Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузинские евреи


Олег Кусов: Согласно историческим сведениям, евреи поселились на Кавказе более двух тысяч лет назад. В дальнейшем потомки тех переселенцев стали назвать себя грузинскими евреями. Чуть позже на территорию современных Азербайджана и Дагестана из Персии пришли горские евреи. По мнению многих историков, грузинские горские евреи имеют все основания считать себя коренными жителями Кавказа, поскольку о них стало известно гораздо раньше, чем, например, о многих горских народах. Слово раввину Зееву Вагнеру.

Зеев Вагнер: В иудаизме принято говорить, что мы все евреи, где бы они ни жили, это один народ. Если говорить с точки зрения научной, наверное, нужно говорить, что это этнические группы внутри еврейского народа. Это ашкеназийские евреи европейские, грузинские и горские. Горские пришли из Персии. Одна из версий, что горские евреи появились на Кавказе очень давно, пришли из Персии. По крайней мере, их язык - это фарси. Грузинские евреи появились на Кавказе, точно известно, более двух тысяч лет назад. Грузинские живут только в Грузии, а горские живут по всему Северному Кавказу и в Азербайджане. Ашкеназийские евреи появились с момента присоединения Кавказа к России. То есть в каждом районе через какое-то количество лет после присоединения Кавказа к России. Самая интересная группа - это грузинские евреи. Единственная еврейская группа, которая, с одной стороны, наверное, никто сильнее, чем грузинские евреи внешне, я не имею в виду лицо, а некоторыми внешними признаками не ассимилировались, то есть их родной язык грузинский был всегда. Обычно у всех еврейских групп был свой еврейский язык. Горские говорят не настоящем фарсе, а на еврейском диалекте фарси. Ашкеназийские евреи, которые сегодня говорят по-русски, но их деды говорили на идише. У бухарских евреев свой диалект, и так по всему миру, всюду есть свои еврейские диалекты. Грузия - это единственная страна, где у евреев никогда не было своего диалекта, по крайней мере, неизвестно об этом ученым. Столетиями там евреи говорят по-грузински. То есть они вросли в эту страну всеми своими корнями.

Олег Кусов: Многие представители аристократических христианских семей Грузии и Армении считают себя потомками первых евреев-переселенцев. Религиозная обстановка в Грузии во все времена благоприятствовала и иудеям. Традиции иудаизма в Грузии оставались крепкими даже в годы государственного гонения на религию.

Зеев Вагнер: С другой стороны, с точки зрения религиозной, это, наверное, в советское время была самая религиозная группа евреев. В их среде больше всего сохранялись обряды и обычаи иудаизма. Грузинские евреи интересны еще и тем, что это опять же единственные евреи, которые были крепостными. Нигде в мире, даже в Азии евреи никогда не были рабами, крепостными. Грузинские евреи до 1860 годов были крепостными. Сегодня они живут в Грузии и в России в больших городах. Еврейская жизнь Москвы или Питера без грузинских евреев просто невозможна.

Олег Кусов: Горские евреи живут по всему Кавказу, но наиболее крупные поселения находятся в Азербайджане и Дагестане.

Зеев Вагнер: Горские евреи, с научной точки зрения, это один народ, одна группа, где бы они ни жили на Северном Кавказе, но между ними не существует общих связей между горскими живущими в одних районах Северного Кавказе и, допустим, живущие в Азербайджане. Каждая группа живет более-менее обособлено. В Азербайджане сохранилось в городе Куба сегодня, если не брать Москву и Питер, это самое большое еврейское поселение на территории бывшего СССР, где строятся новые синагоги, где активно идет еврейская жизнь. Их много живет в Дербенте, Махачкале, Моздоке, Нальчике. До середины 90 была община в Грозном. Но во времена первой же чеченской войны евреи были среди беженцев. Наверное, и до сих пор остаются в Чечне, но никаких следов общинной жизни там нет.

Олег Кусов: Европейские евреи ашкенази приходили на Кавказ, как правило, с севера и запада, но значительно позже грузинских и горских. До второй половины 19 века российские власти запрещали ашкеназийским евреям селиться на Кавказе. Впоследствии их положение стало меняться. Например, активно развивающийся во второй половине 19 века регион Кавказских Минеральных вод особенно нуждался в хороших специалистах - врачах, обслуживающем персонале, торговых работниках. Здесь и пришлись ко двору евреи из других мест России. Наш корреспондент в Ставропольском крае Лада Леденева, раввин горячеводской синагоги Шертиль Шаломов и сотрудница еврейского агенства в России Ада Дамунян рассказывают о переселении евреев в этот регион.

Лада Леденева: Попав в многонациональные, многоконфессиональные Кавказские Минеральные воды, сторонний наблюдатель не всегда сможет отличить еврея от представителя других горских народов. Быть может потому, что большая часть местной еврейской общины, насчитывающая около 12 тысяч человек - выходцы из других республик. В годы становления курорта евреи съезжались на Кавказские Минеральные воды из самых разных уголков России.

Ада Дамунян: Сюда приехали, медсестры, врачи, больные. И так как здесь райские края, великолепный климат, то многие старались здесь остаться. Особенно медицинские работники, потому что они чувствовали себя нужными, при деле. Из России, средней полосы, из Москвы очень многие были. И они остались здесь их неплохо принимали. Потому что, если бы принимали человека плохо, он уехал бы куда-то еще. Если он начал движение, он всегда остановится там, где ему хорошо.

Лада Леденева: Немалое количество евреев попало на Кавказские Минеральные воды в годы Великой Отечественной войны в период эвакуации.

Шертиль Шаломов: Очень много было эвакуировано с территории Европы, Москвы, Советского Союза европейских евреев, которые в основном и по направлению были врачами, учителями, юристами и интеллигентный слой.

Лада Леденева: Евреи-переселенцы заимствовали не только языки местных народов, но и материальную культуру, некоторые обычаи.

Олег Кусов: Кавказ во все времена считался для иудеев удобным для проживания краем. Представители древнего народа чувствовали себя вполне комфортно среди многих кавказцев, особенно среди грузин и осетин. Хотя не обходилось и без отдельных эксцессов.

Зеев Вагнер: Нельзя, конечно, говорить, что Северный Кавказ всегда был тихим раем для евреев, как, например, называли Грузию грузинские евреи, которые всегда это подчеркивали, что они уезжают не из-за того, что к ним плохо относятся, а просто евреи хотят жить в Израиле. Конечно, на Кавказе все сложнее. Мусульманское окружение сказывалось. Но, в общем-то, так как это многонациональный край, не было же проблемы, что жили кто-то, евреи и русские. В любом городе, где жили евреи, там жили представители десятков национальностей, это действительно многонациональный, это не игры, когда говорят про Саратов, что там живут представители ста национальностей и перечисляют: два туркмена, два еще кого-то. Кавказ - это действительно многонациональный район, где люди разных религий жили всегда вместе. Эта жизнь вместе как-то заставляла спокойнее относиться к своей разности, скажем так, чем в России. Люди там более терпимы друг к другу. Хотя опять же никогда не был раем, и на Кавказе, как и в других местах мира, бывали кровавые наветы. Но в целом обстановка была стабильной. Сегодня в условиях того, что творится в Чечне и напряженности вокруг, конечно, ситуация другая. У меня как-то совпало, я был в одной из европейских столиц, приехала чеченская делегация. Мы жили на одном этаже в гостинице. Разговорился, и они мне начали рассказывать, какой Дудаев, который в одном из первых указов своих сказал отремонтировать синагогу. Как они хорошо относятся. Но я начал говорить, что я этим всем согласен, но что делать с тем, что происходит в последнее время, эта встреча была четыре года назад. Они, как, наверное, большинство чеченского руководства, это люди светские, что бы они ни говорили, они признавали, что это навязано извне.

Олег Кусов: Антисемитизм не был присущ кавказским народам. В разные периоды истории он приходил сюда извне, но ненадолго. Например, раввин Зеев Вагнер считает, что сегодняшние антисемитские настроения в Чечне появились совсем недавно, после того как в воюющую республику пошла финансовая помощь из арабского мира.

Зеев Вагнер: Это не с начала чеченской войны, но достаточно быстро появились, а затем стали усиливаться антисемитские тенденции в чеченской пропаганде. Видимо, это связано с тем, что деньги идут из Саудии, есть некоторое количество арабских боевиков, которые там воюют. Даже не столько из-за нескольких арабов, даже нескольких десятков, мы не знаем, сколько их там, но, я думаю, что из-за арабских денег, но сегодня пропаганда чеченских сепаратистов очень и очень антисемитская. Откровенно евреи называются среди первых потенциальных объектов захвата в заложники. Существует миф или мнение о том, что евреи все богатые, поэтому выгоднее захватить еврея, ясно, что его выкупят.

Олег Кусов: Но в самом чеченском народе, несмотря ни на что, живет чувство уважения к евреям. И это уважение еще более усилилось после поступка одного из бывших жителей чеченской столицы гражданина Израиля Бориса Шакурова.

Амина Азимова: Недавно я услышала историю, которую поначалу восприняла как очередную легенду, порожденную войной, о том, что некий очень богатый еврей из Израиля вернулся в Грозный. Причем не на побывку, не на денек-другой, а для того, чтобы остаться здесь жить. Рассказывали, что якобы он отыскал свой лет 15 назад проданный дом на улице Московской, выкупил его, вернее то, что от него осталось, у нынешних хозяев и даже, поверите ли, разрешил этим самым хозяевам получить за него компенсацию, если власти в Чечне все же надумают ее платить. На днях я встретилась с загадочным израильтянином, вернувшимся в Чечню в столь, казалось бы, неподходящее для этого время.

Борис Шакуров с семьей до 1989 года жил в Грозном, работал руководителем среднего звена на обувной фабрике. У Шакуровых в чеченской столице был добротный дом в так называемом еврейском куяне, в районе Бароновского моста. Теперь он, конечно же, в руинах. В конце 80 годов прошлого столетия на волне перестроечного ветра перемен Шакуровы решили уехать на историческую родину. Борис говорит, что тогда они каким-то наитием каким-то внутренним чутьем ощущали, что скоро по всей стране будет очень горячо. И потому, отказавшись от первоначального решения поселиться в Ленинграде, семья эмигрировала в Израиль.

Почему же он вернулся именно сегодня, когда в Чечне намного горячее, чем в далеком 89 году? Борис Шакуров на это отвечает, что, во-первых, он намерен заниматься в Грозном строительным бизнесом. Во-вторых, он родился здесь, вырос, вот и потянуло домой. "Я скучал по Грозному", - говорит Борис. Что тут ответишь? В Грозном, наверное, как и во всех городах мира, было так называемое еврейское местечко, где компактно проживали евреи вплоть до начала 90 годов, а некоторые даже до начала первой войны. Местечко это называлось улица Московская, недалеко от центра Грозного. Застроенная добротными, несмотря на внешнюю неказистость, частными домами, эта улица была местом самого большого еврейского поселения в Грозном. На Московской находилась лучшая в городе точка ремонта обуви и ювелирная мастерская, где всегда, даже в самые махровые советские времена можно было купить нечто более приличное и, выражаясь колоритным языком жителей этой улицы, более достойное хорошего человека, чем официально выложенный ассортимент украшений.

Еще в 19 веке в Грозном была построена и функционировала синагога. На улице Красных фронтовиков, конечно, так называли ее позднее, в старину была огромная площадь, на которой треугольником буквально в нескольких метрах друг от друга располагались мечеть, синагога и церковь. В исторических справочниках и давних путеводителях по Чечне записано, что по тем временам Грозный был чуть ли не единственным местом в мире, где храмы всех трех крупнейших конфессий были расположены на одной площади, разделенные всего лишь несколькими шагами. Теперь из этой троицы сохранилось всего лишь здание синагоги. Этот красивый особнячок, утопавший в зелени акаций и плакучих ив, в советское время занимали Союз писателей и Союз театральных деятелей ЧССР. В период между войнами его, шикарно отремонтировав, арендовала печально известная фирма Чечентелеком, по контракту с которой в республику приехали из Англии четыре специалиста по телекоммуникациям, похищенные и позднее убитые в Чечне.

Чеченцы исторически относились к евреям с большим пиететом. Этих вечных странников еще в прошлые времена предки чеченцев воспринимали как гостей. И это традиционно радушное отношение хозяев к гостям было распространенным и в советские времена и в постсоветский период. В начале 90, когда евреи в массе своей спешно стали покидать республику, чеченцы говорили, что это не к добру, что если уж евреи оставляют свои насиженные места, значит в воздухе действительно запахло большой бедой. Сегодня же, напротив, можно услышать, как многие местные жители передают друг другу слухи о том, что мир в Чечне, видимо, все же не за горами, потому что в Грозный возвращаются уехавшие отсюда десять лет назад дети Израиля.

Олег Кусов: Наш грозненский корреспондент Амина Азимова надеется, что процесс возвращения евреев в Грозный может стать предвестником долгожданного мира.

Наиболее проблематично, как отмечают некоторые исследователи, складывались в конце 19 века и в первой половине 20 отношения евреев с казачеством. По этому поводу Александр Розенбаум как-то даже пошутил со сцены: "Я исполняю казачьи песни наперекор фразе одного известного музыканта: "Быстрее рак на горе свистнет, чем еврей споет про казаков". В конце 19 века казаки настороженно относились к поселяющимся возле них иудеям. Образ жизни казаков и евреев, а значит сформированный им этнический характер, был разным. Но подобные взаимоотношения, как утверждает наш корреспондент в Ставропольском крае Лада Леденева, остались в прошлом. Под Пятигорском в станице Горячеводская Лада Леденева побывала в еврейской общине, где побеседовала с раввином горячеводской синагоги Шертилем Шаломовым, сотрудницей еврейского агентства в России Адой Дамунян и координатором еврейского агентства по делам молодежи Татьяной Якубовской.

Шертиль Шаломов: Отношения достаточно дружеские и сказать о влиянии здесь на этой земле, евреи за это не борются, по большому счету. Главная заповедь: не навреди, отдаляйся от политики, отдаляйся от власти. Наверное, это понятие, которое дает возможность адоптироваться еврейской общине в любом месте. С другой стороны, те митинговые времена прошли. И кто в душе казак, он занимается на самом деле казаческим делом - охраняет границы. Все остальные люди, которые живут в этом регионе, кто занимается делами, кто бизнесом, кто работой, таких неприятных отношений нет.

Лада Леденева: К примеру, в казачьем поселке Горячеводске близ Пятигорска евреям незачем было селиться общинами, они рассеялись точечно, покупая у местного населения дома в разных концах поселка.

Шертиль Шаломов: Есть такое понятие "местечко", есть понятие "гетто". Один из политических вопросов, который стоит в умах евреев, - нужно ли создавать гетто. Мы жили в Дагестане, в Махачкале у нас четыре улицы. Там жили евреи несколько тысяч семей. Здесь они такого анклава, где проживали бы евреи большим количеством, нет.

Ада Дамунян: У меня замечательный пример есть. Девочка, которая живет в Израиле, она была солисткой казачьего хора. Казачий ансамбль замечательный. Мы все ходили его смотрели, подпевали. А сейчас она уже год живет в Израиле. И в Израиле, она говорит, что подрабатывает тем, что поет казачьи песни в ресторанах. Она учится в университете. Нет какого-то барьера, я не вижу, по крайней мере.

Лада Леденева: Похоже, за 50 лет существования в горячеводской еврейской общине мало что изменилось. Ее представители по-прежнему занимаются торговлей и ремеслами. В основном шитьем и продажей шуб из натурального меха - нутрии, черно-бурой лисы и овчины. Есть среди евреев представители крупного бизнеса, занимающиеся разливом, транспортировкой и реализацией минеральной воды. По словам Шертиля Шаломова, зачастую в партнеры по бизнесу предприниматели берет своих соседей-казаков. Говорит координатор еврейского агентства по делам молодежи Татьяна Якубовская.

Татьяна Якубовская: Синагога является центром общиной жизни, культурной жизни. Но основные традиции сохраняются и передаются в семье. Если семья соблюдающая, так семья соблюдающая.

Лада Леденева: Особенно бережно в общине относятся к традиции еврейских праздников.

Татьяна Якубовская: Все еврейские праздники начинаются не утром, а начинаются с вечера. Суббота заходит накануне. То есть в пятницу вечером, когда в Иерусалиме появляются звезды, тогда наступает суббота. Для того, чтобы не запутаться местным евреям, специально есть календарики, в синагоге можно узнать, когда наступает суббота.

Ада Домунян: Встречается суббота как королева, как невеста, потому что это тот день, когда евреи, пусть в мыслях, но объединяются друг с другом. В каждой семье проходит благословение этого дня, и люди объединяются даже в соблюдении традиций принятия пищи. Определенные ритуалы, последовательность блюд, молитвы и обязательно все поют вместе песни. Есть специальные песни, которые поются только на шабат, есть просто национальные песни. Когда уже люди собрались вместе, они веселятся и радуются как могут этот день. И стараются не производить некоторых видов работ.

Татьяна Якубовская: Готовятся обязательно халы, две плетеные булочки. Конечно, немножко есть разница между ашкенази и горскими евреями. Но на ашкеназский стол, например, готовится фаршированная рыба, обязательно должно быть вино красное виноградное или виноградный сок. Песни в основном на основе Сидура, молитвенника. И они очень между собой могут разниться в смысле мелодий, каждый регион имеет свой напев, но основа - это именно субботние молитвы о мире, о спокойствии.

Лада Леденева: Любопытно, что порой еврейские традиции выражаются в ритуалах, о происхождении и значении которых можно только догадываться.

Татьяна Якубовская: Есть интересная притча насчет фаршированной рыбы. В семье одного раввина, он женился на молодой девушке, она постоянно делала фаршированную рыбу, отрезала ей хвост и только потом ставила печку. Он никак не мог понять, в чем дело. Он ее спросил: "А почему ты так делаешь?". Она говорит: "Ну как, моя мама так делала". Тогда они пошли к маме и спросили: "А почему вы так делали, вы отрезаете хвост у фаршированной рыбы?". "Потому что моя бабушка так делала". Нашли эту древнюю дряхлую старушку, говорят: "Почему вы отрезаете хвост у фаршированной рыбы, она же прекрасно в печку помещается?". Она говорит: "У моей бабушки в местечке была очень маленькая печка, куда эта рыба не помещалась, и поэтому ей отрезали хвост". Не спрашивая, почему, это на протяжении поколений так и передалось.

Лада Леденева: В отличие от религии и культуры основными носителями языковых традиций сегодня служат международные общественные еврейские организации. По словам педагогов, современная молодежь охотнее изучает иврит, нежели идиш, чтобы говорить на родном языке со своими сверстниками из Израиля.

Ада Домунян: Так как евреи живут достаточно дружно и в своих рядах имеют два языка это, может быть, немножечко разъединяло народ. Язык, который широко используется в Израиле, а следовательно, люди пытаются как-то идентифицировать себя и с Израилем в том числе, те изучают иврит. Это легче, нет такого разделения у людей.

XS
SM
MD
LG