиционеров и сотрудников спецслужб.

57-летний житель Грозного Саид Мусалов всю жизнь проработал судьей. 32 года он вершил правосудие, свято веря в закон как высшее мерило человеческой справедливости. Осенью 99 года Саид Мусалов, всю сознательную жизнь апеллировавший к российскому правосудию, поверил в необходимость решительных мер по борьбе с терроризмом. Он пролистывал последние 7-8 лет своей жизни и корил себя за то, что в свое время не сказал решительного "нет" революционным переменам в Чечне с начала 90-х. И чтобы хоть как-то компенсировать свою историческую вину, Мусалов стал верным поклонником Владимира Путина, в обещания разобраться с террористами которого безоговорочно поверил. Во время предвыборной кампании 2000 года Мусалов работал в одной из избирательных комиссий. К этому времени он уже стал замечать некоторые, мягко говоря, перегибы в борьбе с терроризмом. Во время штурма Грозного погибло несколько его дальних родственников. Но это казалось неизбежными издержками войны, главное, думал он, показать российскому руководству, что население республики желает мирно сосуществовать с Россией. Но издержки продолжались и после выборов. Один за другим стали исчезать молодые соседи Мусалова. Для того, чтобы окончательно излечить Мусалова от этой наивности, властям пришлось забрать у него единственного сына. За 27-летним Анзором Мусаловым военные в масках пришли поздно ночью в июле 2003 года на четвертом году войны. Около десятка вооруженных людей в камуфлированной форме без опознавательных знаков действовали практически бесшумно. Они связали отца семейства и, залепив Анзору скотчем рот, увезли его с собой. Мусалов уверен - это были спецслужбы, ведь подошвы у них на ботинках были резиновые, и свою спецоперацию они провели в считанные минуты. А раз это были спецслужбы, говорит Саид, то они не могли не знать о том, что его сын ни в чем не виноват, значит для них нет никакой разницы между террористом и мирным человеком. О сыне Анзоре до сих пор ничего не известно.

С тех пор вершитель правосудия Саид Мусалов не верит ни российской конституции, ни ее гаранту. Он знает - его использовали, как использовали многих так же наивных поклонников, как и он. Отчаявшись найти сына живым или мертвым, судья Мусалов сегодня готовится подать иски против телекомпании ОРТ и создателей сериала "Честь имею". Он уверен, что именно люди без чести и совести, создающие такие фильмы, равно как и те, кто заказывает их к очередным президентским выборам, виноваты в чеченской трагедии не меньше чем те, кто непосредственно убивает, похищает людей. На выборы 14 марта Саид Мусалов не пойдет, он вообще больше никогда в жизни не пойдет ни на какие выборы.

Олег Кусов: Первый президентский срок Владимира Путина подходит к концу. Об его итогах пишет иностранная пресса. "Спустя четыре года с начала войны Чечня остается местом опустошения, - пишет "Франс-пресс". - Придя в Кремль в 2000 году. Владимир Путин пообещал незамедлительно положить конец хаосу, царящему в Чечне. Однако к истечению президентских полномочий российские войска все еще находятся в мятежной республике, где случаи незаконной торговли, похищения людей только увеличились, а обстановка стала еще более небезопасной. "В результате военных действий Грозный превратился в один из самых опустошенных городов, который я когда-либо видел", - заявил недавно заместитель секретаря ООН по гуманитарным вопросам Жан Энгеланд. Осенью 1999 года Владимир Путин, будучи премьер-министром, начал войну, обещая быстрое завершение антитеррористической операции. Однако конфликт затянулся, перейдя в партизанские действия и в еще более частые террористические акты. Даже если последние из них, происходящие на всей территории России, и не имеют обязательного отношения к сепаратистам, ответственность за некоторые теракты взяли на себя именно радикальные чеченские группировки. В свою очередь российское телевидение, контролируемое властью, тщательно избегает вопросов, связанных с Чечней, тем более накануне президентских выборов. Критиковать власть позволяют себе лишь несколько московских периодических изданий".

В президентскую кампанию 2004 года события в Чечне намеренно отодвинуты на второй план, государственные телеканалы пытаются создать впечатление у зрителя, что главные проблемы Чечни уже решены. Не исключено, что с этой позицией связана ликвидация накануне выборов одного из влиятельных полевых командиров Руслана Гелаева и арест ближайшего сподвижника Масхадова Магомеда Хамбиева. Некоторые наблюдатели высказывают предположение, что за несколько дней или даже часов до голосования российские спецслужбы могут сообщить о задержании ещё более влиятельных фигур чеченского сопротивления. Чечня, как и четыре года назад, обыгрывается кремлёвскими политтехнологами, но только роль у неё на этот раз другая. Говорит бывший председатель Верховного Совета России академик Руслан Хасбулатов.

Руслан Хасбулатов: Когда началась эта контртеррористическая операция, Путин, на мой взгляд, говорил серьезные и взвешенные слова, что разгромим террористов, которые напали на Дагестан, армия вернется, будем способствовать избранию нормальных гражданских властей. Теперь уже пятый год идет, и армия не возвращается, обстановка не нормализуется. Все силы брошены на то, чтобы несколько десятков тысяч людей, которые вынуждены были бежать из республики в соседние республики, чтобы их вернуть. На этой основе строятся большие политические акции, из Ингушетии вернуть, оттуда вернуть. Куда вернуть? Чеченцев даже смешно пытаться силой опять возвращать в свои родные места. Как только будет нормализирована, стабилизирована обстановка, они сами в буквальном смысле бегом вернутся.

Продолжаются акции, подрывы бесконечные, хищения людей. Мирные люди постоянно ссылаются на то, что слишком много различных вооруженных групп, которые охотятся за людьми, не поймешь, откуда они. А стремление кремлевских властей заключается в том, что как бы заморозить этот конфликт и не дать даже говорить о нем. Все хорошо, и почему вы пытаетесь говорить на эту тему? Это не политика, это, если политика, то несерьезная. Проблема Чечни всплывает каждый раз уже 10 лет, когда очень нужно федеральным властям укрепить свои позиции. И она удобное поле для того, чтобы демонстрировать сильные позиции и показать своей необычайно высокий уровень патриотизма, обкатывать какие-то лозунги и множество другое. Но в этих случаях, к сожалению, сами люди, народ чеченский выступает игровым полем, циничный подход. Конечно, то обстоятельство, что в последний период, год-два, все меньше уделяется внимания серьезному обсуждению положения в Чечне, если обсуждается, то по телевидению, в газетах какой-то частный вопрос.

Олег Кусов: По мнению Руслана Хасбулатова, чеченская тема удалена с телеэкрана ещё и потому, что приелась российскому избирателю.

Руслан Хасбулатов: Речь идет о чем? О том, что общество устало от проблем в Чечне. И мне кажется, что нет особенно большой потребности в самом российском обществе вникать в эти проблеме. Сколько можно, так, наверное, рассуждают, да разгромить там все и чего обсуждать. Поэтому власти легко манипулировать. Посмотрите, до сих пор нет воздушного сообщения с этой республикой. Говорят о нормализации, но если самолеты не летают, железные дороги работают, как вы сами знаете, сколько там поездов идет в неделю, связи нет телефонной, телеграфной. Как можно говорить о нормализации положения, о том, что республика вернулась в общее лоно конституционное России? Следовательно, или ненормальное положение, абсолютно ненормальное положение у этой республики или власти специально изолируют эту республику от России. Но опять-таки напрашивается вывод: если там нормальное положение, почему такая изоляция этой республики? Вот, собственно, ответ, по-моему, не стоит даже аргументировать, уже ясно, что если не летают самолеты из этой республики и в эту республику, если нормально не ходят поезда, если нет телефонно-телеграфной связи, так о чем говорить? Следовательно, все, что там говорится по поводу нормализации, это блеф. И для того, чтобы придти к этому выводу, я, конечно, знаю достаточно много, но необязательно и знать, для исследователя, для ученого важны эти три составляющие.

Олег Кусов: Фактор Чечни используется властью в своих целях настолько цинично, что заставляет говорить многих жителей республики о том, что испытаний, подобных сегодняшним, не выпадало на их долю даже в годы депортации в середине 40-х годов.

Руслан Хасбулатов: Неслучайно люди многие говорят, особенно старые люди, пережившие сталинскую депортацию, что Сталин к нам так не относился, как Ельцин, как Путин. Это прямо говорят люди, мне приходилось много раз слышать эти фразы. И это не в пользу кремлевских правителей, с этим надо как-то решать вопрос, и серьезно, вдумчиво, без факторов раздражения, которые часто слышны, проявляются, когда речь идет о Чечне. Чего раздражаться, чего здесь проявлять какое-то высокомерие? Люди живут на своей земле и надо дать возможность этим людям жить на своей земле. Правители уходят, приходят, а народ бессмертен.

Олег Кусов: По мнению политолога Юрия Ханжина, в реальности ситуация в Чечне по-прежнему остаётся критической. Власть находится в руках военных и силовых структур. Это значит, что официальной информации о ситуации в республике полностью доверять нельзя.

Юрий Ханжин: Политику защиты прав человека в этой республике никто всерьез не проводит. Существующие институты, которые должны были бы защищать права и свободы граждан, в Чечне совершенно не действуют, они парализованы. Да и вообще реальная власть находится в руках исключительно силовых структур, а местные руководители, которые представляют президента, правительство, эти деятели просто ширма для этих вооруженных сил, вооруженных силовых структур, которые и осуществляют совершенно неограниченную бесконтрольную диктатуру. И когда они просто-напросто отбросили видимость соблюдения прав человека, сейчас они хотят решить проблему силой и только силой, ни на кого не оглядываясь и, видимо, игнорируя общественное мнение и российское, и зарубежное, так же, как они его реагировали до сего времени.

Но я вот что хотел еще сказать: могут задать вопрос - как это возможно? В конце концов, Россия европейское государство, она пользуется достаточно высоким международным авторитетом и такое пренебрежение к общественному мнению, как это можно совместить с имиджем господина президента, его сторонников, претендующих на какой-то демократический облик, на облик защитников законности и так далее? Именно поэтому и хотят сделать события в Чечне как можно более малопримечательными, чем меньше будут знать, тем лучше, вероятно, таково мнение наших высших чиновников. Все знают, с каким огромным риском связана любая попытка узнать правду о событиях в Чечне. Я не сомневаюсь в том, что то, что делается в результате тех операций по усмирению, сопровождается чудовищным кровопролитием, убийствами без всякого суда и следствия, расправами над безоружным мирным населением, над пленными и так далее. Но ведь о большинстве этих фактов все-таки мы не знаем, до нас доходит, может быть, одна тысячная доля информации.

Олег Кусов: Однако формальные результаты всех выборов и референдума в Чечне говорят о полной поддержке российской политики на Северном Кавказе. Несоответствие между реальными настроениями общества и данными голосования приводят политологов к выводу, что процедура выборов необъективна, зачастую власть прибегает к фальсификации. А это, в свою очередь, подрывает доверие к власти. Жители Чечни говорят о том, к подобному методу власть, скорее всего, прибегнет и на этот раз, 14 марта. Якобы, главы местных администраций уже получили указание на предстоящих выборах добиться высоких результатов в пользу Владимира Путина любым способом, что, впрочем, наблюдается и во многих других регионах России. Можно ли противостоять попыткам фальсификации результатов в ходе предстоящих выборов? Этот вопрос всё чаще задают избиратели, и не только в Чечне. Наш корреспондент на Северном Кавказе Дмитрий Александров утверждает, что положительный ответ на этот вопрос уже получен по соседству с Чечней, в Северной Осетии. Здесь на последних, думских, выборах представитель Союза Правых Сил легко обошёл двух ставленников местной власти.

Дмитрий Александров: Арсен Фадзаев опередил своего основного конкурента Секретаря Совета безопасности Северной Осетии Урузмага Огоева более чем на 11%. Как считают эксперты, победу молодому политику и одновременно уже известному в стране спортсмену, двукратному олимпийскому чемпиону по вольной борьбе, обеспечили несколько факторов. Первый и, пожалуй, самый важный - это то, что для большинства населения Северной Осетии Урузмаг Огоев представлял официальную власть, она, мягко говоря, не пользуется популярностью у местного населения. Предвыборная кампания выдвиженца местной власти была проведена безграмотно, она больше помогла Арсену Фадзаеву. В ходе кампании люди возмущались самоуверенностью чиновников, которые не скрывали, что победу Огоеву фактически обеспечена задолго до голосования. Многие проводили аналогии с недавними выборами президента Северной Осетии, когда действующему руководителю удалось обеспечить себе победу только благодаря так называемому административному ресурсу. Основного конкурента, экс-руководителя миграционной службы России Сергея Хетагурова тогда устранили с дистанции только с помощью суда. Арсен Фадзаев на президентских выборах поддерживал Сергея Хетагурова. Видимо, тот урок для Фадзаева зря не прошел. На выборах в Госдуму России в Северной Осетии соперника Фадзаева Урузмага Огоева еще и дублер. Против Фадзаева власть выставила еще и руководителя Госкомспорта республики Сослана Андиева, в итоге он занял третье место. На думских выборах в Северной Осетии избиратели убедились, что власть на самом деле не всесильна, многое и ей не по зубам, когда народ занимает твердую позицию.

Олег Кусов: Говорит руководитель бывшего избирательного штаба Арсена Фадзаева Таймураз Чеджемов.

Теймураз Чеджемов: Я считаю, что выиграть выборы честно в России, как показала практика, можно. Но это возможно при определенных условиях. Первое условие - это когда власть теряет доверие народа к себе, и люди больше не могут скрывать своего отрицательного отношения к этой власти. Эти выборы показали, что власть в Осетии не столь сильна и авторитетна в глазах народа, как она о себе думала. Я считаю, что нынешняя власть характеризовалась в первые годы самовлюбленностью, можно сказать. Потом эта самовлюбленность переросла в самоуверенность, но эта самоуверенность ни на чем не основана. Я думаю, авторитет власти, и уверенность власти должна быть прежде всего основана на доверии людей. В силу этой самоуверенности и власть на этих выборах нисколько не сомневалась в своей победе и никак не допускала мысли о возможности победы Фадзаева. Ее уверенность базировалась на том, что она многие годы приучала делать людей то, что скажут сверху. И вот это приобщение народа к терпению постоянно сопровождалось обманом, гонением, несвободой слова и инакомыслия, закрытием оппозиционных средств массовой информации, а иногда даже открытым преследованием, даже с помощью правоохранительных органов людей, которые мыслили не так, как того хотела власть. Вот такой идеологией запугивания был опутан весь чиновничий аппарат. И именно на него и делалась ставка на этих выборах. Однако давно известно, что на политике запугивания и угроз власть долго продержаться не может.

Олег Кусов: По словам местных аналитиков, политическая ситуация в Северной Осетии довольно сильно напоминает общую ситуацию в России. Даже стиль руководства и отношение к оппозиции у президентов Владимира Путина и Александра Дзасохова схожи. Однотипные претензии высказываются наблюдателями и в отношении Центризбиркома России и Северной Осетии. Продолжает Таймураз Чеджемов.

Теймураз Чеджемов: Не могу не сказать, когда речь идет об административном ресурсе: в Осетии, к сожалению, очень явную неприкрытую, но негативную позицию занимал наш Центризбирком. Он призван обеспечить соблюдение законности на выборах на всей территории Осетии. Однако вместо этого наш Центризбирком по сути превратился в центр грязных технологий, где даже принимаются десятки заведомо незаконных решений.

Олег Кусов: Большую работу на думских выборах по североосетинскому избирательному округу проделали и члены предвыборного штаба Арсена Фадзаева. Им пришлось взять под контроль все участки в избирательном округе. Подобные меры позволили отобразить объективные итоги голосования. Но в масштабах России воспользоваться североосетинским опытом довольно сложно. Как, впрочем, и в Чечне, на территории которой роль общественных организаций ничтожна по сравнению с любым воинским или милицейским начальником. По всей видимости, как и в прежние годы, итоги выборов в Чеченской Республике будут отражать позицию власти, а не рядовых избирателей. А это ещё больше подрывает доверие чеченцев к официальной Москве.

XS
SM
MD
LG