Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Курды-езиды


В Нижегородской области проживает небольшая община курдов- езидов. Свои прежние места жительства - территории Армении и Нагорного Карабаха - эти люди покинули в годы вооружённого армяно-азербайджанского противостояния и экономической разрухи. Из Нагорного Карабаха курды-езиды уезжали вместе с армянами, азербайджанцами, спасаясь от бессмысленной войны. Армению курды-езиды покидали уже больше по экономическим причинам. Алмаз Чолоян вместе со своей семьёй приехала в Нижней Новгород одной из первых. Она родилась в Нагорном Карабахе, но часто бывала в Армении. В Нижнем Новгороде Алмаз Чолоян возглавила общественный Центр помощи мигрантам, пытаясь оказать посильную помощь своим землякам. С ней беседует наш корреспондент Олег Родин.

Олег Родин: Алмаз Чолоян по национальности из курдов-езидов. Как она пояснила, езиды - это часть курдов, которые не приняли ислам, даже несмотря на принуждении со стороны мусульман. Она жила в Нагорном Карабахе с рождения до 17 лет, и среди армян у нее было множество друзей.

Алмаз Чолоян: На территории республики Армения мы не чувствовали никаких унижений. Курдянка свободно одевалась в своих традициях, они ходили свободно в Армении в своих одеждах традиционных и свадьбы играли по-своему, и дружба была между армянами. Республика Армения в бывшем СССР - единственное государство было, которое позволяло курдам в каждой деревне, даже в самом Ереване, по всей республике вести урок курдского языка. В Армении я выросла среди армян, мои близкие друзья, можно сказать, роднее для меня были армяне, чем езиды.

Олег Родин: Алмаз потеряла в карабахской войне своих родственников и уехала в Россию, где в начале 90-х годов оказалось возможным найти пристанище в Нижнем Новгороде.

Алмаз Чолоян: Потеряла брата, потеряла своего дядю в Карабахе. Будто виноваты были армяне. Когда печаль на душе, уже не видится, кто виноват, для тебя были все виноваты. Именно тогда в каждой деревне по часам возили не один десяток гробов и там лежали молодые, именно тогда мы покинули. Приехали, тут тоже трудности были. Нам повезло, в отличие от тех, кто сейчас приезжает в Россию. В России не было понятия - ты чужой, пришел ко мне домой. Не было как сейчас проблем с национальностью.

Олег Родин: Почему Нижний Новгород? Это был совершенно случайный выбор, оказавшийся довольно удачным. Прежде всего потому, что переселенцам уже помогли кавказцы, проживавшие в Нижнем Новгороде.

Алмаз Чолоян: Мы приехали, можно сказать, раздетые, не обутые. Мы приехали сюда в ноябре месяце. Мы не выбирали место, мы оказались просто так. Мы доехали до Армавира, из Армавира сели в какой-то поезд, доехали до Волгограда, там жили на вокзале несколько дней. Потом нам сказали, какой-то мужчина мужу сказал - езжайте в Нижний Новгород, там работа есть. Мы приехали в Нижний Новгород, на вокзале тоже остались. Потом начали искать нерусских, кого-нибудь из Армении или Азербайджана, с Кавказа. Потом встречали езидов. Два мужчины стояли около вокзала, нам дали адрес. Пожалели, накормили, взяли к себе домой. Мы не приехали именно целенаправленно, но, слава богу, что мы попали в красивый город.

Олег Родин: Оказалось, что здесь, как ив других регионах страны, между простыми людьми разных национальностей нет конфронтации, а есть взаимовыручка и даже дружба.

Алмаз Чолоян: Мало того, что мы общаемся, мы еще очень тесно дружим, встречаем совместно и наши праздники, и, например, езидские праздники. Приходят к нам и армяне, и азербайджанцы, и грузины. Так же мы к ним ходим. На любой кавказской свадьбе можем найти все кавказские национальности.

Олег Родин: Между переселенцами и оставшимися на Кавказе родственниками, друзьями и просто знакомыми поддерживается постоянная связь. Люди ездят друг к другу в гости, навещают кавказцев в Нижнем Новгороде, а живущие здесь бывают в прежних местах проживания. Алмаз недавно была в Армении.

Алмаз Чолоян: Очень много езидов остались в Армении, в Грузии. Я была ровно Трир недели в Армении в ноябре месяце, я не чувствовала, что там какие-то конфликты есть. В Армении всем плохо, будь он армяном, будь он езидом. Нет работы нигде. Если где-то какая-то работа есть, у всех чиновников родня там.

Олег Родин: Алмаз Чолоян руководит нижегородским центром помощи мигрантам уже около десяти лет и говорит, что год от года ее работа встречает все большие трудности.

Алмаз Чолоян: К великому сожалению, год за годом труднее дается. Трудно становится с тем, что я не русская. Законы очень строго поставлены, хотя, смотря для кого этот закон действует. Напряженные проблемы с ксенофобией, с национализмом. День за днем становится больше проблем, больше нарушений и меньше возможностей. Куда ни стучи, везде закрыто.

Олег Кусов: Недавно в Нижнем Новгороде прошла конференция по правам переселенцев. На ней Алмаз Чалоян говорила о проблемах мигрантов из стран СНГ.

Алмаз Чолоян: Проблемы мигрантов связаны с трудоустройством, жилищные проблемы, социальные, образовательные, медицинские. У нас очень много нелегально трудоустроенных мигрантов. Нелегально, то есть нет договора, официально нигде не зарегистрированы. Работодатель может их использовать и через полгода, через три месяца их могут уволить без каких-то объяснений, и так же не оплачивается зарплата, даже полторы тысячи рублей. У такой категории людей нет никаких прав, нет прав на обучение бесплатное, нет прав на бесплатную медицинскую поддержку, нет прав на трудоустройство, нет прав на жилье.

Олег Кусов: Мигрантам из государств СНГ большую помощь на территории России оказывали международные гуманитарные организации. В последнее время эта помощь стала сокращаться. Курдам-езидам, армянам, азербайджанцам, грузинам, проживающим в российских городах, хорошо известно, что такое национальная нетерпимость и чиновничий произвол.

Алмаз Чолоян: Европейские фонды помогали, поддержку оказывали, они уходят из России. Мы никому не нужны. Департамент занятости городской нас не пускает. А когда услышат, очень часто, когда говорят, кто вас поддержит, узнают, что иностранные фонды, у них какое-то отношение. Тяжело. И тяжелее становится, потому что нет финансирования, и тяжелее становится решать проблемы, чем раньше было.

Олег Родин: В основном проблемы возникают при общении с чиновниками, когда есть необходимость помочь новым переселенцам.

Алмаз Чолоян: Основная проблема - это подача документов на временное проживание. Это очень тяжелый механизм. Восстановление документов на личность, восстановление документов потерянных. И вторая огромная проблема именно на почве национализма, ксенофобии.

Олег Родин: Да, и такая проблема стала возникать в нижегородском регионе, который еще недавно был известен отсутствием межнациональной розни. Опасаясь возможных конфликтов, которые возникают немало в Москве и других городах, некоторые владельцы кафе и ресторанов ограничивают присутствие в вечернее время лиц, имеющих признаки так называемой кавказской национальности.

Алмаз Чолоян: Почти во всех кафе ночных или казино запрещен вход лицам кавказской национальности. У нас ночные клубы, там вход кавказцам запрещен, на площади Свободы несколько кафе. То есть открыто администрация запрещает.

Олег Родин: Нижегородский регион издавна славился межрелигиозной и межнациональной терпимостью, и усугубляющиеся здесь проблемы мигрантов скорее всего отражают кризисные явления во всем российском обществе.

Олег Кусов: Владикавказской еврейской общине 200 лет. Её история уникальна, благодаря этой истории можно изучать процесс освоение Кавказа в 19 веке. Рассказывает руководитель владикавказского национально-культурного общества "Шолом" Марк Петрушанский.

Марк Петрушанский: Особенностью нашей общины является то, что во Владикавказе проживают единственная на Кавказе община европейских евреев, так называемых ашкеназов. Грузинские евреи, горские евреи здесь проживали много сотен лет, то европейские евреи появились на Кавказе только двести лет. После того, как Россия воевала с Польшей, в конце 18 века произошло три разделения Польши, и тогда большие массы европейских евреев попали в Россию. 220 лет тому назад была заложена крепость Владикавказ. На входе Дарьяльского ущелья Россия заложила прекрасную крепость, которая впоследствии стала гордом Владикавказом. И вот здесь для того, чтобы обслуживать гарнизон, потребовались ремесленники. Местное население прекрасно бурки делали, сыр осетинский, еще много хороших вещей. Допустим, шить золотые погоны, дамские шляпки делать, офицерские мундиры шить местное население тогда еще готово не было. И вот по указу русских царей, в первую очередь Екатерины Второй, этих евреев, вновь появившихся в России, стали переселять на Кавказ.

На мой взгляд, вторая причина была, что в это же время Россия присоединила к себе Малороссию, южноукраинские земли, сейчас бы мы так называли, это Херсон, Одесса, Николаев. Туда тоже по указу Екатерины переселялись многочисленные еврейские семьи из Литвы, из Польши, из Курляндии. Это были первые еврейские общины на территории России, и там же потом пролегла черта оседлости, где евреям только там разрешалось жить. На Кавказе евреям не разрешалось жить по российским законам. Но жизнь заставила привозить сюда евреев. Ремесленники составили первые еврейские семьи.

Царское правительство озаботилось - что-то слишком много евреев на Кавказе. И в 1827 году был указ издан по настоянию министра финансов Конкрина. По его указу евреев из Владикавказа выселили, но через два года по настоянию местного населения, местных властей и, что очень важно, руководства Терского казачьего войска евреев-ремесленников опять сюда вернули, потому что сразу подорожали цены на все предметы, некому было шить костюмы, мундиры. Второй раз евреев выселяли в 1835 году из Владикавказа. Но опять по настоянию руководства Терского казачьего войска и местного населения евреев вернули и уже с тех пор больше их не трогали.

Олег Кусов: У евреев, поселившихся в предгорьях Главного Кавказского хребта, сложились хорошие отношения с местным населением, в том числе и казаками. Многие евреи приняли участие в Кавказской войне.

Марк Петрушанский: 1827 году был издан указ Николая Первого, по которому евреев стали призывать в армию, до этого евреев в армию не призывали. В черты оседлости стали набирать еврейских солдат, в том числе очень много солдат попало служить на Кавказ. Здесь в это время шла война. Потом вышел указ, что те евреи, нижние чины, которые отслужили 25 лет в русской армии, имели право жить вне черты оседлости, то есть имели право жить там, где они заканчивали службу. Отслужив 25 лет, остались жить во Владикавказе. К этому времени был издан еще один указ, по которому разрешалось жить вне черты оседлости, к солдатам, к ремесленникам добавились врачи, стоматологи, фармацевты, купцы. Несколько евреев появляются, первым делом им нужно было построить синагогу, школу и орудовать еврейское кладбище. Это три компонента, которые евреи делают всегда, когда они появляются в каком-то месте. Во Владикавказе было четыре синагоги: солдатская синагога была, синагога ремесленников, была синагога на кладбище и была синагога общая. Была школа еврейская, было кладбище.

Нужно перенять опыт, как Россия действовала в отношении национальных меньшинств. Очень много мифов ходило: Россия - тюрьма народов. Но если посмотреть документы, внимательно все, объективно оценить, то можно увидеть, что было очень много полезного именно в межнациональных отношениях. Вышла книга "Евреи в русской армии" документальная. Владикавказ не исключение. Здесь по приказу начальника гарнизона была оборудована солдатская синагога, и каждую пятницу вечером больше двухсот еврейских солдат ходило молиться в эту синагогу. Причем их освобождали от службы. Шла война, не забудьте, и, тем не менее, начальство на это шло. Более того, евреям разрешали не питаться из общего котла, им выдавали деньги, и они готовили для себя кошерную пищу. Были раввины свои.

Олег Кусов: Еврейская община Владикавказа 19 века состояла из уникальных людей, о многих из них в Осетии вспоминают добрыми словами и поныне.

Марк Петрушанский: Здесь оставались на жительство только мастера высочайшей квалификации. Им выдавали специальные дипломы, что он прошел конкурс, он имеет право здесь жить. Здесь был такой портной Соболевский, он шил мундиры для офицеров. В 1912 году его мундир на Варшавской ярмарке получил золотую медаль и гран-при. Его имя стало известно в Европе, ему стали присылать заказы со всей Европы, причем письменно. Снимали мерки с себя, ему отсылали, и он отправлял по почте готовые мундиры, костюмы. Здесь был часовой мастер Керк Ари Абрамович. Его отец ездил по всей Европе и покупал детали для часов, а он собирал часы. Эти часы расходились везде. В этих часах были психрометры, то есть измерял влажность, давление, температуру. А погоду предсказывали лучше, чем спутники наши вместе с их мощными компьютерами. Вот такие здесь были мастера.

Здесь была мощная научная и медицинская интеллигенция. Евреи здесь открыли первые аптеки, врачи открывали клиники, бесплатно лечили людей. Как правило, они все заканчивали университеты за границей, потому что в России евреям в университетах учиться хоть и разрешали, но была жесткая процентная норма, и многие попасть в эти университеты не могли. Но за границей евреев принимали без ограничений. Поэтому те родители, у которых были деньги, они отправляли своих детей учиться за границу. Такой был Давид Абрамович Тарноградский, он занялся изучением малярии. Северный Кавказ страдал от малярии, люди умирали. Тарноградский по сути дела спас Северный Кавказ от малярии. Он много в этой области работал. Международная ассоциация наградила его специальным серебряным значком "Серебряный комар" - это самая высшая награда для ученых была.

Еврейская жизнь до 1930 года в городе у нас процветала. К сожалению, с 1930 года начались гонения на религию, не только на еврейскую. Если храм Христа Спасителя разрушили, то что уж говорить про синагоги. Была закрыта еврейская школа, было отобрано еврейское кладбище. По сути дела с 30 года жизнь еврейской общины как таковой в городе прекратилась.

Олег Кусов: Советский период истории оказался непростым как для многих осетин, так и проживающих в Осетии евреев. Здесь евреи никогда не знали, что такое погромы, но в подвалах НКВД многим из них пришлось побывать. Продолжает руководитель национально-культурного общества "Шолом" в Северной Осетии Марк Петрушанский.

Марк Петрушанский: Евреи встречались нелегально на квартирах, молились, отмечали субботу. По документам, которые находятся в архивах ФСБ, там написано, что в конце 40 - начале 50 годов очень многие евреи были арестованы, те, которые дома собирались, молились. У них отобрали все еврейские культовые принадлежности, книги, молитвенники, свитки Торы. Этих людей многих засадили, и многие погибли в тюрьме. Я недавно обратился в ФСБ, попросил, может быть сохранились свитки Торы. К сожалению, мне ответили, что не сохранились, найти мы их не можем. За что тех людей арестовали, за что их осудили? Они не были ни шпионами, ни террористами, они даже не были диссидентами. Они просто молились, что делали их предки тысячи лет. Это называлось "ленинская национальная политика". Вот, что обидно. Только в конце 80-х годов на волне перестройки, когда в нашем городе стали возникать национальные центры, те местные евреи, которые здесь были, тоже решили возродить еврейское общество. Теперь уже никто не стесняется своей нации, наоборот. Многие в те годы, к сожалению, меняли фамилию, что греха таить.

Олег Кусов: Марк Петрушанский напоминает, что потеря любого из народов - губительна для страны, тем более многонациональной. Отъезд евреев - это, по его мнению, плохой знак для страны.

Марк Петрушанский: В начале века в России шесть с половиной миллионов евреев жило, сейчас, по последней переписи, 230-240 тысяч. Была встреча главного раввина России Бер Лазара с президентом Владимиром Владимировичем Путиным, и Путин выразил озабоченность, что так мало евреев осталось. К сожалению, это реальность. И от того, будут ли евреи в России жить и на Кавказе, зависит, к сожалению, не только от евреев. Это зависит от многих факторов - какая будет политика, какая будет экономическая обстановка, какая будет межнациональная обстановка, будет ли в стране стабильность. Евреи, я уже заметил, это как лакмусовая бумага. Если евреи начинают исход из страны, значит в этой стране не все благополучно. Евреи никогда не жили за чужой счет, они свой хлеб зарабатывали трудом, потом, вносили свой вклад в развитие страны, республики. Поэтому я лично считаю, что потеря евреев - это будет потерей для России и для Кавказа. Вообще потеря любой национальности в нашей многонациональной стране - это потеря для страны. Можно выдержать любые экономические трудности, любые потрясения, но межнациональные многонациональная страна никогда не выдержит.

Олег Кусов: В Северной Осетии евреи никогда не чувствовали себя чужим народом. С кавказцами во все времена они находили общий язык. Показательно, что из Республики Северная Осетия-Алания за последние 12 лет на постоянное место жительство в Израиль уехали только около трёхсот человек. Многие из них покинули Осетию из-за развязанных - не без усилий Москвы - чеченской войны и осетино-ингушского вооружённого конфликта. Но костяк еврейской общины Владикавказа остаётся. Это говорит о том, что общая благоприятная атмосфера этого края несмотря ни на что не меняется.

Марк Петрушанский: Мы соорудили памятник воинам-евреям, выходцам из города Владикавказ, погибшим на фронте. Мне неизвестно, нигде в мире такого памятника нет. Говорят, в Израиле есть, в Америке есть, но я не видел лично. Но то, что нет в СНГ и в Европе - это я точно знаю. Есть памятник евреям, погибшим в Холокосте, то есть в катастрофе. Есть целые музеи в Израиле, Америке, Югославии, Франции, во многих странах, в Москве на Поклонной горе, в Киеве. А вот евреям, погибшим на фронте, нигде такого памятника нет, и мы впервые это сделали. 288 фамилий на нем выбито. Для нашей общины, которая насчитывала чуть больше 1200 человек, 288 погибших - это очень большая цифра.

У нас очень хорошая библиотека, больше двух тысяч томов. Признана лучшая библиотека еврейская в Южном федеральном округе. К нам ходит очень много читателей, причем не только евреев, много студентов ходит, научных работников. Сейчас у нас в Осетии действительно дружба народов есть, это не декларативные заявления. Я бы хотел, чтобы Осетия была моделью, эталоном, чтобы у нас многие поучились, как у нас это делается. Двести лет мы живем в Осетии. Никогда здесь не было еврейских погромов. Не просто погромов, а вообще не было дискриминации. Евреи здесь прекрасно учились, работали, занимали очень высокие места, и отсюда эмиграция небольшая была. Уехало почти 800 человек за 12 лет, но из них, я посчитал, евреев, может быть, около трехсот, остальные все не евреи уехали. Одна еврейская бабушка, помню, вывезла 18 неевреев.

Олег Кусов: Осетины даже шутят, что тоже имеют отношение к Израилю. Эти люди имеют в виду некоторые общие и схожие слова в осетинском языке и иврите. Известно, какое значение для евреев имеет суббота. Для осетин этот день хоть и не является праздничным, но его они тоже, как и евреи, называют "шабат". Да и приветствия у этих народов общеизвестны: "Шолом" и "салам", или, как говорят у осетин, "шалам" - очень похожие слова.

XS
SM
MD
LG