Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Национальная нетерпимость - отличительная черта московской милиции


Национальная нетерпимость в российском обществе становится распространенным явлением, чаще других страдают от этого выходцы с Кавказа. В Москве, например, кавказцев не жалуют ни так называемые скинхеды, ни сотрудники милиции. Не так давно в центре российской столицы группой бритоголовых молодчиков были жестоко избиты настоятель осетинского православного храма отец Саурмаг и его прихожане. Несколько десятков молодых людей действовали организованно, они накинулись на осетин, когда те покидали православный храм на Солянке, Аланское подворье патриарха Московского и Всея Руси Алексия Второго. Избивали священника и четверых его спутников, среди которых была женщина, пустыми бутылками и прутьями. Двоих человек после этого удалось привести в чувства только в реанимации. Рассказывает настоятель осетинского православного храма отец Саурмаг.

Отец Саурмаг: Били жестоко, женщину тоже избили. Забросали нас бутылками, поле расправы было усеяно обломками бутылок. Аслан и его сын потеряли сознание, они были при смерти. Я уже думал, что это трупы. Когда все завершилось, они еще минут 10-15 лежали без сознания. Изо рта, из носа шла кровь, пена. Еле-еле толпа угомонилась. Недалеко находились несколько милиционеров, к сожалению, не вмешались абсолютно. Только под самый конец, когда уже три человека лежали без сознания, из них двое трупы или полутрупы, вот только тогда подошел один из милиционеров, о чем-то мило побеседовал с этими нацистами, похлопал кого-то по плечу по-дружески, и те спокойно удалились. На тот момент, когда они стали удаляться, к месту происшествия подъехало на машинах несколько милицейских нарядов. Абсолютно никто из них не предпринял никаких мер, чтобы хотя бы кого-то из этой группы задержать. И вот эта вся группа спокойно начала удаляться, и так они рассосались. Милиционеры даже не посчитали нужным дождаться, когда машины "скорой помощи" увезут пострадавших. Была опасность продолжения этой расправы. Я подошел к тому милиционеру, автоматчик который подошел, спросил милиционера с автоматом: "Для чего вам нужен автомат?" Он несколько смутился, но ответил: "Я все равно не имею права стрелять". Я его спрашиваю: "А то, что на твоих глазах сейчас убили несколько человек, ты на это имеешь право так смотреть?" Внимательно взглянув на бездыханные тела, валяющиеся в разных местах дороги, произнес: "Я думаю, они еще живы, а стрелять я имею право только тогда, когда точно кого-то убили". Мы сделать все равно ничего не можем, потому что этим отморозкам покровительствует государственная власть. Если бы нам государственные власти не мешали, мы бы в два счета разобрались с этими фанатами, отморозками и скинхедами.

Олег Кусов: По мнению отца Саурмага, бездеятельность вооруженных представителей власти на месте происшествия можно трактовать как соучастие в преступлении. Это обстоятельство навело отца Саурмага на размышления возможной политической подоплеке инцидента.

Отец Саурмаг: Мы себя считаем гражданами России, и когда кто-то нам говорит "убирайтесь из России", абсолютно непонятно, почему против нас такое. Когда говорят осетинам "убирайтесь из России", мы можем только так понимать, что требование к нам о том, чтобы Северная Осетия вышла из состава России. Естественно, определенные силы как раз этого и добиваются, дестабилизации обстановки во всей России и в первую очередь на Кавказе. На Кавказе самой благонадежной территорией является Осетия, и поэтому все больше действий предпринимается для того, чтобы дестабилизировать обстановку, в первую очередь в Осетии. Я надеюсь, что найдутся все-таки и в России достойные силы из среды самих русских, которые сумеют противопоставить этой заразе нацизма силу, закон, и предотвратить пожар, который неминуемо наступит, если не проявить благоразумие и не добиться того, чтобы торжествовал закон.

Олег Кусов: Отец Саурмаг считает, что нападение в центре Москвы на прихожан православного храма было кем-то спланировано. Об этом, по его словам, говорят выкрики бритоголовых в момент расправы. Из уст этих людей сыпались ругательства и грубые пожелания убираться из Москвы восвояси. Создавалось впечатление, что нападавшие хорошо знали, с кем они имеют дело. Других пожеланий бритоголовые молодчики своим жертвам не высказывали. К тому же нападение произошло в первом часу ночи, когда даже в центре Москвы довольно затруднительно отыскать свидетелей.

Отец Саурмаг: Кто-то спланировал именно эту конкретную провокацию против нас. Этого утверждать мы не можем, нет достаточных оснований, но, в любом случае, это симптом неслучайный, это симптом общей болезни российского общества. Выкрики, кстати, "мочите их!", они же неслучайно. Фраза "мочите" была высказана против бандитов, но кого-то не устраивает, чтобы "мочили" бандитов, кто-то хочет, чтобы "мочили" невинных людей. Вводится путаница в умы, путаница в общество. И определенные силы работают над тем, чтобы все, связанное с Кавказом, однозначно ассоциировалось именно с преступниками, с убийцами. Далеко не каждый человек благоразумен, и немало найдется исполнителей дурной воли. Человек, к сожалению, легко склонен к проявлениям именно животных инстинктов, чем к благоразумию, добру, милосердию, мудрости. Мне думается, что российские власти, высшие власти и в том числе силовые структуры должны хорошо исследовать причины этой болезни, если они хотят сохранить Россию. Россию невозможно сохранить, если русское общество будет исполнено духом нацизма, ненависти ко всем другим народам.

Олег Кусов: В своем заявлении в Генеральную прокуратуру священник требует возбудить уголовное дело против милиционеров, отказавшихся выполнять свои служебные обязанности.

Отец Саурмаг: Мы намерены добиваться того, чтобы в первую очередь были привлечены к ответственности именно милиционеры. Потому что, скорее всего, никаких мер не предпринималось, но дело в том, что это неслучайно, это болезнь общества. Мы не о том заботимся, чтобы конкретно этих преступников наказать, а мы заботимся о том, чтобы участвовать в выработке российским обществом иммунитета против разрушительной болезни. Вот это единственная причина, которая нами движет, ни в коем случае не чувство мести.

Олег Кусов: На днях настоятеля Аланского подворья руководство Таганского отделения милиции заверило в том, что начато расследование действий милиционеров, несших службу в ту ночь на улице Солянка. Но отец Саурмаг расценивает это как элементарную отписку, поскольку, по его сведениям, никаких реальных шагов милицейское начальство по отношению к подчиненным не предпринимает.

В подмосковном городе Мытищи студенты, выходцы с Кавказа, пострадали уже непосредственно от сотрудников местной милиции. Группа студентов Московского государственного университета леса обратилась к нам с просьбой о защите их от милицейского произвола. По словам студентом ингушей и чеченцев, на протяжении длительного периода времени сотрудники милиции безосновательно задерживают их прямо в общежитии, подвергают унижениям. Студенты говорят о своей беззащитности перед местной милицией. Рассказывает Сайхан Амриев.

Сайхан Амриев: В сентябре месяце начал приезжать ОМОН почти каждый день, длилось десять дней подряд. Каждый день приезжали, забирали именно нерусской национальности, это были армяне, чеченцы, ингуши, карачаевцы. Не спрашивали ни документов, ни регистрации, никаких документов, просто избивали в комнатах, где они живут, выбивали двери, на улице издевались. Клали на землю зимой, в грязь, говорили насчет религии. Заходили в комнату и разбрасывали наши священные книги. После этого утихло все. Они говорят, что мы якобы тут вытворяем беспредел, но не предъявляют же никаких обвинений. На наших глазах выкидывают регистрацию и говорят, что, мол, никакой регистрации нет. Пока вы не уедете, все нерусской национальности, мы не прекратим этот беспредел. Наедине, без свидетелей прямо, так и говорят: "Будем вас по одиночке вывозить в лес".

Олег Кусов: Студент университета Хасан Батыров рассказывает о странном визите в общежитие одного из сотрудников областного ФСБ, который закончился изъятием у студента документов. Хасан Батыров называет действия сотрудника службы безопасности произволом.

Хасан Батыров: В конце октября сотрудник федеральной службы безопасности зашел в третье общежитие, мы стояли на первом этаже. Сразу начал: "Где документы?" Я хотел достать свое портмоне, он его схватил, ничего не спрашивая. Зашли в 103-ю комнату. Взял мои документы. Фамилии переписал и без объяснений уехал, ничего не сказал, куда, как что, ничего не предъявил. Я знаю, что он сотрудник ФСБ от других лиц.

Олег Кусов: Сайхан Амриев приехал в студенческое общежитие к другу, здесь его задержали милиционеры, ничего не объясняя. Сайхан утверждает, что задержание кавказцев сотрудниками местного отделения милиции стало обычной практикой.

Сайхан Амриев: Когда я повернулся спиной к этому участковому, он схватил мои руки, я не мог его никак откинуть. Второй сотрудник, который с ним был, на мне был шарф, он начал меня этим шарфом душить. Они меня вытолкали из общежития, начали запихивать в машину, потом увезли в лес, надели на меня маску и начали там избивать. Мол, вы - нерусские - такие, вы сякие, нам не нравится ваша вера, не живите здесь. Один из сотрудников вытащил пистолет, наставил мне на голову и начал вхолостую щелкать. "Знаком ты с оружием?" - спрашивал меня. Я сказал, что меня перепутали. "Какая разница? Сегодня тебя поймаем, завтра другого". Потом они у меня забрали документы (паспорт и регистрацию) и уехали. Сказали: "Передай своим друзьям, что так будет продолжаться, пока вы отсюда не уедете". Мой один знакомый человек, который знает начальника, позвонил ему, тот сказал, что не может быть, что его сотрудники могли такое сделать.

Олег Кусов: 16 декабря прошлого года в общежитии произошел инцидент, во время очередного рейда были избиты сотрудники милиции. Студенты учреждают, что сделали это их соотечественники, пришедшие в общежитие со стороны. Их якобы своевременно не задержали и, воспользовавшись заминкой, эти люди бесследно исчезли. Чуть позже произошли задержания студентов университета. Показания милиции, по словам студентов, на их товарищей, добывали любыми способами. Рассказывает учащийся Московского государственного университета леса Асламбек Арцуев.

Асламбек Арцуев: 21-го декабря моего брата забрали из общежития из 404-й комнаты, а меня из университета. Когда меня забрали из университета, вывели на улицу, я увидел своего брата. После чего нас посадили в машину, в машине мне и моему брату заявили, что у моего брата якобы нашли героин, я не знаю, чем мой брат занимается. Он говорите: "Вы сейчас молчите, мы поедем и разберемся". Они начали показывать заявления, которые ранее были написаны нами. После чего нас с братом отвезли в отделение, где моего брата высадили. После чего меня повезли в прокуратуру. По дороге мне начали говорить, что я как свидетель могу подтвердить, что два человека 16-го декабря находились в университете, они мне сказали, что я не должен давать алиби этим ребятам, если я дам алиби, то моему брату подкинут героин, при понятых изымут и посадят. Я испугался за своего брата, что его невинно оклевещут, и не дал алиби этим ребятам. После чего нас отпустили. На следующий день я написал в прокуратуру заявление насчет давления со стороны сотрудников милиции по поводу дачи показаний против этих ребят.

Олег Кусов: Во время одной из дискотек в общежитии вооруженные до зубов омоновцы задержали большую группу студентов, ингушей и карачаевцев. Обходились с ними, по словам одного из задержанных Арама Заграбяна, сотрудники милиции довольно грубо.

Арам Заграбян: Поставили к стенке, видно было, что всех хотели выловить нерусской национальности, конкретно черные, чтобы были. Среди нас находились и русские ребята, смуглые. Ни паспортов, ничего не давали предъявить. Потом нас кинули на пол, бегали по спинам. Помню, что конкретно именно давили на чеченцев. Национальность спрашивали, если чеченец - все, это избиения были, издевательства. Видно, у них наручников не было, ремнями нас завязали и по отдельности отвезли в отделение. Отдельно распределили национальности - чеченцы и ингуши, еще были карачаевцы, их отдельно положили. Головы нельзя было поднять, что-либо сказать, сразу затыкали нам рот. Ни звонков, ничего, никто не знал, где мы. Кто-то пытался позвонить, затыкали сразу, отбирали телефоны. Они, по-моему, три часа должны продержать и предъявить нам обвинение, а мы... кто 11 часов, кто 8 часов.

Олег Кусов: В итоге четверо студентов мытищинского вуза помещены в следственный изолятор, но шансов оправдаться у них мало. Студенты считают, что всю эту ситуацию спровоцировали сами милиционеры прежними незаконными действиями. Депутат Государственной думы России от Чеченской республики Асламбек Аслаханов убежден, что национальная нетерпимость навязывается обществу определенными политическими кругами, а сотрудники правоохранительных органов при этом остаются лишь проводниками этого явления.

Асламбек Аслаханов: Я в конце января был у президента Российской Федерации Путина Владимира Владимировича, я доложил ему, что после "Норд-Оста" в массовом порядке шли избиения, шло подбрасывание наркотиков, патронов, необоснованные задержания, тотальное, в массовом порядке, дактилоскопирование людей, которые не имеют регистрации или просрочена регистрация, фотографировали в профиль и анфас. Работающих заставляли увольняться с работы, при этом задним числом, немало фактов, увольняли. Я знаю, дважды было необоснованное преступное задержание студентов из университета культуры. Их необоснованно омоновцы задерживали, издевались над ними, избивали. В первом случае возбуждено уголовное дело, потом ОМОН и управление по борьбе с организованной преступностью, демонстрируя свое превосходство над законом, повторно их задержали. Сама милиция - инертное ведомство, и если сверху не будут покровительственно относиться и будут очень реагировать на каждый факт совершения беззакония, милиция сама по себе никогда этого делать не посмеет. Вы помните, было резкое выступление и президента, и мэра Москвы Лужкова о том, что недопустимо преследовать чеченцев по этническому принципу. Министр Грызлов и начальник УВД Пронин, и другие давали грозные указания, чтобы такого не допускать. И вот те, кто говорят "делайте, что хотите", с них не спрашивают должным образом, поэтому происходят вот эти чудеса. В конце концов, нужно немедленно реагировать, когда любое ЧП происходит, нужно на уровень коллегии выносить вопрос. Если были бы избиты студенты другой национальности, не чеченской, это стало бы предметом освещения телевидением через каждые час-два. А если чеченские, они же не люди.

Олег Кусов: Заведующая приемной правозащитного комитета "Гражданское содействие" Ирина Буртина также считает преследования выходцев с Кавказа организованной сверху кампанией.

Ирина Буртина: Что указывает на организованность этого процесса? Например, нам известно несколько случаев, когда милиционеры районных отделений предупреждали знакомых чеченцев о том, что в течение месяца, допустим, им лучше где-то отсидеться в другом месте, потому что у них могут быть неприятности. Такие предупреждения свидетельствуют о том, что пущена сверху команда: в течение какого-то срока проводить некие мероприятия. Что еще, на мой взгляд, указывает на бюрократический характер этих преследований? Это то, что есть немало случаев, когда людей не бьют в милиции, не оскорбляют, а выполняют свое дело по отношению к ним, например, подкидывают оружие или наркотик абсолютно бесстрастно, и даже иногда с тенью какого-то смущения или сочувствия по отношению к людям. Когда это делается с проявлениями жестокости, грубости, ясно, что тут люди вкладывают личные чувства, и можно подумать, что они это делают потому, что они просто враждебно относятся к чеченцам. Но когда это делается бесстрастно, ясно, что это делается по заданию сверху. Надо пытаться как-то защищаться, обращаться к нам, обращаться в другие организации, обращаться к юристам, выяснять. К сожалению, люди, как правило, в первый момент, когда на них сваливается это несчастье, они склонны защищаться очень активно, но потом очень быстро они остывают, начинают бояться последствий, и многие отказываются от попыток наказать за противоправные действия по отношению к ним сотрудников милиции и это, конечно, сохраняет уверенность в безнаказанности, и позволяет им действовать таким образом и в дальнейшем.

Олег Кусов: Проблема национального притеснения стала чаще обсуждаться на страницах российской прессы, во многом благодаря сотрудникам правозащитных организаций. Александр Буртин в "Еженедельном журнале" анализирует антикавказскую кампанию в Москве, связывая ее с чеченским фактором. Правозащитник подразделяет кампанию на несколько этапов. Первый начался осенью 1999-го года, после взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске. Второй этап - в марте 20000-го года. Тогда российские войска взяли Грозный, тема скорого окончания чеченской кампании активно обсуждалась в рамках президентской кампании Владимира Путина. Третий античеченский этап, по мнению Буртина, начался в августе 2000-го года после взрыва в переходе на Пушкинской площади в Москве. Осенью прошлого года, после трагедии в театральном центре на Дубровке, наступил четвертый этап кампании по притеснению чеченцев и других выходцев с Кавказа.

В своей статье "Лицензия на отлов", опубликованной в январском номере "Еженедельного журнала", Александр Буртин утверждает, что положение чеченцев в Москве сегодня стало почти таким же опасным, как и в самой Чечне.

Предлагаем отрывок из статьи Александра Буртина в "Еженедельном журнале":

Диктор: "Подозрения, что массовые фабрикации в отношении чеченцев осуществляются сверху, у работников "Гражданского содействия" были давно. Иногда сотрудники милиции прямо проговариваются о том, что у них есть план, требующий определенного количества чеченских дел. Например, при задержании рабочего завода "Фрейзер" Зелимхана Нацаева сотрудники ОВД Нижегородский так и сказали: "Ничего не поделаешь, у нас приказ. Еще 15 человек надо поймать". Милиция, проморгав полсотни боевиков в центре столицы, проводит теперь показательную кампанию против террористов и наркомафии.

Олег Кусов: В любом случае, национальные притеснения кавказцев в Москве все чаще выливаются в грубую форму физической расправы. Наказания за это почти никто не несет, а это говорит о том, что такое порочное положение вещей устраивает многих.

XS
SM
MD
LG