Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Южная Осетия: кому выгодна формула "ни мира ни войны"?


Конфликт на территории Южной Осетии наблюдатели называют "отложенным". Сообщения об осложнениях ситуации в республике, как и о сближении позиций сторон, поступают отсюда поочередно на протяжении десяти лет. Но если формула "ни войны ни мира" в Южной Осетии все это время сохраняется, значит, что такая ситуация выгодна политическим силам, которые оказывают определяющее влияние на процессы в регионе. Свое мнение об урегулировании ситуации в Южной Осетии в нашей программе выскажут представители России, Грузии и Северной Осетии. Слово Юрию Вачнадзе.

Юрий Вачнадзе: Случилось так, что грузино-осетинский конфликт остался в тени абхазской проблемы и русско-грузинских отношений в целом. Причин тому несколько. Во-первых, разномасштабность явлений; во-вторых, неадекватность условий их возникновения; и самое главное то, что разрыв между Тбилиси и Цхинвале со всех точек зрения - и политической, и исторической - носит совершенно искусственный, надуманный характер. Более того, он во многом обязан некоему роковому стечению обстоятельств. Если урегулирование абхазской проблемы за последние десять лет не сдвинулось с мертвой точки, несмотря на все усилия мирового сообщества и обеих сторон конфликта, если грузино-российские взаимоотношения напоминают синусоиду с большой амплитудой колебаний, включая вредные резонансные явления, грузино-осетинские противоречия худо-бедно, очень медленно, но все же смягчаются. Именно об этом речь шла в беседе с заместителем грузинского министра по чрезвычайным делам Лали Морошкиной. Госпожа Морошкина назначена на свой пост недавно, это редкий случай, когда теперь уже бывший тележурналист, бывший руководитель общественной неправительственной организации занимает должность в правительственных структурах. Неудивительно, что ее отношение к проблемам так называемой Южной Осетии являет собой некую смесь официоза с народной дипломатией. Кто знает, может быть, именно такие люди сыграют решающую роль в деле разрешения конфликта в мире. Морошкина - член совместной смешенной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта, куда кроме Грузии, Южной Осетии и России входят наблюдатели ОБСЕ и Евросоюза.

Госпожа Морошкина, каково на сегодняшний день положение в процессе урегулирования грузино-осетинского конфликта?

Лали Морошкина: Положение сложное. Что самое интересное, что процесс, который в принципе лет десять топтался на одном месте, пошел вперед. И нельзя не отметить инициативу самого президента так называемой Южноосетинской республики господина Кокойте, он в декабре отпустил двух грузинских заключенных из Цхинвальской тюрьмы. Я думаю, что мы должны ответить ответным шагом, потому что односторонним этот процесс не может быть. Раз пошел этот процесс, на этом уровне, правовом и государственном, значит, что на дипломатическом уровне он пойдет тем более быстро.

Юрий Вачнадзе: Вы знаете, заключенные в осетинскую тюрьму грузины и осетины, находящиеся в грузинской тюрьме, - это лишь деталь вопроса. В масс-медиа часто публикуются заявления Кокойте о том, что Южная Осетия желает воссоединения с Россией. Что вы можете сказать по этому поводу?

Лали Морошкина: Этот человек заинтересован в урегулировании отношений с Грузией. Было время, когда журналисты с южноосетинской стороны просто не могли приехать в Грузию, а если бы даже они приехали, то они не могли написать позитивную статью. Недавно по инициативе нашего Министерства по чрезвычайным делам мы пригласили журналистов с южноосетинской стороны. Они приехали, мы провели здесь совместную первую конференцию, подчеркиваю, первую после того, как был избран новый президент - Кокойте. Такие конференции проводились, но всегда участвовала третья сторона, то есть или ОБСЕ, или Евросоюз, но в этот раз все произошло только между двумя сторонами. Это очень положительный фактор. Раз процесс десятилетиями топчется на месте, то очень трудно понять роль третей стороны.

Юрий Вачнадзе: Что касается третей стороны, представители Грузии наложили вето на назначение генерала Напсдорова командующим российским миротворческим континентом, он стал и.о. командующего, чем это обусловлено?

Лали Морошкина: Был инцидент, когда он себя показал не с лучшей стороны, где он мог сыграть намного более положительную роль как для осетинской, так и для грузинской стороны, но он этого не сделал.

Юрий Вачнадзе: Идут или нет интенсивные переговоры о политическом будущем Южной Осетии? В принципе это и есть вопрос вопросов.

Лали Морошкина: На данном этапе самое главное, чтобы не задавался вопрос, кто виноват. Взаимные упреки уже не звучат. На всех смешанных контрольных комиссиях везде указано, что огромную роль должна играть народная дипломатия и огромную роль должны сыграть журналисты. Почему? Потому что если не произойдет урегулирование отношений на уровне одной семьи, нескольких домов, нескольких районов, процесс просто зайдет в тупик. Забыть историю, естественно, нельзя, но нужно идти вперед.

Юрий Вачнадзе: Возникает еще несколько вопросов. Во-первых, так называемая ярмарка в Аргенети, куда возятся российские товары, там вроде бы расположена таможня, однако товары эти в основном контрабандные, многие из них фальсифицированы, это попадает на территорию Грузии. Затем через Южную Осетию идет наркотрафик. Знаем мы также, что ворованные автомашины перегоняются в основном в Цхинвале, там перебиваются номера и так далее и продаются затем в России и других регионах. Словом, здесь много проблем, связанных с экономикой. Как быть с этим?

Лали Морошкина: По этому поводу правительство уже приняло решение, уже десять дней как рынок практически не функционирует. А что касается наркомании, наркотрафика, по-моему, это мировая проблема, и не только Грузия, не только Осетия, не только Россия с этим никак не смогут бороться. Тут нужно сообща все это делать. И именно Кокойте выступил с предложением, чтобы никаких уступок не было тем людям, которые сидят в местах лишения свободы именно из-за наркотиков.

Юрий Вачнадзе: Какие претензии предъявляют грузинской стороне представители так называемой Южной Осетии?

Лали Морошкина: Бросается в глаза, когда едешь по территории рынка и по территории от Гори к Цхинвале, это такое количество блокпостов, которые просто занимаются, грубо говоря, обдираловкой. Прекрасно устроилась осетинская сторона, грузинская сторона. Вот это один из важных вопросов. Если не будет взаимодоверия, то сложно вообще говорить о дальнейшем продолжении и переговорах. Также это реституция, то есть возвращение беженцев и предоставление жилья как с этой, так и с той стороны. Очень много осетин уехало из Грузии, в чьи дома вошли другие жители. Трудно уходить из дома, где живешь годами, где жили твои родители, покидаешь все из-за политической ситуации. Но сейчас уже нужен другой подход, надо более здраво посмотреть на все это. Я думаю, что нерешенных вопросов в этом направлении не может быть.

Юрий Вачнадзе: Всегда ли правильно поступали грузинские власти, иногда выдавливая этнических осетин из страны?

Лали Морошкина: Очень трудно признавать все эти ошибки. Если мы опять пойдем этим путем - кто был виноват, это ни к чему не приведет. Были ошибки и с той, и с другой стороны.

Юрий Вачнадзе: И все-таки вернемся к главному, каков будет политический статус так называемой Южной Осетии?

Господин Кокойте постоянно демонстрирует желание самопровозглашенной республики, точнее ее властей, воссоединиться с Россией.

Лали Морошкина: Я думаю, что останавливать внимание на статусе сегодня нельзя. Главное, чтобы решились проблемы, которые сегодня наболели. Вышла неделю назад осетинская газета в Тбилиси, которая очень широко и очень объективно передает все проблемы, которые наболели у осетинского населения. Потепление отношений пошло. Мое личное мнение, что процесс урегулирования будет довольно-таки долгий. Но все-таки он будет, по-другому не может быть. И то, что есть желание хотя бы воссоединить семьи, много смешанных семей, то это уже позитивное явление, и если будет политическая воля, а я надеюсь что она будет, то все будет очень хорошо.

Юрий Вачнадзе: Несмотря на оптимистический настрой госпожи Морошкиной, к сожалению, создается впечатление, что ни у грузинской, ни у осетинской стороны нет конкретного плана политического урегулирования конфликта.

Олег Кусов: Депутат Государственной думы России Анатолий Чахоев, не один год проработавший руководителем советской Южной Осетии, считает, что конфликт в этой республике невозможно разрешить при нынешнем лидере Грузии. Но и более покладистым грузинским политикам, как считает Чахоев, в будущем придется вести мирные переговоры с представителями единой Осетии, поскольку северные и южные осетины намерены добиваться объединения.

Анатолий Чахоев: Считается, что конфликт между Южной Осетией и Грузией притушен, но это не так. Там есть миротворцы, уже десять лет Южная Осетия живет, не имея связи с Грузией. Там российский рубль, законы привязаны к российским законам, они живут в безвизовом режиме с Россией. Тот политик, который сегодня скажет, "давайте, мы войдем обратно в состав Грузии", это будет политический труп. В то же время, к сожалению, хорошее предложение Воронин внес, оно спорно, я еще всех деталей не проанализировал, но какое-то зерно там есть, давайте писать совместно конституцию. Но Шеварднадзе на это не пойдет никогда. Потому что Грузия сама разваливается сегодня, Аджария те же десять лет неподконтрольна Тбилиси, и Абашидзе ведет свою собственную политику. Абхазия десять лет неподконтрольна, Южная Осетия, само собой. Месхетия, Джавахетия - в ближайшее время у грузин голова будет болеть по этому региону. Грузия, по идее, вообще должна была бы какие-то встречные шаги делать, но она пытается решить вопрос через третьих лиц. Давит на Россию, давит на международное сообщество и пытается через них воздействовать на Южную Осетию. Пока Грузия не поймет, что за столом переговоров, допускаем такое, будут равные партнеры, то вообще ни о каких переговорах разговора быть не может.

В рамках смешанной контрольной комиссии она работает ни шатко ни валко, ни мира ни войны, но это не решение проблемы. Кардинально проблему на сегодняшний день вряд ли можно будет решить. Осетия сейчас выжидает. Если бы, например, сверенная Осетия, являясь, по сути, форпостом России на Северном Кавказе, православная республика, и она всегда была ориентирована на Россию, то проблему Южной Осетии можно было бы в более форсированном порядке решить. Если Шеварднадзе, выступая в свое время за воссоединение Германии, сказал, что великий народ не может жить раздельно, я ему сразу бы задал вопрос: скажите, а что такое "великий" в вашем определении? Если взять алан, то по своей истории они, может, не менее велики. Он сразу сказал, что я понимаю, к чему ты клонишь. Но сегодня де-факто и де-юре православный народ разделен государственной границей. Проблему эту, если не сегодняшним политикам, то завтрашним политикам в любом случае решать придется.

Олег Кусов: Анатолий Григорьевич, но ведь воссоединение двух Осетий означает начало развала Грузии. Понятно, что в такой ситуации Тбилиси не может пойти на это. Цхинвал добивается развала Грузии, получается?

Анатолий Чахоев: Территориальная целостность Грузии - это проблема самой Грузии. В царской России не было понятия, если бы тогда ногтем не провели и не сказали: "Вот здесь разделение границы". Вот здесь будет Грузия, а вот здесь - Российская Федерация, никто бы никогда не говорил о том, что есть какая-то граница между единым осетинским народом. Шеварднадзе, пугая всех тем, что якобы у него сейчас развал начнется, так это его проблемы. В Грузии говорят: "Шеварднадзе - президент трех кварталов", он не контролирует сегодня Грузию, и он это понимает.

Олег Кусов: Если говорить о компромиссных вариантах, на какие из них сегодня готов Цхинвал?

Анатолий Чахоев: Был период, когда об этом говорила и Абхазия, о конфедеративном устройстве. Но этот период уже прошел, грузины напрочь отмели этот вариант, 96-97-й годы. И тогда уже и здесь в России подводили к тому: "Давайте конфедеративное государство". Но Грузия сама отмела это дело, не захотела, испугавшись того, что и другие потребуют того же статуса. Сегодня, по-моему, поезд ушел. Я не призываю к свержению Шеварднадзе, но единственное, что может быть, это возможность какого-то союза государств, и то не при Шеварднадзе, а при политике, который будет в Грузии, и которому в Южной Осетии и в Абхазии люди поверят. К сожалению, такого политика мы пока на горизонте не видим.

Олег Кусов: Бытует мнение, как в Тбилиси, так и во Владикавказе, что Южная Осетия сегодня больше выгодна не борцам за независимость, а криминальным элементам, что много отмывается там всяких нелегальных грузов, отсутствие таможни, наркотрафик.

Анатолий Чахоев: Когда говорят, что через Южную Осетию проходят наркотики, другие товары. Они сначала проходят через Грузию. Южная Осетия не имеет внешних границ вне Грузии или вне России. Это - во-первых. Во-вторых, сегодня Южная Осетия находится в режиме выживания, а режим выживания означает, что сегодня для них эта дорога - это спасение, потому что там платятся таможенные пошлины, за счет чего они формируют и свой бюджет. Если мы работника ГАИ здесь не можем в Москве, в центре Москвы, за руку взять, то попробуйте взять его в горах, если он у кого-то что-то возьмет. Но говорить о том, что идут потоки целые... В последнее время то, что якобы криминалитет взял верх, это все идет с грузинской стороны. Они пытаются создать на фоне борьбы с терроризмом в лице Южный Осетии своеобразный Ирак какой-то. Но, скажите, хоть раз нападение со стороны Южной Осетии на села Грузии было? Не было. За всю историю миротворческих сил там погиб один миротворец. Сегодня, кстати, уровень жизни в Южной Осетии на порядок выше, чем в самой Грузии. Вот там уж действительно криминалитет и коррупция на самом высоком уровне. Вот если бы, например, в Грузии было бы очень хорошо, то в Южной Осетии десять раз подумали бы, в какую сторону им идти. Куда идти, в нищую Грузию?

Олег Кусов: Помирить людей могут только созидательный труд и - как следствие его - экономический подъем в регионе. Так считает президент Северной Осетии Александр Дзасохов.

Александр Дзасохов: В Российско-грузинском соглашении, подписанном двумя сопредседателями Российско-грузинской Торгово-экономической межправительственной комиссии, есть новые положения, поощряющие приход российского и грузинского бизнеса на территорию Южной Осетии. Это важно. Потому что есть бизнесмены и в Ставрополе, и в Краснодаре, и в Ростове и, я думаю, что и в центре России, которые бы проявили интерес к Южной Осетии, с ее природными ресурсами, богатыми лесными массивами, очень ценной породой дерева, хорошими строительными материалами. Было бы, например, важно, если бы Россия и Грузия договорились, что они берутся объединить свои усилия и сделать качественные автомобильные дороги, которые сейчас никуда не годятся, особенно южнее российских границ, в том числе на территории Южной Осетии. Это вполне реальная и нужная задача. Чем больше мы будем обустраивать, создавать перспективы экономического благополучия, тем меньше будет социальная база, на которой совершаются эти преступления. Здесь очень серьезная возможность есть существенно улучшить дела. Более того, я обсуждал с Эдуардом Шеварднадзе вариант создания холдинга, когда бы, скажем, усилия приграничных территорий были сосредоточены на том, чтобы восстанавливать хозяйство Южной Осетии, и с грузинской стороны действия соответствующие должны быть. Тогда и остальные вопросы будут решаться более успешно.

Олег Кусов: О состоянии нынешних грузино-осетинских взаимоотношений можно судить и по публикациям газет, издающихся в регионе. Обзор прессы подготовила Ольга Кантемирова.

Ольга Кантемирова: Ряд грузинских газет утверждает, что ситуация в зоне южноосетинского конфликта в последнее время значительно осложнилась. В прессе появились публикации о том, что в Южную Осетию в сопровождении российских инструкторов переброшены 19 танков. Тяжелая техника, согласно этим сообщениям, находится в Джавском районе, который не контролируется российскими миротворцами. В интервью газете "Молодежь Осетии" президент Южной Осетии Эдуард Кокойте сообщил, что действительно покупает для республики оружие, но не у российских, а у грузинских офицеров. Эдуард Кокойте считает, что Грузия не отказалась от своих намерений решить проблему Южной Осетии силовым методом. Но Южная Осетия, по его словам, сегодня не так слаба, как в 1989-м году. "Осетины должны стремиться к решению проблемы разделенности наций. Если в Грузии вновь придут к власти радикальные силы, то мы не будем застрахованы от третьего геноцида, поэтому южно-осетины будут и впредь стремиться к вхождению в состав России", - подчеркнул президент в интервью газете "Молодежь Осетии".

На днях во Владикавказе проблема южноосетинского урегулирования обсуждалась между президентом Северной Осетии Александром Дзасоховым и вице-спикером парламента Грузии Вахтангом Рчеулишвили. Решением президента Эдуарда Шеварднадзе, вице-спикер парламента Рчеулишвили назначен уполномоченным по ведению переговоров по урегулированию последствий грузино-осетинского конфликта. Как пишет газета "Северная Осетия", представитель официального Тбилиси считает, что контакты между двумя народами уже налажены на бытовом уровне, теперь очередь за политиками, которым необходимо проявлять большую гибкость в поисках компромиссов и в укреплении всесторонних контактов. Александр Дзасохов считает, что добрые и разумные идеи грузинского руководства будут получать поддержку и содействие российской стороны. Тбилиси и Владикавказ договорились в ближайшее время продумать организацию совместных культурных мероприятий, в которых будут задействованы коллективы Северной и Южной Осетии и Грузии. Также было решено организовать российско-осетинско-грузинское предпринимательское сообщество. Бизнес и культура, по мнению политиков, в состоянии устранить многие межнациональные препоны.

Олег Кусов: Во Владикавказе не так давно произошло событие, которое имеет отношение к проблеме грузино-осетинского урегулирования. На пост главного тренера самой любимой здесь команды "Алания" был приглашен гражданин Грузии Реваз Дзодзуашвили. На этом посту он сменил уроженца Южной Осетии Баху Тизенева, но ни у кого в Северной и Южной Осетии выбор в пользу грузина не вызвал осуждения. Осетинские болельщики говорят, что они верят в грузинского наставника "Алании". Они аплодируют футболистам, приехавшим играть за владикавказский клуб из Тбилиси. Это говорит о том, что заклятыми врагами осетин и грузин война не сделала. Процесс примирения, несмотря ни на что, продолжается.

XS
SM
MD
LG