Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международный трибунал по преступлениям Чечне. Будущее российских военных в Грузии


Олег Кусов: Депутат бундестага ФРГ Рудольф Биндиг подготовил для рассмотрения в ПАСЕ проект резолюций и рекомендаций, в которых содержится предложение о создании международного трибунала для расследования военных преступлений и преступлений против человечности в Чечне. Подобный суд уже существует по бывшей Югославии.

Российские политики отреагировали на это предложение более чем сдержанно. Глава администрации Чечни Ахмад Кадыров, как сообщает информационное агентство Интерфакс, подверг предложение Рудольфа Биндига резкой критике. По его мнению, уже существующие международные трибуналы неспособны решать возложенные на них задачи, они политизируются и играют на руку определенным силам. Противоположный взгляд на предложение депутата бундестага Биндига высказывают российские правозащитники. Инициатива о создании международного трибунала правильна и закономерна, - такова позиция правозащитного центра "Мемориал". Член совета "Мемориала" Александр Черкасов утверждает, что преступления против мирного населения в Чечне совершаются в ходе вооруженного конфликта регулярно.

Александр Черкасов: В течение трех лет Парламентская ассамблея Совета Европы говорила о необходимости расследования преступлений, совершенных в Чечне против мирного населения. Не расследованы даже самые вопиющие случаи: массовые убийства в селе Алхан-Юрт в декабре 99-го, в Старопромысловском районе Грозного в январе 2000-го, в поселке Новые Алды в феврале 2000-го. Массовые захоронения обнаружены в Дачном поселке рядом с Ханкалой в декабре 2000-го года. А ведь эти дела были на контроле у Совета Европы, что же говорить об остальных преступлениях.

Российские власти говорят о нескольких десятках осужденных военных и милиционеров, умалчивая о том, какое и за что они понесли наказание; не говорят о главном, как эти цифры соотносятся с общим числом преступлений. В Чечне действует многоступенчатый фильтр.

Владимир Каламанов, специальный представитель президента по защите прав и свобод человека и гражданина в Чеченской республике, после вступления в должность в 2000-м году говорил, что его деятельность нужно будет оценивать по числу возбужденных прокуратурой уголовных дел. К концу его работы на этом посту число жалоб зашкалило за 20 тысяч, а прокуратура возбудила лишь несколько сот уголовных дел, в основном помимо бюро спецпредставителя.

Олег Кусов: По мнению Александра Черкасова, российская военная прокуратура показала свою неспособность расследовать факты преступления против мирного населения в Чечне.

Александр Черкасов: Даже если прокурор выйдет на след военнослужащих, причастных к преступлению, он обязан будет передать дело в прокуратуру военную. Официально сообщается, что она за время второй чеченской войны расследовала 162 уголовных дела о преступлениях против мирных граждан, более полусотни военных наказано по приговору судов. Правда, во-первых, неизвестно, как наказаны, условные сроки или минимальные санкции? Пример, дело полковника Буданова. Во-вторых, это даже не надводная часть айсберга, почти все уголовные дела погребены в гражданской прокуратуре, именно она возбуждает и ведет дело, если только военный преступник не схвачен на месте преступления, или нет бесспорных доказательств его принадлежности к какой-либо конкретной воинской части. Но военные, как правило, действуют без знаков отличия, на машинах с замазанными номерами, приходят в масках. Военная прокуратура, которой не нужен очередной "глухарь", "висяк" в терминологии следователей, отсылает дело обратно, говоря: "А может быть, это были переодетые боевики, а может быть, марсиане. Докажите, что это сделали военные, тогда мы возьмемся за расследование". Сотрудников же гражданской прокуратуры военные не допускают в расположение частей, отказываются отвечать на их вопросы, и расследование тысячи уголовных дел приостанавливается.

Олег Кусов: Российские военные базы будут выведены с территории Грузии, вопрос упирается только в сроки. Об этом не так давно заявил информационному агентству Союза Белоруссии и России "Союзинфо" заместитель министра обороны России, генерал армии Александр Косован. По его словам, России требуется для вывода своих войск 14 лет, но если Грузия сможет с помощью своих спонсоров обеспечить финансирование этой операции, то вывод произойдет в два или в три раза быстрее. Генерал армии Косован напомнил, в каких невыносимых условиях оказались выведенные в свое время из Германии и Восточной Европы бывшие советские военнослужащие, теперь все должно быть иначе. Заместитель министра обороны считает, что Москва не нарушает Стамбульских соглашений о выводе четырех баз из Грузии. По его словам, двух баз уже нет (в Вазиани и Гудауте), теперь решается вопрос о выводе российских баз из Батуми и Ахалкалаки.

О проблеме вывода российских военных из Грузии рассказывает наш тбилисский корреспондент Юрий Вачнадзе.

Юрий Вачнадзе: Буквально с первого дня существования новой независимой Грузии проблема вывода российских военных баз с территории страны в грузино-российских взаимоотношениях была одной из самых важных. И при президенте Гамсахурдиа, и в период правления Госсовета, и при нынешних властях грузинская сторона на многочисленных переговорах с российским руководством постоянно поднимала этот вопрос. За прошедшие годы менялся формат переговоров, российская дума так и не осуществила ратификацию подписанного еще при Ельцине грузино-российского рамочного договора, изменилась официальная доктрина внешней политики Грузии, изменилась, наконец, ситуация в мире. Однако из четырех военных баз на сегодня лишь одна, в Вазиани, полностью ликвидирована российской стороной. И это невзирая на решение Стамбульского саммита ОБСЕ о выводе всех баз с территории Грузии. Что касается базы в Гудаута, российская сторона заявляет, что там осталось лишь около 300-400 военнослужащих в качестве охраны объекта, однако проверить это пока не удается. Дело в том, что инспектированию грузинскими специалистами территории гудаутской базы препятствуют нынешние сухумские власти. Российские представители предлагают в дальнейшем превратить эту территорию в зону отдыха для его миротворческого контингента в Абхазии. Что же касается ахалкалакской и батумской баз, их ликвидация связана со многими трудностями.

Аргументы российской стороны следующие: технически вывод возможен за два года, однако для этого потребуется сумма в 12 миллиардов рублей плюс транспортные расходы. Необходимы средства и для обустройства вывезенных из Грузии российских военнослужащих на территории России. С учетом сказанного, по мнению российских представителей, процесс на самом деле растянется не менее чем на 11 лет. В ответ грузинская сторона утверждает, что оплату транспортных расходов берет на себя группа так называемых стран-друзей Грузии. Что касается остального, грузинские представители в свою очередь предъявляют собственные финансовые претензии к России за аренду земли, коммуникационные услуги и так далее. Переговоры по этим вопросам грузинской правительственной делегации с российскими представителями, в частности с господином Ильей Клебановым в Москве в конце февраля, зашли в тупик.

О проблемах вывода российских баз с территории Грузии я побеседовал с политологом, экспертом по военным вопросам Кобой Лекликадзе.

Господин Лекликадзе, давайте начнем с бывшей российской базы в Вазиани, близ Тбилиси. На ее территории сейчас трудятся американские военные инструкторы и турецкие специалисты. Грубо говоря, речь вовсе не идет об освобождении страны от присутствия любых иностранных воинских подразделений, что должно было следовать из политики так называемого активного нейтралитета, помните, первоначально провозглашенного официальной внешнеполитической доктриной Грузии. Просто-напросто поменялось направление вектора внешней политики.

Коба Лекликадзе: Тут уже совсем другие приоритеты, это европейская безопасность, стремление стать членом НАТО. Давайте вспомним последние события, когда президент Грузии заявил о готовности помочь Соединенным Штатам Америки в решении проблемы Ирака. То есть тут уже ни о каком нейтралитете речь не идет. Грузия хочет этим поймать двух зайцев. И усилить свою обороноспособность участием американских специалистов, натовских специалистов. Вы уже знаете, что на территории Грузии были проведены некоторые очень важные учения. Вы упомянули о том, что американские и турецкие специалисты готовят грузинские батальоны, турецкая сторона даже собирается формировать бригаду специального подразделения. Заблуждения некоторых грузинских политиков состоят в том, что они защиту от России видят в углублении отношений с НАТО. Если вспомнить слова американского политика, который недавно был в Грузии, который считается идеологом расширения НАТО, он сказал, что вы будете думать так, что НАТО для вас является щитом от агрессии и России, вы не уйдет далеко. В последнее время об этом начал говорить министр бороны Грузии, который считался самым проамерикански настроенным министром. Он недавно сказал, что мы зациклились на проблеме военных баз. Это сугубо политическая проблема, а мы должны двигаться, чтобы как-то усилить военные отношения с Россией. Это опять же говорит, что налицо есть стремление уйти от этого заблуждения и не рассматривать НАТО фактором защиты от России. Россия больше углубляет свои отношения с НАТО, чем Грузия. Я думаю, что сотрудничество с НАТО и сотрудничество с Россией вполне совместимы.

Юрий Вачнадзе: С базой в Вазиани все понятно, а вот как быть с тремя с остальными базами. В частности с гудаутской?

Коба Лекликадзе: Насчет Гудауты все прояснится через месяц, поскольку там находится по информации грузинской стороны не более 400 военнослужащих, а российская сторона просто не смогла предоставить документ, который бы убедил грузинскую сторону в том, что там база закрыта. Но тут есть недоверие, надо честно признать, с грузинской стороны. Грузинская сторона требует, чтобы в этот процесс включили международных наблюдателей.

Юрий Вачнадзе: Международные наблюдатели сейчас не включены в этот процесс?

Коба Лекликадзе: Они не проводили мониторинг после того, как Россия официально заявила о том, что они закрыли десятую базу в Гудаута и осуществили требования Стамбульского саммита. У грузинской стороны сомнения, что там остались системы противоракетной обороны. Это усиливается заявлениями некоторых экспертов. У грузинской стороны нет точной картины, что там происходит.

Юрий Вачнадзе: Ликвидация базы в Ахалкалаки связана со значительными трудностями для грузинской стороны. Обслуживающий персонал там - местное население, возможный уход работодателя людей очень пугает. Кроме того, проживающие в регионе этнические армяне в силу известных исторических причин и слышать не хотят о возможном приезде турецких военных специалистов. В Батуми свои сложности, пророссийские настроения Аслана Абашидзе ни для кого не секрет.

Коба Лекликадзе: Могу вспомнить слова Эдуарда Шеварднадзе, что он не собирается форсировать перевод ахалкалакской базы в условиях, когда нет четкой программы экономической реабилитации этого региона.

С другой стороны, есть международные обязательства России, взятые на Стамбульском саммите, об этом России напомнили на последнем саммите НАТО, что эти обязательства надо выполнить. Российская сторона поставила вопрос очень четко: если будут деньги, чтобы вывести отсюда войска, и потом обустроить их, создать инфраструктуру на территории России, они могут сроки уменьшить. Государства-друзья Грузии создали фонд, где находится уже десять миллионов долларов, этим будет оплачиваться вывоз российской техники. На территории Грузии сейчас находится более 14 единиц видов вооружения. Если учитывать всю технику и вооружение, которое находится в складах грузинской армии, то численность российской техники и боеприпасов в два раза превышает, то есть у России достаточно много техники. С другой стороны, да, надо учитывать тот факт, что вывезти базы для российской стороны будет проблема. Но я не знаю такого прецедента, чтобы сторона, с территории которой выводится техника, думала об устройстве военных на территории соседнего государства. Такого инцидента в международных отношениях я не припоминаю.

Юрий Вачнадзе: Российская сторона все время утверждала, что для вывода военных баз ей потребуется 11 лет. Теперь выясняется, это признают сами российские представители, что технически вывод возможен за два года и восемь месяцев, речь идет лишь о финансах, если будут финансы - базы будут выведены. Сумма называется в 12 миллиардов рублей, или триста с чем-то миллионов долларов. Транспортные расходы оплатят страны-друзья Грузии. А кто будет платить остальные деньги?

Коба Лекликадзе: В ответ на требования Игоря Клебанова прозвучало встречное требование председателя комитета по обороне и государственной безопасности: "Давайте опять мы поднимем вопрос, чтобы российские базы нам заплатили задолженность за использование земельного участка, за перевозы, которые осуществлялись с 92-го года". Грузинские политики со своей стороны считают, что это больше шести миллиардов долларов. Естественно, тут преувеличено, но смело можно сказать, что это будет не меньше той суммы, которую требует российская сторона. И российские политики и эксперты не скрывают, что содержание двух военных баз в Грузии, этого огромного штаба, который пустует; из двухсот-трехсот комнат и половины не занято служащими, а это огромные расходы для России, зарплата в двукратном размере, обеспечение идет на полный ход. Я упомянул, что тут четыреста артиллерийских установок, тяжелая военная техника, но если посмотреть на проблему в общем, то это не создает никакой стратегический баланс в Грузии, у них нет средств ПВО, у них нет аэродрома, чтобы пользоваться. Батумскому аэродрому принимать и отправлять большие грузы невозможно. Я считаю, что если разумно подойти к этой проблеме, как подошли к базам на Кубе и во Вьетнаме, то сами российские политики могут без всяких компенсаций вывезти эти базы.

Олег Кусов: Вывод российских баз из Грузии осуществляется в откровенно невыгодных для России условиях, фактически это неоправданный подарок Тбилиси, считает бывший посол России в Грузии, заведующий Отделом Кавказа стран СНГ Феликс Таневский. По мнению бывшего российского посла, Грузия не просто дистанцируется от России, она делает это вызывающе, задиристо, явно нанося ущерб российским интересам в регионе. Против поспешного вывода российских баз из Грузии выступает председатель думского Комитета по обороне генерал Андрей Николаев. По его мнению, вывод российских военных из Батуми приведет к тому, что Россия потеряет ключ к этому региону. В Тбилиси российское военное присутствие воспринимается как один из символов советского колониального прошлого. Грузия обретает независимость, к которой призывали многие ее мыслители и общественные деятели разных лет, но мало кто из них предполагал, с какими трудностями столкнутся жители на пути к независимости. Новая жизнь сильно меняет людей, меняет Грузию. Небольшую сентиментальную прогулку по улицам некогда одного самого красивых городов Советского Союза предлагает совершить Юрий Вачнадзе.

Юрий Вачнадзе: "Хочу я выйти в город, но не выхожу, он вроде есть, но нет его на самом деле. Здесь по проспектам мчат машины в никуда, у светофоров собираясь в злые стаи, где вожаки теснят безродных слабаков, стращая их своим клаксонным рыком. Или с глубокой ночи до рассвета услышать можно прошлого шаги, бродящего по улицам воспоминаний, по переулкам старым и усталым. Они больны давно и безнадежно и спят от силы два часа за сутки, а может, и не спят, а только дремлют, понуро собственной кончины дожидаясь". Воспоминания... Когда все-таки выходишь в город, идешь по тбилисским улицам, параллельно реальным картинам вторым планом из глубин подсознания тотчас всплывают видения прошлого. На пустыре против Дома правительства появляется прекрасная гостиница "Интурист", в начале века отель "Ориент", где останавливались Чайковский и Есенин. В ресторане гостиницы играет легендарный скрипач Миша Шмуклер; в оперном театре великий Тибукиане танцует своего "Отелло"; на углу улицы Белинского с только что купленной связкой антикварных книг с кем-то разговаривает патриарх тбилисской литературной богемы, певец Тбилиси Иосиф Гришашвили. По Руставели нетвердой походкой идет гениальный Галактион Тобидзе. В знаменитом магазине Лолидзе толпятся приезжие. На так называемых "биржах", в местах молодежи в разных частях города страстно обсуждается фильм. Этого Тбилиси больше нет, он никогда не вернется, он просто будет жить в наших воспоминаниях, пока мы дышим, пока мы живем. Но вернется весна, она уже на пороге, и вернется надежда. Только с ней приходит этот запах, и растет трава на дне оврага. Даже наша старая дворняга мчит к весне на тонких белых лапах. Поскорей разлейся на Тбилиси свет любви, таинственный и нежный. О тебе, весна, все наши мысли, пусть быстрее сбудутся надежды, пусть прохожих не торопит ветер, громко плача о прошедшей стуже. Может статься, больше всех вещей на свете нам весенний этот запах нужен.

Олег Кусов: Наш автор Юрий Вачнадзе, один из тех представителей грузинской интеллигенции, кто своим творчеством способствовал созданию в Тбилиси второй половины 20-го века особой атмосферы. На днях в жизни Юрия Вачнадзе произошло знаменательное событие, он отметил свой юбилей, ему исполнилось 70 лет. Программа "Кавказские хроники" присоединяется к многочисленным поздравлениям в адрес юбиляра и напоминает, что в его нынешнем возрасте кавказского мужчину еще не принято считать пожилым, тем более что у нашего автора еще много интересных задумок и творческих планов.

XS
SM
MD
LG