Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политологи предлагают выходы из чеченского тупика


Политики и эксперты дискутируют на тему, какой лидер нужен Чечне.

Тимур Музаев: В этой ситуации нужен такой лидер, который смог бы взять на себя политическую ответственность, проявить политическую волю, остановить, во всяком случае, разгул коррупций и расхищений, что-то предложить, а не угрожать и уговаривать, а предложить реальную вещь, реальные места, реальные возможности.

Олег Кусов: При этом подробно анализируются действия Москвы и Грозного.

Сергей Митрохин: То, что произошло - это свидетельствует о провале той политики, которую федеральный центр проводил в Чечне, когда фактически ставка была сделана на одного конкретного человека. Теперь этого человека нет, и что дальше?

Олег Кусов: Чеченский президент стал одной из жертв десятилетней чеченской войны.

Хаваж Митюнин: Любой человек, который находится в республике, может стать жертвой трагедии. Это не обусловлено тем, насколько он лоялен центру, насколько он навязан, насколько он предложен. Это зона повышенного риска. Думаю, что каждый, кто подошел к власти в Чеченской республике, должен быть готов к тому, что его планы будут реализованы не в полной мере.

Олег Кусов: Убийство Ахмада Кадырова не должно сказаться на политике Федерального центра в этой республике, а для этого необходимо поддержать на предстоящих выборах его сына Рамзана. Таков лейтмотив обращения руководства Чечни к президенту Владимиру Путину. Реакцию Кремля в данном случае предсказать не просто. Рамзану Кадырову ещё не позволяет баллотироваться возраст. Но уже известна позиция многих российских политологов, которая сводится к тому, что Чечне необходимы и новые политики, и новая система власти. Говорит Тимур Музаев.

Тимур Музаев: Нужен сильный лидер, ориентированный на федеральный центр, но в значительной степени самостоятельный. Примерно такой, как был в свое время в Ингушетии Руслан Аушев, который, с одной стороны, не допускал сепаратистских выступлений, но, с другой стороны, отстаивал интересы республики и смог аккумулировать в себе доверие ингушского народа, большинства скажем, ингушского народа.

Олег Кусов: А Ахмад-Хаджи Кадыров не был таким?

Тимур Музаев: К сожалению, Ахмад-Хаджи Кадыров был очень четко и твердо, решительно настроен на противостояние в чеченском обществе. И поэтому в значительной степени те силы в Кремле, которые делают ставку на силовые методы решения конфликта, они поэтому поддерживали Ахмада-Хаджи и в значительной степени привели к той трагедии. Эта политика силового решения, политика разжигания противостояния, она и привела к той трагедии, которая произошла. С другой стороны, конечно, нельзя не отметить что противодействия Ахмада-Хаджи экстремистским силам, конечно, сыграли, несомненно, положительную роль и для стабилизации ситуации и в Чечне, и на всем Северном Кавказе в целом. Та часть его деятельности, которая касается противодействиям разжиганию экстремизма в Чечне и на Кавказе, она представляет огромное значение. Я думаю, что она должна быть продолжена.

Но, с другой стороны, в чеченском обществе должен быть начат диалог. Созидательная работа по привлечению общества в мирную жизнь, перестройка общества на мир. Потому что нельзя жить в постоянной войне: война с боевиками, война с федералами, война с проникновением каких-то внешних сил и так далее, терроризмом. Для того, чтобы успокоить общество, нужно что-то созидать, нужно создавать рабочие места. Ничего кардинального в этой сфере не делается, только говорится. Говорится уже лет пять-шесть, а нужно делать. Если найдется какой-то лидер, который реально что-то может предложить, я думаю, что за ним пойдут и ситуацию можно будет переломить. Если по-прежнему все будет сводиться к угрозам и увещеваниям, то же самое ожидает и следующих руководителей.

Олег Кусов: Из тех чеченских политиков, которые сейчас на слуху, есть лидеры, которые отвечают этим требованиям?

Тимур Музаев: Я бы хотел присмотреться к поколению молодых чеченских политиков, которые не завязаны на конфликте, не на первом конфликте, тем более втором, которые занимались своим делом, которые достигли каких-то успехов, которые, может быть, могут иметь потенциал. За ними какие-то силы есть в Москве, какие-то силы есть в республике. Что касается политиков старой волны, то они все известны и ничего нового, я думаю, они предложить не смогут, даже при всем их желании, при всех благих намерениях, они, к сожалению, в прошлом остались.

Олег Кусов: Участница заседания клуба "Открытый форум" в Москве на тему "Чеченская Республика после гибели Ахмада Кадырова" сотрудница информационного агентства ИТАР-ТАСС Тамара Замятина рассказала о своей беседе с председателем Госсовета Чечни Таусом Джабраиловым.

Тамара Замятина: Я вчера разговаривала на эту тему с Таусом Джабраиловым, он был назначен председателем Госсовета республики, и разговор получился на редкость интересным. Во всяком случае, главная мысль у Джабраилова была такова, что нет ни у кого ни в Москве, ни в Кремле, ни среди московских чеченцев морального права претендовать на пост, выдвигать даже кандидатуру на пост президента Чечни, потому что это моральное право принадлежит команде Кадырова. Так вот и говорил глава Госсовета, что есть юридическое право, по которому и казак, и ногаец, и кумык может претендовать на этот пост, это по закону, по конституции, но моральное право для чеченцев священно, а это моральное право принадлежит команде Кадырова.

Олег Кусов: Генеральный директор Центра политических технологий Игорь Бунин убеждён, что Москва согласиться сохранить власть нынешней республиканской элиты.

Игорь Бунин: Сейчас будет сделана ставка на коллективного Кадырова. То есть на ту группу, которую сформировал Кадыров в течение последнего времени и которая, казалась сначала, что она почти полностью погибла в результате теракта, оказалось, что Исаев жив, что министр внутренних дел тоже жив. То есть какие-то элементы этой группы сохранились, сохранился сын, сохранился Джабраилов. И с этих неких элементов будет попытка создать коллективного Кадырова. Причем ясно, что сын Кадырова, как фигура, как претендент на пост президента маловероятен, потому что просто конституционно не подходит на эту роль, и поэтому скорее всего будет найдена какая-то фигура, которая будет номинирована на пост президента, поддержана федеративным центром. И будет совершена операция, очень похожая на президентские выборы в прошлый раз, когда московских чеченцев, несмотря на то, что их авторитет был достаточно высок по всем вопросам, были просто отстранены от выборов или предложены были какие-то посты или не пустили в президентскую гонку или они сами сняли свои кандидатуры, но каждый поступал по-своему. В самой группе Кадырова возникли внутренние конфликты и противоречия. И если там в виду того, что иерархия нарушена, она отсутствует, появится какая-то конфликтная ситуация, то тогда весь этот сценарий рухнет. Но поскольку есть большой помощник из Москвы, который сможет расставить кадры, я думаю, что скорее всего там будет создана искусственная иерархия, будет искусственный коллективный Кадыров, частично виртуальный, но которому будет передана власть. И там через некоторое время возникнет реальный лидер в этой группе. И будет продолжена эта политика чеченизации, которая после решения Рутина об увеличении чеченской милиции, показывает, что от нее никто не отказывался. Она будет продолжена в гораздо более тяжелых условиях. Потому что всегда, когда ломаются иерархии, проводить такую политику намного сложнее, чем когда иерархи восстановлена.

Олег Кусов: Чеченизация конфликта на Северном Кавказе имела больше минусов, чем плюсов. Считает политолог Андрей Пионтковский.

Андрей Пионтковский: Та чеченизация, которая осуществлялась при Кадырове, конечно, она принесла определенные тактические плюсы. Потому что модель чеченизации была очень простой. Были даны большие полномочия руководителю крупного военного формирования, который, что касается Кадырова-старшего, действительно обладал определенным политическим и религиозным авторитетом. Это формирование участвовало довольно активно в борьбе с сепаратистами и в чисто военном плане решало какие-то проблемы, оттягивала напряжение с федеральных сил, но, тем не менее, никоим образом не предотвращая атаки на федеральные силы и на террористические акты на территории России. Вот эта идея при всех краткосрочных плюсах имела целый ряд существенных пороков. Федеральная власть становилась заложником этой силы во многих отношениях и прежде всего в центральном - в отношении к населению Чечни. Потому что Кадырову не удалось стать защитником прав населения перед федеральной властью. Более того, большинство обвинений в бесчинствах в последнее время направляются не в адрес федеральных сил, а прежде всего в адрес кадыровских отрядов и отряда, возглавляемого его сыном.

Эта война, которая выигрывается политическими и психологическими средствами, это война, простите за банальное выражение, за умы и сердца населения. И эту войну при этой модели мы, конечно, продолжали проигрывать. И это не одна проблема с чеченизацией. Если будет предложен или навязан другой кандидат, то тысячи вооруженных людей, поддерживавших Кадырова, кстати, это не тысячи, а больше, они это, мягко говоря, не поймут. А если не навязан, а если чеченское общество демократическим способом захочет избрать другого кандидата? Эти люди тоже, видимо, не поймут. В долгосрочном плане чеченизация, заключающаяся в ставке на одну военную группировку - это совершенно тупиковое направление. Нужна другая чеченизация. Сейчас нам, конечно, не генерал-губернатор назначенный из Москвы и Петербурга, нужен человек, не руководитель военного формирования, нам не нужны военные формирования на территории Чечни, мы за этим и пришли туда, чтобы восстановить конституционный порядок, и единственными вооруженными отрядами оставались федеральные структуры. Нам нужен человек, обладающий моральным авторитетом, человек, который смог бы преломить отношение чеченского общества к России. Главное, на мой взгляд, изменить эту парадигму, ставку на одну военную силу, которая формально будет заявлять о том, что она подчиняется Москве, а на самом деле в долгосрочном плане только усугубляет все наши проблемы.

Олег Кусов: Директор института политических исследований Сергей Марков считает российскую политику в Чечне в целом успешной.

Сергей Марков: Я полагаю, все стратегические направления российской политики в Чечне сохранятся. Я считаю, что российская политика в отношении Чечни очень успешна и она позволила добиться очень многого, очень большого успеха. Конечно, огромное количество проблем осталось, огромное количество ошибок было сделано Британия в Северной Ирландии, Испания в Басконии, Франция на Корсике. Это проблема достаточно долгая. Мы должны понять, что если подходить, что мир надо сделать как в Пензенской области, это не реалистическая задача и не надо ее ставить. Сейчас нужно ставить задачу минимизации жизненных потерь, минимизации вооружения вооруженного противостояния, чтобы люди лучше там жили. Эти задачи постепенно выполняются. Мы, конечно, не сможем уйти от терактов, которые будут совершать боевики родом из Чечни, еще много лет и, может быть, десятилетий.

Задачи многие выполнены. Во-первых, ликвидирована угроза захвата всего Северного Кавказа исламистами, которая была абсолютно реальной в 98-99 годах. Ликвидировано рабство, через которое прошли тысячи людей, разгромлено централизованное управление боевиками, восстанавливается экономика, цивилизация как-то в Чечне, возродились автобусные маршруты, кинотеатры, больницы, школы и так далее. Все основные будут продолжены.

Боевое подавление вооруженного сопротивления, коалиция сепаратистов и исламистов, отсутствие всяких политических переговоров. Второе: при этом постоянные переговоры об условиях капитуляции боевикам. Они идут, будут продолжать идти и все дальше люди будут выходить из леса. Третье - создание собственных органов власти. Четвертое - чеченицзация конфликта, и пятое - восстановление экономики и денег здесь постараются не пожалеть, социальная сфера, все инфраструктуры. Раньше делалась ставка на лидера, на лично Ахмада Кадырова, как на сильную структуру, способную обеспечить. Сейчас мы видим, что эта ставка разрушена. Значит, что была сделана ошибка? Я полагаю, что нет. Была сильная фигура, что бы не сделать на нее ставку. И он очень много сделал, между прочим, огромную работу провел. Другое дело, что сейчас нет этой сильной фигуры. Поэтому, я думаю, что будет у нас либо некий коллективный Кадыров, кто-то будет лицом Чечни, кто-то за силовые подразделения чеченские отвечать, кто-то экономикой заниматься. Либо, я полагаю, что надо вернуться дальше к обсуждению вопроса о переходе к парламентской республике. Она будет многотейповой демократией, многоклановой демократий. Так, чтобы все кланы были допущены к дележке пирога власти и не будут отрезаны структурно в оппозицию. Я считаю, что пока перейти к парламентской республике. Нужно делать ставку не столько на личность, сколько на институты, институты стабильнее. Этот вывод, этот урок мы должны сделать не только для Чечни, не только для России. Обратим внимание: в России во многом стабильность базируется лично на Путине, а институты слишком слабы.

Олег Кусов: Чеченцам необходимо дать возможность жить по Конституции республики. Это позволит им решить многие проблемы, в том числе и смены власти.

Говорит президент группы "Центр-Регион" Хаваж Митюнин.

Хаваж Митюнин: Федеральный центр поступит несколько дальновиднее, чем на прошлых выборах. Будет дана возможность чеченскому народу выбрать из большего количества участников достойного. Это было бы достаточно важно и для стабилизации ситуации, и для того, чтобы политика Путина на этом этапе плавно перешла, чтобы это не был какой-то скачок и падение вниз. И если говорить о том, что насколько чеченцы готовы к выбору, есть результаты референдума. Да, чеченский народ проголосовал за то, чтобы быть в составе России. У нас есть результаты выбора президента, у нас есть результаты выбора президента Чечни. Чеченский народ может, умеет и хочет голосовать, нельзя говорить о том, что это было фальсифицировано - это не так. Сейчас достаточно важно, чтобы не получилось, чтобы республике предложили технического президента, де-факто чтобы это не было президентское правление в виде назначенного народу для выборов единственного кандидата. Чтобы получилось, что чеченский народ определяет свою судьбу. Я думаю, что, наверняка, этот выбор будет - продолжать жить в составе России. Это, наверняка, скажется во время выборов президента.

Олег Кусов: Чечнёй должен руководить не военный, а политик. Необходимо обратиться за помощью к старейшинам. Так считает заместитель председателя Российской демократической партии "Яблоко" Сергей Митрохин.

Сергей Митрохин: Должность президента в Чечне стала расстрельной. В одном человеке концентрируется все, поэтому он всегда будет мишенью. Здесь, действительно, надо искать новые подходы, В первую очередь нужно формировать команду, причем команду, которая отражает различные интересы, которые не замыкаются на своих собственных интересах групповых, клановых или корпоративных. Второе: конечно, нужно делать ставку не только на силовые методы действия в Чечне, потому что Кадыров строил свою политику исключительно с позиции силы, с позиции подавления, с позиции уничтожения соперников, оппонентов и так далее. Эта политика ведет в никуда. Необходима ставка в первую очередь на выстраивание каких-то институтов элементарных, может быть, институтов, основанных на традиционных ценностях с вовлечением, например, в политический процесс старейшин Чечни. Традиционно старейшины были мощным стабилизирующим институтов, в Чечне старейшины играли ключевую роль раньше, именно они устанавливали мир, а не воюющие люди, которые имели власть только во время войны. Сейчас фактически власть продолжает оставаться у человека с автоматом. Эту ситуацию надо менять.

Нужен, конечно, широкий процесс, переговорный процесс. Но самое главное - выявлять те позитивные силы в чеченском обществе, которые могут строить нормальную жизнь в республике. К сожалению, команда Кадырова этой проблеме не уделяла практически никакого внимания. Российская власть должна продемонстрировать, что она готова обеспечить элементарный порядок, элементарную законность. Это касается, безусловно, и тех судебных процессов, в которых фигурирую военные преступники со стороны федеральных сил. И федеральная власть, конечно же, должна продемонстрировать свою волю к соблюдению законности хотя бы в тех вопросах, которые она контролирует непосредственно - это проведение выборов. Конечно, их невозможно сделать идеально честными и свободными в Чечне но, по крайней мере, федеральная власть должна к этому стремиться. Те выборы, которые состоятся, президентские выборы, я думаю, что необходимо и ставить вопрос и о парламентских выборах для того, чтобы создать более стабильную систему в стране. В результате этих выборов как раз могут выявиться те позитивные силы, конструктивные силы, которые будут строить новую Чечню, которые будут минимизировать степень хаоса в республике и максимизировать степень порядка в условиях так называемой чеченизации, которая была принята к руководству. Военное противостояние превратилось в довольно абсурдное явление, когда одна воюющая сторона переманивает боевиков другой воюющей стороны на свою сторону и на этой стороне они продолжают заниматься тем же самым, с теми же последствиями для мирного населения. Этот процесс до бесконечности не может, конечно, продолжаться.

Олег Кусов: Руслан Мартагов возглавлял несколько лет назад министерство печати и информации Чеченской Республики. По его мнению, Москва не должна не сбрасывать конфликт в регион, а взять полную ответственность за его решение на себя.

Руслан Мартагов: Так называемая чеченизация конфликта ведет к тому, что федеральный центр становится в сторонке, вроде бы я не я, и ответственность не моя. По сути дела на сегодняшний день есть единственный источник власти в российской федерации - президент, Кремль, администрация президента. Она отстраняется от этого решения, говорит - вот у вас лидер есть, вот у вас прошли выборы. То есть это продление того же сценария. На мой взгляд, на сегодняшний день выборов абсолютно не должно быть никаких. Если федеральный центр так искусственно хочет стать в сторону, это означает, что та ситуация там будет продолжаться. Что должен сделать федеральный центр, если он хочет действительно какой-то порядок навести? Он должен принять ответственность на себя через назначение чиновника в ранге вице-премьера для быстрейшей проводки экономических и финансовых вопросов. Потому что в кризисной зоне вот эта успешная проводка этого решения как успешная военная операция. И в ранге полномочного представителя президента. Но в ранге полномочного представителя президента ему должны быть делегированы все права верховного главнокомандующего над силовыми структурами, которые задействованы на территории Чеченской республики.

Если вдруг по каким-то законам, у нас же любят вспоминать конституцию, когда надо прекратить народоубийство, а когда народ убивают, у нас конституцию не вспоминают. Если вдруг это надо сделать, то вплоть до введения отдельного федерального округа на временной основе. Мы должны полностью отстроить республику. Федеральный центр как главный виновник всего, что там произошло, должен выплатить компенсацию, должен провести реабилитацию населения и только потом там можно провести выборы. А до этого мы при любом, даже при хорошем раскладе получаем только протестное голосование.

XS
SM
MD
LG