Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чеченская нефть


Вот уже более двух лет в Чечне функционирует Акционерное общество "Грознефтегаз". Ещё в советские времена чеченскую нефть называли уникальной по своему составу. Чечено-Ингушская Республика считалась нефтяной республикой. После провозглашения независимости Чечни правительством Джохара Дудаева, местные политические и экономические кланы именно на нефти строили свои баснословные состояния. Но сегодня руководители "Грознефтегаза" говорят, что нефтяная отрасль уже не может решать важные экономические задачи республики. Наш корреспондент Наталья Нестеренко побеседовала с генеральным директором АО "Грознефтигаза" Баудином Хамидовым, который признал, что нефть в республике по-прежнему воруют, но уже, якобы, меньше.

Наталья Нестеренко: По официальной версии, все средства с экспорта чеченской нефти, за вычетом средств на зарплату, материальные затраты, уплату налоговых и других платежей, направляются на восстановление нефтегазового комплекса и развитие социальной сферы республики. Акционерному обществу "Грознефтегаз" удалось восстановить головные сооружения по сбору, подготовке и перекачки нефти на нескольких нефтепарках и ликвидировать открытые фонтаны на 150 скважинах, построить более трехсот километров трубопровода. За истекший период "Грознефтегаз" выделил 2,7 миллиардов рублей на строительство и восстановление разрушенных объектов нефтегазового комплекса республики. Однако, по мнению генерального директора акционерного общества "Грознефтегаз" Баудина Хамидова, трудно рассчитывать на то, что нефтяная отрасль в будущем станет базовой для экономики Чечни.

Баудин Хамидов: Грозненская нефть не является основным источником финансирования восстановления Чеченской республики. Во-первых, потому что его сегодня мало. Мы добываем всего 1 миллион 750, но планируем добывать два миллиона тонн. Но даже если мы будем добывать два миллиона тонн, это не обеспечит весь восстановительный процесс республики. Более того, сам нефтекомплекс нуждается сегодня в инвестициях, то есть зарабатываемых сегодня средств достаточно, чтобы заплатить налоги и заниматься восстановлением нефтекомплекса республики. Всей остальной экономики республики, социальной сферы республики, конечно, наша нефть не вытянет.

Наталья Нестеренко: Нефть уже более 10 лет остается объектом пристального внимания как заурядных дельцов, ворующих топливо, так и политиков, чиновников. Нефтепромышленники республики оказалась на грани краха. Сегодня добывается ежесуточно только пять тысяч тонн нефти.

Баудин Хамидов: Значимость и исключительность, уникальность грозненской нефти была в том, что это легкая нефть, 70% светлых фракций. Оно имело значимость, когда мы эту нефть перерабатывали нашим мощным грозненским нефтеперерабатывающим комплексом, который перерабатывал до 20 миллионов тонн. Грозный давал в свое время 22 миллиона тонн. Это был кратковременный пик в 71 году, потом добыча упала. Перед войной была добыча четыре миллиона тонн. Добыча плавно падающая, выработанность 90% запасов. Поэтому нельзя говорить о том, что изменилось качество или мы стали добывать меньше, потому что не можем восстановить. У нас просто выработанные запасы.

Наталья Нестеренко: Два миллиона тонн нефти, которые едва добывает чеченские нефтяники, не смогут больше покрывать весь бюджет республики.

Баудин Хамидов: Мы очень много потеряли в период военных действий - фонтаны, нерегулируемые отборы во время массовых хищений. Мы очень много потеряли нефти.

Наталья Нестеренко: Разговоры о том, что в Чечне огромные запасы нефти - это заблуждение, считает генеральный директор акционерного общества "Грознефтегаз" Баудин Хамидов. По его мнению, запасы чеченской нефти весьма ограничены. Акционерное общество "Грознефтегаз" рассчитывает в будущем проводить поиск и разведку недр, тем самым увеличить добычу нефти. А пока нефтяникам приходится преодолевать другие трудности. До недавнего времени десятки горящих скважин застилали копотью большую часть неба. Относительно недавно на крупном нефтеналивном пункте Червленая узловая была совершена версия - неизвестными были обстреляны резервуары с топливом.

Баудин Хамидов: За период нашей деятельности ликвидировано 150 фонтанов. Сегодня есть один горящий фонтан, это месторождение Месхеты. Объясняется тем, что он в труднодоступной зоне в смысле обеспечения безопасности со стороны военных. Фонтан, кстати, возник в результате диверсионного обстрела.

Наталья Нестеренко: По официальным данным, из пяти тысяч тонн ежедневной добычи нефти по пути от скважины до нефтепарка терялось до одной тысячи. Вопросы сохранности нефтекомплекса напрямую зависят от так называемой нефтяной милиции, которая, по словам местных жителей, скорее организовывала массовые хищения нефти. С наступлением ночи по дорогам республики можно было замечать многочисленные колоны с нефтью, которые сопровождались как военными, так и местными жителями. По словам Баудина Хамидова, в борьбе с нелегальным нефте-бизнесом произошел перелом. Ряд руководителей полка милиции по охране нефтекомплекса были лишены своих должностей.

Баудин Хамидов: Выполнение нами наших установленных уровней добычи напрямую зависит от хищений и, к сожалению, в меньшей степени зависит от усилия нас как нефтяников-профессионалов. Но надо сказать, что сейчас после того, как прошли выборы президента Чеченской республики, вопросам сохранности нефтекомплекса уделяется пристальное внимание руководством республики. Сегодня уровни хищения снизились, я бы сказал, кратно снизились. Если у нас раньше были масштабы хищений до тысячи тонн, то сегодня хищения есть, но уже их масштабы в пределах двухсот тонн. Хищения есть, это повседневная проблема, которой постоянно занимаются все, в основном задача возложена на вневедомственную охрану, в рамках которой создан полк милиции, произведено кадровое укрепление полка милиции. Назначен новый молодой руководитель, командир полка. И ощущаем заметные сдвиги, рассчитываем, что эту проблему удастся в конце концов решить.

Наталья Нестеренко: Несмотря на реорганизацию структуры по охране нефтекомплекса, прекратить массовое хищение нефти в Чечне пока не удается. Серьезно стоит проблема борьбы с кустарными нефтеперегонными заводами.

Баудин Хамидов: Ее ворует местное население, кто же еще будет воровать? Естественно, это происходит под прикрытием вооруженных структур. Эти минизаводы, эти колонны они обязательно прикрываются силовыми структурами. У нас воровались тысячи тонн, сегодня воруют двести тонн. А вот как они ее реализуют, об этом можно только догадываться. Наверняка, они ее реализуют за бесценок нашим соседям в Дагестан, Ингушетию.

Наталья Нестеренко: По мнению аналитиков, на протяжении двух войн нефтекомплекс Чечни остается одной из самых болевых точек неутихающего конфликта. За контроль над отраслью уже многие годы идет борьба. От исхода этой борьбы будет зависеть не только дальнейшая ситуация в Чечне, но и в целом на Северном Кавказе.

Олег Кусов: В одной из недавних программ мы рассказывали о поездке учащихся грозненской школы для глухих детей в Нижний Новгород. Говоря о проблемах школы, преподаватели сетовали в том числе и на то, что вот уже более трёх лет она не может попасть в своё здание. Само здание школа от бомбёжек не пострадало. Видимо, хорошее состояние здания и стало причиной мытарств коллектива. В начале 2001 года школьное помещение занял отдел милиции. О ситуации вокруг здания грозненской школы для глухих детей рассказывает Наталья Нестеренко.

Наталья Нестеренко: Республиканской школе для глухих и слабослышащих детей грозит очередное выселение. Двухэтажное здание, где располагается школа-интернат, частный грозненский дом. Два года тому назад преподаватели договорились с хозяином, что пока дети будут учиться в шести комнатах, в которых сидят за партами 68 ребят. Своими силами отремонтировали, оборудовали и заселили, оплачивая аренду дома. Недавно хозяин арендуемого интернатом здания предупредил руководство школы о том, что к весне этого года они должны освободить дом. Собственное же помещение республиканской школы-интерната на улице Павла Мусорова, состоящее из учебного корпуса, общежития и пищеблока, практически не было повреждено во время боевых действий. Но в январе 2000 года его постигла та же участь, что и многие грозненские здания. Говорит директор школы Рамзан Ильясович Исламгериев.

Рамзан Исламгериев: Наша родная школа занята федеральными силами. Раньше там размещался временный отдел Октябрьского района, а сейчас размещается, они переименовали оперативный отдел Октябрьского района, которые ровным счетом ничего не делают, сидят, только себя охраняют. Я неоднократно ставил этот вопрос перед администрацией района, перед республиканскими ведомствами. У нас есть распоряжение Кадырова, когда он еще главой администрации был, об освобождении образовательных учреждений, но, а воз и ныне там.

Наталья Нестеренко: Лиза, Томила и Расул - трое из семьи первоклассников разного возраста, аттестованные после подготовительного класса только за то, что могут произнести свое имя и слово "мама". Завуч единственной в Чечне школы для глухих и слабослышащих детей Майнаш Пайзулаева говорит медленно и четко. Ее профессия - учить глухих детей произносить слова, которые им произносить физически трудно.

Майнаш Пайзулаева: Голос еще слабый, потом будет покрепче. Предстоит еще работа большая.

Наталья Нестеренко: За четыре года школа поменяла три адреса. Когда смотришь на детей, то понимаешь: если они до сих пор учатся, то благодаря стараниям учителей, которые пытаются адоптировать глухих детей к новым условиям чеченской жизни, чтобы взрослее они смогли элементарное: объясняться на блокпостах, найти хоть какую-нибудь работу. Говорит завуч школы Майнаш Пайзулаева.

Майнаш Пайзулаева: Ведь у нас раньше, когда было систематическое обучение в школе, у нас дети учились и работали. Учились на стоматолога, у нас юрист была девочка, у нас экономист-бухгалтер была девочка. Сейчас зубопротезный открыла в Урус-Мартане, работает. Дима Ребров у нас работает в ленинградский восстановительный центр, работает в России. Так что возможности у наших детей такие же, как у слышащих, только надо создавать им условия и помогать им, без помощи они не смогут. Сейчас работы нет, выпускники наши бродят, жалко их видеть иногда. Хочется, чтобы дети все при деле были, учились бы, работали, были бы устроены.

Наталья Нестеренко: Преподавателям и родителям каждое утро приходится совершать почти подвиги, приводя детей в школу. Завуч школы рассказала, что дорога от дома до Грозного для родителей и их детей зачастую опасная. Все уроки родители вынуждены просиживать у входа в здание школы, ждать, когда закончатся занятия.

Майнаш Пайзулаева: Эта девочка живет в ПВР. Считайте, условия не для знаний. Этого мальчика привозят с Ачхой-Мартановского района. В годы войны они не могли придти в школу. Трудно приезжать, очень накладно, дорого. Автобус не рубль, не в копеечку обходится. Поэтому они приезжают по мере возможности. А мы рады каждому их посещению, лишь бы что-то им дать.

Женщина: Мы тоже возим детей каждое утро, и опять сидим с 9 до часу. Если был бы интернат, в субботу забрали, а целую неделю был бы тут. А то мы тут сидим, дома дела, дома дети.

Наталья Нестеренко: По данным преподавателей интерната, всего в республике более 600 глухих и слабослышащих детей. Точное число ребят с проблемами слуха установить невозможно. В комнате подготовительного класса грозненской школы для глухих и слабослышащих детей на одной из стен висит плакат успеваемости учеников "Как мы говорим". Тот, кто научился говорить букву "а" получает красный треугольник - это и есть успехи детей. Майнаш Адизовна говорит, что ждет от родителей таких же стараний.

Майнаш Пайзулаева: Они тоже изучают дактилологию, жесты, мимику. И, конечно, это большое подспорье этим детям. Кто будет это делать, их дети лучше говорить, чем остальные.

Наталья Нестеренко: Маленькая худенькая первоклассница Лиза, проявлявшая интерес к микрофону во время записи, на прощанье сказала свое коронное "пока".

Олег Кусов: Страница недавней истории. 12 лет назад в Москве был подписан Федеративный договор, вошедший отдельной главой в российскую Конституцию. Просуществовал он недолго - 12 декабря 1993 года на референдуме была принята новая Конституция России. Руслан Хасбулатов так обосновывает необходимость его разработки.

Руслан Хасбулатов: Фактически Российской Федерации как федерация, она не имела своей собственной законодательной базы. Только союзное законодательство регулировало деятельность России как федеративного государственного образования. Получилось опасное состояние. Когда распался Советский Союз, одновременно процессы разложения и распада коснулись и Российской Федерации. Я, например, будучи не только экономистом, юристом, очень боялся того, что и республики и области скажут: послушайте, а где документы, нормативные акты, законы, которые обуславливали бы вхождение моей республики или области в Российскую Федерацию? Не было российского законодательства в этой части.

Олег Кусов: Тогдашний председатель Верховного Совета России Руслан Хасбулатов считает, что с помощью Федеративного договора был предотвращён развал страны. Но работа над проектом протекала не просто. Его подписали все российские субъекты, кроме Татарстана и Чечни.

Руслан Хасбулатов: Было уже почти 20 разных проектов и со стороны президента Ельцина, его аппарат занимался этим. Правительство Российской Федерации занималось этим, но никак не могли придти к согласию, склонить к согласию всех лидеров республик, областей автономий, областных и других образований. Тогда уже возникло около 30 различных проектов разделения Российской Федерации. Уральская область, Дальневосточная, Сибирская, даже Питер старался стать самостоятельной республикой. И тогда мне пришлось вместе с одним из своих заместителей яровым непосредственно заняться проблемой сохранения России как единого целого. Удалось достаточно быстро сформировать создать этот Федеративный договор. Приятно был удивлен этим обстоятельством Ельцин. Он мне позвонил, во-первых, поздравил с этой необычайно успешной акцией, очень важнейшей политической акцией того периода и сказал: "Послушайте, ведь событие очень важное. Давайте мы в кремле закрепим". И мы тогда 31 марта 92 года в Кремле, Ельцин я и все лидеры республик подписали этот Федеративный договор. Затем мы его на очередном съезде народных депутатов ввели в качестве части конституции.

Олег Кусов: Руслан Хасбулатов считает, что отказ от Федеративного договора в конце 1993 года на самом деле означал возвращение к авторитаризму, следствием которого стали сегодняшние идеи о "вертикали власти".

Руслан Хасбулатов: Мне кажется, что большая ошибка современных властей, в том числе и тех, кто написал ельцинскую конституцию, то, что фактически этот Федеративный договор оказался выброшен из конституции, и началось достаточно серьезное движение к унитаризму в Российской Федерации, что в принципе невозможно для такой огромной в территориальном аспекте державы со сложными судьбами, многоэтническим составом. Конечно, адекватная система организации власти и управления в Российской Федерации - это федеральные механизмы. Они, к сожалению, сейчас унифицируются. И региональные лидеры уступку на то, что, дескать, вы нас не трогайте, мы хотим быть президентами и главами администраций, губернаторами еще на какое-то время, а мы пойдем вам на уступки, все, что вы хотите, примем. Они пошли на уступки и ухудшили свое законодательство. Это называется "вертикаль власти". На мой взгляд, она ущербная. Общеисторическая тенденция сегодня в политической истории, в истории государств, это усиление провинции, провинциальных прав, это приближение власти к людям на местах и наделение большим объемом прав и полномочий местных администраций. Конечно, речь идет не о коррумпированных администрациях. Современные государства стремятся вообще избавиться от коррупции, особенно в госаппарате, в системе избираемых должностей. Вот, казалось бы, Европа, огромную роль играют отдельные провинции не только в целом Европейского Союза, но отдельных государств. Даже концепция существует - объединение государств или объединение провинций. Бавария, Страна басков. Хотя в Стране басков, вы знаете, тоже не все в порядке, терроризм и прочее, но в экономическом смысле, кстати, это регион Испании, который наиболее успешно развивается. Существует очень большая тяга отдельных провинций разных стран образовывать даже между собой какие-то экономические союзы. Это не сепаратизм и не регионализм - это нормальное переплетающееся развитие различных провинций. В наших условиях опять делается попытка свести все к унитаризму, то, что уже было при коммунистической партии.

Олег Кусов: Многие российские политики утверждают, что федеративный принцип устройства России был выработан именно в советские годы, и несёт в себе множество отрицательных тенденций для страны. Сторонники этой идеи считают, что сегодня надо вернуться к политико-административному устройству царской России, в которой не было республик и других национальных образований. Руслан Хасбулатов высказывается против подобных взглядов.

Руслан Хасбулатов: Российская империя фактически была ассиметричной федерацией. Она состояла, вот, говорят, губернии, но и губернии были разные - земские губернии и не земские губернии. Земские губернии это где было развито управление. Царство Польское со своей системой управления, со своей конституцией. Было Финляндское герцогство со своей конституцией, даже со своими деньгами. Булгарское царство - там особая система управления. Рядом с местным ханским аппаратом существовал еще и царский аппарат параллельно. Кавказ управлялся по-своему из Тифлиса, Казанская губерния управлялась по-своему. Семь уровней управления. Это была достаточно гибкая система, ассиметричная федерации фактически.

Руслан Хасбулатов: Руслан Имрамович, в 92 году был принят Федеративный договор, 93 году руководство России отказалось от него. И все-таки актуальность Федеративного договора остается?

Руслан Хасбулатов: На мой взгляд, остается. Потому что, кто бы что ни говорил, но нынешняя конституция, мне кажется, недолговечна. Я не имею в виду, что она может пасть в результате какого-то революционного взрыва. Сами общественные, политические, экономические потребности заставят пересмотреть многие положения этой конституции. Тем более, она была как-то достаточно странно принята, спешно. Кем она состряпана - не знаю. Принята в такой форме, якобы референдум был. А огромная страна с таким мощным населением, как российские граждане, они должны знать, что у них чистая конституция, ими санкционированная, им известная, когда известны составители. Американцы гордятся отцами-основателями своей конституции. Любой конституционный акт - это слишком серьезное дело, его не принято принимать какого-то революционного переворота, раз-два, три-четыре, приняли, живите по этой конституции.

Олег Кусов: Говорил Руслан Хасбулатов, который в начале 1990-х годов стоял у истоков разработки и подписания Федеративного договора. Этот документ перестал существовать в конце 1993 года, но свою роль, как утверждают его сторонники, выполнить успел: распад России на отдельные государства был предотвращён.

XS
SM
MD
LG