Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иосиф Раскин о Грузии


Олег Кусов: Писатель Иосиф Раскин живет и работает в Москве, но самую лучшую книгу, по его словам, он написал о Грузии. С этим краем Раскина связывает многое: друзья, любимые места и очень теплые воспоминания. Раскин называет себя своеобразным исследователем, он с большим удовольствием исследует душу грузина, более открытую душу, как он считает, найти трудно.

Иосиф Раскин: В моей книге "Грузия, в сердце моем" приводится одно письмо, которое я получил из Грузии, это сегодня самый близкий мне человек в жизни и очень большой друг, не просто грузин, он сван, из Сванетии. Первый раз, когда мы с ним встретились, его попросил наш общий знакомый, чтобы он меня встретил там, я был с женой, с дочкой. Как он нас встретил, это не расскажешь. Он возил на нас к своей родне, он нас возил по всей Лазанской долине. Где бы только ни были, были в гостях, то есть он нам уделил огромное количество души и сердца. И потом, прошло буквально полгода, и он приехал с женой в Москву. Конечно, не было связано с ним, я просто такой человек, мы ездили с ним и в ресторан "Иверия", и в "Русскую избу", и куда угодно, где бы только ни бывали. Получилось так, деньги были, я тогда снимал дачу в Барвихе. Он у нас там бывал, мы ездили купаться на озеро, хорошо проводили время. Он уезжает в Тбилиси с женой, и я получаю оттуда письмо, письмо, где он винит себя за то, что он якобы нас плохо принимал. "Я понял вас, и понял, какой я плохой перед вами", - он мне пишет.

Олег Кусов: Во время одной из последних поездок в Тбилиси Иосиф Раскин познакомился с дочерью великого грузинского поэта Тициана Табидзе Ните. Долгие беседы с ней и натолкнули московского автора на мысль о книге, которая в дальнейшем и получила название "Грузия, ты в сердце моем". Иосиф Раскин щедро делится впечатлениями об этом удивительном крае, знакомит нас со своими удивительными друзьями и коллегами.

Иосиф Раскин: Конечно, самое сильное впечатление от Ниты Табидзе, которая меня поразила, перед которой я преклоняюсь. Женщине восемьдесят с лишним лет, с феноменальной памятью. Как она жить хочет, - это не передать словами. И когда я с ней познакомился, то я решил: это надо записать. Она помнила все, она помнит, как ее Горький держал на коленях, она помнит, как она с Андре Жидом ездила по Черному морю. Она помнит все, феноменальнейшая память. Когда я последний раз был в Тбилиси, это было в январе прошлого года, я подробно записывал наши с ней разговоры. И у меня возникло желание написать книгу о ней и вообще о Грузии, о людях, анекдоты о Грузии, мне они очень нравятся, я считаю, лучшие анекдоты о Грузии. Когда приезжий идет по проспекту Руставели, подходит к одному и говорит: "Извините, пожалуйста, вы меня простите, что я вас отрываю, вы, наверное, спешите, вы не подскажете, если вам не трудно, будьте добры, как мне пройти на ваш замечательный проспект Шота Руставели? Только извините". Грузин слушает, слушает: "Послушай, как красиво говоришь, иди, как хочешь".

Я очень люблю Грузию. В Армении я никогда не был, но у меня там есть много близких людей, армян я уважаю, а Грузию я люблю, и никуда от этого не деться. Поэтому я решил сделать эту книжку. Тем более, когда начались эти проститутские игры с Грузией, и, казалось бы, очень сильный накал взаимоотношений, то мне тем более хотелось сделать это, тем более. Я знаю, что в в Доме литератора проходят мои вечера, где выступают известные выдающиеся артисты, я подумал, что в ноябре будет вечер, посвященный Грузии. Другое дело, что инфаркт меня свалил, но в феврале будет вечер. Слава Богу, что получилось так, что этот вечер потерял ту значимость, потому что отношения с Грузией все-таки немножко наладились, а тогда это было бы прекрасно, если бы был такой вечер.

Олег Кусов: Так Иосиф Раскин стал пропагандистом этого удивительного края, и своих московских друзей пытается приобщить к путешествиям на Кавказ. Например, Иосиф Раскин еще в прошлые советские времена стал инициатором веселых однодневных поездок по маршруту Москва - Тбилиси - Крестовый перевал - Дарьяльское ущелье -Тбилиси - Москва.

Иосиф Раскин: Я, бывало, знакомился с девушкой и, особенно, если я узнавал, что она никогда в жизни не была на Кавказе, мы с ней встречались рано утром, брали такси, ехали в аэропорт "Внуково", я брал два билета. Я много работал, торговал книгами, был период, когда я 25-ти магазинам делал план, поэтому хорошо зарабатывал, тратил я еще больше, всю жизнь был в долгах. И вот мы приезжали в аэропорт, брали билеты, прилетали в Тбилиси, брали там же на вокзале машину, приезжали на перевал. Страшная жара, мы приезжали наверх, а там снег по колено, играли в снежки. Доезжали дальше перевала до Дарьяльского ущелья, разворачивались, приезжали обратно в аэропорт на этой же машине, брали билеты, прилетали в Москву, а дома мне говорили: "Ты чего так рано вернулся сегодня с работы?" Это было не один раз, а несколько раз. Это прекрасно, чудесно. Когда мне что-то нравится, мне всегда хочется к этому кого-то приобщить.

Олег Кусов: В Грузии москвич Иосиф Раскин всегда чувствовал себя как дома.

Диктор: "Сколько я ни бывал в Грузии, я ни разу не столкнулся с какой-нибудь неприязнью русских, обидой на русских. В этой стране буквально все: таксисты, бомжи, священники, технари, профессора, народные артисты, поэты, милиционеры, все понимают, что политическая власть - это одно, она всегда временна, а жители страны - это другое, и народ вечен. Мы, граждане России, никогда не будем врагами для грузин, даже если они будут дружить с Америкой, мы все равно не будем для них врагами. Да и вообще, что за логика: если ты переживаешь за Россию, за судьбу русских, то значит ты антисемит. Если Грузия хочет дружить с Америкой, то они для нас враги, а мы враги для них. Чушь собачья! Журналистка "Комсомольской правды" пишет: "В Аджарии, где стоит одна наша военная база, офицеры боятся отпускать солдат в город. Увидят, что русский, втащат в дом, и давай кормить. Возвращается через двое суток пьяный, довольный".

Иосиф Раскин: Вы знаете, это не секрет, какое огромное количество в Москве, везде, не только в центре, не только на Садовом кольце, огромное количество проституток. Встречаются проститутки самых разных национальностей. Прежде, чем мне готовить книгу, я позвонил в пресс-службу человеку, который работает в полиции нравов. Этот человек мне подтвердил, что, сколько он работает в Москве, ни разу ему не встречалась проститутка-грузинка. Есть армянки, азербайджанки, казачки, все есть, но особенно много с Украины, Молдавии, а грузинка - ни разу. Мне это было приятно.

Диктор: "А какая молодежь, какие дети! Как-то я иду к Ните, поднимаясь от проспекта Руставели по улице Чавчадзе к дому Тициана, что на улице Грибоедова, бежит ватага мальчишек, я их окликнул. Они тут же подбежали, озорно и с любопытством гладя на меня. "Ребята, а кто скажет, чей это дом? - спрашиваю я их, указывая на дом Тициана. Они смотрят на меня, и наперебой начинают мне объяснять, как будто это им под семьдесят, а мне, глупому, восемь-десять. "Вы что, это же дом Тициана Табидзе. - А кто это?" Они смотрят на меня с жалостью, что я этого не знаю: "Грузинский поэт". Я думаю, что если бы в Москве на Пушкинской площади я спросил бы десяток мальчишек, сомневаюсь, что большинство из них смогли бы объяснить, чей памятник там стоит. И еще, в Тбилиси огромное количество маршрутных такси, впечатление, что это единственный вид транспорта, действующий абсолютно бесперебойно. Когда бы я ни останавливал маршрутку, всегда находился молодой человек, который протягивал мне руку и помогал сесть в машину. В Москве я с таким не встречался ни разу.

Олег Кусов: Последняя поездка в Грузию оказалась для Раскина самой тяжелой. Создавалось впечатление, что эта страна наказана свыше, но за что - непонятно.

Иосиф Раскин: Я часто бывал в Грузии, много раз. И я приехал в Грузию вскоре после этих знаменитых событий, войны гражданской. Это что-то ужасное. Вы знаете, раньше идешь по проспекту Руставели и видишь мужчин, женщин с гордым, независимым лицом, с очень добрыми, живыми глазами, с мудрыми, живыми, горящими глазами. Когда я приехал, это страшно. Встречаются люди, женщины, мужчины, у них глаза, как будто бы они пеплом покрыты. Или сидят два очень интеллигентных, солидных грузина, бутылочка водички фруктовой, они сидят на проспекте, попивают эту водичку. Это страшно смотреть. Одно из моих самых больших потрясений, когда я в январе прошлого года заходил в Государственную библиотеку Грузии, ребята, которые любят свою работу, работают за копейки, но любят работу. Они мне сказали, что за последние восемь лет Государственная библиотека Грузии не сумела приобрести (в буквальном смысле этого слова) ни одной книги. Света нет, отопления нет, свет, неизвестно, когда включат. Так живет город. Ведь Грузия, это всегда была самая добрая страна. Многие там находили пристанище, создавали лучшие свои произведения, даже когда у нас в стране не печатались ни Пастернак, ни Евтушенко, ни Вознесенский, я уж не говорю, Ахматова, Цветаева, то журнал "Литературная Грузия" находил пристанище для всех наших запрещенных поэтов, писателей.

Олег Кусов: Иосиф Раскин убежден, что политики должны заниматься своим делом, а народ своим. Простым людям нельзя забывать о своих добрых отношениях, и как прежде следует заимствовать друг у друга только хорошее. Недавнюю так называемую холодную войну между Россией и Грузией Иосиф Захарович объясняется по-своему. Для него это была обычная политическая игра, в которой Эдуард Шеварднадзе и многие российские политики показали себя настоящими профессионалами. Послушав Раскина, хочется повторить слова известного персонажа грузинской политической сцены: "Да, политика - это вам не лобио кушать".

Иосиф Раскин: Я думаю, что это нужно всегда немножко подогревать. Кто такой Шеварднадзе? Это человек, который проходил стажировку на Лубянке, в КГБ, человек, который был министром КГБ Грузии. Человек, который воспитывался... вспомните, как он славословил Брежнева, как красиво, самозабвенно. Он выступал не в Москве, не в Кремле, а в Тбилиси на партактиве. Я думаю, что эта кампания была подогрета, чтобы народ консолидировался вокруг Шеварднадзе. Он советский человек, но в то же время в Грузии он в какой-то мере стабилизировал обстановку. Я когда был в Грузии, много слышал: кого на его место ставить? И это тоже он сделал. Он так подготовил свое окружение, что некого выбирать. По-своему мудрый человек. В Грузии есть свои олигархи, с которыми он тоже ничего не может поделать, это ему тоже нужно. Накормить Грузию он бы рад, да нечем, он же не может сам взять и напечатать деньги или дать свет. Я убежден, что события на стадионе во время футбольного матча это, безусловно, была провокации, да еще какая. Анекдот, который я привез из Тбилиси, про Шеварднадзе, замечательный анекдот, который говорит об отношении грузин к Шеварднадзе. "На балконе своего многоэтажного дома он играет со своим маленьким внуком и слышит голос. "Внучек, а кем ты хочешь стать, когда вырастешь?" Внучек говорит: "Ну, конечно, президентом Грузии". Молчание, ничего не слышно. Вдруг крик: "Манана, Манана! Куда наш внук делся? Куда внук пропал?".

Так же как и в любом КГБ, помимо отдела информации еще имеется отдел дезинформации. Все, что делается в этой стране, это все политические игры, которые нужны власти. Если они не нужны, они не играются, вы бы про них ничего не слышали, ничего не знали. Конечно, это все политические игры - хитрые, коварные, а, может быть, и нужные. Без этих подогревов не может быть жизни общества. Вы знаете, как гниль нужна, бактерии нужны. Система та же самая, коварная сложная, страшная. Семьей руководить - и то сложно, а здесь сотни народов, сотни национальностей, сотни религий, и все это нужно держать в руках хитро, умно. Другое дело, где они берут такие головы умные, для меня это всегда была загадка. Но есть умные головы, которые рассчитывают как гениальную шахматную партию.

Олег Кусов: Среди тех, кому Иосиф Раскин посвятил страницы своей новой книги, - выдающийся поэт Ираклий Абашидзе. В Грузии его называли некоронованным королем нации. С ним московский писатель познакомился в ресторане (по давней литературной традиции).

Иосиф Раскин: Я часто видел в ресторане "Москва" на третьем этаже, мало того, что видел, мы сидели за одним столом и вместе выпивали с великим грузинским поэтом, и не просто поэтом, а председателем президиума Верховного Совета Грузии, членом ЦК КПСС Ираклием Абашидзе. Потом он был немножко в опале, наверное, и потому, что он был очень большой друг Советского Союза. Он был антиэкстремист, и он был довольно либеральная личность. Слишком высока была его роль с российской и советской интеллигенцией, и это наверняка кого-то раздражало. Это был человек, преданный России, российской культуре. И вот неслучайно сегодня послом Грузии в Москве является сын его Зураб Абашидзе. Я думаю, что очень повезло все, хотя послы - это чиновники, они должны быть, иначе быть не может, верными исполнителями воли президента. Как в любой стране, дипломат должен проводить политику президента. Но то, что Зураб Ираклиевич так относится к русской культуре, к русской интеллигенции, безусловно, это очень неплохо.

Олег Кусов: Побывать в Грузии и не попробовать грузинского вина невозможно, тем более что вино - это непременный атрибут любого грузинского застолья.

Диктор: "О приготовлении вин в Грузии писали великие люди глубокой древности Гомер и Аполлон Родосский, даже в легенде об аргонавтах упоминается об этом. При археологических раскопках найдены глиняные кувшины для хранения вин двух-трехтысячелетней давности. Первая просветительница Грузии Святая Нина в 4-м веке держала в руках крест, сделанный из виноградной лозы. Я не очень люблю вино, с гораздо большим удовольствием я пью чачу или русскую водку, но в Грузии я пил такое вино, какого не пил нигде и никогда. Когда я в былые времена приезжал на побережье, заезжал в Леселидзе, что на границе России и Грузии, к Акакию Двалишвили, глубокому старику, грузину, у которого уже тогда было свое винодельческое хозяйство. Во дворе стояла большая клетка с медведем, подаренным ему самим Кио, а, главное, у него всегда было высококачественное вино. Приезжая в Тбилиси, я никогда не мог проехать мимо одного заведения, немного не доезжая Цхеты. Здесь во времена давали посетителям кувшин прекрасного вина и лобио в горшочке. Потрясающее вино я пил в селе Гурджаани в доме Шота Кумрашвили. В Телави я пил вино с незабываемым вкусом на частном винзаводе у Давида Мансурадзе, а также в телавском винном погребе. Вкуснейшим вином и прекрасной чачей угощал меня в Москве отец Калинике. В монастыре, в котором он служит, производят просто замечательное вино.

Диктор: "Грузинская свадьба. Встает тамада: "Гиви, скажи тост". "Давайте выпьем!". Проходит 10 минут. Тамада: "Гиви, скажи тост". "Давайте выпьем!". Проходит еще 10 минут. Тамада: "Вано, скажи тост". "Мы собрались в этом прекрасном замечательном месте специально для того чтобы...". Тамада: "Вано, садись. Гиви, скажи тост".

Анекдоты о Грузии, которых очень много, никогда не бывают оскорбительными или унизительными для грузин, они могут только подтрунивать над слабостями или особенностями грузинского характера. Я помню, в старые добрые времена у людей в России складывалось ложное впечатление о слишком благополучной жизни грузин. Рассказывали, что когда Никита Сергеевич Хрущев приехал вместе с грузинским лидером Кастро в Грузию, то сказал: "Вот видишь, Фидель, мы у себя строим социализм, а здесь он у нас уже давно построен". И, конечно, появлялись анекдоты, вызванные этим ошибочным мнением, а главное, чудесно показывающие милые слабости этих взрослых детей.

"Два грузина смотрят фильм. На экране альпинисты карабкаются по отвесной скале. Один грузин: "Этот сейчас сорвется". "Нет, не сорвется". "Спорим на миллион?". Кончается фильм, альпинист так и не сорвался, проигравший достает из кармана миллион. Его друг говорит: "Извини, Гиви, я твоих денег взять не могу. Это была шутка, фильм-то я уже видел". "Видел? Я тоже видел".

Анекдоты о Грузии можно рассказывать бесконечно. Мне кажется, соль жизни у этой нации прекрасно выражена словами Роберта Стуруа: "Грузины (в отличие от других) знают, что они умрут, они не убегают от этого, а стараются жить интенсивнее, энергичнее. Отсюда страсть, страсть ко всему".

В грузинской школе учитель вызывает мальчика к доске: "Гоги, подойди к доске, возьми мел и нарисуй на доске равнобедренный треугольник". Мальчик нарисовал. "Ну а теперь, Гоги, докажи, что этот треугольник равнобедренный. - Мамой клянусь!".

Олег Кусов: Иосиф Раскин всем своим творчеством пытается показать, что взаимоотношения между русскими и грузинами уже давно переросли в нечто большее, чем дружба. Пусть при этом политики отрабатывают свои деньги, они, кстати, несмотря на холодные войны и другие серьезные разногласия, часто не против теплого общения между собой во время щедрых межгосударственных застолий.

Иосиф Раскин: У меня есть приятель, он сидел в тюрьме, он был сопредседателем "Мемориала", большой умница, писатель, литературовед, критик, я не хочу говорить, кто это, не имеет значения фамилия. Он информационный наркоман, он полностью поглощен газетами, он верит в газеты, в новости. Когда была война грузинская, после этого звонит мне Тенгиз и говорит: "Иосиф Захарович. Ну хоть бы на денег приехали поболтать". Я тогда думал поехать. Он мне говорит: "Ты что, с ума сошел? Мы же для них враги". Но я все-таки потом поехал и понял, что никакие мы не враги, мы друзья. И мне рассказывали о событиях на этой площади, плакали люди, но они никакой вражды, никакой обиды к людям конкретным не испытывали, к русским, к советским людям. Они понимали, что это - власть. Никогда они к нам не будут относиться как к врагам, это породнено слишком многим, это как сосуды, маленькие капилляры сердца, окончания нервов. Это все не разорвать никакими танками, генералами, никакими панкисскими ущельями, никакими бандитами. Это не просто дружба, с Грузией это любовь, причем любовь такая, которую разорвать нельзя.

Диктор: "Тбилиси. Грузинский Академический драматический театр имени Марджанишвили. Премьера спектакля "Макбет". В зале собрался весь грузинский бомонд, весь цвет столичной интеллигенции. Поднимается занавес. В центре сцены ярко светящаяся маленькая-маленькая точка, которая начинает очень медленно увеличиваться в размерах. В зале шепоток: "Какое оригинальное решение. Какая удивительная режиссерская находка". А точка все увеличивается. Наконец при ярком свете этой разросшейся точки появляется буфетчик в грязном фартуке: "Первый, второй ряд, хинкали готовы".

Как печально, что этот веселый анекдот в наши дни так грустно звучит.

XS
SM
MD
LG